0
2692
Газета Реалии Интернет-версия

08.12.2022 20:20:00

Советская разведчица и немецкая писательница

Полковник, писательница и мать троих детей Урсула Бертон всю жизнь соблюдала конспирацию

Борис Хавкин

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

Тэги: личность, ссср, разведка, сотрудник, Урсула Бертон


личность, ссср, разведка, сотрудник, Урсула Бертон Во время Второй мировой Швейцария была Меккой для шпионов всех воюющих сторон. Лозанна. 1940 год. Фото библиотеки ETH Цюрих

У этой женщины, домохозяйки и матери троих детей, было много имен. По рождению – Урсула Кучински. По мужьям – Урсула Гамбургер и Урсула (Рут) Бертон. Свои книги она подписывала псевдонимом Рут Вернер. Советской военной разведкой ей было дано условное имя Соня и фамилия Людвиг.

Она имела воинское звание полковника Красной армии. Была награждена тремя советскими орденами: дважды – Красного Знамени и орденом Дружбы народов. А также орденом Карла Маркса – высшей наградой ГДР.

Ее жизнеописание достойно не газетного очерка, а романа, где присутствуют любовь и страсть, а действие происходит в Европе, Азии и Америке. Героиня романа была женщиной во всех ее проявлениях: веселой, иногда взбалмошной, тянущейся к мужчинам и при этом страстной, любящей матерью. Судьба свела эту женщину со знаменитыми советскими разведчиками: Рихардом Зорге, Шандором Радо и Клаусом Фуксом.

ИЗ БЕРЛИНА В ШАНХАЙ ЧЕРЕЗ ФИЛАДЕЛЬФИЮ

Урсула Кучински родилась 15 мая 1907 года в Целендорфе, фешенебельном районе Берлина, в семье немецких евреев. Ее отец, профессор Роберт Рене Кучинский, был экономистом, статистиком, демографом, а мать Берта – художницей. Историк Эрик Хобсбаум вспоминал о семье Кучинских как об одной из самых преуспевающих в Берлине.

Урсула была вторым ребенком в семье: кроме нее и старшего брата Юргена у родителей было еще четыре младшие девочки. В семнадцать лет, окончив лицей и торговую школу, Урсула пошла работать ученицей в книжный магазин «Прагер». Урсула, как и ее семья, придерживалась коммунистических взглядов. Девушка вступила в молодежную коммунистическую организацию берлинского района Целендорф, стала членом профсоюза служащих.

В 1921 году профессор Кучинский получил приглашение на работу в США. Жена поехала с ним. С тех пор шесть месяцев в году родители проводили в Америке, оставляя детей дома. Урсула стала фактически главой семьи, поскольку старший брат Юрген не вникал в домашние дела. Он изучал экономику, философию и историю в университетах Берлина, Эрлангена и Гейдельберга. В 1925 году Юрген защитил в Эрлангене диссертацию «Значение экономики» и получил степень доктора философии.

В мае 1926 года Урсула стала членом Коммунистической партии Германии (КПГ). На одном из митингов она получила удар полицейской дубинкой. В 1928 году политическая деятельность Урсулы стала известна ее работодателям, и девушка потеряла работу.

Урсула решила уехать в Америку, где к тому времени уже обосновался ее старший брат Юрген. Урсула сначала жила в Филадельфии, где давала уроки немецкого языка детям одной квакерской семьи. Потом служила горничной в гостинице «Пенсильвания». Затем ей посчастливилось найти работу по специальности – в книжном магазине в Нью-Йорке.

Однако Америка Урсуле не понравилась. В 1929 году она вернулась в Германию, где почти сразу же вышла замуж за молодого архитектора Рудольфа Гамбургера. Жизнь не сулила супругам ничего хорошего, ибо найти работу в охваченной кризисом Германии Рудольф не мог. Однако представилась возможность получить неплохую должность в Китае. Знакомый Рудольфа сообщал ему, что требуется архитектор в городское управление Шанхая, во главе которого стоит английская администрация.

