1
5171
Газета Реалии Интернет-версия

27.01.2022 20:42:00

Постулаты атомного фактора

Распространение стратегического оружия не может оставаться бесконтрольным

Герберт Ефремов

Об авторе: Герберт Александрович Ефремов – почетный генеральный директор и почетный генеральный конструктор ОАО «ВПК НПО машиностроения», профессор МГТУ имени Баумана

Тэги: реалии, россия, сша, ядерное оружие, контроль

Эта статья является главой из готовящейся к изданию книги о работе и жизни Герберта Александровича Ефремова, крупнейшего разработчика отечественной ракетной и космической техники. Статья написана Гербертом Ефремовым лично, без какой-либо посторонней правки. Несколько раз мы обсуждали с ним написание упомянутой главы: намечали новые вопросы, которых необходимо коснуться, что – целесообразно убрать. Я пришел к выводу, что Герберт Александрович в этом непростом вопросе не является ни фантазером, ни мечтателем, ни ястребом, а выступает с позиций оптимистического реалиста.

Силовое и «санкционное» сдерживание распространения ядерного оружия сегодня не работает. Ядерные секреты, за обладание которыми еще недавно шла и научная, и технологическая, и даже политическая борьба, давно уже не являются таковыми – к кругу обладателей ядерного оружия подключаются все новые государства. Ведущие мировые державы должны осознать необходимость наведения порядка в использовании ядерных средств как основы стратегической стабильности в мире.

Герберт Ефремов рассматривает публикуемый материал как один из документов для будущей работы пятерки постоянных членов ООН – Китая, России, Великобритании, США и Франции – над вопросами неприменения и нераспространения ядерных вооружений. Автор уверен, что международные договоренности все-таки будут достигнуты.

Николай Георгиевич Бодрихин – историк авиации


реалии, россия, сша, ядерное оружие, контроль В настоящее время Россия и США обладают 90% ядерных вооружений мира. Фото Reuters

Данный материал я счел необходимым написать лично, как по содержанию, так и по текстовому оформлению учитывая сложность и многогранность рассматриваемых проблем о роли и месте в мире ядерного оружия. 

Обучаясь с 1950 по 1956 год в Ленинградском военно-механическом институте на конструкторском факультете, приходилось детально изучать образцы ракетной техники тех времен, например, немецкие ФАУ-1 и ФАУ-2. Конструкции ядерных зарядов ракет в курс обучения не включались.

Тем не менее, будучи распределенным в ОКБ-52 главного конструктора В.Н. Челомея, мне довелось с первого дня работы разрабатывать носитель мощного термоядерного заряда для поражения наземных объектов – стратегическую крылатую ракету П-5 подводных лодок. В дальнейшем каждая разрабатываемая в ОКБ-52 крылатая ракета должна была нести ядерный боеприпас.

Довелось заниматься и созданием жидкостных межконтинентальных баллистических ракет, как с моноблочными, включая аэробаллистические, так и разделяющимися головными частями с боевыми блоками индивидуального наведения, каждый из которых был ядерным.

При этом пришлось заниматься и пониманием поражающих факторов ядерных зарядов. В 50-е годы XX века появились соответствующие справочники, фото- и киноматериалы разрушительного воздействия ядерных взрывов на материальные объекты: здания, укрепленные пункты, объекты промышленности. 

По роду работы довелось заниматься изучением возможностей различных противоракетных средств противника. Для борьбы с ними специалистами нашего КБ совместно с другими организациями были разработаны современные комплексы средств преодоления ПРО, которыми оснащались все МБР-разработки предприятия в течение ряда десятилетий. Пришлось также, по постановлению ЦК КПСС и Совмина СССР, принимать участие в разработке моделей ПРО противника.

Таким образом, читатель видит, что в течение более 65 лет мне пришлось не только заниматься разработкой носителей ядерных боеприпасов, но и разбираться в вопросах возможностей ядерного вооружения, размышлять о роли и места в мире средства такой разрушительной силы…

Оценивая сложившуюся обстановку, следует сказать, что после первого испытания в США ядерного заряда в 1945 году, ответных ядерных испытаний в СССР в 1949 году, а также после термоядерных взрывов в 1953 году еще долгое время считалось, что ядерное оружие вполне применимо на поле боя.

