0
3762
Газета Реалии Интернет-версия

26.01.2023 20:39:00

Корейские корни иранских субмарин

Взяв за основу иностранные подлодки, персы создали собственные

Вячеслав Иванов

Об авторе: Вячеслав Викторович Иванов – военный эксперт, историк.

Тэги: реалии, иран, северная корея, подводные лодки, постройка, сотрудничество


реалии, иран, северная корея, подводные лодки, постройка, сотрудничество Хакеры добыли 22 400 страниц секретной информации по французской субмарине «Морской ёж», что стимулировало развитие подводной техники в развивающихся странах. Фото Владимира Карнозова

Строительство кораблей для северокорейского флота началось вскоре после завершения войны 1950–1953 годов. Помощь Пхеньяну оказали Москва и Пекин. Речь идет о дизель-электрических подводных лодках (ДЭПЛ) проекта 633 и их китайских вариантах. Международные справочники объединяют их в общий класс Romeo по классификации НАТО. Согласно западным источникам, у северных корейцев имеется до 20 ДЭПЛ типа Romeo, в том числе 7 поставленных Китаем в период с 1973 по 1975 год. Остальные собирались из импортных блоков на протяжении пары десятилетий, вплоть до 1995 года. По другим данным, северокорейская серия Romeo обозначалась на китайский манер, тип 035, и состояла из 25 единиц постройки 1969–2000 годов.

Диверсионные аппараты

Параллельно с выпуском субмарин по иностранным проектам Пхеньян занялся собственными разработками. Исходя из реальных возможностей страны, главным направлением стал выпуск малотоннажных лодок для заброски диверсантов и разведчиков. На их базе также делались торпедные ДЭПЛ, предназначенные для охраны территориальных вод (в том числе спорных районов) и береговой черты.

КНДР обратилась к Югославии, поэтому первый национальный проект по классификации НАТО обозначен Yugo. В прошлом веке была построена серия таких мини-субмарин водоизмещением 90–110 т. Поступала информация об экспорте во Вьетнам, на Кубу и Иран. Но она до сих пор не нашла фактических подтверждений.

Мини-субмарины широко использовались как диверсионные. В результате неудачного рейда 1998 года весь экипаж (девять человек) одной такой лодки погиб. А она сама досталась Южной Корее.

Сегодня в составе действующих сил не осталось ни одной подлодки типа Yugo – все они списаны.

Следующим типом стал Sang-O. Начиная с 1991 года построена 41 такая ДЭПЛ. Одна стала музейным экспонатом в Южной Корее в результате событий 1996 года. Субмарина, совершая диверсионный поход, села на мель, из экипажа выжил лишь один человек.

Заполучив практически целый аппарат в качестве трофея, южнокорейские специалисты тщательно его изучили. Установлено, что 40-метровая Sang-O имеет надводное водоизмещение 275 т, подводное – 370 т. Длина 34 м, экипаж – до 15 человек. Основное вооружение представлено четырьмя торпедными аппаратами (ТА) калибра 553 мм.

Подводные ракетоносцы

Сегодня северокорейское руководство придает особое значение подводной технике, возлагая на нее дополнительно функцию ядерного сдерживания. В начале века Пхеньян успешно провел испытания атомной бомбы и межконтинентальной баллистической ракеты (МБР). Теперь стоит задача строительства подводных лодок – носителей баллистических ракет с ядерной головной частью. КНДР уже испытала опытные экземпляры МБР морского базирования. Государственное телевидение КНДР показало репортаж о посещении высшим политическим руководством страны судостроительного завода, где выпускаются подводные лодки. В кадр попало изделие, которое специалисты расценили как ДЭПЛ с отсеком для МБР. Отмечается сходство с советской лодкой проекта 629, при этом основные корпусные детали позаимствованы от проекта 633.

Сам факт появления вышеупомянутого изделия свидетельствует о том, что судостроительная промышленность КНДР переходит к выпуску лодок значительно более крупных по сравнению с Sang-O. Полное водоизмещение ракетной ДЭПЛ оценивается величиной порядка 4 тыс. т.

Западные источники обозначают новый тип как Sinpo, Gorae или Pongdae (насчет точного названия единства среди иностранных специалистов не наблюдается). Длина оценивается около 70 м, надводное водоизмещение 2 тыс. т. Один корпус закончен, второй достраивается. Субмарина будет нести одну или две баллистические ракеты, специально спроектированные для подводного старта. Изделия KN-11 и KN-23 прошли испытания, пуски отмечались в 2016 и 2021 году соответственно. Длина таких ракет – 9 м, масса – 3,5 т.