Рудольф и Урсула выехали в Китай: Рудольф в поисках перспективной работы, а Урсула с тайной мыслью вести революционную работу бок о бок с китайскими коммунистами, о которых тогда много писали. Летом 1930 года они добрались, наконец, до Шанхая. Урсула увидела совершенно иной мир, столкнулась с ужасающей азиатской эксплуатацией и нищетой.

Впрочем, европейцев это не касалось. Никогда еще она не жила в такой роскоши и безделье. Пока Рудольф работал помощником архитектора в отделе общественных работ муниципального совета, Урсула искала возможности связаться с китайскими коммунистами, просила о помощи товарищей по КПГ, но тщетно.

Однако такая возможность вскоре появилась – но это были совсем не китайцы…

КОНСПИРАТИВНАЯ КВАРТИРА

Осенью 1930 года Урсула познакомилась с Агнес Смедли – американской писательницей и журналисткой левого направления, жившей в Шанхае. Молодые женщины подружились. Как-то раз Урсула пожаловалась американке, что никак не может найти себе применение как коммунистка. Через некоторое время Агнес сказала, что, если Урсула согласится, ее мог бы навестить один коммунист, которому можно полностью доверять.

Так Урсула познакомилась с немецким журналистом Рихардом Зорге – коммунистом и советским военным разведчиком. Вскоре шанхайская квартира супругов Гамбургер превратилась в место тайных встреч Зорге и членов его группы. Урсула, которую Рихард для конспирации назвал Соней, должна была предоставлять для совещаний одну из своих комнат. Ни присутствовать при разговоре, ни тем более интересоваться тем, что в ее квартире происходит, ей не полагалось.

Постепенно Соня приобретала опыт. Рихард стал давать ей все более сложные поручения. Она обрабатывала поступающую информацию, переводила документы, фотографировала материалы. Получала почту и донесения, начала заниматься вербовкой, постигала основы конспирации.

Соня вспоминала: «Конспирация стала моей второй натурой, поскольку товарищи, которых надо было уберечь, действовали в условиях постоянной опасности. Забота о них вошла у меня в плоть и кровь, так же, как забота о моем маленьком сыне». (Зимой 1931 года у супругов Гамбургер родился сын Миша.) При этом Соня пока еще не знала, на кого работает. Она выполняла партийную работу, ее соратниками были коммунисты – этого было достаточно.

Основной проблемой были отношения с мужем. Несмотря на свои левые убеждения, Рудольф упрашивал Урсулу отказаться от партийной работы, чтобы не подвергать риску себя и ребенка. Так что конспирироваться пришлось в первую очередь от мужа. В течение всех трех лет их жизни в Шанхае Рудольф так и не узнал ни о разведывательной работе своей жены, ни о том, что их квартира использовалась для нелегальных встреч.

46-11-1480.jpg
Соня-Урсула-Рут в разрушенном Берлине. 
 Фото из книги Рут Вернер.
Соня рапортует. М., 1980
ИЗ ШАНХАЯ В МАНЬЧЖУРИЮ ЧЕРЕЗ МОСКВУ

В разведгруппу Зорге, посещавшую шанхайскую квартиру семьи Гамбургер, входили: помощник Зорге Карл Римм, известный Соне под именем Пауль; Макс Шенк (настоящее имя Макс Клаузен), позднее радист Зорге в Японии; Гриша, он же Джон, владелец фотоателье, делавший микрофильмы разведывательных донесений; японский журналист Ходзуми Одзаки (он был казнен в Токио вместе с Зорге 7 ноября 1944 года). К ним Соня относилась как к боевым товарищам.

Зорге принес ей на хранение чемодан с рукописными и печатными материалами, а затем и второй – с оружием. Однажды Зорге поручил Соне отнести объемистый пакет его знакомому Фреду. С ним у Сони сразу возникли доверительные отношения. Она рассказала ему о себе всё, даже советовалась, не разойтись ли с Рудольфом.

Много лет спустя Рут узнала о Фреде как о герое гражданской войны в Испании. Это был Манфред Штерн – знаменитый генерал Клебер, герой Мадридского фронта. Позже он был отозван в Москву и расстрелян как «враг народа».

