0
4627
Газета Реалии Интернет-версия

07.10.2021 20:59:30

Ностальгия по настоящему

Сергей Шойгу к штыку приравнял перо

Виктор Литовкин

Об авторе: Виктор Николаевич Литовкин – военный обозреватель ТАСС.

Тэги: россия, армия, сергей шойгу, книга, про вчера


38-15-2480.jpg
Про вчера/Сергей Шойгу. –
Москва: Издательство АСТ,
2020. – 320 с.
(Великое время. Великие имена).
Каюсь, рецензия моя крепко запоздала. Но так случилось, что книга министра обороны «Про вчера» попалась мне на глаза спустя год со дня ее издания. Хотя, конечно, знал, что она существует, только никак не мог собраться купить и прочесть ее. А недавно оказался в книжном магазине и, естественно, тут же приобрел. О достижениях Сергея Шойгу на посту главы МЧС и главы военного ведомства мне, как представляется, достаточно хорошо известно. Видел даже по телевизору, какие оригинальные поделки он создает из дерева, знаю о выставке его картин, которую устроили в одном из городов, кстати, книга тоже оформлена его рисунками, а вот как он пишет и что пишет, это для меня было загадкой.

Скажу сразу, и здесь Сергей Кужугетович не разочаровал. Книга очень интересная и написана живым и простым языком, без каких-либо писательских изысков. Не могу сказать, что прочел ее залпом. Это не так. Она – не крутой детектив с неожиданной концовкой, не политический триллер, тем более не любовный роман, который на фоне каких-то производственных отношений, с понедельника по четверг и пятницу крутят по телику после программы новостей, не мемуары, а сборник рассказов. Рассказов очень коротких – на две, максимум три странички, похожих на те, которыми обмениваются мужики на охоте возле костра или в рабочей курилке в обеденный перерыв, а то и после трудового дня за кружкой пива или рюмкой чая. Каждый из них – наособицу. Каждый со своим сюжетом. Хотя и не всегда выдержан в классическом литературном стиле – завязка, кульминация, развязка. Иногда это просто крошечный факт из жизни автора – мастера производственного участка, прораба, инженера-строителя, начальника строительного управления в тресте «Ачинскалюминстрой», других сибирских строек, на которых Шойгу трудился до переезда в Москву. А еще это книга, как он сам пишет, «прежде всего о людях, о работягах – героях событий, которые случились в моей жизни».

Вот один из таких рассказов, взятый наугад, – «Валенки». Он о жизни в общежитии стройки, когда приходилось сушить унты в духовке плиты. И пока автор сходил в душ, один из сапог крепко подгорел. А на работу идти надо. Что делать? «Взял у соседа валенки, пока он спал, – пишет Шойгу, – и уехал на стройплощадку. Умельцев там много разных было, ну я и упросил мужиков, кто скорняжничать умеет, подлатать унты». Получил оба унта в идеальном состоянии. Отправил их с оказией в общежитие. Вернулся через пару дней, а сосед по комнате мнется:

– Ты только не обижайся. Я тебе тут унты подправил.

– Каким образом?

– А когда ты в душ пошел, я печку открыл, потрогал. Один унт уже сухой, а другой еще сыроват. Я огоньку и добавил.

Конечно, с одной стороны, сожаление – кто тебя просил, говорит Шойгу. А с другой – злости никакой. Какая проблема – пропали унты? Что я без них не проживу?! Буду ходить в валенках.

Вот и весь рассказ. Конечно, мой пересказ ни в какое сравнение ни по языку, ни по стилистике не соответствует написанному. Но содержание текста, его обыденность и бесхитростность надолго остаются в памяти. Они показывают отношения между людьми на тех кажущимися сегодня далекими гигантских сибирских стройках. Конечно, не всегда они были такими ровными, добродушными и беззлобными, как выглядят в рассказе «Валенки», и в других сюжетах это подтверждается, но то, что на этих стройках царило в принципе рабочее если не братство, то содружество, объединенное одной судьбой, одной задачей и одними надеждами, что они были простыми, честными и по-мужски открытыми – настоящими, этого у них не отнять. И воспоминания Шойгу эту мысль подтверждают.

