0
4118
Газета Реалии Интернет-версия

08.06.2023 20:35:00

По примеру афганских товарищей

Экстремисты поднимают пакистанские племена на борьбу против правительства

Лариса Шашок

Об авторе: Лариса Александровна Шашок – эксперт Института перспективных стратегических исследований ВШЭ.

Тэги: безопасность, афганистан, пакистан, обстановка, напряженность


безопасность, афганистан, пакистан, обстановка, напряженность Армия призвана стабилизировать обстановку в Пакистане, но местные военнослужащие сами становятся жертвами нападений экстремистов. Фото Владимира Карнозова

После захвата движением «Талибан» (запрещено в РФ) Афганистана террористическая группировка «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП, запрещена в РФ), также известная как пакистанские талибы, начала подражать своим афганским союзникам.

ЗОНТИК-ТРАНСФОРМЕР

Изначально основанная в 2007 году зонтичная организация ТТП располагалась в районе Федерально управляемой территории племен Пакистана. В ее состав входили исламистские группировки из этого района. Позже ТТП пострадала от репрессий со стороны правительства и от внутренней раздробленности. С целью удержания группировки на плаву ее руководство перебазировалось в Афганистан, интегрировавшись в движение талибов.

Благодаря победе «Талибана» над прозападным режимом ТТП получила новое более совершенное оружие и перебросила своих боевиков обратно в Пакистан, вновь сосредоточив внимание на войне против правительства этой страны.

За последние два года ТТП прошла через серию слияний, отказалась от неизбирательных нападений смертников на гражданских лиц, централизовала организационную структуру и разработала локализованную стратегию. Группировка готова пойти по стопам афганских талибов и взять под контроль территорию проживания племен в Пакистане.

ТТП стала подавать признаки активизации еще до захвата Афганистана талибами в августе 2021 года.

Группировке не только удалось пережить угрозу, исходившую от «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ), но и укрепить свои ряды за счет слияний, расширения базы поддержки и введения новых правил, ограничивающих неизбирательные нападения на мирных жителей в ходе терактов.

Захват власти талибами мгновенно усилил позиции ТТП благодаря освобождению из афганских тюрем сотен боевиков группировки. Среди них были Факир Мухаммад Баджаури (заместитель эмира-основателя ТТП Маулави) и муфтий Халид Булти (бывший пресс-секретарь группировки), арестованные в Афганистане в 2013 и 2015 годах соответственно. Сразу после освобождения Баджаури был замечен выступающим перед большим скоплением боевиков ТТП в провинции Кунар, граничащей с его родным племенным районом Баджаур в Пакистане. Он заявил, что в Пакистане продолжается антиправительственная борьба, и призвал стремиться к победе, сопоставимой с победой талибов в Афганистане.

Руководство афганских талибов публично отговаривает своих членов от участия в войне против пакистанского правительства. Но рядовые боевики движения считают религиозным и национальным долгом поддерживать ТТП как с идеологической точки зрения, так и в силу племенных и личных связей. Некоторые члены движения объявили борьбу с пакистанскими ВС следующим этапом своего джихада.

В целом победа талибов в Афганистане укрепила позиции ТТП и придала решительности ее руководству. Теперь, когда талибы возродили Исламский эмират, группировка в меньшей степени опасается контртеррористических операций: в случае негативного сценария ее подразделения могут передислоцироваться в соседний Афганистан.

После того как талибы вернулись к власти, возрождение ТТП определили четыре ключевых фактора: серия слияний; централизация организационной структуры, имитирующей афганский «Талибан»; растущая боевая активность и резкое усиление пропаганды в СМИ.

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

Поглощение ТТП других военизированных группировок уже происходило до захвата Афганистана талибами, но после их прихода к власти этот процесс ускорился. После падения Кабула к ТТП присоединилось 21 более мелкое формирование. Одно из них вступило в ее ряды в 2021-м, 12 присоединились в 2022-м и еще восемь – в первые месяцы 2023 года.

Ускорение процесса слияния объясняется двумя факторами: прекращением активного экстремистского движения в Афганистане и реформами, проводимыми нынешним эмиром ТТП муфтием Нуром Вали Мехсудом. Ряд боевиков, которые не воевали в Пакистане, но являлись членами «Талибана» в Афганистане, также присоединились к ТТП после того, как талибы пришли к власти.

Вывод войск США из Афганистана лишил пакистанских боевиков смысла оставаться в стране, поскольку они не могли продолжать подрывную деятельность и столкнулись с препятствиями при интеграции в правительственную структуру талибов. Эти препятствия в первую очередь связаны с тем, что афганская политика и культура категорически против любого иностранного правления или вмешательства в дела страны.

Хорошей иллюстрацией служит пример: старший командир талибов Хаджи Усман Тураби сыграл важную роль в борьбе против ИГ в восточной провинции Афганистана Кунар. После победы над ИГ в провинции Тураби был назначен ее губернатором, но быстро снят с должности, когда в соцсетях стали распространяться сведения, что он и его родственники имеют пакистанское гражданство. Руководство движения также чувствительно к тому, что присутствие любого иностранного боевика, особенно пакистанца, в рядах его сил безопасности может усилить стереотипы, что талибы являются пакистанскими марионетками.