В декабре 1932 года Зорге внезапно покинул Китай. Новым руководителем Сони стал Пауль. К тому времени Урсула уже знала, что она работает на Советский Союз. Летом 1933 года ей предложили поехать в Москву на учебу. Предложение означало, что в случае согласия она станет штатным сотрудником Разведуправления Генштаба Красной армии.

В разведшколе в Москве Соня, получившая фамилию Людвиг, провела полгода. Она изучала радиодело, основы агентурной работы, правила конспирации и вербовки. Затем Соня получила новое назначение, не менее опасное – в Маньчжурию, в город Мукден. К этому времени она твердо решила расстаться с мужем. Сына она оставила у себя.

Соня была направлена в Мукден в качестве представителя шанхайской книготорговой фирмы. На задание она поехала с новым напарником. Им стал молодой немецкий коммунист, бывший моряк Иоганн Патра (подпольный псевдоним Эрнст).

Совместная работа давалась им нелегко – слишком разными по психологии и культуре были женщина из семьи профессора и пролетарий Эрнст, человек с непростым характером: обидчивый и деспотичный, но обстоятельный и серьезный. Соню обрадовало, что Эрнст не возражал против того, чтобы она взяла с собой ребенка. Они отправились в путь на итальянском пароходе из Триеста.

«На пароходе я разгуливала в белом платье без рукавов и вместе с Эрнестом плавала в бассейне, а длительное путешествие с его теплыми днями и ясными ночами создавало атмосферу, которой трудно было противостоять. Мне было двадцать четыре года, Эрнсту двадцать семь… Я далеко не была уверена, что желаю лишь «товарищеских отношений» между нами», – вспоминала Соня.

Конечно, случилось то, что должно было случиться. Рудольф спокойно и с достоинством принял появление Урсулы с ее новым спутником. У него было одно желание: сохранить сына и хотя бы видимость семьи. Он принял Эрнста как боевого товарища и помог отправить в Мукден оперативный багаж – огромное старинное кресло, в сиденье которого была спрятана рация.

ИЗ МУКДЕНА В ШВЕЙЦАРИЮ ЧЕРЕЗ ПОЛЬШУ

Задание у Эрнста и Сони было опасное: передавать в Москву разведданные, а кроме того, работать с маньчжурскими партизанскими отрядами. Они должны были осуществлять связь между партизанами и СССР. Передавать информацию и запросы отрядов. Консультировать партизан, и если нужные рекомендации не мог дать Эрнст, запрашивать их из Москвы.

Разведчики проработали в Мукдене почти год. В апреле 1935 года один из хорошо знавших их китайских товарищей был арестован японцами. Надо было срочно уезжать из Мукдена. Соня покинула и Китай. Янина, дочь ее и Иоганна Патры, родилась уже в следующей ее загранкомандировке – в Польше.

Соня вспоминала: «Когда я почувствовала, что у меня будет второй ребенок, меня не покидали сомнения: а возможно ли это при моей опасной работе?.. И тогда я сказала себе: дети придают силы, вселяют уверенность и делают жизнь веселой. Лучше быть веселым разведчиком, чем грустным, лучше спокойным, чем нервным. А там, где висят пеленки, вряд ли кто ожидает встретить разведчика. И я решилась».

По странной прихоти судьбы, в Польшу ей предложили ехать с ее первым мужем Рудольфом, который к тому времени тоже стал работать на советскую разведку. Московское начальство ничего не знало о нюансах их отношений, а Рудольф был готов по-прежнему заботиться о ней и ее детях.

Они поселились в Варшаве. Одно время Соня была радисткой у Николы Попова (псевдоним Черный). Затем некоторое время жила вместе с детьми в Данциге, работала с местной антифашистской группой. Но потом работы стало мало, ее отозвали и почти сразу направили в Швейцарию.

В 1937–1938 годах Соня дважды ездила в Москву на учебу. В Кремле «всесоюзный староста» Михаил Калинин вручил ей орден Красного Знамени. Она носила его лишь один день. Когда уехала, он остался в Генштабе. Вообще пребывание в Центре для Сони, в отличие от других разведчиков, было сведено до минимума, необходимого для переподготовки: она резко отрицательно относилась к разлуке с детьми, которых брать с собой в СССР было нельзя.

