0
1062
Газета Реалии Интернет-версия

20.01.2023 00:05:00

Не нужно жениться на Конституции

Историки и военные погрязли в разноголосице терминов

Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров – доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, генерал-майор в отставке.

Тэги: книжная полка, владимир махонин


2-11-1х480.jpg
Махонин В.А. Нищета
терминологии и логические
основы понятийного аппарата.
Научно-популярное издание.
М., Проспект, 2023. 400 с.
В издательстве «Проспект» вышла в свет книга доктора исторических наук профессора Виктора Махонина «Нищета терминологии и логические основы понятийного аппарата». Книга посвящена одной из ключевых теоретических проблем в деятельности российских ученых, в том числе военных: методологии формирования научной терминологии. Работ такого типа у нас практически нет.

Книга носит не только теоретический, но и практический характер. Автор на многочисленных примерах показывает корректность разного рода понятий и их определений, а также пути устранения выявленных некорректностей, что существенно повышает практическую значимость этого научно-популярного издания.

Проблема, затронутая в книге, важна потому, что логически обоснованная терминология лежит в основе рационального мышления. А к этому стремятся все ученые и аналитики, да и не только они.

По утверждению Виктора Махонина, проблема корректного понятийного аппарата оказалась настолько отодвинутой от магистральных направлений деятельности в области гуманитарных наук, что можно с уверенностью утверждать, что сегодня российская наука в гуманитарной области по этому направлению просто «плывет». Некорректные термины и определения содержатся в самых разных работах и даже в нормативно-правовых актах. И именно это обстоятельство заставило автора вспомнить труд Карла Маркса «Нищета философии», трансформировав его название в «Нищету терминологии».

С терминологии, как известно, начинается любая наука. Термины, пишет профессор Махонин, это своего рода кирпичики, из которых строится здание науки. Если кирпичики правильной формы, здание будет не только красивым, но и прочным. И наоборот.

К началу ХХI века, отмечает автор, человечество накопило огромную совокупность знаний об окружающем мире. Большинство этих знаний, особенно в математике, физике, химии, медицине, биологии, оформлено в строгую и однозначно понимаемую терминоло-ию, которая классифицирована по правилам логики. Без этого не может развиваться никакая наука. Это принципиально важное положение.

Однако в области общественных наук ситуация иная. После того как логику у нас за редким исключением перестали изучать, термины не рассматривают как понятия, которые представляют собой форму мышления, отражающую предметы в их существенных признаках. Что такое существенный признак, многие только догадываются.

Правила определения и деления понятий или забыли, или не изучали. На то, как соотносятся между собой объемы понятий, а также как понятия родовые влияют на видовые, мало кто обращает внимание. Про недопустимость отрицательных определений тоже мало кто помнит. Среди современных ученых редко у кого возникает мысль, что он не может дать определение понятию «военная политика», если не знает, что такое политика. А это отношения между родом и видом.

К нашей собственной сумме некомпетентности непрерывно добавляются некорректные иностранные заимствования. К «управляемому хаосу» и «преступлениям против человечности» сравнительно недавно добавились «мягкая сила» и «гибридные войны». А термин «актор» многие ученые и журналисты-международники повсеместно используют для обозначения тех или иных субъектов, действующих на международной арене.

Таким же образом появился у нас термин «мировая политика». А к нему добавили «глобальную», да еще и «международную» политику. А потом стали мусолить такое новообразование, как «политический ислам». Хотя про ислам экономический либо военный никто не говорит.

Кроме международников в области некорректной терминологии отметились и экономисты. Они занимаются «экономическим анализом» и огромным числом других подобных анализов: финансовым, хозяйственным, военно-экономическим и т.д. Здесь переносится название объекта анализа на характеристику самого метода, что является в чистом вине некорректностью. Это примерно то же самое, что назвать пистолет человеческим только потому, что из него можно убить человека.

Но самых грандиозных успехов добилась философия. У нас нет теории физики или математики. У нас есть «философия физики» и «философия математики» и даже «философия науки». А к ним добавили еще и «историю философии науки» и «философию политики». В общем, офилософили все вокруг.

Профессор Махонин отмечает, что если каждый будет вкладывать свой произвольный смысл в те или иные понятия, мы ничего не добьемся. Он приводит в пример восстание декабристов в 1825 году, когда неграмотные солдаты, слыша призывы офицеров к конституции, думали, что Конституция – это жена великого князя Константина, которого хотят возвести на престол.

К этому можно добавить еще и библейскую притчу о Вавилонской башне. Это сооружение люди пытались построить до небес. Однако Бог дал им разные языки, они перестали понимать друг друга, и строительство остановилось.

Корни многих сегодняшних терминологических проблем, по оценке автора книги, уходят в наше советское прошлое. Когда формальную логику как философскую основу рационального мышления и правил формирования корректной терминологии практически не изучали. Хотя в дореволюционной «отсталой» России с формальной логикой знакомились уже в гимназиях. После 1917 года про логику забыли. Да и зачем она нужна была, когда ответы на все вопросы давала марксистская диалектика.

Вспомнил про логику Иосиф Сталин после Великой Отечественной войны. По всей вероятности, анализируя ход войны и ее последствия, он пришел к выводу, что нашим политикам и военным не всегда хватало логического мышления.

