0
3440
Газета Спецслужбы Интернет-версия

30.07.2004 00:00:00

Терроризм и КГБ

Тэги: кгб, ликвидации, история, книга


Колпакиди А., Прохоров Д. КГБ: приказано ликвидировать. Спецоперации советских спецслужб. 1918-1941 - М.: Яуза, Эксмо, 2004, 512 с.

30 июня катарский суд приговорил двух россиян - сотрудников спецслужб к пожизненному заключению за якобы совершенное ими убийство одного из лидеров чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева.

Эта ситуация всколыхнула общественный интерес к спецоперациям, проводившимся отечественными спецслужбами. Наиболее известные исторические прецеденты - ликвидация лидера антисталинской оппозиции Льва Троцкого и главы украинских националистов Степана Бандеры. Но о других подобных акциях мало кто помнит. Одно из изданий, где можно почерпнуть такие сведения, - книга Александра Колпакиди и Дмитрия Прохорова "КГБ: приказано ликвидировать. Спецоперации советских спецслужб", выпущенная издательствами "Яуза" и "Эксмо" в серии "Тайная война". Эта книга - не просто перечень занимательных сюжетов о "мокрых делах". Издание снабжено вступлением, в котором анализируются причины такого явления, как "государственный терроризм", и прослеживается его динамика на протяжении столетий.

ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

Примеры убийств находящихся в эмиграции представителей оппозиции можно почерпнуть еще из античных времен. Так, в 403 г. до н.э. спартанский полководец Лисандр по просьбе опасавшихся за свою власть афинских тиранов во главе с Критием потребовал у персидского сатрапа Сарнабаза убить скрывавшегося на территории Персии афинского стратега Алкивиада.

Примечательно, что русский царь Иван Грозный, развернувший против собственного населения машину террора - опричнину, не предпринимал попыток физического устранения бежавших за границу оппозиционеров. Эмигрировавшему в Литву князю Курбскому он направлял лишь гневные послания. Петр I вернул из Австрии царевича Алексея уговорами. Лишь Екатерина II в 1775 г. приказала графу Орлову-Чесменскому организовать похищение из Италии самозванной княжны Таракановой, выдававшей себя за незаконнорожденную дочь императрицы Елизаветы и претендовавшей на российский престол.

Во вступлении работы Колпакиди и Прохорова заслуживает внимания хроника российского политического терроризма, иллюстрирующая авторский вывод о несомненной генетической связи советского государственного террора с дореволюционным левым терроризмом: первый набор сотрудников ВЧК и Разведупра РККА составили бывшие революционеры-боевики и подпольщики.

Книга разделена на три части: "На заре советской власти", "В период "военной тревоги" и "Большой террор" и содержит очень любопытное и одновременно трагичное заключение с красноречивым заголовком "Да не судимы будите...", рассказывающее о том, как организаторы ликвидационных спецопераций впоследствии были сами подвергнуты сталинской расправе. В 1938 г. был расстрелян участник разработки операции по захвату атамана Анненкова глава военной разведки Ян Берзин, в 1939 г. - организатор убийства маршала Чжан Цзолиня начальник спецотделения "А" (активная разведка) Разведупра Красной Армии Христофор Салнынь. Начальник ИНО НКВД в 1935-1938 гг. Абрам Слуцкий умер при загадочных обстоятельствах - по версии авторов отравлен прямо на Лубянке в кабинете первого заместителя наркома внутренних дел Фриновского. Один из организаторов террора в Испании Орлов (Фельдбин), получив в июле телеграмму Ежова с предписанием выехать в Бельгию, бежал в США, откуда написал наркому письмо с объяснением причин своего поступка. В 1940 г. был расстрелян Шпигельглас, фактически руководивший советской разведкой после "выбытия" Слуцкого. Подверглись репрессиям Яков Серебрянский, Павел Судоплатов и многие другие чекисты...

Издание также снабжено приложением с хронологическим перечнем спецопераций и выдержками документов советских и французских спецслужб. С полным содержанием книги читатели смогут ознакомиться сами, но после суда в Катаре небезынтересно проследить параллели с аналогичными процессами в прошлом.

СТРАННАЯ АМНИСТИЯ

27 ноября 1918 г. революционный трибунал при ВЦИКе вынес обвинительный приговор организаторам и участникам левоэсеровского мятежа, при этом наказания были назначены довольно мягкие. Всего к трем годам тюрьмы был приговорен Яков Блюмкин, совершивший вместе с Николаем Андреевым 6 июля 1918 г. убийство германского посла Вильгельма фон Мирбаха. При этом судебное решение было оглашено заочно - обвиняемый в это время поднимал крестьянские восстания на Украине против петлюровцев. Лишь в апреле 1919 г. он пришел с повинной в Киевскую ГубЧК и в мае был амнистирован постановлением ВЦИКа. Не было удовлетворено и требование Берлина о выдаче убийцы. Он был принят в Компартию и работал в аппарате Льва Троцкого. А в 1923 г. прощенный государственный преступник по протекции Феликса Дзержинского был принят на работу в Иностранный отдел ОГПУ.

