0
1734
Газета Реалии Интернет-версия

02.06.2022 21:06:00

Бойцы заоблачного фронта

Израильские горные стрелки изучают опыт коллег всего мира

Захар Гельман

Об авторе: Захар Гельман – военный журналист.

Тэги: реалии, израиль, армия, горные стрелки, обучение, опыт


реалии, израиль, армия, горные стрелки, обучение, опыт Успешные боевые действия в горной местности требуют резкости зрения и тонкого чутья. Фото с сайта www.idf.il

«Горные вершины Спят во тьме ночной...» – первые строки гениального перевода Лермонтова известного стихотворения Гёте. «Лучше гор могут быть только горы...» – пел Владимир Высоцкий. А прекрасный израильский поэт Израиль Рубинштейн (уроженец Москвы) самую высокую гору Хермонского нагорья именует «кручей».

И в самом деле это крутое место.

ЗИМНИЙ КУРОРТ И ВОЕННЫЙ ОБЪЕКТ

В принципе Хермон – это туристический объект: единственный горный массив на Голанском плато, где можно заниматься зимними видами спорта. Снег там лежит с ноября по март. Хермон считается зимним курортом.

Однако эта территория оспаривается Сирией. Хотя большая часть Голан после Шестидневной войны в июне 1967 года контролируется Израилем и только восточная часть – сирийцами, Совет Безопасности OOН признает всю эту территорию сирийской.

Самая высокая точка израильской части Голанских высот – гора Хермон (2236 м). В ясный день оттуда виден Дамаск, расположенный всего в 40 км от плато.

В стратегическом же плане важно иметь в виду, что в Израиле находится только 7% Хермонского хребта. Самый высокий из пиков горы Хермон (2814 м) расположен на сирийской территории.

В ходе всех военных противостояний с Дамаском атаки сирийских танковых частей всегда начинались с попыток захвата Голанских высот. И понятно почему. Рельеф этого плато идеален для обеспечения безопасности еврейского государства. И наоборот: захват противником этой территории резко снижает обороноспособность израильтян, потому что с вершин Голан вполне можно обстрелять более 40% территории Израиля. Неудивительно, что гору Хермон именуют «глазами и ушами Израиля».

Для защиты Голанского плато в 1973 году в ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) на базе разведроты бригады «Голани» и спецназа «Эгоз» («Орех») было сформировано армейское альпинистское подразделение, которое вполне можно именовать израильскими горными стрелками.

«ШВЕД» – ГОРНОЛЫЖНЫЙ ИНСТРУКТОР

По мнению израильских военных экспертов, потеря контроля над Голанами может привести к серьезным проблемам во всех сферах жизни. В частности, Голанские высоты защищают подходы к озеру Кинерет (именуемому также Тивериадским озером и Галилейским либо Генисаретским морем), которое служит важнейшим источником пресной воды в еврейском государстве.

Израильский обозреватель Анна Аронхейм в статье «Евреи на лыжах», опубликованной в газете Jerusalem post в нынешнем году, рассказывает о майоре запаса ЦАХАЛ Стефане Когеусе. Он начал службу в армейском альпинистском подразделении в 1982 году, сразу же после репатриации из Швеции.

До переезда в еврейское государство Когеус служил в альпинистском подразделении шведской армии. По его словам, когда он начинал службу на Хермоне, израильские военные не использовали лыж даже для патрулирования: они пользовались снегоступами. Стефана Когеуса шокировали не только снегоступы, но и тогдашняя экипировка местных военных, почти не учитывающая горных условий. И это при том, что израильское альпинистское подразделение существовало уже девять лет. Неудивительно, что такая слабая подготовка однажды вышла боком.

В середине апреля 1974 года 60 израильских бойцов под командованием 28-летнего Амирама Левина взяли штурмом гору Хермон. При этом сирийцы потеряли 12 военнослужащих и еще около 40 израильтяне взяли в плен. Однако этот штурм командованием ЦАХАЛ был признан крайне неудачным, потому что потери евреев составили 30 человек убитыми и почти 50 ранеными. Пленных сирийцы взять не смогли. После такой неудачи первое альпинистское израильское подразделение было расформировано. Его воссоздали только через четыре года.

