0
4244
Газета Реалии Интернет-версия

16.11.2023 21:03:00

Беженцы портят «симбиотические отношения»

Разногласия между Исламабадом и Кабулом усугубляет насильственная депортация

Тэги: пакистан, афганистан, беженцы


пакистан, афганистан, беженцы Фото Reuters

Министр иностранных дел Пакистана Джалил Аббас Джилани встретился со своим афганским коллегой Амиром Ханом Муттаки 5 октября в китайском городе Ньингчи в Тибете. Оба министра принимали участие в 3-м Трансгималайском форуме международного сотрудничества, организованном Китаем.

Двусторонние отношения и торговля между Афганистаном и Пакистаном должны были стать главной темой диалога двух министров. Однако в ходе переговоров наиболее актуальным и обсуждаемым оказался вопрос об афганских беженцах в Пакистане, которым было предложено добровольно покинуть страну к 1 ноября. В недвусмысленных выражениях Муттаки заявил Джилани, что «негативные высказывания в прессе, затруднение транзита и перемещений, а также неправильное обращение с афганскими беженцами могут отрицательно повлиять на двусторонние отношения и сценарии экономического взаимодействия между странами».

По оценкам управления верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ) ООН, в Пакистане в настоящее время находится 3,7 миллиона афганских беженцев, 700 тысяч из которых покинули Афганистан после прихода к власти в стране движения «Талибан» (запрещено в РФ) в августе 2021 года. По подсчетам УВКБ ООН, около 1,73 миллиона беженцев находятся в Пакистане нелегально, практически не имея правовой защиты или средств для получения убежища.

Чиновники «Талибана» осудили решение Исламабада принять жесткие меры в отношении афганцев, не имеющих документов, на своей территории. Будучи обеспокоенным, что возвращение 1,73 миллиона беженцев подвергнет Кабул и его разваливающуюся правительственную систему дополнительному давлению, руководство талибов попросило Исламабад не принимать поспешных мер. «Решение Пакистана изгнать афганцев неоправданно и бесчеловечно, и мы осуждаем его», – заявил 5 октября министр обороны талибов Мухаммад Якуб. В ООН также опасаются, что насильственная депортация афганцев Пакистаном усугубит гуманитарную катастрофу в регионе.

Между тем ряд признаков указывает на то, что Пакистаном движет не идея фактического избавления от нежеланных афганцев на своей территории. Скорее это тактика давления, которая должна заставить Кабул выполнить ряд требований Исламабада. Примечательно, что, по оценкам местных экспертов, в течение нынешнего года граждане Афганистана понесут ответственность за 14 из 24 взрывов смертников от имени террористической группировки «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП, запрещена в РФ).

Действительно, на первом месте в списке приоритетов Исламабада находится противодействие экстремистским организациям: ведь число совершаемых ими атак на территории Пакистана постоянно растет. Убежища, в которых укрываются боевики ТТП на территории Афганистана, делают любую крупную контртеррористическую операцию пакистанских Вооруженных сил не слишком эффективной. Неудивительно, что для решения проблемы насилия «Талибан» предложил провести переговоры между Исламабадом и ТТП. Однако Пакистан не питает интереса к подобным мерам ввиду имеющегося негативного опыта.

«Талибан» вынужденно принял ряд мер против ТТП, но их эффективность вызывает большие сомнения. Например, в сентябре 2023 года во время визита в Кабул Асифа Али Хана Дуррани, специального представителя Пакистана по Афганистану, делегации сообщили, что «Талибан» арестовал 200 боевиков ТТП и поместил их в тюрьмы. Сообщалось, что остальные боевики переселяются в районы, расположенные подальше от границы с Пакистаном.

Также стало известно, что 25 октября талибы издали фетву (указ), согласно которой совершение нападений в Пакистане больше не считается частью джихада (священной войны). Вероятно, это максимум, который «Талибан» может сделать, противодействуя ТТП. Но на территории Пакистана такие шаги со стороны талибов едва ли приведут к значительному снижению уровня насилия.

И все же резкое ухудшение отношений между Афганистаном и Пакистаном не является наиболее вероятным сценарием в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Оба государства ограничены в выборе средств – им в любом случае необходимо поддерживать рабочие отношения. Исламабад не может позволить себе отказаться от влияния, которым, по его мнению, он обладает в Кабуле после прихода к власти талибов в августе 2021 года. В то же время воплощение мечты «Талибана» о продлении Китайско-Пакистанского экономического коридора (КПЭК) на территорию Афганистана полностью зависит от Исламабада.

Во время своей поездки в Исламабад в мае 2023 года Муттаки подчеркнул, что отношения между Пакистаном и Афганистаном представляют собой нечто большее, чем добрососедство, поскольку обе страны связаны историческими, религиозными, социальными, географическими и общественными узами. В октябре Дуррани подтвердил, что и Пакистан, и Афганистан «наслаждаются симбиотическими отношениями» – и попытался преуменьшить степень напряженности этих отношений, описав происходящее как «соперничество между двоюродными братьями» в соответствии с местными традициями.

Однако стремление поддерживать добрососедские отношения окажется под угрозой, если Пакистан будет и дальше придерживаться своего решения о насильственной депортации всех афганских беженцев. Подобная тактика давления может в дальнейшем освободить «Талибан» от обязательства действовать по запросам Исламабада. 


Читайте также


Смена иранской стратегии в отношении "Талибана"* и Афганистана неизбежна

Смена иранской стратегии в отношении "Талибана"* и Афганистана неизбежна

Андрей Серенко

Кому из региональных и глобальных игроков оказалась выгодна авиакатастрофа с Эбрахимом Раиси

0
857
Пакистан вывозит своих граждан из Бишкека

Пакистан вывозит своих граждан из Бишкека

Виктория Панфилова

Антимиграционные настроения в Киргизии испортили отношения с Пакистаном

0
1832
Афганское Сопротивление открывает "кабульский фронт"

Афганское Сопротивление открывает "кабульский фронт"

Андрей Серенко

Столица эмирата становится опасной для правящей группировки

0
3631
Главной угрозой для Центральной Азии становится киберэкстремизм

Главной угрозой для Центральной Азии становится киберэкстремизм

Виктория Панфилова

Спящие ячейки в странах региона могут действовать по указанию извне

0
2291

Другие новости