Но с появлением эффективных средств доставки атомных бомб на межконтинентальные дальности пришло понимание, что такое оружие не может быть средством победы одной ядерной державы в конфликте с другой ядерной державой. Стало очевидно, что ядерные средства являются средствами сдерживания, по которым необходимо вырабатывать соответствующие международные правила применения.

После Карибского кризиса 1962 года США и СССР были вынуждены приступить к разработке международного договора по ядерному оружию под руководством Совета Безопасности ООН.

Такой документ под названием «Договор о нераспространении ядерного оружия» (ДНЯО-68) был одобрен Генассамблеей ООН в середине 1968 года.

Положительную роль в сдерживании расползания ядерного оружия и технологий по миру он сыграл, однако с самого начала его действия было видно, что всех проблем не решал, а на сегодня уже устарел.

Все, что удалось достичь ДНЯО-68, сконцентрировано в статье VI: «Каждый Участник настоящего Договора обязуется в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению, а также о договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем».

В 1968 году перепуганная Карибским кризисом мировая общественность рукоплескала заключенному Договору, одобренному Генассамблеей ООН. Однако мы, специалисты, занимавшиеся ядерным оружием, сочли этот Договор ущербным и лукавым.

Наличие Договора позволяло спокойно вести гонку ядерных стратегических вооружений, которая всегда стартовала в США и вынужденно подхватывалась в СССР. Индия, Пакистан и Израиль, не признавшие ДНЯО-68, через два десятилетия после его принятия обзавелись собственным ядерным оружием.

В настоящее время кроме 5 официально признанных этим Договором ядерных держав (США, СССР – теперь Россия, Великобритания, Франция и КНР) ядерным оружием обладают еще 4 государства, а до 40 стран признаны способными обзавестись им в короткие сроки.

Примечательно, что в Договоре о нераспространении ядерного оружия 1968 года содержится статья о выходе государств, признавших этот договор, которая звучит так:

«Каждый Участник настоящего Договора в порядке осуществления государственного суверенитета имеет право выйти из Договора, если он решит, что связанные с содержанием настоящего Договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы его страны. О таком выходе он уведомляет за три месяца всех Участников Договора и Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. В таком уведомлении должно содержаться заявление об исключительных обстоятельствах, которые он рассматривает как поставившие под угрозу его высшие интересы».

Рассмотрения и согласования ООН заявления о выходе государства из Договора не предусматривается, чем спокойно воспользовалась КНДР в 2003 году, также ставшая ядерной державой.

Касательно ДНЯО-68 можно отметить единственный положительный результат – к 1968 году в мире было достигнуто понимание, что в масштабной ядерной войне победить никто не может, а человеческая цивилизация в результате таких действий будет поставлена на грань уничтожения.

В течение многих лет делались новые попытки отказаться от ядерного оружия, уничтожить его и вернуться к доядерному миру. Например, совсем недавно, в 2020 году, в ООН принят Договор о запрещении ядерного оружия, поддержанный 50 государствами. Показательно выступление в октябре 2021 года Генерального секретаря ООН со странной позицией поддержки нереалистичных планов полного уничтожения такого оружия.

В то же время обстановка в отношении ядерной безопасности вновь остается тревожной. Не прекращаются попытки США обеспечить себе возможность нанесения превентивных ударов по ядерным странам. Вызывает беспокойство Саудовская Аравия, приобретшая ракеты, способные нести ядерные заряды, с описанной в СМИ возможностью поставки к ним ядерных боеголовок из Пакистана.

Мне представляется, что главной ошибкой является представление, что ядерное оружие можно уничтожить и забыть.

Основываясь на богатом опыте международного взаимодействия по оружейной проблематике, можно предложить следующие основные постулаты для разработки новых подходов к определению роли и места ядерного оружия.

Постулат № 1. Ядерное оружие в мире не может быть уничтожено.

К сожалению, это положение не учитывалось ранее, что приводило к расслабленности в вопросе выработки договорных документов. В обстановке, когда ядерным оружием обладают 9 государств, а десятки других способны обзавестись таким оружием, осознание того, что жить далее придется с наличием у человечества ядерного оружия, должно возобладать. Ни одно другое средство, кроме ядерных боеприпасов, не обладает столь большой взрывной мощностью и способностью уничтожать любые объекты.

