0
13734
Газета Реалии Интернет-версия

29.04.2021 21:30:00

Мягкая сила, жесткая воля

Как Китай защищает свои интересы в Афганистане

Лариса Шашок

Об авторе: Лариса Александровна Шашок – преподаватель МГИМО МИД РФ.

Тэги: китай, афганистан, политика


китай, афганистан, политика Пекин готов бороться с террористическими организациями на их территории. Фото с сайта www.mod.gov.cn

В декабре 2020 года в прессе появились сообщения, что сеть из 10 граждан Китайской Народной Республики была задержана в Кабуле за организацию «террористической ячейки». Национальное управление безопасности Афганистана начало расследование против предполагаемых шпионов, в результате чего Пекин стал оказывать давление на президента Ашрафа Гани с целью скрыть сообщения об инциденте. Сообщается, что в начале января афганские власти освободили 10 граждан Китая и разрешили им вернуться на родину.

РУКА ПЕКИНА

Существует мнение, что предполагаемые шпионы были связаны с Министерством государственной безопасности Китая и занимались сбором информации о террористической организации «Аль-Каида» (запрещена в РФ). Некоторые представители афганских силовых структур считают, что китайцы пытались поймать в Афганистане боевиков Исламского движения Восточного Туркестана (ИДВТ, запрещена в РФ) – международно признанной террористической организации, которую Китай обвиняет в разжигании сепаратизма в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Китай глубоко обеспокоен проблемами региональной нестабильности и международного терроризма, которые только усиливаются на фоне кризиса в Афганистане. В последние годы Пекин активизировал сотрудничество с Кабулом по вопросам безопасности границ и выделил Афганистану финансирование на создание горной бригады для патрулирования Ваханского коридора. Если факт шпионажа подтвердился, ситуация с поимкой 10 граждан КНР на афганской территории подчеркивает готовность Пекина противостоять предполагаемым угрозам за пределами его границ. Что может по-разному отразиться на роли, которую Китай будет играть в Афганистане и Центральной Азии по мере того, как США сокращают свое военное присутствие в регионе.

Участие Пекина в разрешении афганского вопроса частично мотивировано его ощутимой тревогой по поводу угроз терроризма, распространения экстремистской идеологии и незаконного оборота оружия, проникающего через границу в Китай, преимущественно в Синьцзян-Уйгурский район. В пределах собственной территории Китай прибегает к драконовским мерам в борьбе с реальными и предполагаемыми угрозами терроризма и сепаратизма, в первую очередь включая принудительное интернирование миллионов уйгуров и других этнических меньшинств в лагерях.

Подобные меры со стороны правительства КНР усилили поддержку ИДВТ и ее ответвления, Исламской партии Туркестана (TIP, запрещена в РФ) – экстремистской организации, состоящей из уйгурских сепаратистских группировок, которые Китай обвиняет в организации терактов при поддержке «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (запрещены в РФ). По различным оценкам, несколько тысяч китайских уйгуров являются частью глобальной сети «Аль-Каида», а руководство обеих террористических группировок заявило о поддержке джихада против Китая в ответ на его политику в Синьцзяне. Пекин хорошо осознает эту угрозу. Китайские правительственные чиновники и эксперты рассматривают противодействие ИДВТ в тандеме с Кабулом как главную цель в отношениях с Афганистаном.

ПЕКИН-МИРОТВОРЕЦ

Пекин стремится минимизировать риски, выступая посредником в переговорах между Кабулом и радикальным исламистским движением «Талибан» (запрещено в РФ) и поощряя политическое урегулирование с участием Вашингтона. После гибели в 2019 году американского военнослужащего в результате теракта бывший президент США Дональд Трамп отменил мирные переговоры с «Талибаном». Тогда Пекин предпринял попытку взять на себя роль посредника и собрать стороны внутриафганского конфликта за столом переговоров. Главари «Талибана» дважды посещали Пекин в 2019 году. Руководство КНР неоднократно призывало обе стороны достичь политического урегулирования.

