0
1500
Газета Реалии Интернет-версия

16.07.2020 22:00:00

Собор Святой Софии: перемена участи

Историческая судьба символа золотого века Византии

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – историк, писатель.

Тэги: турция, собой святой софии, эрдоган, мечеть


турция, собой святой софии, эрдоган, мечеть Турция с ликованием встретила решение о превращении в мечеть всемирно известного памятника архитектуры. Фото Reuters

10 июля 2020 года Госсовет Турции отменил решение 1934 года о превращении собора Святой Софии в музей и зарегистрировал храм как мечеть. Президент Турции Тайип Эрдоган подписал соответствующий указ и заявил, что с 24 июля 2020 года в соборе начнутся богослужения.

Будет ли это решение точкой в судьбе выдающегося памятника истории и архитектуры? И не станет ли эта точка яблоком раздора?

Давайте взглянем на полуторатысячелетнюю историю символа золотого века Византии, которая сегодня носит официальное название мечеть Айя-София.

В 532 году византийский император Юстиниан I повелел построить на месте сгоревшей церкви в Константинополе огромный храм Святой Софии. Строительство шло пять лет – с 532 по 537 год. На стройке одновременно трудились до 10 тыс. рабочих. Выдающееся по красоте здание притягивало к себе многих людей со всего мира, среди которых, конечно, бывали и наши соотечественники.

История России вообще неразрывно связана с Константинополем и храмом Св. Софии. Знаменитый «путь из варяг в греки», то есть от Балтийского моря в Константинополь стал у нас государствообразующим. Флотилии норманнских судов (драккаров) легко передвигались вдоль северного побережья Европы, грабили по пути местное население, а затем через Гибралтарский пролив попадали в Средиземное море. Это был очень длинный, но сравнительно легкий путь. А вот пройти «из варяг в греки» по русским рекам и волокам было гораздо короче, но сделать это с боями было трудно, а скорее всего даже невозможно. Вот и приходилось норманнам ладить с местным населением, особенно в районах волоков.

По пути «из варяг в греки» к викингам нередко приставали отряды славян, а затем объединенное славяно-норманнское войско шло в Византию или воевать, или наниматься на службу к византийскому императору.

Заметим, что ни у скандинавов, ни у славян никогда не было племени «русь». А вот по-фински «русси» означает «гребцы». В итоге так стали называть славяно-нормандские команды судов, а по одной из версий позже Русью стали назвать все государство.

В летописях упоминается поход 18 июня 860 года, когда около 200 судов русов пришли к Босфору. Тот поход не имел своей целью грабеж, а прежде всего был возмездием за убийство и обращение в рабство за долги нескольких русов в Константинополе.

Этот поход, как и все другие успешные походы русов, закончился подписанием мира. Любопытно, что в 867 году патриарх Фотий в послании восточным патриархам говорил, что народ рус «стал подданным и дружественным» Византии. И этому есть причина. Ряд русских историков считает, что во время похода 860 года Константинопольский патриарх Фотий I крестил киевских князей Аскольда и Дира c «боярами» и некоторым количеством народа. Эти события иногда именуют первым (Фотиевым, или Аскольдовым) крещением Руси. Весьма вероятно, что произошло это событие в стенах Святой Софии.

О массовых посещениях нашими предками храма Св. Софии свидетельствуют сотни славянских граффити, оставленных на стенах, колоннах и балюстрадах. Около половины надписей, сделанных кириллицей, относится к домонгольской эпохе. Археологи обнаружили в храме и многочисленные, но куда меньше славянских, надписи скандинавскими рунами, сделанные скорее всего варягами.

В 988 году киевский князь Владимир принимает православную веру. Об этом написаны сотни книг, но хотелось обратить внимание на два момента.

В византийском церковно-государственном правосознании император (басилевс) мыслился как хранитель и верховный защитник Церкви (эпистимонарх), а следовательно и единый самодержец (автократор) всех православных народов. Правители прочих христианских народов (государств) получали от него титулы архонтов, князей, стольников. Таким образом, приняв крещение от ромеев (византийцев), Владимир включил Русь в орбиту византийской государственности. Византийские правители первое время с пренебрежением относились к Руси. Так, киевскому великому князю в XII веке в Константинополе давался скромный придворный титул стольника. Киевская митрополия в Константинопольских диптихах занимала место в ряду последних: в древнейшем из них – 61-е.

Киевские князья в своей внутренней политике по отношению к русской церкви решили действовать на византийский манер. Власть князя существенно превышала власть митрополита, как власть императора – власть константинопольского патриарха.

В 1204 году в ходе 4-го Крестового похода крестоносцы захватили Константинополь. Три дня новоявленные варвары грабили Второй Рим. Лишь на окраинах империи греческие аристократы создали свои собственные государства, наиболее мощными из которых стали Никейская и Трапезундская империи. И только 15 августа 1261 года никейский император Михаил Палеолог взял Константинополь и короновался в храме Св. Софии.

Наши историки, говоря о захвате крестоносцами в 1204 году Константинополя, забывают о диком разгроме русского торгового квартала у церкви Св. Маммы.