Представление многих специалистов о способности высокоточного неядерного оружия заменить ядерные заряды безосновательно. Наконец, наличие у десятков государств ядерных энергетических объектов также неискоренимо, связывая мирную (АЭС, двигательные установки и пр.) и боевую ветви ядерной энергетики.

Этот постулат, на мой взгляд, является определяющим во всех дальнейших международных отношениях.

Постулат № 2. В конфликтах между странами, обладающими ядерным оружием, не может быть победителей в связи с невероятной разрушительной мощью термоядерных зарядов; значительным числом стран, обладающих ядерным оружием или являющихся «пороговыми», а также огромным числом накопленных ядерных боеприпасов.

Поэтому из международного военного и политического обихода термин «наступательное ядерное оружие» должен быть исключен.

Постулат № 3. Ядерное оружие должно быть признано неприменимым в качестве оружия массового поражения людей. Так же как в этом качестве ранее было запрещено биологическое и химическое оружие. Должны быть запрещены разработки нейтронного и радиологического оружия – средств уничтожения всего живого.

Ядерное оружие может применяться для уничтожения инфраструктуры – военной или гражданской – государства–нарушителя мирового порядка, государства-террориста, государства-агрессора в соответствии с решением Совета Безопасности ООН.

Конечно, сохранится способность ядерного оружия поражать живую силу. Но это должно быть признано только как мера защиты в ответ на ядерную агрессию.

Постулат № 4. В будущих межгосударственных Договорах особое внимание должно быть уделено подводным лодкам, несущим ядерное оружие. Именно их способность находиться в любых районах Мирового океана создает наибольшую угрозу развязывания ядерной катастрофы. Атака ядерных ракет с подводных лодок вблизи побережья или расположения флота третьих стран является идеальной провокацией для начала масштабной ядерной войны.

Признавая тем самым высочайшую эффективность морской составляющей стратегических ядерных сил, необходимо добиваться международного соглашения об ограничении зон патрулирования подводных лодок с ядерным оружием.

Постулат № 5. Необходимо признать право любого государства на обладание ядерным оружием. Однако при этом должны быть установлены жесткие требования для обладания им.

Новые ядерные державы, в том числе Индия, Пакистан, Израиль, должны пройти строгую аттестацию официально признанной ядерной пятеркой (США, РФ, КНР, Великобритания и Франция) в части верификации подходов к применению ядерного оружия, обеспечения его сохранности, нераспространения технологий производства. Ядерное вооружение при этом сохраняет национальную принадлежность.

Постулат № 6. В новых Договорах по ядерному сдерживанию должны быть пересмотрены понятия о стратегическом и тактическом ядерном оружии. Термины можно «объединить» – так как у ряда ядерных держав общие или близко расположенные сухопутные границы.

Постулат № 7. Необходима разработка нового пакета международных Договоров о роли и месте в мире ядерного оружия, после чего ДНЯО-68 должен прекратить свое действие. Особым соглашением должны быть определены отношения между всеми ядерными оружейными странами.

Реализация постулатов требует уточнения задач и полномочий ООН и Совета Безопасности ООН по этой проблеме.

Современная ООН разрослась в структуру, занятую прежде всего гуманитарными вопросами, проблемами беженцев, снабжением продовольствием голодающих, проблемами здравоохранения, проблемами сохранения культурных ценностей и многими другими подобными задачами.

Задачи Совбеза ООН резко отличаются по своей значимости, обеспечивая стратегическую безопасность в мире. В то же время именно Совбез ООН сейчас представляет собой трибуну для изложения резких выпадов представителей одних стран в адрес других.

Настоятельна необходимость качественного изменения задач, полномочий и возможностей Совбеза как обновленного международного органа, отделенного от ООН. Главными задачами обновленного Совбеза должны стать, на основе признания вышеизложенных Постулатов, генерация и контроль требований по предотвращению крайне опасных для человечества конфликтов, в первую очередь ядерных.