Столь благосклонный поворот судьбы авторы объясняют тем, что ликвидация Мирбаха была не просто левоэсеровской акцией, а первой спецоперацией советских органов госбезопасности. Решение о физическом устранении германского посла было принято ЦК ПЛСР, однако при этом назначенный его исполнителем 18-летний Яков Блюмкин был начальником контрразведывательного отделения ВЧК. И хотя на следствии председатель "чрезвычайки" Дзержинский заявил, что за несколько дней до покушения отстранил Блюмкина от дел, подтверждающие это документы в архивах ФСБ отсутствуют - об этом свидетельствует бывший начальник Управления программ содействия ФСБ России генерал-лейтенант Александр Зданович.

Авторы приводят и другие факты, позволяющие предполагать, что будучи противником заключенного с Германией Брестского мира "железный Феликс", если и не отдавал приказания организовать операцию по ликвидации Мирбаха, то по крайней мере был осведомлен о ней и не препятствовал ее подготовке.

Но советское правосудие все же добралось до эсера-чекиста. Находясь на разведработе за рубежом - он был резидентом в Палестине, Внутренней Монголии, Тибете и Китае - Блюмкин наладил тесные контакты с троцкистами и по возвращении в Москву арестован. В ноябре 1929 г. судебная коллегия ОГПУ постановила расстрелять Блюмкина "за повторную измену делу пролетарской революции и Советской власти, за измену революционной чекистской армии".

НЕСОСТОЯВШИЕСЯ ЛИКВИДАТОРЫ

21 апреля 1920 г. в поезде Хельсинки-Выборг были арестованы члены террористической группы - Векман, Суокас, Сядервирте и Лонка, возвращавшиеся в Советскую Россию после неудавшегося покушения на командующего финскими вооруженными силами и бывшего генерала царской армии Карла Маннергейма. А спустя два дня арестовали Сало, которому была поручена роль непосредственного исполнителя - дважды 4 апреля в Тампере и 13 апреля в Хельсинки он направлял револьвер на Маннергейма, но так и не смог нажать на спусковой крючок.

12 ноября 1921 г. суд города Турку приговорил Векмана к 12, Сало к 10, а Суокаса к 6 годам тюремного заключения. Так как покушение не состоялось, им инкриминировали антигосударственный заговор и измену Родине. Лонка за недоказанностью вины был оправдан, а Сядевирте освобожден от ответственности за сотрудничество со следствием. Правда, выйдя на свободу, последний был вскоре ликвидирован группой Энтроха, Куутти и Лонка, которые были приговорены за убийство к пожизненному заключению. Назначенные судом сроки заключения отбыли не все. 5 июля 1921 г. Суокас вместе с 6 заключенными совершил побег из тюрьмы города Тампере и смог благополучно добраться до Петрограда. А 18 июня 1926 г. Векман и Энтрох были переданы советским властям в обмен на финских белогвардейцев, отбывавших сроки в советских тюрьмах.

На страницах рецензируемой книги цитируются документы, дающие основание предполагать, что неудача покушения на Маннергейма была обусловлена не только трусостью Сало, но и тем, что в тот период в руководстве Петроградской ЧК действовал агент иностранной разведки.

ОБВИНЯЕМЫЙ ПРЕВРАТИЛСЯ В ГЕРОЯ

Примечательна и параллель с убийством лидера украинских антисоветчиков, бывшего главы Директории Украинской народной республики Симона Петлюры, совершенном в Париже 25 мая 1926 г. Шоломом Шварцбардом. Процесс над убийцей превратился по сути в суд над Петлюрой - из США, Канады и Уругвая приехали более 80 свидетелей специально для того, чтобы рассказать о зверствах петлюровцев. Сам подсудимый выдавал себя за религиозного фанатика, которого пророк Исайя послал мстить за евреев, хотя, по свидетельству знакомых, он был равнодушен к религии.

В октябре 1927 г. Шварцбард был оправдан, а несколько месяцев спустя вышла книга Анри Барбюса, в которой действия убийцы получили одобрительную трактовку. После освобождения Шварцбард опубликовал свои воспоминания о Гражданской войне на Украине в лондонской газете "Цайт", а также в еврейских изданиях в США и выпустил в Чикаго две книги: "В споре с самим собой" и "В потоке времени". Он умер в Кейптауне (ЮАР) в 1938 г.

Но кроме получившей официальное распространение версии об убийстве Петлюры евреем-одиночкой читатели книги Александра Колпакиди и Дмитрия Прохорова смогут ознакомиться со свидетельствами того, что Шварцбард был лишь исполнителем хорошо законспирированной акции советской разведки.