Создание крупных ракетоносных ДЭПЛ представляет огромный технический и технологический вызов, особенно ввиду международной изоляции КНДР. Даже Пекин свернул многие из кооперационных проектов, после того как Пхеньян провел испытания атомной бомбы и объявил страну ядерной державой.

Судостроительные программы КНДР рассчитаны на удовлетворение потребностей национальных вооруженных сил. Однако, если верить западным источникам, имели место попытки экспорта. Согласно информации зарубежных СМИ, КНДР оказала Ирану помощь в налаживании выпуска мини-субмарин. Правда, персы не стали копировать северокорейские образцы, а на их основе выполнили собственные проекты, лучше подходящие для условий Персидского залива и концепции ведения «асимметричной» войны со своими противниками в регионе.

Испытывая дефицит твердой валюты, Пхеньян готов пойти на сделки по продаже своей техники за рубеж. Экспорт северокорейской продукции сдерживается следующими факторами. Международная изоляция, цель которой – заставить КНДР отказаться от атомного оружия. Низкие тактико-технические характеристики из-за устарелости применяемых технологий судостроения и корпусного насыщения. Специфические требования северокорейских моряков, заданные для проектантов, которые зачастую не отражают пожеланий иностранных клиентов.

В дело вступают персы

Согласно американским источникам, по состоянию на 2021 год ВМС Ирана насчитывали 34 подводные лодки (видимо, включая недостроенные корпуса), в том числе 27 мини-субмарин.

Персы всерьез заинтересовались подводной тематикой после окончания ирано-иракской войны 1980–1988 годов. С этой целью они вступили в контакт с Северной Кореей. Западные СМИ писали о приобретении как минимум одной мини-субмарины Yugo (по другим источникам – четырех) и пакета документации, но эта информация не находит документального подтверждения.

Собственные проекты стартовали ближе к концу века. Начиная с 2007 года персидские мини-субмарины несут службу в Персидском заливе. Сегодня Исламская Республика имеет ряд законченных собственных проектов малых субмарин и поставленное на поток их серийное производство.

Важно понимать следующее.

Во-первых, персам было логично начинать с чего-то малого и постепенно идти вперед, увеличивая состав вооружения и расширяя функционал подлодок.

Во-вторых, мини-субмарины хорошо подходят для действий в мелком Персидском заливе, где крупным кораблям трудно развернуться (хотя туда порой заходят даже атомоходы ВМС США, например West Virginia в октябре 2022 года).

В-третьих, персам мини-субмарины нужны как средство ведения «асимметричной войны» с враждебно настроенными арабскими режимами на противоположной стороне Персидского залива.

Согласно информации, обнародованной американской разведкой (the U.S. Office of Naval Intelligence) в 2017 году, на тот момент ВМС Ирана эксплуатировали 14 мини-субмарин классов Nahang (76 т, одна с 2007 года) и Ghadir (остальные). ДЭПЛ семейства Ghadir имеет водоизмещение 120 т, длину 29 м, скорость 11 узлов и вооружение из пары торпедных аппаратов калибра 533 мм. Лодка может ставить мины и высаживать группы спецназа на вражескую территорию. Согласно западным источникам, серия ДЭПЛ Ghadir составила до 23 единиц, однако не все они получили корпусное насыщение.

От малых субмарин к большим

На основе опыта проектирования, строительства и эксплуатации мини-субмарин Исламская Республика перешла к более крупной лодке. Построена пара ДЭПЛ Fateh длиной 48 м и водоизмещением 600 т. Головной корпус принят флотом в феврале 2019 года, второй проходит испытания. Первый выход в море на торпедные стрельбы отмечен в 2021 году. Вооружение – 4 ТА калибра 533 мм, скорость – 14 узлов.

Интересен тот факт, что на одной из местных выставок персидские судостроители выставили довольно крупный масштабный макет российской подлодки «Пиранья-650Т» (разработка ОКБ «Малахит»). Никаких пояснений этому не приводилось, а продолжения эта история не имела. Конструктивно достроенная позже Fateh не похожа на «П-650Т» (да она и была только в проекте, не строилась).

Иран активно работает над расширением состава вооружений своих подводных лодок. Страна освоила выпуск ракето-торпед Hoot (с 2014 года), напоминающих советский «Шквал» (за счет суперкавитации разгоняются до скорости 375 км/ч). А также торпед (с 2005 года) и крылатых ракет морского старта (на основе китайской C-704, первое испытание – 2019 год, показаны кадры пуска ПКР из-под воды).

Следующим шагом стала постройка ДЭПЛ Besat. Впервые о ней объявили в 2008 году с использованием иного обозначения – Qaaem. Закончен один 60-метровый корпус, о его введении в строй информации нет, но западные источники уже включают Besat в состав иранского флота. Оценки водоизмещения начинаются от 1300 т (надводное) до 3000 т (подводное). Высказывается экспертное мнение, что проект Besat выполнен на основе добытой информации по германской подлодке тип 209.

