0
5690
Газета Реалии Интернет-версия

17.12.2020 23:00:00

Готов ли Восточный округ стоять насмерть

Прикрыть огромную территорию явно не удастся

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин – заместитель директора Института политического и военного анализа.

Тэги: Восточный военный округ, дальний Восток, Япония, Китай, оборона, НОАК


Восточный военный округ, дальний Восток, Япония, Китай, оборона, НОАК Подготовка военных кадров для защиты Дальнего Востока имеет для России стратегическое значение. Фото с сайта www.mil.ru

Восточный военный округ (со штабом в Хабаровске) занимает почти половину территории России (7 из 17 млн кв. км). Но живет на этой территории меньше людей, чем в Москве.

Относительно обжитой частью Забайкалья и Дальнего Востока является узкая полоса вдоль границы с Китаем. Здесь же проходят основные транспортные коммуникации: Транссибирская магистраль, параллельная ему автодорога и Байкало-Амурская магистраль. К северу от линии БАМа существуют лишь немногочисленные города и поселки, которые в еще большей степени зависят от того же Транссиба.

Почти вся эта территория – зона вечной мерзлоты, горы и тундра. На примере Дальнего Востока особенно ясно, насколько иллюзорно наше первое место в мире по размерам территории. На двух третях этой территории невозможны либо сильно затруднены нормальная жизнь и экономическая деятельность. И воевать здесь тоже, мягко говоря, нелегко.

Критически сложной является проблема снабжения дальневосточных островов и полуостровов («Дальний и беззащитный восток», «НВО» от 30.11.18). С Приморьем («Неполноценная оборона Приморья», «НВО» от 11.10.19) и Приамурьем («Ржавый замок китайской границы», «НВО» от 24.07.20) в этом смысле проще лишь в мирное время. Лишь Забайкалье («Восточному военному округу нужна современная техника», «НВО» от 09.10.20) имеет более или менее устойчивую связь с западной половиной России.

Потенциал ВВО

В настоящее время в составе ВВО (включая Тихоокеанский флот) в наземных силах имеется одна мотострелковая и одна пулеметно-артиллерийская дивизии. Одна танковая, семь мотострелковых, одна прикрытия, две десантно-штурмовые, одна спецназа, две морской пехоты, четыре ракетные, четыре артиллерийские, одна РСЗО, пять зенитно-ракетных, одна связи, две радиотехнические ОСНАЗ, одна РЭБ, пять управления, одна инженерная, одна РХБЗ, четыре МТО бригады. Четыре РХБЗ, два инженерно-саперных, один радиотехнический ОСНАЗ полки.

На вооружении эта группировка имеет 48 ПУ ОТРК «Искандер», до 600 танков (примерно поровну Т-72 и Т-80БВМ), 1,1 тыс. БМП-1/2, около 500 БТР-80/82А, более 400 МТЛБ, около 500 САУ, до 250 буксируемых орудий и крупнокалиберных минометов, около 300 РСЗО, до 200 самоходных ПТРК и около 100 ПТО МТ-12, 14 дивизионов ЗРК «Бук-М» различных модификаций, до 300 ЗРК малой дальности, ЗРПК и ЗСУ.

Кроме того, на 11 базах хранения и ремонта вооружения и техники на хранении находятся до 250 танков, около 400 БМП, примерно 300 САУ, не менее 100 буксируемых орудий, более 120 минометов, около 200 РСЗО, около 250 самоходных ПТРК, до 200 ЗРК, ЗСУ и зенитных орудий.

В войсках очень велика доля устаревшей техники (БМП-1, ПТРК «Конкурс», ЗСУ «Шилка»). Количество же современной техники (РСЗО «Торнадо-Г», ЗРК «Тор-М2У») крайне незначительно.

Группировка ВКС (включая морскую авиацию ТОФ) имеет в своем составе одну авиабазу, четыре авиаполка, бригаду и два полка армейской авиации. На вооружении имеется до 80 бомбардировщиков и штурмовиков, не менее 120 перехватчиков, истребителей и истребителей-бомбардировщиков, до 20 противолодочных самолетов, не менее 30 транспортных самолетов, около 120 ударных и противолодочных вертолетов, до 70 многоцелевых вертолетов Ми-8, 7 транспортных вертолетов Ми-26.

В четырех дивизиях ПВО имеется семь зенитно-ракетных полков и три радиотехнических полка.