Сразу после войны, 4 декабря 1946 года, вышло специальное постановление ЦК ВКП(б) «О преподавании логики и психологии в средней школе». ЦК признал необходимым ввести преподавание психологии и логики в выпускных классах средней школы. Логика и психология должны были преподаваться квалифицированными преподавателями, получившими специальную подготовку.

Однако «недолго музыка играла». Через несколько лет после смерти Сталина обязательное преподавание логики и психологии в советских школах стало сворачиваться. Попытки некоторых энтузиастов вернуть их в школьную программу ни к чему не привели.

В рецензируемой работе важное место занимает терминологическое состояние военной науки. Автор ставит под сомнение правомерность деления военных конфликтов на «войны» и «вооруженные конфликты» и показывает, почему это некорректно.

Под таким же углом рассматривается и классификация войн на «локальные», «региональные» и «крупномасштабные» (логическая операция проведена не по одному основанию). Виктор Махонин напоминает, что в учебниках логики эту некорректность иногда поясняют так: «Головы бывают умными, глупыми и 58-го размера». Здесь роль 58-го размера как раз и играют «крупномасштабные» войны.

В книге также ставятся под сомнение термины «военный бюджет» (любой бюджет – это доходная и расходная части, а мы повсеместно под военным бюджетом понимаем только объем военных расходов), а также «военное искусство».

Последний термин, по оценке автора книги, настолько въелся в сознание военных ученых и практиков, что ничем его оттуда не изъять. По правилам логики, военное искусство – это разновидность (вид) искусства, а военные ученые называют его наукой. Но наука и искусство – это принципиально разные формы отражения действительности. В связи с этим автор подробно рассматривает отличия науки от искусства, делая упор на то, что в науке нельзя говорить одно, а подразумевать другое.

Китайский стратег Сунь Цзы (VI-V века до н.э.), от труда которого «Искусство войны», как утверждают некоторые ученые, и пошел термин «военное искусство», жил не вчера, а две с половиной тысячи лет назад. Может быть, пора отказаться от терминологии не только устаревшей, но и некорректной с научной точки зрения?

В области теории политики и межгосударственных отношений ситуация примерно такая же. В своей книге автор задается вопросами, ответов на которые не находит. Он отмечает, что, не имея внятных определений терминов «политика», «власть», «субъект политики», «отношения», политологи и международники каждый по-своему определяют, что такое «внешняя политика», что такое «международная политика», что такое «геополитика». Но как можно определить вид, если не определен род? Как можно вести речь о перечисленных выше терминах, если не установлены существенные признаки каждого из них?

Сомнения у автора вызывает и корректность термина «международные отношения», которые «в чистом виде» есть отношения между народами – а на практике речь идет об отношениях межгосударственных. Таких примеров, к которым мы привыкли и некорректность которых не замечаем, в работе Виктора Махонина много. Но так же, как человечество отказалось от представлений о том, что земля плоская, а солнце вращается вокруг земли, надо отказываться и от средневекового понимания окружающих нас сегодня явлений и процессов. Современный мир развивается стремительно. Человечество постоянно добывает новые и новые знания. Эти знания оформляются в соответствующие термины. И именно для того, чтобы все люди понимали эти термины однозначно, существует логика как основа терминологии. Если мы не освоим логику, хотя бы в части, относящейся к понятиям, мы постоянно будем наступать на одни и те же грабли. Но зачем постоянно себя травмировать?

После революционных событий 1917 года Владимир Ленин говорил: не надо бояться человека с ружьем. Подразумевалось, что этот человек – защитник трудящихся. Сегодня мы должны сказать: не надо бояться логики.

Только рационально мыслящий человек может сделать Россию сильной и процветающей. Россия – страна богатая, а народ талантлив. Надо открыть дорогу рациональности мышления и действий. Как только мы это сделаем, нас никто не одолеет. Отечество наше не только может, но и должно быть сильным и развитым. Ленин писал: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике – таков диалектический путь познания истины». Перефразируя это выражение, мы можем утверждать: «От корректной терминологии к логически обоснованным суждениям и умозаключениям – таков единственный путь рационального развития государства и общества». Работа профессора Махонина прямо связанна с необходимостью развития рационального мышления. А предложенная им методология триединства диалектической и формальной логики, а также русского языка показала, что она продуктивна. Новый интеллектуальный продукт может быть полезным для ученых, аналитиков, преподавателей, аспирантов и студентов гуманитарных вузов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Человек с Мамаева кургана

Человек с Мамаева кургана

Юрий Юдин

Советский военачальник бился насмерть в Сталинграде и принимал капитуляцию в Берлине

0
1059
Без божества, без вдохновенья

Без божества, без вдохновенья

Юрий Юдин

Ключевые сражения Гражданской войны: почему красные победили

0
653
Оружьем на солнце сверкая

Оружьем на солнце сверкая

Юрий Юдин

Как непринужденно сочетать легкость повествования с пугающей эрудицией

0
2024
Откровения и умолчания маршала Баграмяна

Откровения и умолчания маршала Баграмяна

Юрий Юдин

Непременные качества военачальника Великой Отечественной

0
1871

Другие новости