Обновленный Совбез должен разработать основные положения по взаимодействию ядерных оружейных государств между собой и с неядерными странами. Первоочередными задачами должна стать выработка важнейших документов на основе вышеприведенных постулатов:

– договора ядерных государств о признании невозможным применения ядерного оружия в иных случаях, кроме угрозы существования и территориальной целостности государства;

– договора о применении ядерного оружия только по решению Совета Безопасности ООН и по инфраструктурным объектам караемого государства, с предварительной эвакуацией населения.

4-1-2-t.jpg
Необходимость контроля над атомным оружием
обусловлена проблемами мировой безопасности.
Фото Reuters
Важно, чтобы в Совбезе также был создан мощный центр по выработке предложений уменьшения ядерной опасности. Например, по ограничению действия стратегических подводных лодок прибрежными зонами ядерных государств.

Важнейшими функциями обновленного Совбеза должны стать задачи сертификации новых ядерных оружейных государств и выработки требований к государствам, изъявившим желание обзавестись ядерным оружием.

Важна разработка требований к государствам, занимающимся созданием систем противоракетной обороны – как средств, провоцирующих нанесение упреждающих разоружающих ядерных ударов.

Требуют решения вопросы о нормах развертывания так называемых тактических ядерных вооружений на различных носителях.

Нет необходимости, чтобы членами нового Совбеза были все страны, поддержавшие принятый Договор о запрещении ядерного оружия. Можно представить, что в его состав войдут все страны, обладающие ядерным оружием, часть «пороговых» стран – таких как Бразилия, Япония, Иран, а также ряд стран с наиболее развитой экономикой. Такие, например, как Германия, Турция, Египет. В целом состав Совбеза может включать примерно 35 государств. Представлять в Совбезе свои страны должны специальные представители с правами вице-президентов или вице-премьеров своих государств.

Представляется, что учредителями нового Совбеза должны быть страны, признающие вновь разработанный Устав Совбеза на основе вышеприведенных Постулатов ядерного сдерживания.

Размещение обновленного Совбеза должно быть осуществлено в нейтральном государстве, например в Австрии.

Таким образом, обновленный Совбез должен самостоятельно решать проблемы ядерной безопасности, определения роли и места в мире ядерного оружия, разрешения конфликтов воюющих стран, борьбы с терроризмом.

В заключение подчеркну, что проблемы ядерной безопасности не имеют простых решений. Возвращаясь к убаюкивающему, полному красивых слов «Договору о нераспространении ядерного оружия» 1968 года, необходимо напомнить, что, подписав его, США и СССР развернули тысячи ядерных боеголовок.

Так, в 1968 году в США была закончена постановка на боевое дежурство 1000 МБР «Минитмен-2» и начата разработка разделяющихся ядерных головных частей для МБР и БРПЛ. В СССР к 1972 году было развернуто около 1000 МБР УР-100, а по решению Совета обороны СССР от 1969 года начаты разработки восьми ракетных комплексов нового поколения с разделяющимися головными частями индивидуального наведения. И с 1968 по 1980 год на эти ракеты установили немыслимое количество боеголовок – до 11 000 штук.

Вот такие последствия эрзац-Договора от 1968 года. Только после этого начались разработки Соглашений о сокращении США и СССР ядерных боеприпасов. Причем речь шла только о сокращении ядерного вооружения стратегического характера, а многие десятки тысяч так называемых тактических ядерных боеприпасов оставались договорами не охваченными.

Колоссальных усилий стоило договориться о заключении Договора о сокращении ядерных вооружений СНВ-1, который был подписан лишь в 1991 году, и на его основе договоров СНВ-2, СНП и СНВ-3.

Основные усилия ядерных супердержав при этом сводились к вопросам сокращения ядерных вооружений, но никак не уменьшали проблем ядерной мировой безопасности. ДНЯО-68 устраивал, похоже, всех.

В 2013 году мне довелось представить некоторые соображения по изложенным выше постулатам для оценки экспертами в вопросах ядерной безопасности. Более 12 экспертов подтвердили, что обстановка по ядерной безопасности в мире остается тревожной, и поддержали мои соображения.

Тогда же моим соображениям дали оценки чиновники ключевых российских ведомств, отвечающих за вопросы национальной безопасности. Ответы сводились к простой формуле: «Договора ДНЯО-68 года достаточно».

Вывод очевиден. У чиновников нет задачи решать эту невероятно трудную проблему.

Чтобы представить трудности ядерной проблематики, достаточно задать несколько простых вопросов.