В Черное море стали выходить пиратские эскадры крестоносцев, которые топили все русские суда. После 1204 года исчезают всякие сведения о движении русских судов в Черном море и присутствии русских купцов в Константинополе.

Долгое время в руках крестоносцев оставались не только Черное море, но и стратегически важные острова Восточного Средиземноморья – Родос, Кипр, Крит и другие. Там были основаны десятки пиратских баз. Корабли крестоносцев практически парализовали торговлю на Востоке.

В XV веке арабы были вытеснены с Пиренейского полуострова, где они жили с начала VII века. Начались великие географические открытия. Историки представляют путешествие Васко да Гама и последующие экспедиции португальцев в Индийский океан в качестве чисто научных экспедиций. На самом деле целями португальских эскадр был захват портов на побережье Индии и Аравийского полуострова, а также тотальное пиратство в Индийском океане и Красном море.

Реакция на захватнические походы новых крестоносцев не заставила себя ждать. Всего за один век возникла огромная Оттоманская империя, к началу XVI века ставшая самым могучим государством мира.

У турок была лучшая в мире артиллерия. Наша кремлевская Царь-пушка представляет собой точную копию турецких бомбард середины XV столетия. Были у них и отличные корабли, и храбрые воины. И турецкая расправа с Константинополем была жестокой. 29 марта 1453 года они взяли штурмом Второй Рим. Последний император погиб в бою. Город на три дня был отдан на разграбление захватчикам.

1453 год – год падения Константинополя – большинство историков считают концом Средневековья и началом Нового времени.

В храм Св. Софии турецкий султан Мехмед II въехал верхом на лошади. Иконы были изрублены, все золото и серебро разграблено. Но храм разрушать не стали. Мехмед II приказал обратить храм в мечеть Айя-София. Широко распространено мнение, что, взяв Константинополь, султан Мехмед переименовал его в Стамбул. На самом же деле Константинополь был официальным названием столицы Османской империи, а позже Турецкой республики аж до 1930 года! По-турецки он назывался Konstantiniyye, а неофициально турки именовали его Новым Римом.

Зато Мехмед II повелел переименовать Эгейское море в Белое, а Понт Эвксинский (Румелийское море) – в Черное. А ведь в IX–XI веках арабские мореходы называли Понт Русским морем.

Мехмед II решил создать интернациональную многоконфессиональную империю. Управление иноверцами он поручил главам их конфессий. Соответственно султану потребовался и православный патриарх. Через девять месяцев после взятия Константинополя, 6 января 1454 года, состоялась интронизация патриарха Геннадия. Он получил от султана знаки его служения – мантию, пастырский жезл и наперсный крест.

Православные патриархи в Константинополе оказались в двойственном положении. С одной стороны, они были простыми чиновниками султанов, выполнявшими все их прихоти. А с другой – они не обладали ничем, кроме воли султана, неограниченной властью над христианским населением.

Без преувеличения можно сказать, что приход турок восстановил Православную церковь на захваченных крестоносцами территориях.

Любопытно, что сами Константинопольские патриархи не любили давать деньги на восстановление древних храмов, пострадавших при штурме 1453 года. К началу XVIII века в Константинополе насчитывалось не менее 40 православных церквей, но только три из них были построены до 1453 года.

В XVIII веке возникает греческое националистическое движение. Отечественные историки подробно расписывают стремление греков сбросить иго османов и добиться национальной независимости. Но в каких границах? Тут наши историки всегда предпочитали помалкивать или говорить о современных границах Греции.

На самом деле большинство греческих националистов мечтали о воссоздании Византийской империи как минимум в границах XII века и водружении креста на Святую Софию. В 1844 году был впервые озвучен термин «Мегали Идэа» – «Великая Идея», которая стала синонимом возрождения Византийской империи со столицей в Константинополе.

С ноября 1918 года Константинополь и Проливная зона были заняты флотом Антанты. По огневой мощи их флот раза в три превосходил весь царский флот на 1 августа 1914 года. Там же союзники сосредоточили 150-тысячный десантный корпус.

Константинополь был оккупирован и стал базой для интервенции в Советскую Россию. Итальянские и греческие войска заняли западную часть полуострова Малая Азия. Греческие войска приближались к Анкаре.

В январе 1919 года отряд греческих солдат занял мечеть Айя-София, где иеромонах Левтерис Нуфронис отслужил Божественную литургию.

В 1919–1921 годах греки в Стамбуле и западной части полуострова Малая Азия фактически создали независимое от Османской империи гособразование. Так, к примеру, район Фанар, где находилась резиденция патриарха, охранял «греко-критский полк». В районе Трапезунда в 1918 году возникла полноценная греческая Понтийская республика.

Казалось, «Мегали Идэа» становится реальностью. Однако Турцию спасает… Советская Россия. Благодаря Владимиру Ленину и Льву Троцкому крест так и не был водружен на Святой Софии.

