0
1335
Газета Реалии Интернет-версия

29.10.2020 21:25:00

Воздушный лев и храбрый испытатель

К 100-летию великого летчика Амет-Хана Султана

Валерий Агеев

Об авторе: Валерий Владимирович Агеев – военный журналист.

Тэги: аметхан султан, летчикиспытатель


39-10-1480.jpg
В день 100-летия героя на фасаде дома
в Жуковском была открыта памятная доска.
Фото с сайта www.inzhukovskiy.ru
В этом году мы отметили 75 лет со дня Победы советского народа над фашистской Германией. В этой кровопролитной войне участвовали миллионы людей. Каждый из них внес свою лепту в эту победу. Одним из них был дважды Герой Советского Союза Амет-Хан Султан. Во время войны он совершил 603 боевых вылета, провел 150 воздушных боев, в которых сбил лично 30 и в составе группы – 19 самолетов противника.

20 октября в Жуковском на фасаде одного из домов установили памятную доску с барельефом дважды Героя Советского Союза, заслуженного летчика-испытателя СССР Амет-Хан Султана. В этот день прославленному летчику исполнилось 100 лет.

Проект мемориальной доски выполнил известный скульптор из Симферополя Айдер Алиев. Мемориал открыли внучка героя Вероника Амет-Хан и глава города Юрий Прохоров. Почтить память выдающегося испытателя пришли жители авиаграда и представители общественных организаций, приехали представители крымской и дагестанской диаспор.

Амет-Хан Султан родился в Алупке. Отец его был лакец, мать – крымская татарка. Еще в детстве Амет-Хан стал мечтать о небе. Его поражало, что самолет может летать выше горных орлов, паривших над вершинами Ай-Петри.

Окончив школу, Амет-Хан поступил в фабрично-заводское железнодорожное училище в Симферополе. Параллельно занимался в местном аэроклубе, который сегодня носит его имя. Затем учился в Качинской школе военных летчиков. Службу начал в Бобруйске.

Иду на таран!

Начало Великой Отечественной войны Амет-Хан застал под Кишиневом в составе 4-го истребительного авиаполка Одесского военного округа. В конце 1941 года полк был переброшен в район Ярославля. 31 мая 1942 года Амет-Хан Султан открыл счет сбитых самолетов. Израсходовав весь боевой запас в атаке, он протаранил корпус вражеского «Юнкерса-88» левым крылом. При ударе крыло истребителя наглухо застряло в корпусе «Юнкерса», и юный летчик, выбравшись из кабины, прыгнул с парашютом. За этот подвиг он был награжден орденом Ленина.

С августа 1942 года Амет-Хан на истребителе Як-7Б участвовал в Сталинградской битве. В огненном небе Сталинграда он зарекомендовал себя как признанный ас и был включен в состав спецгруппы, созданной для противодействия асам люфтваффе. В состав группы вошли будущие дважды Герои Советского Союза В.Д. Лавриненков, А.К. Рязанов, И.Н. Степаненко и Герои Советского Союза И.Г. Борисов, Б.Н. Еремин.

31 августа 1942 года Амет-Хан Султан был сбит огнем вражеской зенитки и во второй раз спасся с помощью парашюта. В ноябре того же года его назначили командиром авиаэскадрильи 9-го гвардейского истребительного авиаполка. К лету 1943 года на счету аса было уже 11 лично сбитых самолетов противника. 24 августа ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Однополчанин Амет-Хана генерал-лейтенант авиации Аркадий Ковачевич вспоминал: «В воздухе он был как лев. Быстро принимал решения на завязку боя, на атаку. У него любимая была команда: «Аллюр три креста, за мной!» – и вся группа, которой он командовал, по его команде вступала в бой, атаковала самолеты врага. И он всегда с большим желанием шел на боевые задания в воздух».

После Сталинграда были воздушные бои на Кубани, освобождение Таганрога, Мелитополя и родного Крыма. В мае 1944 года, после освобождения Севастополя, Амет-Хану удалось побывать в родной Алупке. Он купался с боевыми друзьями в Черном море, пил с ними вино и поднимался на Ай-Петри. Но однажды в дом летчика пришли солдаты – проводилась депортация крымских татар. Гвардии капитан Амет-Хан Султан просил энкавэдэшников не выселять его мать, но все было напрасно. Тогда отчаявшийся летчик обратился к командующему 8-й воздушной армией Т.Т. Хрюкину. Только с помощью генерала удалось защитить мать Героя Советского Союза.