Следующим местом ее командировки стала Швейцария, куда Соня поехала уже в качестве резидента – руководителя хоть и маленькой, но собственной группы. К тому времени все ее немецкие родственники, спасаясь от нацизма, перебрались в Лондон; там же были и дети. Заехав туда по пути, Урсула, во-первых, привлекла к работе на советскую разведку отца, брата и одну из своих сестер. А во-вторых, через английских ветеранов гражданской войны в Испании сумела найти себе двоих помощников – Леона Бертона и Александра Фута. Еще один человек из ее группы – Франц Оберманнс – должен был прибыть из Москвы.

46-10-1480.jpg
Соня и ее дети. Фото из книги Ben Macintyre.
Agent Sonya. London, 2020
РЕЗИДЕНТУРА В ШВЕЙЦАРИИ

Соня с детьми поселилась в горах близ Монтрё, неподалеку от Лозанны. Работать ей предстояло против Германии, и ее помощники-англичане сразу же по приезде отправились на территорию Третьего рейха. Фут должен был поехать в Мюнхен и попытаться проникнуть на авиационные заводы фирмы «Мессершмитт», а Леон – легализоваться во Франкфурте-на-Майне и проникнуть на завод «Фарбениндустри». Англичане находились в Германии до самого лета 1939 года, когда из Центра пришел приказ: срочно отозвать их обратно в Швейцарию и обучить на радистов.

Близилась война, которая неизбежно должна была привести к закрытию границ. Главной проблемой советской разведки должна была стать связь с зарубежными резидентурами. Однако швейцарская сеть, в основном благодаря работе Сони, этих трудностей не испытывала.

Вскоре после начала Второй мировой войны Соня получила новое задание: связаться в Женеве с товарищем Альбертом, резидентом Разведуправления, после начала войны потерявшим связь с Центром. Прозвище «Альберт» носил географ и картограф Шандор Радо. Сначала она сама передавала его сообщения, потом подготовила для Альберта еще двоих радистов – супругов Хамелей. Пожалуй, такого количества радистов не имела в то время ни одна советская разведсеть.

Начало Второй мировой войны и статус эмигранта сильно осложнили положение Сони в Швейцарии. Ей нужны были надежные паспорт и гражданство. И тогда она решает заключить фиктивный брак с одним из своих помощников-англичан. Выбор пал на Леона Бертона. Так Урсула-Соня вышла замуж в третий раз, прожив со своим третьим мужем с любви и согласии всю оставшуюся жизнь.

В Швейцарии Соня получила необычное задание: нелегально передать Розе Тельман, жене находившегося в нацистском застенке председателя КПГ Эрнста Тельмана, материальную помощь. С этим поручением Соня отправила в Германию няню своих детей Ольгу Мут, которую в доме звали Олли. Няня более четверти века жила в семье Кучинских и в свое время нянчила Урсулу, ее брата и сестер.

9 марта 1940 года советский полпред в Берлине Алексей Шкварцев информировал Москву шифротелеграммой: «8 марта в полпредство явилась Роза Тельман, которая заявила, что месяц тому назад из Швейцарии к ней в Гамбург явилась женщина по фамилии Мут, передавшая Тельман 1000 германских марок. Мут просила письма Тельмана передать туда, где они были не приняты (то есть в полпредство. – Б.Х.). Тельман ответила, что у нее никаких писем нет».

Так Соня и Олли оказались связанной с историей писем Тельмана Сталину и Молотову. Вождь немецких коммунистов в 1939–1941 годах писал их в тюрьме Ганновера. А его жена во время свиданий тайно выносила письма и доставляла в советское полпредство, откуда их переправляли в Москву.

АНГЛИЯ И РАБОТА С КЛАУСОМ ФУКСОМ

В 1940 году военные действия в Европе развивались стремительно. Никто не мог предсказать, сможет ли Швейцария сохранить нейтралитет или будет оккупирована Германией. Центр дал разведчице задание выехать из страны. В декабре 1940 года Соня с детьми уехала в Англию.