К весне 2021 года Мехсуд внес существенные изменения в работу ТТП, чтобы избежать прошлых ошибок, сыгравших ключевую роль в ее упадке. В результате значительно сократилось количество нападений на мирных жителей и число жертв среди гражданского населения. Мехсуду удалось объединить отколовшиеся фракции, которые ранее противостояли друг другу.

В слияниях заключалось два ключевых преимущества. Во-первых, в ряды ТТП были привлечены опытные боевики. Примером является слияние трех групп боевиков под руководством маулави Типу Гюля из округа Лакки Марват в провинции Хайбер-Пахтунхва в январе 2022 года. Вскоре этот район стал лидировать по числу нападений на правительственных силовиков.

Во-вторых, слияния помогли ТТП укрепить позиции в таких важных областях, как Белуджистан и Северный Вазиристан. Четыре формирования белуджей, присоединившихся к ТТП с июля 2022 года, расширили присутствие группировки в этнических белуджских районах. Эти четыре ячейки, возглавляемые Асламом Белуджем, Мазаром Белуджем, Акрамом Белуджем и Асимом Белуджем, первоначально воевали против возглавляемого США альянса в Афганистане, но позже присоединились к ТТП.

За последние три года ТТП заметно укрепила позиции в Северном Вазиристане. Хотя после событий 11 сентября и до 2015 года этот район был сильнейшей базой экстремистского движения в Афганистане и Пакистане, ТТП постоянно боролась за установление в нем своего господства, которым она пользовалась в других шести районах, ранее составлявших Федерально управляемые территории племен.

Местная группа боевиков HGB во главе с Хафизом Гюлем Бахадаром годами оставалась самым агрессивным военизированным формированием в Северном Вазиристане. HGB пользовался поддержкой «Аль-Каиды» и «Сети Хаккани» (обе организации запрещены в РФ), поскольку Северный Вазиристан служил убежищем для местных и иностранных боевиков. С ноября 2020 года к ТТП присоединились девять экстремистских группировок в регионе. Одна из них, группа «Устад Алим Хан», укрепила позиции ТТП в регионе, поскольку ее главарь был одним из наиболее авторитетных командиров.

ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ

Вторым ключевым фактором стало преобразование организационной структуры ТТП из зонтичной племенной организации с ограниченным контролем сверху в централизованную структуру, аналогичную афганскому «Талибану». В прежней структуре руководство на местах имело фактически безграничную власть, и было практически невозможно заменить влиятельных командиров на местах. Это стало причиной внутренней анархии и распрей, расколовших ТТП в 2014 году.

Новая структура группировки основана на тех же принципах, что и движение афганских талибов, которое включает руководство провинций и центральные организационные подразделения, отвечающие за ключевые портфели. ТТП впервые объявила о новой структуре в 2022 году, но ее внедрение еще продолжается. Число назначаемых должностных лиц увеличилось с 34 в 2022 году до 139 в 2023-м. Руководство также добавило в структуру группировки семь теневых министерств, управление разведки, бригаду смертников, тренировочный лагерь, трехуровневую судебную систему, институт исламской юстиции и жилищный департамент. Количество теневых провинций ТТП увеличилось с восьми до девяти.

В новой структуре руководящий совет по согласованию с эмиром назначает теневых министров. Эту должность может занять только член руководящего совета. В число министерств ТТП входят министерства информации и радиовещания, политических вопросов, обороны, подотчетности, образования, финансов и социального обеспечения. В каждом из них есть министр и заместитель.

Министерство обороны является крупнейшей организационной единицей ТТП. Оно состоит из двух военных комиссий – Северной зоны и Южной зоны. В каждой комиссии есть орган из шести-семи членов ТТП, в который входят директор и его заместитель, курирующий теневые провинции.

Руководящий совет назначает теневых губернаторов по согласованию с эмиром по рекомендации Минобороны и отчетам счетной комиссии ТТП. Девять теневых провинций соответствуют семи районам провинции Хайбер-Пахтунхва, а также району Зхоб в Белуджистане, где преобладают пуштуны, и одному из районов провинции Гилгит-Балтистан.

В остальной части страны организационная структура ТТП основана на системе «Далгай». На пушту это слово означает «группа», но талибы используют его для обозначения боевого подразделения. Минимальное требование ТТП для «далгаев» составляет пять членов в городских районах и 12–25 членов в племенных районах или теневых провинциях. По словам министра обороны ТТП муфтия Музахима, в рядах группировки насчитывается более 400 «далгаев» по всему Пакистану.

