0
8988
Газета Реалии Интернет-версия

26.10.2023 20:44:00

Момент истины для Вашингтона

Американцы спешно разрабатывают новую стратегию

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов.

Тэги: реалии, сша, военная стратегия, обновление


реалии, сша, военная стратегия, обновление Бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк Милли – один из тех, кто разрабатывает новые военные стратегии для США. Фoto Reuters

Успехи России в создании новейших систем оружия, в проведении гибкой внешней политики вынуждают США задуматься над казавшимся недавно незыблемым принципом обеспечения глобального доминирования. Этот принцип быстро становится нереализуемым, непомерно дорогим и может оказаться нецелесообразным, когда речь идет о противостоянии великой державе, обладающей ядерным оружием.

Напомним, что «момент истины» – это момент прозрения, означающий кульминацию в развитии событий, когда правда становится очевидной.

Новый импульс процессу прозрения администрации США придала недавняя работа корпорации РЭНД «Защита без доминирования. Ускорение перехода к новой оборонной стратегии США» (Defending Without Dominance. Accelerating the Transition to a New U.S. Defense Strategy, RAND, 2023).

Появление этой работы продиктовано осознанием правящими элитами Вашингтона множества проблем со стратегией обороны США после холодной войны и с необходимостью выработки курса на более осуществимый подход в оборонной политике, к наращиванию темпа и глубины изменений, необходимых для поддержания сдерживания, обеспечения боевого преимущества для противоборства в ближайшие десятилетия.

ГЕГЕМОН ХОЧЕТ, НО НЕ МОЖЕТ

Стратегически важным является вывод, что США не смогут силой преодолеть возникающие препятствия в реализации внешней политики. Аналитики констатируют: любой подход, целью которого является подтверждение доминирования США «путем роста сегодняшней установки на наращивание запасов боеприпасов и изменения структуры сил», обречен на провал.

Текущий момент «требует стратегической и институциональной ясности и реформирования – это больше, чем просто добавление возможностей».

В докладе подчеркнуто: «Чтобы защитить основные интересы США и способствовать стабильности ключевых регионов, не существует ответственной замены той или иной версии базового подхода США, который получил название глубокого взаимодействия».

Ниже приведем понятия, которые аналитики РЭНД относят к США. Отметим, что в каждом из утверждений содержится изрядная толика лжи. Например:

• США глобально активны в дипломатическом плане, помогая поддерживать стабильность, разрешать конфликты и формировать расстановку мировых сил. (За скобками остаются способы, к которым прибегают США для «поддержки стабильности» и т.д. Достаточно проанализировать истинные причины массированных поставок оружия на Украину или направления двух авианосных ударных групп в Средиземное море на фоне израильско-палестинского конфликта).

• США принимают активное участие в глобальных институтах, процессах и сетях. (Активное участие американцев сводится к беззастенчивым попыткам подмять под себя международную организацию (ООН, ОБСЕ, НАТО) и вынудить ее действовать в своих интересах).

• США заявляют о приверженности защите союзников, чья независимость и безопасность имеют решающее значение для их интересов. (Здесь налицо неприкрытый шкурный интерес Вашингтона в отношениях с союзниками).

• США готовы работать в коалициях, чтобы наказать за нарушения международных норм способами, не допускающими войны, – например, путем поощрения ненападения и нераспространения оружия массового уничтожения. (А также применением незаконных санкций, организацией цветных революций и госпереворотов, ведением войн чужими руками).

• США поддерживают усилия многих стран по реагированию на принуждение или преследование со стороны агрессивных держав. (В первых рядах агрессивных держав – сами США, которые присвоили себе право определять правых и виноватых).