В Англии жизнь Сони была безопасней, чем в Швейцарии, но значительно более трудной. Началось все с того, что связник из Центра на связь не вышел. Не было связи – не было и денег. Начались проблемы с жильем, детей пришлось отдать в пансион (дочке в то время было всего четыре года).

Леон никак не мог добраться до Англии через охваченную войной Европу. Соня уже почти потеряла надежду на появление связника, когда в мае, через полгода после ее появления в Англии, он вышел на связь.

Разведчице пришлось совмещать работу радиста и резидента. Сначала она поставляла в Центр в основном политическую и экономическую информацию, сдобренную некоторым количеством сведений о военных разработках. Вскоре брат Юрген связал свою сестру со своим знакомым – немецким физиком Клаусом Фуксом.

Клаус Фукс родился в 1911 году в Германии, неподалеку от Дармштадта, в семье лютеранского священника. После окончания гимназии поступил в Лейпцигский университет, где занимался математикой и теоретической физикой, сразу же показав блестящие способности. В 1931 году Клаус вступил в социал-демократическую партию, а в 1932 году – в коммунистическую партию Германии.

После прихода к власти нацистов Фукс в июле 1933 года эмигрировал сначала во Францию, а затем в Англию, где занимался теоретической физикой в Бристольском университете. В 1937 году он переехал в Эдинбург, где стал работать у знаменитого физика Макса Борна. Все это время Фукс оставался коммунистом и даже особо не скрывал своих взглядов.

После начала Второй мировой войны Фукс как гражданин Германии был в Англии интернирован. И освобожден только в декабре 1940 года, после чего вернулся к прерванным занятиям физикой. В начале 1941-го он получил британское гражданство. В мае того же года профессор Бирмингемского университета Пайерлс предложил ему поучаствовать в «одном военном проекте».

Англия раньше США начала исследовать возможности создания атомной бомбы. Уже в октябре 1940 года в Британском комитете по науке обсуждался вопрос о работах над этим проектом. Тогда же был основан Урановый комитет, а 16 апреля 1941 года на его заседании был сделан вывод, что атомная бомба может быть разработана в течение двух лет. Итогом заседания стало начало проекта «Тьюб эллойз». В июне 1942 года в США при участи Великобритании началась активная работа над проектом «Манхэттен» – созданием американской атомной бомбы.

Еще осенью 1941 года во время одной из поездок в Лондон Фукс попросил своего друга Юргена Кучински помочь ему связаться с советской разведкой. Юрген выполнил его просьбу. Первым связником Клауса стал советский военный атташе Семен Кремер. Однако весной 1942 года связь Фукса с лондонской резидентурой советской военной разведки прервалась.

Клаус снова обратился к Юргену, который связал его непосредственно со своей сестрой. Первая встреча Клауса и Сони состоялась летом 1942 года, последняя – в ноябре 1943-го, когда Фукс получил приглашение от Оппенгеймера продолжить работу уже за океаном, в лаборатории Лос-Аламоса.

Всего за время сотрудничества с военной разведкой от Клауса Фукса поступило 116 фотокопий и 1018 листов информационных материалов, а также пять образцов. Это была ценнейшая информация. В 1943 году Фукс был направлен в США для участия в проекте «Манхеттен». Во время последней встречи Соня передала ему инструкцию для установления контакта с советской разведкой в Америке.

«ГРУДНЫЕ ДЕТИ – ВЕЛИКОЛЕПНАЯ МАСКИРОВКА»

Среди источников информации, связанных с Соней, был и Ганс Кале, сыгравший в Испании видную роль в интернациональных бригадах как командир дивизии.

Кале родился в 1899 году. Воевал на фронтах Первой мировой в звании лейтенанта. Вступил в КПГ в 1928 году. С 1933-го в эмиграции во Франции и Испании участвовал в рабочем движении и гражданской войне. В 1939-м перебрался в Великобританию. Входил в руководство местной организации КПГ, был военным корреспондентом газеты компартии Великобритании «Дейли уоркер», журналов «Тайм» и «Форчун».