Чем они еще задели меня? Душевностью, запахом и обыденностью того времени, о котором он рассказывает. Я старше автора на десяток лет. Рос сначала в небольшой украинской деревне, а потом в большом городе, столице закавказской республики. Но, как и семья Шойгу, мы жили в коммунальной квартире, правда, не на три, а на две семьи. Топили черную голландскую печку в комнате дровами, их привозили нам на машине. Потом мы с отцом пилили их на козлах, складывали в штабеля, отец рубил поленья, мы с младшим братом относили охапки домой. Так же, как Сережа Шойгу, ходили с бидоном за керосином, мама готовила обеды на керогазе и керосинке. Так же, как он, чистили забивающиеся форсунки тоненькими иголками. Правда, мы с братом еще бегали в аптеку за дистиллированной водой для линзы телевизора КВН. У нас первых в доме он появился, и все соседи приходили вечером со своими стульями смотреть фильмы с участием сладкоголосой Имы Сумак или «Возраст любви» с Лолитой Торрес в главной роли… Песенку «Коимбра – ты город студентов» потом частенько напевала моя мама, а я пытался подобрать ее на пианино. Не получилось – таланта не хватило.

Вот так. Пытаюсь выразить свои впечатления о книге Сергея Шойгу, а пишу о себе. Может быть, потому, что нахлынула ностальгия, что время, о котором он рассказывает, было и моим временем. Со всеми подробностями тогдашнего быта, вне зависимости, где что происходило – в большом городе или небольшом сибирском поселке, на гигантской стройке семилетки или, как в моем случае, в машинном отделении или в курилке нефтеналивного танкера, на котором я работал. Люди, с которыми трудился автор книжки «Про вчера», и те, которых повстречал я в своей жизни, были очень похожи, родом из одной страны, одной человеческой закваски и при всей своей внешней несхожести – пусть это не покажется вам парадоксом, – одного очень похожего характера. Строившие страну и свою жизнь без оглядок на обстоятельства, отсутствие элементарного комфорта и достойных зарплат. Хотя на сибирских стройках платили много лучше, чем где-либо. Но за дело. И только за дело. За созданный в срок и запущенный в производство в соответствии с планом завод, электростанцию, плотину – за трудовой вклад в развитие Сибири, а значит, и страны.

Наверное, воспитание в семье и школе, рабочая закалка и умение доводить начатое дело до конца, которые получил Шойгу на тех стройках, и которые фоном проходит через все его рассказы, даже без упоминания подобных слов стали и стартом его головокружительной карьеры. В 22 года – мастер треста, в 29 – начальник строительного управления, в 35 лет – инструктор крайкома КПСС, в 39 лет – председатель (фактически министр) Госкомитета по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. Комитета, который он создал практически с нуля и который благодаря его энергии и таланту превратился затем в известное всему миру Министерство по ЧС. И в 57 лет он – генерал армии, министр обороны России. Похожая карьера была только у Дмитрия Федоровича Устинова, Алексея Николаевича Косыгина и Андрея Андреевича Громыко.

И последнее, что хочу сказать по поводу книги «Про вчера». Прочитаешь ее и станешь лучше понимать, что и как происходит сегодня в нашей армии. Хотя об армии я там не нашел ни одного слова.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Россия и Израиль утопили противоречия в стакане виски

Россия и Израиль утопили противоречия в стакане виски

Игорь Субботин

Первая встреча Путина и Беннета вышла за рамки графика и правил

0
2379
С НАТО расстались без боли, клич самураев холодной войны

С НАТО расстались без боли, клич самураев холодной войны

Североатлантический альянс поставил точку в отношениях с Россией

0
4188
Беда на Тихом океане

Беда на Тихом океане

Александр Храмчихин

Российский Тихоокеанский флот стал игроком второй лиги

0
5802
Тендер на индийские подлодки –ловушка для неразборчивых

Тендер на индийские подлодки –ловушка для неразборчивых

Владимир Карнозов

Нью-Дели теряется в выборе партнеров

0
3191

Другие новости

Загрузка...