Дело в том, что в Константинополь в ноябре 1920 года прибыла армия Петра Врангеля. И вот, обосновавшись в Проливной зоне, барон начал готовить вторжение в районе Одессы и в Крым, намеченное им на май 1921 года. Об этом он сам неоднократно заявлял публично. Естественно, без флота и экспедиционного корпуса Антанты Врангель не смог бы высадить в Крыму и двух сотен солдат «Русской армии». Лондон и Париж всерьез готовились к десанту в Советскую Россию.

В такой ситуации Москва выбирает оптимальный вариант. «Полевой командир» Мустафа Кемаль получил 8,36 т золота. Помимо того, туркам было передано 37,8 тыс. винтовок, 324 пулемета и 63 млн патронов к ним, 66 орудий и 141,4 тыс. снарядов.

В итоге армии и флоту Антанты, а также Врангелю пришлось срочно выметаться из Проливной зоны. 99% турецкого населения ненавидели Антанту. Интервентам грозила тяжелая война с Мустафой Кемалем и стоявшей за ним Советской Россией. Сами союзники не доверяли и боялись друг друга.

Подавляющее большинство населения Англии, Франции и США было против войны за Проливы. Зато большинство населения Италии и Греции все еще мечтало о захвате Проливов, островов Эгейского моря и западного побережья полуострова Малая Азия. Италия и Греция могли выставить и миллион штыков против Турции. Однако этот вариант меньше всего устраивал Лондон и Париж. И они предпочли сдать «Второй Рим» Мустафе Кемалю.

Так «полевой командир» Мустафа стал Ататюрком – отцом всех турок.

Ататюрк до самой своей смерти в 1938 году был неограниченным правителем Турции. Он попытался сделать Турцию светским государством европейского типа, но с сохранением ислама. Им был ликвидирован султанат и провозглашена республика, упразднен халифат, введены светское образование, латинский алфавит.

В 1935 году, согласно декрету президента Ататюрка, мечеть Айя-София была превращена в музей Айя-София. Зачем это понадобилось Отцу турок? Во-первых, это укладывалось в общую политику создания светского государства и борьбы с религиозными фанатиками. Во-вторых, Ататюрк предвидел возможность начала Второй мировой войны и решил не давать потенциальным противникам Турции лишнего повода (помните «Вернем крест на Святую Софию»?) для нападения на нее.

В 1934–1939 годах под руководством американского археолога Томаса Виттемора в Святой Софии были раскрыты от штукатурки мозаики периодов императоров Юстиниана, Льва VI и Иоанна Цимисхия и начато издание их описания. После того как были убраны молитвенные коврики, открылся уникальный мраморный пол собора.

И вот теперь президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган вновь решил обратить музей в мечеть. Зачем? Набрать популярность среди радикальных мусульман в Турции? А, может, в голове президента циркулируют иррациональные идеи типа реставрации Османской империи? В таком контексте можно рассматривать действия Турции в Ливии и Сирии, входивших до 1911 и 1918 годов соответственно в состав империи. В этот контекст легко укладывается и обращение Св. Софии в мечеть.

А что по этому поводу говорит Константинопольский патриарх Варфоломей? Лишь 30 июня он довольно невнятно осудил затею Эрдогана. А ведь тот же патриарх Варфоломей так резво вмешивался в дела РПЦ! Куда же подевалась сейчас его резвость?

Любопытно, что еще год назад перед местными выборами турецкий президент говорил, что «вначале нужно заполнить Голубую мечеть, которая находится напротив, и только потом говорить об Айя-Софии». Тут Эрдоган прав – Голубая мечеть обычно заполнена меньше чем наполовину, причем большинство составляют туристы.

Между тем шесть лет назад, когда уже поднимался вопрос о превращении Св. Софии в мечеть, патриарх Варфоломей был «на коне и при сабле». «Мы будем противостоять этому, и все христиане, будь то православные, католики или протестанты, будут с нами. Святая София была построена, чтобы быть свидетельством христианской веры, и если она должна снова стать местом религиозного поклонения, то она должна стать только христианским храмом», – заявлял тогда «отец украинского томоса».

Почти все страны мира – от США до Египта – осудили решение Эрдогана. В Афинах обращение музея в мечеть назвали «тенденцией к агрессии».

В заключение, оценивая действия турок в отношении храма Св. Софии, можно привести крылатую фразу Мориса Талейрана: «Это хуже, чем преступление. Это – ошибка».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Эрдоган стал заложником ядерного электората

Эрдоган стал заложником ядерного электората

Игорь Субботин

Избирателя не впечатлило решение по Святой Софии

0
3805
Российские войска отошли от границы Армении с Турцией

Российские войска отошли от границы Армении с Турцией

Владимир Мухин

В обострении конфликта в Закавказье ищут нефтегазовую подоплеку

0
46033
Эрдогану нужны истребители пятого поколения

Эрдогану нужны истребители пятого поколения

Владимир Карнозов

Турция пойдет на военно-техническое сближение с Россией

0
2586
Повесть о Геннадии Онищенко и о том, что возвращение на родину из Турции – это почетный долг, а не стресс

Повесть о Геннадии Онищенко и о том, что возвращение на родину из Турции – это почетный долг, а не стресс

Алкей

Трудовые биоритмы

0
1248

Другие новости

Загрузка...