В составе Тихоокеанского флота имеется (включая корабли, находящиеся в ремонте) четыре РПК СН (два пр. 667БДР, два пр. 955), пять ПЛАРК пр. 949А, четыре многоцелевых АПЛ пр. 971, семь ПЛ пр. 877 и одна пр. 6363, один ракетный крейсер пр. 1164, три эсминца пр. 956, четыре БПК пр. 1155, три корвета пр. 20380, один МПК пр. 1124 и семь пр. 1124М, четыре МРК пр. 12341, один ракетный катер пр. 1241Т и десять пр. 12411, два морских тральщика пр. 266М, шесть базовых тральщиков пр. 1265, один рейдовый тральщик пр. 1258, четыре БДК (один пр. 1171, три пр. 775), один десантный катер пр. 21820, один пр. 11770 и три пр. 1176.

В двух береговых ракетных бригадах имеется два дивизиона ПКРК «Бал» и три дивизиона ПКРК «Бастион».

Учитывая описанные выше логистические проблемы и очень высокую долю устаревшей техники, сил данной группировки совершенно недостаточно для обороны гигантской территории – даже безотносительно к тому, кто является потенциальным противником. Противники же более чем серьезные.

Под восходящим солнцем

До событий 2014 года в Крыму Япония являлась единственной страной в мире, открыто предъявлявшей России территориальные претензии (претензиями Эстонии на два района Псковской области можно пренебречь). Это автоматически делает Японию прямым потенциальным противником России, а для войны между двумя странами не нужно искать каких-то специальных причин.

ВС Японии имеют существенное превосходство во всех компонентах над российской группировкой на Сахалине, Курильских островах и Камчатке. Ситуация для российской стороны значительно усугубляется географической изоляцией данных территорий от остальной части России.

Наземные коммуникации с Большой землей отсутствуют, а морские могут быть перерезаны японскими ВМС. Хотя 18-я пулеметно-артиллерийская дивизия, развернутая на Кунашире и Итурупе, в последние годы получила некоторое количество новой техники и была дополнена двумя дивизионами береговых ПКРК и дивизионом ЗРС С-300В4, противостоять полномасштабному японскому вторжению она долго не сможет, учитывая невозможность получения подкреплений. Более того, японцы способны вторгнуться и на Сахалин, который обороняет единственная мотострелковая бригада (или две бригады, если удастся развернуть в таковую базу хранения).

Всего одна бригада морской пехоты и десять перехватчиков МиГ-31 обороняют Камчатку. Правда, их дополняют береговая ракетная бригада, четыре МРК пр. 1234 и, главное, несколько АПЛ ТОФ. При этом Камчатка находится довольно далеко от Японии, что резко ограничит возможности японских ВВС в этом районе. С другой стороны, Россия сможет перебросить на аэродром Елизово дополнительные боевые самолеты, а также контингент ВДВ. Поэтому перспективы успешного десанта на Камчатку для японцев представляются уже весьма туманными.

Совсем безнадежным делом является десант на материк, особенно учитывая крайне ограниченные десантные возможности японских ВМС и ВВС. Даже той группировки ВС РФ, что развернута в районе Владивостока, хватило бы, чтобы противник безнадежно в ней увяз. Тем более что здесь существует возможность переброски сил железнодорожным и автомобильным транспортом из района Хабаровска, а затем и из более западных регионов России.

Таким образом, японцы могут достаточно легко захватить российские островные территории, но не имеют шансов на материке. У России достаточно призрачные шансы отбить Сахалин и Курилы путем высадки воздушных и морских десантов. Господство на море будет у Японии, поэтому морской десант нереален, а ВДВ («Когда в дело вступает резерв Верховного», «НВО» от 21.09.18) не имеют достаточного количества тяжелой техники, чтобы успешно бороться с линейными частями японской армии.

Зато у России есть возможность наносить удары по объектам ВПК и гражданской промышленности (металлургической, электронной и т. д.), по инфраструктуре, органам управления, военным объектам Японии. Для этого есть Дальняя авиация («Воздушные стратеги», «НВО» от 07.12.18) и подводные силы («В деле обороны морских рубежей России есть проблемы», «НВО» от 05.10.18), включая АПЛ Северного флота, которые можно перебросить на Дальний Восток относительно быстро.