Обеспокоенность Китая по поводу нестабильности в Афганистане настолько велика, что он не поощряет поспешный вывод американского военного контингента, несмотря на испытываемый им дискомфорт по поводу военного присутствия США на территории соседнего государства. Так, министр иностранных дел Ван И заявил на третьей сессии XIII Всекитайского собрания народных представителей, что «вывод войск США должен происходить ответственным образом, не подрывая интересы Афганистана или других стран региона».

Дипломатические усилия Китая в Афганистане сопровождаются целенаправленными инвестициями в местную и региональную безопасность. В 2017 году китайская и афганская полиция провели ряд совместных операций в приграничных районах. Согласно просочившейся в СМИ информации, в 2018 году Китай предоставил Афганистану финансирование для строительства тренировочного лагеря в Ваханском коридоре, узкой полосе земли, соединяющей две страны, для борьбы с терроризмом и контрабандой.

В ответ на вопрос о тренировочной базе посольство Афганистана в Пекине подчеркнуло, что «никаких китайских военнослужащих на афганской земле нет и не будет». Джанан Мосазай, тогдашний посол Афганистана в Пекине, позже сказал журналистам, что Китай планировал провести контртеррористическую подготовку афганских войск на территории Китая. Однако западная разведка указала, что Пекин создал по крайней мере одну военную базу в Таджикистане для наблюдения за Ваханским коридором.

Министерство обороны США ожидает, что в будущем военное присутствие Китая в регионе станет нарастать. Создание в 2016 году Четырехстороннего механизма сотрудничества и координации (QCCM), который объединил представителей высшего военного руководства Китая, Пакистана, Таджикистана и Афганистана для обсуждения общих приграничных территорий, означает приобретение Пекином нового статуса в вопросах региональной безопасности.

За последний год Китай существенно увеличил объем предоставляемой Афганистану гуманитарной помощи и начал использовать дипломатические меры, чтобы завоевать расположение правительства Кабула и руководства «Талибана». В рамках дипломатии масок Пекин пожертвовал Афганистану значительный объем медикаментов в качестве поддержки в борьбе с пандемией COVID-19.

ПЕКИН-ИНВЕСТОР

Имея значительный объем природных ресурсов и находясь на пересечении крупных торговых путей Центральной Азии, Афганистан является потенциально многообещающим звеном в китайской инициативе «Один пояс – один путь» (ОПОП). Пекин неоднократно выражал заинтересованность в инвестировании и строительстве объектов инфраструктуры в Афганистане, предлагая грандиозные идеи региональных проектов. Хотя общая сумма китайских инвестиций в Афганистан относительно невелика по сравнению с соседним Пакистаном, Китай является крупнейшим бизнес-инвестором Афганистана.

В 2008 году два китайских государственных предприятия выиграли контракт на эксплуатацию рудника «Мес-Айнак», хотя с тех пор реализация проекта продвигается медленно. Проблемы разработки рудника главным образом связаны с вопросами безопасности, а также с проводимыми археологическими раскопками на поверхности участка и земельными спорами с местными жителями.

В 2011 году Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC), участвуя в торгах вместе с четырьмя другими международными нефтяными компаниями, получила разрешение на добычу нефти на трех участках в бассейне Амударьи на северо-западе Афганистана. По оценкам экспертов, данные участки содержат около 80 млн барр. нефти, а всего в недрах Афганистана имеется 1,6 млрд барр. нефти.

Пекин и Кабул неоднократно заявляли о своей приверженности интеграции Афганистана в проект ОПОП, а также в Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК). Сообщается, что Китай направил значительные инвестиции в энергетические и инфраструктурные проекты на территории Афганистана, чтобы побудить «Талибан» к достижению мирного соглашения с афганским правительством. Другие предлагаемые проекты включают прокладывание волоконно-оптического кабеля между Афганистаном и Китаем, но результаты пока не материализовались.