Примечательно, что неудачный штурм Хермона не отразился на военной карьере Амирама Левина. Уже через два года он стал командиром элитного спецназа «Сайерет маткаль», а в 1994–1998 годах командовал Северным военным округом.

Заметим, что после ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 года перед командованием контингента встала проблема обучения значительной части военнослужащих боевым действиям в высокогорной местности. Проблема решалась созданием на базе мотострелковых полков горнострелковых батальонов.

Кроме всего прочего, «швед» Стефан Когеус научил израильских горных стрелков не спать в палатках, как устраиваются на ночлег обычные пехотинцы, а вырывать пещеры в снегу, которые правильнее называть гротами.

У Голанских высот и горной цепи Хермон – свои особенности. Поэтому израильтяне отказались посылать своих горных стрелков на учебу в Германию и Швейцарию. Хотя совместные учения с военными некоторых стран проводятся.

УЧИТЫВАЯ СОВЕТСКИЙ ОПЫТ

В послевоенное время советские горные стрелки получали специальное обмундирование и снаряжение, а также в небольшом объеме изучали специальные дисциплины. Только позднее появились опытные инструкторы. Хотя именно в Советском Союзе в 1942–1945 годах существовала Школа военного альпинизма и горнолыжного спорта Закавказского и Северо-Кавказского фронтов.

Эта школа, а также несколько подобных школ в Средней Азии были созданы по инициативе маршала Советского Союза Ивана Степановича Конева. Он считал подготовку войск для боевых действий в горах весьма актуальной для выполнения стратегических и тактических задач в случае разворачивания армейских частей в горных местностях. В одной из своих книг он писал: «В горах хорошо обученный организованный батальон со средствами усиления, во главе со смелыми и решительными командирами и офицерами может выполнить задачу, поставленную полку, а то и дивизии». И еще одна цитата: «Горный стрелок, прошедший специальную подготовку и обученный ведению боевых действий в горах, стоит минимум пяти солдат-пехотинцев».

Однако после победы в Великой Отечественной войне некоторым армейским начальникам казалось, что «на Эльбрусах мы теперь воевать не будем», и все военно-альпинистские школы были закрыты. Возрождать их пришлось намного позже.

СПЕЦИАЛИСТЫ НА ВЕС ЗОЛОТА

В израильский альпинистский спецназ, иначе говоря, подразделение горных стрелков бойцы призываются без учета страны, из которой они репатриировались. Очевидно, что выходцев из стран Скандинавии или из горных регионов России либо Северной и Южной Америки среди новобранцев совсем немного. Принцип распределения призывников здесь совсем иной.

«Большинство новобранцев, приходящих в горнострелковую часть, – говорит 67-летний ветеран военного альпинизма Стефан Когеус, – не умеют ходить на лыжах. Поэтому вначале они проходят специализированную подготовку в районе Голанских высот и той же горы Хермон».

Начинающих военных альпинистов учат правильному ношению экипировки, патрулированию в тяжелых погодных условиях высокогорья. В тренировочном лагере горные стрелки отрабатывают снайперскую стрельбу, обучаются умению быстрого продвижения в снегу и пребывания в засаде.

Численность израильского подразделения военных альпинистов, включая сюда состоящих на действительной службе и резервистов, составляет несколько сотен человек. Анна Аронхейм пишет в вышеуказанной статье: «В израильском альпинистском спецназе всеми способами стараются уменьшить текучку – подготовленные для альпинистской службы бойцы ценятся на вес золота». Ввиду особых сложностей службы в таком подразделении женщин в этот спецназ не призывают.

В мирное время израильские резервисты большинства военных профилей и специальностей обычно призываются по графику. И мало кто призывается ежегодно. Кроме горных стрелков, которые сборы проходят минимум раз в полтора года.