Информация о начале поисковых работ по субмарине с ядерным реактором на борту поступила в 2012 году. Официальные лица Исламской Республики в 2017 году подтвердили намерение создать подводный атомоход. Определенно атомные субмарины – для действий не в мелких Персидском и Ормузском заливах, а Мировом океане.

Иран ведет работы по расширению портового комплекса Чах Бахар (Chabahar) – единственного глубоководного в Исламской Республике, откуда открывается удобный выход в Мировой океан. Здешний комплекс включает пару торговых портов, а также военно-морскую базу Konarak. Привлекаются индийские инвестиции, в том числе для строительства железной дороги в глубь иранской территории через Захедан и Керман.

Российский вклад

Пока что персидские подводники используют для выходов в Индийский океан три ДЭПЛ проекта 877 российской постройки, поставленные с 1992 по 1996 год. Согласно зарубежным СМИ, они обошлись Тегерану по 600 млн долларов за корпус. Вместе с иранскими лодками местной разработки они базируются на Бандар-Аббас в Ормузском проливе, выполняют походы в Индийский океан. Это объясняется тем, что крупнейшее национальное судостроительное предприятие (Iran Shipbuilding & Offshore Industries Complex Co., сокращенно ISOICO) расположено в Хозморгане (Hormozgan), 37 км западнее Бандар-Аббаса.

Несколько лет тому назад Иран последовательно провел капитальные ремонты на Tareg и Noor (их возраст подходил к 30 годам), а затем и Yunes. В 2020 году все три корабля проекта 877 обследовали на берегу в течение месяца, вероятно, с целью убедиться в исправности или, может, доработать для применения новых видов оружия. Сообщается, что них проводились доработки, позволяющие применять крылатые ракеты и беспилотные летательные аппараты.

Продолжение взаимовыгодного российско-иранского сотрудничества в этой и других областях было поставлено на паузу сделкой Гор-Черномырдин февраля 1993 года. Соглашение, подписанное тогдашним премьер-министром РФ Виктором Черномырдиным и вице-президентом США Альбертом Гором, было о переработке российского оружейного (высокообогащенного) урана в топливо для американских атомных электростанций. Эксперты полагают, что в качестве условия для реализации сделки была просьба Вашингтона к Москве по ограничению военного экспорта в Иран. Поставки урана по соглашению Гор-Черномырдин завершились в 2013 году. С тех пор мировая обстановка разительно изменилась.

По вине американской стороны отношения США и РФ продолжают накаляться. Одновременно с этим Тегеран и Москва шаг за шагом наладили конструктивное взаимодействие. Вместе они помогли правительству Башара Асада в Сирии. А в 2022 году стороны расширили взаимодействие в свете специальной военной операции на Украине.

Иран стремится стать лидером своего региона. Ради достижения этой цели он активно снабжает шиитские и прочие группировки в соседних странах. Им поставляется вооружение, военная и специальная техника производства (ВВСТ) иранского оборонно-промышленного комплекса. Вектор развития событий подсказывает, что со временем список ориентированной на экспорт ВВСТ пополнится и подводными аппаратами.

Крепнущее сотрудничество Ирана с Россией и Китаем ведет к созданию нового «геополитического треугольника». Безусловно, Тегерану интересно получить от Москвы и Пекина ряд систем, которые он пока не в состоянии производить самостоятельно, включая морские вооружения. Это помогло бы Исламской Республике в деле развития как собственных вооруженных сил, так и промышленности, включая судостроение.

Возможно развитие событий, при котором иранские верфи освоят серийный выпуск подводных лодок водоизмещением 600 т и выше, в том числе для поставки заинтересованным сторонам.  



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Большая семерка" хочет закончить конфликт с ХАМАС, но не с РФ

"Большая семерка" хочет закончить конфликт с ХАМАС, но не с РФ

Геннадий Петров

Министры иностранных дел G7 обсудят меры поддержки Украины и способы убеждения Израиля

0
1320
Израиль и Иран удивили, выйдя из формата прокси-войны

Израиль и Иран удивили, выйдя из формата прокси-войны

Однако ни Тегеран, ни Тель-Авив, ни Вашингтон не готовы сегодня к длительному прямому военному противостоянию

0
1260
Прямая война Израиля и Ирана может получить ядерное измерение

Прямая война Израиля и Ирана может получить ядерное измерение

Игорь Субботин

Готовность расширить диапазон ударов имеет свою цену для сторон конфликта

0
1075
О милитаризации конфликтов во всем мире

О милитаризации конфликтов во всем мире

Применение силы нигде уже не считается красной чертой

0
1645

Другие новости