Несмотря на грандиозные цели и риторику, ухудшение ситуации в сфере безопасности в Афганистане и, как следствие, угроза китайским интересам в Центральной Азии умерили амбиции Пекина в краткосрочной перспективе. Число нападений на афганские силы безопасности и мирных жителей увеличилось на 50% в третьем квартале 2020 года. При этом перспективы заключения соглашения о разделении власти между афганским правительством и талибами остаются неопределенными.

ПЕКИН НЕ ТОРОПИТСЯ

Дальнейшие китайские инвестиции в Афганистан могут оказаться уязвимыми для атак со стороны различных групп боевиков, как это было в Пакистане. В ноябре 2018 года боевики-сепаратисты Освободительной армии Белуджистана (ОАБ), выступающие против экономического присутствия Китая в Западном Пакистане, совершили нападение на консульство КНР в Карачи. Прошлым летом четыре члена ОАБ совершили нападение на здание Пакистанской фондовой биржи в Карачи, 40% которой принадлежит консорциуму китайских компаний. Подобные инциденты могут послужить проблемой для развития китайских экономических проектов в регионе.

На данный момент Китай осуществляет сдержанный подход к обеспечению капиталовложений за рубежом, полагаясь на местные силы и частные охранные организации (ЧОО) в вопросах обеспечения защиты. Федеральные власти Пакистана выделили более 15 тыс. сотрудников и несколько миллионов долларов на защиту проектов, реализуемых в рамках КПЭК. Несколько китайских ЧОО, включая Frontier Services Group и China Overseas Security Group, действовали на территории Пакистана в сотрудничестве с местными силами. В 2017 году руководство китайской ЧОО HuaXin ZhongAn заявило, что организация использовала отставных спецназовцев в качестве вооруженных охранников для защиты китайских телевизионных групп, освещавших похищения людей в Кветте.

Решительно противодействуя угрозам сепаратизма и терроризма, руководство КНР в то же время стремится избегать ошибок СССР и США в оккупации Афганистана («кладбища империй») и в участии в других дорогостоящих конфликтах за рубежом. Но если число нападений на граждан и объекты инвестиций КНР продолжит расти, Пекину придется усилить меры безопасности в странах реализации проекта ОПОП, что может привести к опасным последствиям. Операция Министерства государственной безопасности в Кабуле, возможно, была первой попыткой расширить сферу влияния Китая и пресечь растущие угрозы его интересам.

Подробности деятельности предполагаемой разведывательной сети в Кабуле остаются скудными. Но развитие событий указывает, что Пекин готов предпринять решительные шаги для наращивания безопасности в соседних странах и нейтрализации внешней угрозы. На данный момент Пекин сосредоточил усилия на обеспечении безопасности границы с Афганистаном и усилении контртеррористических и антинаркотических мер в государствах Центральной Азии.

Несмотря на масштабные инвестиции Китая в Афганистан, проекты ОПОП вряд ли будут реализованы в нынешней нестабильной политической обстановке. Однако ввиду того, что Пекин видит стремительно нарастающую угрозу национальной безопасности Китая, его внешняя политика может привести к осуществлению более смелых разведывательных операций и даже развертыванию на территории Афганистана военного контингента для противодействия региональным угрозам в будущем. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Украине готовятся к "черной среде"

В Украине готовятся к "черной среде"

Татьяна Ивженко

Выступление Зеленского в Верховной раде пройдет на фоне акций протеста

0
630
ЕС не отказывается от идеи наказать Лукашенко за мигрантов

ЕС не отказывается от идеи наказать Лукашенко за мигрантов

Антон Ходасевич

Очередные санкции против Белоруссии могут быть утверждены на днях

0
577
Китайские силовики взялись за казино

Китайские силовики взялись за казино

Владимир Скосырев

Вслед за высокотехнологичными компаниями давлению подверглись боссы игровой индустрии в Макао

0
397
Новое германское правительство обречено на конфликты

Новое германское правительство обречено на конфликты

Олег Никифоров

В ФРГ мясом займется ветегарианец, а машинами – борец за окружающую среду

0
565

Другие новости

Загрузка...