0
1208
Газета Реалии Интернет-версия

20.04.2023 20:31:00

Римская империя хватается за оружие

Нравы и привычки слабеющих гегемонов удивительно похожи

Тэги: книжная полка, военная история, римская империя


14-15-01480.jpg
Савин Н.А. Военная история
Римской империи от Марка
Аврелия до Марка Макрина.
161–218 гг. – СПб.: Алетейя,
2023. (Серия «Новая античная
библиотека»). 548 с.: ил.
Темой книги, сообщает автор в аннотации, является история Римской империи времен династий Антонинов и Северов. С упором на ее военный аспект, «до сих пор плохо известный читателю, интересующемуся ее историей».

По словам автора, «это было время последней серьезной попытки Рима сохранить свое безусловное доминирование в тогдашней ойкумене». И одновременно «последней попыткой сохранить античную цивилизацию Средиземноморья в целом как культурное и политическое явление». (Хотя римской культурой, заметим в скобках, императоры после Марка Аврелия вряд ли были сильно озабочены).

Ранее у Рима не возникало сомнений в своей гегемонии; в описываемый период они появились. Рим впервые за полтораста лет подвергся масштабным военным атакам. Назревал религиозный кризис. Подвергались сомнению прежние моральные принципы. Марк Аврелий и его единомышленники «пытались военной силой остановить натиск варваров, сохранить принципы античной доблести, вдохнуть новую жизнь в умирающую веру, мораль и обычаи». Но их попытки были обречены.

Однако римляне были «народом-воином». И их военные и организационные усилия «давали лучший результат в попытке остановить падение». Эти усилия Николай Савин и решил рассмотреть.

Апелляция к широкому читателю, которому интересна история Римской империи, вводит в заблуждение. Для широкого читателя это чтение нелегкое.

Автор прослеживает судьбы всех сколько-нибудь известных полководцев и магистратов (должностных лиц). Подробно описывает силы римлян и их военные лагеря (по материалам раскопок). Порою сетует, что по такому-то вопросу мы ничего толком не знаем, но все равно предоставляет ворох предположений и гипотез (нередко дерзких – например, что вандалы были славянским племенем). Вообще автор не забывает вникать в генезис и повадки всех народов и племен, живущих на окраинах империи и пробующих ее рубежи на прочность.

И широкий читатель сразу же тонет в подробностях. Он быстро устает уточнять, что такое вексилляция (сводный отряд из разных легионов для выполнения спецзадания), что такое ауксилия (вспомогательное подразделение из туземных войск), что такое легат, квестор или претор и какой была римская табель о рангах.

Широкий читатель предпочел бы повествование, набросанное широкими мазками, со смелыми сближениями, параллелями и аналогиями. А также с пикантными и удивительными подробностями. Нет, в книге и таких хватает – уже на первых страницах приводится история лжепророка Александра Абонитихийского, дразнившего римские военные суеверия. Но эти анекдоты тонут среди обилия прочих сведений.

Так зачем же широкому читателю пускаться в это плавание – одолевать том большого формата в полтыщи страниц? А затем, что Древний Рим – это страшно интересно.

С Римской империей до сих пор считаются родством, свойством или непримиримой враждою вся Европа, обе Америки, половина Азии и изрядная часть Африки. Не исключая и России – наследницы Московии, нареченной Третьим Римом в 1520-х годах.

История Древнего Рима – эталонной империи – неизбежно проецируется на судьбы сегодняшних США, России и Китая (хотя у Поднебесной хватает своих древних образцов). Кстати, первое римское посольство в Китай прибыло как раз в 166 году. Правда, автор книги не исключает, что это была всего лишь купеческая делегация, решившая придать себе политического веса.

Описание поползновений слабеющего гегемона с неизбежностью накладывается на нынешний Вашингтон. Хотя согласно своим же собственным геополитическим доктринам, он должен отсчитывать свои традиции не от Рима, а от Карфагена.

Встречаем ли мы упоминание переброски римских войск из Британии в Каппадокию – память подсовывает дальневосточных морпехов, обороняющих Донбасс. Или наемников со всей Европы, воюющих на стороне Украины.

Идет ли дело об эпидемии болезни, которая традиционно зовется чумой, но на самом деле была оспою (она длилась более 20 лет, 165–189) – тут как тут воспоминание о ковидной пандемии. Констатирует ли автор деградацию римских войск в результате этого поветрия, качественную и количественную, – на ум приходят вести о кризисе в сегодняшней американской армии. Или об удручающем упадке бундесвера. Хотя виновата в них вовсе не пандемия.

«Правительство Марка было вынуждено прибегнуть к принудительным наборам, пополняя легионы не только гражданами, но и рабами, разбойниками и гладиаторами». Это привет уже группе «Вагнер». Хотя украинские способы мобилизации тоже являют нам примеры удивительные.

Заходит ли речь о репетиции Великого переселения народов – сразу предстает сегодняшняя Европа, переполненная мигрантами. Между прочим, в Римскую империю в ту пору варварские племена нередко приглашали на поселение. Правда, когда они начинали плохо себя вести, столь же быстро изгоняли…

Словом, параллелей всплывает в памяти больше, чем можно перечислить. И если не удовольствие от чтения, то удовольствие от узнавания читателю гарантировано.

Отметим также бойкий слог автора, когда он перестает сыпать терминами. «Теперь Марк мог не оглядываться на разборки с двором сотоварища» (имеется в виду соправитель Марка Аврелия – император Луций Вер, умерший от пьянства). Еще в 1990-х уголовное словечко «разборки» в устах, скажем, Юрия Лужкова вызывало легкий шок. С тех пор оно стало привычным в лексиконе политиков и политологов. Но в солидном научном исследовании я встречаю его впервые. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Турция: имперское прошлое, военный потенциал, геополитические амбиции

Турция: имперское прошлое, военный потенциал, геополитические амбиции

Михаил Ходаренок

К своему столетию республика превратилась в ключевую региональную державу

0
11791
«Да вы, поручик, оказывается, романтик!»

«Да вы, поручик, оказывается, романтик!»

Юрий Юдин

Ржевский как провозвестник и критик цинического разума

0
3951
На чем воевали на Волге и Каме

На чем воевали на Волге и Каме

Александр Широкорад

0
2736
«Русские остаются моими братьями»

«Русские остаются моими братьями»

Юрий Юдин

Житие Александра Шмореля, православного немца

0
2927

Другие новости