При этом Япония не имеет возможности наносить ответные удары по аналогичным российским объектам. Даже авиационный и кораблестроительный заводы в Комсомольске-на-Амуре японцам разрушить будет крайне проблематично из-за достаточно большого расстояния от японской территории и сильной ПВО данных объектов. Любые российские объекты, расположенные далее на запад, для японских ВС совершенно недоступны.

Таким образом, войну на истощение заведомо выигрывает Россия. Ради не слишком нужных Японии островов (обладание ими – в первую очередь вопрос национального престижа для Токио) страна может лишиться ВС и промышленности. После чего, очевидно, придется возвращать острова.

Ситуация радикально изменится, если на стороне Японии выступят США. Вашингтон разделяет политическую позицию Токио по вопросу принадлежности Южных Курильских островов, но воевать за них, разумеется, не собирается. Однако, если японцы захватят острова своими силами, а Россия ответит ударами по японской территории, США могут вспомнить о союзнических обязательствах.

ВВС и ВМС США способны как минимум значительно усилить ПВО и ПЛО Японских островов. В этом случае победа России в войне на истощение будет уже отнюдь не очевидна. Более того, американцы способны успешно провести десанты на Чукотке и Камчатке, а также наносить удары с воздуха по объектам в Приморском и Хабаровском краях. В этом случае у России практически не будет возможности выиграть войну обычными силами. Надо будет либо признавать поражение и потерю территорий, либо переходить к применению ядерного оружия.

Впрочем, все это «цветочки» по сравнению с той главной войной, к коей следует готовиться ВВО.

Война Судного дня

Москва и Пекин – стратегические партнеры, отношения между ними беспрецедентно хорошие. Такова официальная позиция обеих сторон.

Правда, вслух эту позицию гораздо чаще высказывают в Москве, чем в Пекине. И любой мыслящий человек прекрасно понимает, что эта риторика рассчитана на внешнего потребителя. Москве и Пекину удобно, чтобы их союза боялись в Вашингтоне, Брюсселе и Токио.

При этом в реальности никакого союза не существует. Ни по одному важнейшему для Москвы геополитическому вопросу Пекин ее не поддерживает. Он сохраняет политический нейтралитет и при этом извлекает максимум экономических выгод из конфронтации России с Западом. Впрочем, это даже не полбеды, а десятая ее часть.

Москва бесконечно убеждает саму себя, что территориальный вопрос между РФ и КНР был окончательно закрыт в 2004 году. Пекин с этим открыто не спорит. Но никуда не делась официальная китайская позиция: нынешняя российско-китайская граница установлена в результате «несправедливых и неравноправных договоров» 1858–1860 годов.

Это, по сути, означает латентные претензии на как минимум 1,5 млн кв. км российской территории. Все топонимы этой территории на китайских картах и в китайской литературе должны в обязательном порядке обозначаться китайскими названиями. Если Москва и Санкт-Петербург для китайцев – это Москва и Санкт-Петербург, то Владивосток – это Хайшэньвэй, Хабаровск – Боли, Сахалин – Куедао. Это притом, что Владивосток и Хабаровск основали русские, только они в этих городах всегда и жили. И даже чисто формально Китай никогда не владел Сахалином.

Главное же в том, что Китаю в силу особенностей его социально-экономического развития остро необходимы ресурсы (для экономики) и территории (для населения). В реальности все это можно обрести только в России, а также в Монголии и Казахстане.

Разумеется, Китаю проще вести экспансию мирным путем – экономическим и демографическим. Это делается уже давно, но полного успеха не гарантирует. К тому же внутри самого Китая могут начаться такие социально-экономические процессы, что лучшим выходом из них окажется война.

Конфигурация российско-китайской границы такова, что в случае войны за счет географии нападающий (кто бы им ни был) получает очень большое стратегическое превосходство над обороняющимся. И все прекрасно понимают, что, если война случится, нападающим будет Китай.

В наиболее безнадежном положении находится российская группировка в районе Владивостока. Одни лишь силы Северного командования НОАК имеют подавляющее превосходство над 5-й армией – причем, как это ни прискорбно признавать, не только количественное, но теперь уже и качественное.