БОЕВАЯ АКТИВНОСТЬ

Третьим фактором возрождения ТТП является увеличение числа нападений и распространение подрывной деятельности из племенного пояса на крупные города Пакистана. Фокусом ее стала борьба с правительственными силами. С 2020 по 2022 год количество заявленных ТТП терактов увеличилось более чем в три раза, а среднемесячное число атак возросло с 14,5 (2020) до 23,5 (2021) и 45,8 (2022).

ТТП получила современное вооружение, в том числе снайперские винтовки М24, карабины М4 с оптическими прицелами Trijicon ACOG и винтовки М16А4 с тепловизионным прицелом. Оружие попало в руки ТТП в результате вывода американских войск из Афганистана. Группировка получила его, когда местные жители разграбили военные базы. Некоторые единицы военной техники были взяты боевиками в качестве трофеев. Снайперские винтовки, оснащенные тепловизионным прицелом, стали излюбленным оружием боевиков ТТП против правительственных сил Пакистана.

При этом массовые потери среди мирных жителей в результате нападений террористов-смертников оказались решающей причиной снижения поддержки группировки среди населения и среди других экстремистских формирований. Большое число жертв среди гражданского населения вызвало поддержку контртеррористических операций, проводимых правительственными силами. В 2014–2016 годах это вынудило боевиков бежать в соседний Афганистан. Понимая, что необходим новый подход, руководство ТТП в сентябре 2018 года разработало стратегию проверки планов терактов, совершаемых смертниками. Теракты теперь планируются центральной бригадой смертников и совершаются с одобрения эмира и его заместителя. Результатом стала серия нападений на пакистанских военнослужащих с минимальными жертвами среди гражданского населения.

ТТП также удалось расширить зону своей оперативной деятельности за пределы провинции Хайбер-Пахтунхва. Недавние крупные теракты демонстрируют, что ТТП восстановила свои позиции в Исламабаде и в провинциях Синд, Пенджаб и Белуджистан. В январе 2023 года в Пенджабе был убит высокопоставленный сотрудник пакистанской Межведомственной разведки (МВР). Растет число нападений в провинции Белуджистан и ее столице Кветте.

ПРОПАГАНДА

Четвертым фактором является усовершенствование главного пропагандистского канала группировки «Умар Медиа». Сегодня он выпускает аудио-, видео- и текстовые материалы на шести языках: пушту, урду, английском, белуджском, дари/фарси и арабском.

Основной аудиторией «Умар Медиа» остаются пуштуны и белуджи. Материалы в основном направлены на мобилизацию племен для войны против правительственных сил. Арабская продукция «Умар Медиа» предназначена для состоятельных единомышленников в арабском мире. Контент на языке дари – на получение поддержки из Афганистана. «Умар Медиа» также издает ежемесячный журнал на урду и публикует ежедневные заявления по политическим проблемам.

В 2022 году «Умар Медиа» выпустил первое видео на белуджском языке. Ранее ТТП распространяла сообщения среди белуджей на урду – самом распространенном языке в Пакистане. А в марте 2023-го медиахолдинг ТТП выдал документальный фильм на английском языке.

Риторика ТТП вращается вокруг политического и экономического кризиса в Пакистане. Группировка всегда обвиняла руководство страны в поддержке глобальной войны с терроризмом, в коррупции и нечестности, но теперь она обвиняет политическую и военную элиту в проблемах страны и прямом ущербе гражданам.

Несмотря на агрессию в отношении этнорелигиозных меньшинств, ТТП беспринципно использует в своей пропаганде любую критику. При этом у руководства группировки нет альтернативной политической или экономической программы, кроме примера правления талибов в Афганистане. ТТП представляет эту модель как панацею, утверждая, что афганцы теперь живут в мире и относительном благополучии.

Активизация ТТП свидетельствует, что ее главарь муфтий Нур Вали Мехсуд преуспел в реализации новой стратегии. ТТП ограничила свою приоритетную цель установлением территориального контроля над племенным поясом. При этом фактически ТТП снизила интенсивность подрывной деятельности, понимая, что победа в стиле афганских талибов в Пакистане пока является нереализуемым сценарием.


Читайте также


Смена иранской стратегии в отношении "Талибана"* и Афганистана неизбежна

Смена иранской стратегии в отношении "Талибана"* и Афганистана неизбежна

Андрей Серенко

Кому из региональных и глобальных игроков оказалась выгодна авиакатастрофа с Эбрахимом Раиси

0
341
Пакистан вывозит своих граждан из Бишкека

Пакистан вывозит своих граждан из Бишкека

Виктория Панфилова

Антимиграционные настроения в Киргизии испортили отношения с Пакистаном

0
1774
Афганское Сопротивление открывает "кабульский фронт"

Афганское Сопротивление открывает "кабульский фронт"

Андрей Серенко

Столица эмирата становится опасной для правящей группировки

0
3500
Вместо концепции миграционной политики нужна стратегия

Вместо концепции миграционной политики нужна стратегия

Екатерина Трифонова

Единого федерального ведомства по делам приезжих иностранцев пока не просматривается

0
3398

Другие новости