Войну он закончил на истребителе Ла-7 над Восточной Пруссией и Берлином. Свой последний воздушный бой Амет-Хан провел 29 апреля 1945 года над берлинским аэродромом Темпельхоф, сбив «Фокке-Вульф-190». 29 июня гвардии майор Амет-Хан Султан был награжден второй медалью «Золотая Звезда» и стал в неполные 25 лет дважды Героем Советского Союза.

Пилот по призванию

Когда отгремели залпы Великой Отечественной, Амет-Хан Султан продолжил службу в ВВС помощником командира 9-го гвардейского истребительного авиаполка. Полк базировался на аэродроме Шёнефельд юго-восточнее Берлина. После войны все летчики-асы были направлены на учебу. Амет-Хана в феврале 1946 года зачислили слушателем командного факультета Военно-воздушной академии в подмосковном Монино. Вместе с ним учились дважды Герои Советского Союза Д.Б. Глинка, П.Я. Головачев, М.В. Кузнецов и Г.А. Речкалов.

Учеба шла очень трудно, давал знать о себе недостаток общего образования. Его однокурсник по академии полковник Ф.Ф. Архипенко позже вспоминал: «Хорошо помню, как я, Дмитрий Глинка и Амет-Хан писали диктант на вступительных экзаменах в академию. Хотя диктант был по русскому языку, но Дмитрий использовал все богатство украинского правописания, я – белорусского, а Амет-Хан попеременно списывал у нас обоих, дополняя текст какими-то таинственными, одному ему понятными знаками. Помню, что по лицу молоденькой преподавательницы текли слезы, когда она раздавала расцвеченные красными учительскими исправлениями листы известным всей стране героям, лица которых при получении собственноручных творений, в свою очередь, заливала краска стыда».

Аркадий Ковачевич вспоминал: «Я поступил в академию в 1945 году, а он приехал учиться в 1946 году. И первым, к кому пришел, был я. «Я приехал учиться!» Я, конечно, его похвалил, пожелал ему успехов и прямо сказал: «Аметка, я знаю твое образование, если тебя на подготовительный курс зачислили, берись, я помогу тебе в подготовке, в обучении». Но это длилось один месяц только. Месяц спустя он подходит ко мне и говорит: «Я не могу». И ушел… Я ему говорил, что ты зря это делаешь, у тебя будущего не будет, если ты не закончишь эту академию. Но он ушел…»

Весной 1946 года гвардии майор Амет-Хан Султан подал рапорт об отчислении из академии и 26 апреля был уволен из армии. Если бы не этот рапорт, он окончил бы академию в составе 21-го выпуска, который в шутку называли «золотой ордой»: в этом выпуске было более 100 Героев Советского Союза.

Жизнь на гражданке не складывалась. На летную работу никуда не брали. Денег не было, приходилось с женой и маленьким сыном жить в московской гостинице. В анкетах Амет-Хан всегда указывал, что он – крымский татарин. Это отпугивало кадровиков на предприятиях.

Ковачевич вспоминал про мытарства Амет-Хана: «После увольнения из армии он оказался фактически без надобности, без работы. Нам это стало известно. Мне сказали, что его видели где-то в районе Центрального дома Советской Армии в нехорошем состоянии, вид у него, так сказать, был не очень презентабельный, такой помятый. Мы постарались с моим другом, который со мной учился в Монино, разыскать его. Разыскали мы его, подключился Володя Лавриненков, подключился Алелюхин... И поехали мы к Хрюкину. А Хрюкин к этому времени был уже заместителем главкома ВВС... И мы ему сказали: «Надо же устраивать человека! Дважды Герой, заслуженный человек, и вот в таком положении находится, нигде не берут». И Хрюкин как-то пристроил его в ЛИИ».

8 февраля 1947 года Амет-Хан Султан был принят на работу летчиком-испытателем в Летно-исследовательский институт, расположенный в подмосковном Жуковском. На новом месте работы ему выделили жилплощадь. Семья смогла съехать из гостиницы и поселиться в отдельной квартире. Вся дальнейшая жизнь Амет-Хана была связана с Жуковским, в котором он прожил почти половину своей недолгой жизни.

Человек на своем месте

За короткий срок он выдвинулся в число лучших испытателей. В 1949 году ему присвоили третий класс летчика-испытателя, в январе 1950-го – второй класс, а уже в сентябре 1952 года Амет-Хан Султан становится летчиком-испытателем 1-го класса.

Он с успехом выполняет самые различные испытания. В июне 1949 года совместно с И. Шелестом на самолете Ту-2 проводит первую в стране автоматическую дозаправку в воздухе. В конце того же года Я.И. Верников и Амет-Хан Султан выполняют первый полет на всепогодном двухместном истребителе-перехватчике И-320 (Р-2), а в 1950-м проводят его заводские испытания.