К тому же совершенно несопоставимы возможности сторон по усилению своих группировок на данном ТВД. Китай имеет прекрасно развитые, многочисленные и совершенно безопасные, причем достаточно короткие, коммуникации из глубины страны. У нас есть только Транссиб, который будет перерезан во многих местах в первый же день войны, поэтому воинам 5-й армии проще сразу о нем забыть. А отступать им будет некуда – только в океан. Или в лучшем случае – в почти непроходимые горы Сихотэ-Алиня.

Для группировки российских войск на Амуре ситуация ненамного благоприятнее, чем в Приморье. Здесь формально есть куда отступать – но лишь в горы и районы вечной мерзлоты, почти без населенных пунктов и коммуникаций. Противник также будет иметь подавляющее количественное и качественное преимущество над российскими войсками. Возможности для усиления группировок на ТВД и в этом случае несопоставимы. Многочисленные и развитые китайские наземные коммуникации имеют несравненно большую пропускную способность и гораздо меньшую протяженность, чем БАМ и Транссиб. К тому же Транссиб китайцы очень быстро перережут, причем произойдет это к западу от Благовещенска и Белогорска.

В Забайкалье у российских войск гораздо больше возможностей для маневра и получения подкреплений, чем на Амуре и в Приморье. При этом гигантское озеро Байкал в летне-осенний период может оказаться препятствием как для китайцев, так и для нас самих. Зимой и в начале весны по многометровому байкальскому льду может пройти практически любая наземная техника, то есть препятствием озеро быть перестает. Опять же для обеих сторон.

Именно потому, что забайкальская группировка не находится под угрозой уничтожения в первые же дни войны, она должна располагать по-настоящему серьезным оборонительным и наступательным потенциалом. Ее задача – ни в коем случае не дать НОАК выйти на рубеж Байкала и по возможности ограничить размеры захваченной противником территории в самом Забайкалье и в Приамурье. Для этого нужно будет вести активные маневренные действия, требующие большого количества современной бронетехники, артиллерии и авиации (как пилотируемой, так и беспилотной) и надежного прикрытия наземной ПВО. Нынешний потенциал группировки даже на четверть не отвечает указанным требованиям.

Впрочем, китайцы могут обойти Байкал через Монголию, чьи ВС препятствием, разумеется, не станут – таковым будут лишь огромные расстояния. Зато преодолев их, сухопутные войска НОАК смогут сразу выйти к Иркутску, окончательно обесценив Транссиб для ВВО. Для этого, правда, придется преодолеть горные хребты Хамар-Дабан и Восточный Саян. Задача эта не самая простая, но скорее всего решаемая.

Кроме того, ВВС НОАК с монгольских аэродромов получат возможность наносить удары по российской территории – по крайней мере до Енисея. Ничто не мешает китайцам пройти еще дальше на запад через Алтай и, главное, через Казахстан. Причем захват этой страны в такой ситуации будет для Пекина задачей побочной. Главным для него будет втянуть в бои на территории Казахстана группировки из состава ЦВО, ЗВО и ЮВО. В этом случае ВВО окончательно лишается подкреплений, и захват материковой части Дальнего Востока и Забайкалья становится для НОАК делом техники.

Смогут ли ВМС НОАК обеспечить захват островных территорий – вопрос сложный. Не исключено, что их опередят Япония и США. Сахалин и Курилы Япония заберет себе, а на материке США создадут независимые Якутскую, Чукотскую и Камчатскую республики под полным своим контролем. Для России же вопрос будет стоять так: удастся ли удержаться на рубеже Енисея или придется отступать до Урала? 

 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Американцы используют серые каналы для инвестиций в китайские компании

Американцы используют серые каналы для инвестиций в китайские компании

Анатолий Комраков

Блицкриг Трампа против КНР может перейти в позиционную войну Байдена

0
516
Авианосец Theodore Roosevelt привез Пекину послание от президента

Авианосец Theodore Roosevelt привез Пекину послание от президента

Владимир Скосырев

Америка не собирается уступать КНР контроль над Южно-Китайским морем

0
659
США идут на перезагрузку отношений с Ираном, а не с РФ

США идут на перезагрузку отношений с Ираном, а не с РФ

Геннадий Петров

Новый глава Госдепа Энтони Блинкен расставляет внешнеполитические приоритеты

0
637
Власти КНР подозревают США в создании коронавируса

Власти КНР подозревают США в создании коронавируса

Владимир Скосырев

Теория искусственного происхождения пандемии используется в борьбе за рынки сбыта вакцин

0
1844

Другие новости

Загрузка...