В докладе предлагается сделать ставку на «глубокое проникновение» за счет проецирования силы в отдаленные регионы, важные для США. Инструмент проникновения – экспедиционный корпус армии США. Эффективность его использования предполагает:

• использование новых технологий, чтобы обеспечить конкурентное преимущество – в частности, датчиков, технологий искусственного интеллекта, автономных воздушных и морских систем;

• применение ударных систем большой дальности и высокой точности для преодоления зон закрытого доступа; использование трудно обнаруживаемых самолетов, которые могут снизить эффективность ПВО и ПРО противника;

• рассредоточение сил США для увеличения форм и способов по воздействию на противника, особенно в Азиатско-Тихоокеанском и Индо-Тихоокеанском регионах;

• использование уязвимостей космических и информационных систем противника;

• большую интеграцию возможностей США для создания масштабной синергии эффектов;

• опору на союзников и партнеров, увеличение их вклада если не в прямую военную борьбу, то в действия в различных вспомогательных ролях.

Стимулом для разработки новых подходов служит понимание, что военное доминирование США и связанные с ним возможности исчезают и не могут быть восстановлены. Ранее на основании таких возможностей США, пользуясь временным ослаблением России, совершили агрессию против Югославии, вторжение в Ирак, взорвали ситуацию на Украине и т.д. Сегодня Пентагон и другие службы признают, что формирующийся многополярный порядок, появление новых центров силы требуют от американцев существенных изменений в стратегии и практике военного планирования и применения ВС с учетом следующих факторов:

– изменением времени, необходимого для формирования и развертывания экспедиционных сил;

– изменением возможностей для эффективной, безопасной и беспрепятственной переброски таких сил;

– пониманием, что США, возможно, придется действовать без господства в воздухе;

– ростом угроз средствам США в космосе;

– США не всегда могут выбрать время и место возникновения конфликта, требующего их вмешательства;

– военное превосходство позволяет США вести боевые действия на нескольких театрах военных действий одновременно;

– растущие возможности России и Китая использовать высокоточное оружие большой дальности, ядерное оружие, кибервозможности, мины, подводные лодки могут воспрепятствовать переброскам сил США; при этом США по-прежнему рассчитывают на собственное доминирование в воздухе, в космосе и в электромагнитной сфере;

– считается, что потери США будут скромными по сравнению с предыдущими глобальными конфликтами; в то же время признается, что американское общество уже утратило «живую память» о таких потерях и не будет готово к восприятию существенных жертв;

– и, наконец, постулируется, что технологические и концептуальные достижения США

могут изменить характер войны.

ГЕГЕМОН ИЩЕТ НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Провозглашается необходимость ускорить внедрение в практику использования ВС США новейших концепций, которые помогут конкретизировать элементы новой стратегии. Эти концепции включают:

многодоменные операции;

экспедиционные расширенные базовые операции;

гибкое боевое применение;

совместное общедоменное командование и контроль (JADC2).

Бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Марк Милли перед уходом в отставку публично описал новые концепции Пентагона:

• интегрированные совместные силы, которые воплощают «бесшовную интеграцию всех военных служб по всему миру», все области боевых действий;

• расширенный маневр – идея, которая «требует продвижения сквозь пространство и время, включая, помимо прочего, маневр по земле, морю, воздуху, космосу, киберпространству, электромагнитному спектру, информационному пространству и когнитивной сфере»;

• «импульсные операции», которые генерал Милли определяет как «тип совместной общедоменной работы, характеризующейся преднамеренным применением мощи объединенных сил для создания или использования преимуществ перед противником»;

• интегрированное командование и гибкое управление, которое описывается как «бесшовное командование и контроль во всех областях» путем «интеграции датчиков, платформ и процессов принятия решений для достижения осведомленности о боевом пространстве в режиме реального времени и возможности быстрого принятия решений»;

• интеграция летальных и нелетальных технологий для осуществления точных, синхронизированных глобальных воздействий во всех сферах и во многих областях ответственности.

Изложенные выше идеи предполагают комплексное использование Соединенными Штатами обычных сил и средств в сочетании с гибридными методами, стратегиями стратегического ядерного и неядерного сдерживания в противоборстве с противниками.

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОТИВОБОРСТВО

Работы Пентагона и других исследовательских центров США и НАТО, как правило, носят закрытый характер и не афишируются. А их результаты воплощаются в технологиях «мягкой силы», информационно-психологической войны, цветных революций, прокси-войн и др.