8 августа 1925 г. для участия в конгрессе французской Соцпартии в Париж прибыл некто Михаил Володин. Там он познакомился с анархистом и владельцем часового магазина Шварцбардом, выдавая себя за безработного, нуждающегося в поддержке. Уроженец Бессарабской губернии Шварцбард в 1906 г. был арестован за революционную деятельность и после освобождения бежал в Австро-Венгрию, а с 1910 г. обосновался в Париже, во время Первой мировой войны служил во французских частях и даже был ранен на фронте. После Февральской революции Шварцбард возвращается в Россию, после Октябрьской вступает в Красную Армию, а в конце 1920 г. вновь оказывается в Париже.

После второго приезда во французскую столицу в январе 1926 г. Володин начинает встречаться со Шварцбардом практически каждый день. Тот устанавливает плотную слежку за Петлюрой и его окружением. Володин был в гостях у Шварцбарда и утром накануне убийства, но не скрылся сразу после ареста своего подельника - генеральный консул СССР Отто Ауссем считал, что внезапный отъезд может скомпрометировать советское полпредство. О причастности советских спецслужб к убийству Петлюры заявил офицер КГБ Дерябин, бежавший в США в 1954 г.

20 ЛЕТ В МЕКСИКАНСКОЙ ТЮРЬМЕ

Разумеется, авторы не обошли вниманием и классический эпизод ликвидации Льва Троцкого в Мехико 20 августа 1940 г. Рамоном Меркадером. План "Утка" был разработан Павлом Судоплатовым и Леонидом Эйтингоном в июле 1939 г. по указанию Сталина. В результате нападения на виллу Троцкого 24 мая 1940 г. группы из 20 человек в форме мексиканской армии под руководством Григулевича и Сикейроса "демона революции" убить не удалось, а в течение двух месяцев практически все исполнители сталинского приказа были установлены полицией. На судебном процессе Сикейрос заявил, что нападение ограничивалось целью выразить протест против пребывания Троцкого в Мексике, и нападавшие были оправданы.

Эйтингон задействовал альтернативный вариант. Через четыре дня после налета на виллу - 28 мая - секретарь Троцкого Сильвия Аджелофф представила ему своего жениха Фрэнка Джэксона (агента советской разведки "Раймонда"), с которым познакомилась в Нью-Йорке в сентябре 1939 г. 17 августа он получил возможность общаться с Троцким наедине, попросив посмотреть свою статью, а спустя три дня принес ему исправленную рукопись и нанес роковой удар ледорубом. 24 августа в "Правде" была опубликована статья без подписи автора под названием "Смерть международного шпиона", где покушавшийся был назван Жаком Мортоном Ванденрайшем, а Троцкий объявлен "жертвой своих же собственных интриг, предательских измен, злодеяний".

Узнав об аресте Меркадера, его мать и Эйтингон выехали из Мексики. У помещенного в тюрьму "Лекумберри" ликвидатора было обнаружено письмо, где от имени бельгийского подданного Жака Морнара подробно излагались мотивы, толкнувшие его на убийство. Но исповеди разочаровавшегося троцкиста не поверили. Возглавивший следствие полковник Салазар быстро доказал, что арестованный не Жак Морнар, но его настоящее имя было установлено гораздо позднее. По свидетельству Судоплатова, Берия дал указание не жалеть никаких сил и денег для защиты Меркадера. Но суд не внял доводам адвокатов Эдуардо Сенисерос и Офелии Домингес, и после четырехлетних тяжб в низовых инстанциях суд федерального округа Мехико приговорил убийцу к 20 годам тюремного заключения - высшей мере наказания по законодательству страны.

Будем надеяться, что обвиненным катарскими властями в убийстве главаря террористов российским дипломатам не придется полностью отбывать назначенный им срок, как это случилось с Меркадером. После 20-летнего заключения его доставили в СССР, где он был удостоен звания Герой Советского Союза. В середине 1970-х Меркадер переехал на Кубу, где умер от саркомы в 1978 г., но похоронен в Москве.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Россия поддерживает концепцию углеродной экономики замкнутого цикла

Россия поддерживает концепцию углеродной экономики замкнутого цикла

0
138
Крым обеспечили рассказами о водоснабжении

Крым обеспечили рассказами о водоснабжении

Михаил Сергеев

Кризис ЖКХ ставит под угрозу будущий курортный сезон

0
1395
Власти отучают коммунистов от демонстраций

Власти отучают коммунистов от демонстраций

Дарья Гармоненко

Акция "За честные и чистые выборы" свелась к пикетам и собраниям граждан

0
456
Баку и Ереван испытывают на прочность нейтралитет Москвы

Баку и Ереван испытывают на прочность нейтралитет Москвы

Юрий Рокс

Дмитрий Литовкин

У России остается все меньше возможностей лавировать в многолетнем кавказском конфликте

1
1476

Другие новости

Загрузка...