Например, в случае ядерного конфликта между двумя государствами, что делать остальным ядерным государствам? И что сможет решать бесправный Совет Безопасности ООН?

Другой пример. С 60-х годов ХХ века в США строили ядерные силы с опорой на подводные лодки. СССР частично повторил этот путь. При наличии подводных лодок у всех 9 ядерных стран не существует никаких ограничений по предотвращению возможности запуска ракет из нейтральных вод, из акваторий океанов. Отсутствует порядок международного контроля выхода подводных лодок на боевое патрулирование и возвращения на базы.

Так вот, проведена ядерная атака государства ракетами неизвестной подводной лодки. Каковы действия мирового сообщества в этом случае?

Третий пример – захват арсеналов ядерного, бактериологического или химического оружия террористами. Угроза страны-изгоя соседним государствам, требующая для его умиротворения согласованного применения ядерного оружия, выделенного из арсенала одной из стран ядерного клуба.

Представляется, что подобные ситуации должны быть детально регламентированы содружеством государств обновленного Совета Безопасности ООН.

В настоящее время продвижений на этом пути нет. Обсуждения с участниками совещаний по ядерным проблемам подтверждают умиротворенность в этих вопросах. Помня ядерные катастрофы Хиросимы и Нагасаки, лишь подобные события могут заставить мир, наконец, заняться проблемами ядерной безопасности?

Представляется, что в обновленном Совбезе ООН должен быть международный трибунал, образованный по принципам трибунала Нюрнбергского процесса, готовый немедленно работать в случае ядерного конфликта или провокации.

Небывалая разрушительная мощь ядерного оружия, от которого мир уже никогда не сможет отказаться, должна быть поставлена на путь сохранения справедливого миропорядка!

В 2020 году президент РФ Владимир Путин предложил собраться главам 5 стран – учредителей ООН для обсуждения вопросов дальнейшего мироустройства. Получено согласие на такую встречу глав всей «пятерки». Пандемия внесла коррективы, но хочется надеяться, что на такой встрече будет достигнуто понимание, что в мире не может господствовать и доминировать ни одна страна. При этом основным стержнем дальнейшей мировой политики в области всеобщей безопасности может быть только разработанная по поручениям глав США, РФ, КНР, Великобритании и Франции новая доктрина, доверенная к осуществлению обновленным Советом Безопасности, который может называться Советом Безопасности Доверенных полномочных государств (Совбез ДПГ), своеобразных мировых центров силы.

Обнадеживает появление в СМИ США статей ряда видных и авторитетных американских политологов о настоятельной необходимости ведущим мировым государствам вновь, как и в 1945 году, договориться о современных действиях по поддержанию мира и безопасности на планете Земля. Это в частности, статья Ричарда Хааса (Richard Haass) и Чарльза Купчана (Charles Kupchan) в журнале Foreign Assairs США за 23 марта 2021 года, а также статья Стивена Пайфера в материалах народного дискуссионного клуба «Валдай». Важную роль, на мой взгляд, в решении проблем ядерной безопасности могут сыграть видные общественные организации. Так, я высоко ценю присужденную мне Всемирным советом мира медаль Леонардо да Винчи «За укрепление мира во всем мире». Хотя награда предназначалась создателю систем ракетного ядерного сдерживания, посвятившему этому всю жизнь.

В заключение: еще 40 лет назад создатель термоядерного оружия Андрей Сахаров призывал к объединению усилий по решению ядерной проблемы. Этот призыв сохраняет актуальность и поныне.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ужесточаются наказания за преступления на воинской службе

Ужесточаются наказания за преступления на воинской службе

Изменения в действующий Уголовный кодекс прошли второе и третье чтение в Госдуме

0
2250
Американские арсеналы пустеют

Американские арсеналы пустеют

Владимир Иванов

Пентагон торопится решить проблему дефицита снарядов и техники

0
2217
«Северных территорий» уже маловато

«Северных территорий» уже маловато

Александр Широкорад

Токио планирует агрессию на российский Дальний Восток

0
1473
Снежная королева и Голый король

Снежная королева и Голый король

Аркадий Вырвало

Что общего между белыми медведями, волшебными зеркалами и советской торговлей

0
1664

Другие новости