Одной из задач новой стратегии США обозначено сохранение информационного преимущества, которое определяется как использование передовых технологий «для сбора, анализа и быстрого распространения информации, что обеспечит превосходство в решениях и действиях».

Сегодня информационное противоборство в гибридной войне расширяет изобретенное на Западе понятие «серой зоны» как театра гибридной войны: стратегическое пространство, в пределах которого международная система, балансируя на грани войны и мира, переформатируется под правила нового миропорядка, а основные усилия сторон в военной информационной сфере сосредоточиваются на достижении односторонних преимуществ при сборе, обработке и использовании информации на поле боя (в операции, сражении).

Политика серой зоны – это политика гибридной войны, политика агрессии, стратегия которой лишена морали и принципов, ориентирована на ведение гибридного военного конфликта, который не объявляется, но имеет четкую цель: обеспечение гегемонии Запада. Именно на расширенное использование серых зон и сил специальных операций указывал американский президент Джозеф Байден во «Временных указаниях по стратегии национальной безопасности» 2021 года.

Информационная война как часть стратегии гибридного межгосударственного противоборства в серых зонах представляет собой совокупность мероприятий, предпринимаемых сторонами гибридного военного конфликта для достижения информационного превосходства над противником путем воздействия на его компьютеры и сети, связанные с объектами критической информационной инфраструктуры и электросвязи, для информационного воздействия на общественное и индивидуальное сознание и подсознание населения и личного состава вооруженных сил, при обеспечении бесперебойного функционирования своей информационной инфраструктуры.

ВЫВОДЫ

Активные попытки Соединенных Штатов вписаться в новый мировой порядок, провести ускоренную модернизацию своих вооруженных сил и своих военных концепций повлекут за собой наращивание усилий наших стратегических противников по следующим направлениям:

– укрепление боевой мощи вооруженных сил, оснащение их новыми системами оружия и военной техники, внедрение в практику технологий искусственного интеллекта, обработки больших данных, совершенствование всех видов разведки, разработку новых концепций боевых действий;

– концептуальные реформы вооруженных сил, промышленности и науки с целью их адаптации к требованиям современности;

– расширение сети военных союзов, поддерживающих действия экспедиционных сил США и обладающих боевой мощью для ведения самостоятельных действий в рамках единого общего замысла операции;

– активное применение во внешней политике стратегий гибридной войны и ее инструментов: информационно-психологической войны, цветной революции и прокси-войны;

– разработка новых документов стратегического планирования развития страны и вооруженных сил.

Сказанное требует от России, ее союзников и партнеров создания интеграционных структур, способных обеспечить координацию действий и объединение возможностей для противоборства с новыми вызовами и угрозами, источником которых являются Соединенные Штаты и их союзники.

С учетом опыта специальной военной операции на Украине следует ускорить разработку и внедрение в практику наших Вооруженных сил новых концепций боевых действий и нового оружия, обратить особое внимание на создание территориальной обороны, охрану государственных границ, подготовку обученных резервов, укрепление единства страны. 


Читайте также


Вашингтон обещает снабдить Тайбэй новейшим оружием

Вашингтон обещает снабдить Тайбэй новейшим оружием

Владимир Скосырев

Независимо от того, кто победит на выборах в ноябре, США будут продолжать поддерживать Тайвань

0
802
Вашингтон и Эр-Рияд близки к подписанию пакта в сфере обороны

Вашингтон и Эр-Рияд близки к подписанию пакта в сфере обороны

Игорь Субботин

США намерены возобновить поставки наступательных вооружений Саудовской Аравии

0
785
Госсекретарю пришлось оправдываться за Белый дом

Госсекретарю пришлось оправдываться за Белый дом

Геннадий Петров

Американский дипломат выступил против крайностей в отношении Израиля и украино-российского конфликта

0
3212
Украинский кризис ускорил отставание Европы от США

Украинский кризис ускорил отставание Европы от США

Ольга Соловьева

Потеря дешевых российских энергоресурсов увеличила разрыв между экономикой Старого и Нового Света

0
4278

Другие новости