В начале 1950-х годов Амет-Ханом совместно с С.Н. Анохиным, Ф.И. Бурцевым и В.Г. Павловым были проведены испытания пилотируемого аналога самолета-снаряда КС («Комета»). Самолет-аналог подвешивался под самолет Ту-4КС, самолет-носитель набирал высоту 3000 метров, после чего отцеплял самолет-аналог. Уже в свободном падении автоматика включала двигатель и самолет-снаряд летел на цель.

После одной отцепки двигатель самолета-снаряда сразу не запустился, и только благодаря выдержке Амет-Хана, не покинувшего машину, а продолжавшего попытки запуска двигателя (они увенчались успехом лишь у самой земли), опытная машина была спасена. За проведение этих испытаний Амет-Хану Султану в 1953 году была присуждена Сталинская премия 2-й степени.

Много полетов выполнил Амет-Хан для отработки систем катапультирования различных самолетов. 12 ноября 1958 года во время испытаний катапультного кресла парашютистом В.И. Головиным на самолете произошел взрыв порохового патрона механизма катапульты. Был пробит топливный бак, обе кабины были залиты горючим, возникла угроза пожара. Головин не мог покинуть самолет из-за деформации катапультного кресла. Амет-Хан Султан принял решение сажать самолет. Посадка была выполнена безукоризненно, жизнь товарища была спасена.

На тележке и на лыжах

В 1955 году авиаконструктор П.В. Цыбин приступил к проектированию сверхзвукового реактивного самолета-разведчика (РСР), который должен был достичь скорости 2500 км/ч, потолка в 25 тыс. м и дальности 4 тыс. км. На РСР предполагалось установить два двухконтурных реактивных двигателя Д-21 конструкции П. Соловьева.

Для определения возможности полета РСР построили его аналог – натурную модель НМ-1. Она отличалась от прототипа более короткими крыльями и фюзеляжем. НМ-1 взлетала с тележки, которая сбрасывалась после взлета, а садилась на лыжное шасси. Первый полет должен был выполнять Амет-Хан Султан.

Вначале, делился воспоминаниями в кругу друзей Павел Цыбин, он потребовал, чтобы в конце взлетной полосы поставили бутылку коньяка, которая всегда играла роль его талисмана при сложных заданиях на опытных самолетах. Когда его желание выполнили, Амет-Хан запустил двигатели и порулил на старт. Сделав два подлета, взлетел, совершил полет по коробочке и сел на лыжу из тугоплавкого металла. При посадке из-под нее посыпались искры, а потом ударил целый сноп огня. Все, кто встречал самолет, подумали, что начался пожар, и побежали к машине. Но как только НМ-1 остановилась, огонь и дым исчезли.

«Амет-Хан вылез из самолета сам не свой – бледный, руки трясутся, папиросу из пачки достать не может. Потом все-таки сказал мне:

– Машина простая. Легка в управлении.

Я же, чтобы его успокоить, грубо ему говорю:

– Если все так обстоит на самом деле, чего ты трясешься как осиновый лист?

Амет-Хан наконец закурил и сумрачно ответил:

– Если бы тебя пугали этим самолетом полтора года, ты бы не так трясся!»

23 сентября 1961 года Амет-Хану Султану было присвоено звание «Заслуженный летчик-испытатель СССР». За время летной работы он освоил около 100 типов летательных аппаратов, его налет составил 4237 часов.

Одна Родина – Советский Союз!

Выпадали на долю летчика испытания не только в небе. В мае 1944-го Амет-Хан стал свидетелем депортации. Сотрудниками НКВД был арестован его младший брат Имран. Он был членом вспомогательной охранной полиции, причастной к военным преступлениям в симферопольском концлагере Красный.

Но летчик не ожесточился. По словам дагестанского поэта Расула Гамзатова, на вопрос «Чей же ты?» в беседе с ним Амет-Хан ответил: «Я герой не татарский и не лакский. Я – Герой Советского Союза. А чей сын? Отца с матерью. Разве можно их отделить друг от друга?»

Амет-Хан Султан погиб 1 февраля 1971 года при выполнении испытательного полета на летающей лаборатории Ту-16. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Имя прославленного летчика носят международный аэропорт и проспект в Махачкале, площадь в центре Симферополя, улицы в Алупке, Судаке, Евпатории, Красноперекопске, Феодосии, Казани, Каспийске, Волгограде, Жуковском, Хасавюрте. Памятники герою установлены в Ярославле и Киеве, бронзовые бюсты – в Алупке, Феодосии, Махачкале. Имя его носят малая планета № 6278 Амет-Хан и горный пик в Дагестане. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...