С Соней Кале сотрудничал в 1941–1942 годах, передавая ей сведения, собранные им лично и еще пятью немецкими эмигрантами. Соня виделась с ним примерно дважды в месяц и получала полезные данные. Для Ганса приходили запросы, по которым можно было судить, что именно важно для Центра.

О другой работе Урсулы известно, например, что в период активных бомбардировок немецкой авиацией английских городов от ее источников поступала информация об их эффективности. Эти данные поступали от источников, служивших в королевских ВВС.

Летом 1942 года наконец в Англию приехал Леон Бертон. Он хотел пойти на фронт, а Урсуле хотелось, прежде чем муж уйдет на войну, иметь от него ребенка. Тогда-то она и произнесла эту замечательную фразу: «Грудные дети – великолепная маскировка».

8 сентября 1943 года у них родился сын Петер. Вскоре Леона призвали в британскую армию, и незадолго до окончания войны он отправился на фронт – в Европу.

Вроде бы Соня делала свою будничную работу, но Центр считал иначе. В августе 1943 года связник передал ей слова «Директора»: «Имей мы в Англии пять Сонь, война кончилась бы раньше».

В 1945 году, после предательства шифровальщика советского военного атташе в Канаде Игоря Гузенко и ареста в СССР Шандора Радо, Центр прекратил связь с Соней. Начались трудные дни неизвестности и безденежья.

Летом 1947 года, когда ее бывший радист Александр Фут перешел к англичанам, к ней домой наведались сотрудники английских спецслужб, но ничего подозрительного не нашли. Но 2 февраля 1950 года в США был арестован Клаус Фукс. Соня была вынуждена с двумя младшими детьми срочно бежать из Англии.

СНОВА НА РОДИНЕ

В марте 1950 года Соня под именем Урсула Бертон поселилась в Восточном Берлине – столице ГДР. Через некоторое время к ней присоединился муж Леон, а затем и старший сын Миша. Семья была снова вместе. До 1956 года Урсула работала во внешнеторговой палате ГДР, выпустила несколько книг по экономике.

Затем она посвятила себя занятию, к которому испытывала склонность с детства, – литературе. Под псевдонимом Рут Вернер писательница в 1957 году опубликовала роман «Необычная девушка». В 1961 году вышла в свет ее книга «Ольга Бенарио», посвященная памяти немецкой революционерки, трагически погибшей в концлагере.

Рут Вернер написала 15 книг, из которых три посвящены разведке. В их числе и знаменитые, ставшие бестселлером мемуары «Соня рапортует». Книга вышла в свет в 1977 году, через двадцать лет после начала литературной работы ее автора и через тридцать лет после окончания карьеры разведчицы Сони.

Урсула Бертон – умерла в Берлине 7 июля 2000 года, на 94-м году жизни. «Многие говорят, что я прожила жизнь напрасно, – рассказывала она в 1991 году, когда распался СССР (а годом ранее ушли в прошлое ГДР и Социалистическая единая партия Германии). – Так говорят мои товарищи, те, кто покинул партию с чувством разочарования. Я же утверждаю, что моя борьба была борьбой против фашизма. Если моя работа приблизила победу хотя бы на три дня, даже на два часа, я могу ходить с высоко поднятой головой». 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Две трети специалистов хотели бы сменить место работы

Две трети специалистов хотели бы сменить место работы

Анастасия Башкатова

Расходы на сотрудников сокращаются даже в условиях дефицита кадров

0
1123
Архивисты из Госбезопасности остались без добычи

Архивисты из Госбезопасности остались без добычи

Алексей Казаков

Спецоперации болгарской разведки в Ватиканской библиотеке

0
1127
Волгоград превратился в Сталинград досрочно, Мелитополь советизируется

Волгоград превратился в Сталинград досрочно, Мелитополь советизируется

Василий Матвеев

Возвращение советских названий в Запорожской области вызвало вопросы у противников возвращения коммунистических названий

0
929
Под знаком Z против японцев

Под знаком Z против японцев

Михаил Болтунов

Как военные разведчики налаживали связь с далеким Китаем

0
1589

Другие новости