«В противном случае потеря приобретенных альпинистских навыков и скалолазских сноровок гарантирована, – разъясняет Борис Дальник, бывший военнослужащий альпинистского спецназа, а ныне сертифицированный инструктор по лыжам и сноуборду зимнего курорта «Хермон». Борис, уроженец подмосковных Мытищ, считает, что настоящим профессионалом он стал только через пять лет.

ВСЕХ ОПЕРЕЖАЮТ ИНДИЙЦЫ

Израильские военные альпинисты проводят патрулирование на границах с Сирией и Ливаном.

Руководство «Хезболлы», полностью контролирующей Южный Ливан, создало альпинистское подразделение, которое проводит тренировки в Иране и Пакистане. Боеспособность этого подразделения весьма сомнительна.

О сирийских военных альпинистах сведений нет. И это при том, что в 2019 году сирийский альпинист Самер Аль-Аккад покорил высочайшую вершину мира – Эверест и на высоте 8 848 м установил флаг своей страны. Примечательно, что Самер Аль-Аккад – житель города Алеппо, никак не связанный с армией, он выпускник Университета гуманитарных наук в Японии.

Любопытно, что среди стран мира самые многочисленные подразделения горных стрелков существуют в Вооруженных силах Индии. По последним обнародованным данным, у индийцев 10 горно-пехотных дивизий и до шести горно-пехотных бригад. Такое внимание Нью-Дели к военным альпинистам объясняется особенностями государственной границы Индии. Границы с Пакистаном и Китаем проходят на севере и северо-востоке страны по Гималаям. С обретением Индией независимости в 1947 году многократно возникали конфликты и инциденты как с пакистанцами, так и с китайцами.

Военно-стрелковые («альпинистские») подразделения, специализирующиеся на ведении боев в горах или местности с суровыми арктическими погодными условиями и сложным рельефом, созданы также в армиях США, Германии, Австрии и Франции.

БЕЗ ДРОЖИ И СТРАХА

Израильские любители горнолыжного спорта, предпочитающие активный отдых на Хермоне, именуют себя «туристами заоблачных вершин». Уже упомянутый Борис Дальник, имеющий и спецназовский, и инструкторско-туристический опыт, в беседе с «НВО» сказал, что именно армейская служба сделала его настоящим альпинистом.

Борис рассказывает, что в горах надо держаться подальше от камней, которые днем накапливают тепло и растапливают снег. Ночью талая вода превращается в лед, который утром тает и образует скрытые провалы. Резервист и инструктор курорта «Хермон» Дальник говорит на иврите, русском, английском и арабском языках, поэтому у него много учеников разного уровня.

Владимир Высоцкий в песне «Альпинистам в годы войны» называет своих героев, советских солдат, «бойцами заоблачного фронта». Вполне конкретное определение. В песне есть такие слова: «Ну вот, исчезла дрожь в руках, теперь – наверх! Ну вот, сорвался в пропасть страх – навек, навек». Сказано очень точно. У настоящих альпинистов, тем более военных, дрожь исчезает и страх пропадает навсегда. H

Иерусалим


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Тень Ирана нависла над Ближним Востоком

Тень Ирана нависла над Ближним Востоком

Захар Гельман

Израиль готов пресечь ядерную программу Тегерана силой оружия

0
361
Беспилотники свяжут с космосом

Беспилотники свяжут с космосом

Дмитрий Сафонов

«Российские космические системы» разработают новейшие технологии для дронов и авиации

0
410
Оружие – престижное хобби или гарантия безопасности

Оружие – престижное хобби или гарантия безопасности

Мяйле Мачюлите

Стрелковые клубы: все дорожает, но клиентов прибавляется

0
420
Армия-2022: салон ожиданий

Армия-2022: салон ожиданий

Дмитрий Литовкин

Военные планируют подписать контрактов на 522 миллиарда рублей

0
590

Другие новости