1
7315
Газета Спецслужбы Интернет-версия

15.03.2013 00:01:00

Фронт без флангов и перемирий

Роль и место военной разведки в реализации внешней и внутренней политики государства

Валерий Калинин

Об авторе: Валерий Петрович Калинин – капитан 1 ранга в отставке, ветеран военной разведки.

Тэги: спецслужбы, разведка, история, СССР, ГРУ, война


спецслужбы, разведка, история, СССР, ГРУ, война Ильзе Штёбе за три недели до ареста. Август 1942 года. Фото из книги В.И. Лота «Альта» против «Барбароссы». Как были добыты сведения о подготовке Германии к нападению на СССР». М., 2004

В период существенных осложнений международной обстановки, возникновения угрозы безопасности государства, в условиях войны и военных конфликтов, а также при реформировании вооруженных сил, сокращений их численности и вооружения чрезвычайно возрастают значение, роль и место органов военной разведки в обеспечении политического и военного руководства страны упреждающей, достоверной информацией.

Важно иметь точные сведения о расстановке сил на мировой арене, тенденциях развития военно-политической обстановки, уровне политических и военных угроз, состоянии вооруженных сил вероятных противников, их потенциале, оснащении и вооружении. Необходимо получать достоверные сведения о планах, реализация которых может создать реальную угрозу безопасности нашего государства.
В этом контексте обратимся к деятельности Разведывательного управления (Разведупр) и Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба в канун нападения фашистской Германии на Советский Союз и в ходе Великой Отечественной войны (ВОВ).
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ
Война стала серьезным испытанием существовавшей то время системы военной разведки, военных разведчиков и их способности решать задачи информирования руководства СССР, Наркомата обороны и Генерального штаба о надвигавшейся опасности и планах немецкого военного командования как в преддверии войны, так и в ходе боевых действий.
В Германии было разработано несколько планов по уничтожению СССР. Наиболее известен план «Барбаросса», который предусматривал проведение военной кампании по разгрому Красной Армии, оккупации территории СССР до линии Архангельск–Волга–Астрахань и уничтожению промышленного потенциала Советского Союза. Политическая составляющая этого плана заключалась в ликвидации СССР как государства и создании на его территории около десятка вассальных стран (Литва, Латвия, Эстония, Белоруссия, Украина, Кавказские республики и другие). На оккупированных территориях предполагалось уничтожение евреев и сокращение наполовину русского населения.
При оценке деятельности разведки накануне ВОВ необходимо принять во внимание крайне тяжелую кадровую и моральную обстановку в стране и в армии, связанную с массовыми репрессиями. В Разведупре за два с половиной года были арестованы и расстреляны пять его начальников: Ян Берзин, Семен Урицкий, Семен Гендин, Александр Орлов, Иван Проскуров. Незадолго до своего ареста Герой Советского Союза, генерал-лейтенант Иван Проскуров докладывал народному комиссару обороны Маршалу Советского Союза Семену Тимошенко: «Последние два года были периодом чистки агентурных управлений и разведорганов от чуждых и враждебных элементов. За эти годы органами НКВД были арестованы свыше 200 человек, заменен весь руководящий состав до начальников отделов включительно».
Несмотря на то что Разведупр был значительно ослаблен репрессиями, сохранившиеся разведаппараты и агентурная сеть смогли обеспечить руководство страны необходимой информацией о подготовке Германии к нападению. Донесения Разведупра в этот период позволяют сделать следующие выводы. Военная разведка представила неопровержимые доказательства подготовки Германии к нападению на СССР. Были установлены сроки нападения – вторая половина июня, в ближайшие 48 часов, 22 июня после трех часов утра. Руководство СССР было информировано о союзниках Германии, которые примут участие в нападении – Румыния, Венгрия, Финляндия. Последовательно, по мере передислокации немецких войск с Запада к границам СССР, от военной разведки поступала информация о количестве соединений вермахта, сконцентрированных вдоль наших западных границ с указанием фамилий командиров крупных немецких соединений. Информация Разведупра объективно давала руководству страны возможность надлежащим образом оценить военно-политическую обстановку и сделать правильные выводы.
Хотя в докладе в Народный комиссариат обороны начальника Разведупра генерал-лейтенанта Филиппа Голикова от 20 марта 1941 года содержался вывод о том, что «слухи и документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию», имевшаяся в нем оценка событий первой половины 1941 года, позиции Германии и Англии, а также военно-стратегических планов Германии в целом были объективными и достоверными. Сделав другой вывод, Голиков тем самым подписал бы себе смертный приговор как «враг народа».
Необходимо также отметить, что военные разведчики и их источники добывали информацию о военно-политических планах Германии в исключительно сложных условиях, при жестком противодействии немецких контрразведывательных органов, с постоянным риском для жизни. Известно, что агент «Альта» и ее источник в МИД Германии «Ариец», своевременно сообщившие о планах нападения на СССР, были казнены фашистами.
Всего в рамках контрразведывательной операции гестапо против агентурной сети советской разведки в странах Западной Европы под кодовым названием «Красная капелла» были репрессированы 129 человек, из которых 49 казнены.
Удивительный парадокс того времени: советские разведчики, среди которых были руководители нелегальных резидентур Разведупра во Франции, Бельгии и Швейцарии Леопольд Треппер и Шандор Радо, избежавшие ареста со стороны германских контрразведывательных органов, по прибытии в Москву в 1944 году были арестованы и осуждены. Первый – на 15, а второй – на 10 лет тюрьмы, якобы за шпионаж против СССР.
Во время Великой Отечественной войны главные усилия военной разведки были направлены на получение достоверной упреждающей информации о планах немецкого командования, работе военной промышленности Германии и ее сателлитов, позиции Японии и Турции в части, касающейся возможного выступления на стороне Германии против Советского Союза. В ходе битвы под Москвой резидент нелегальной резидентуры в Японии Рихард Зорге 14 сентября сообщил, что японское правительство приняло решение не выступать в 1941 году против СССР. Используя эту информацию, советское военное командование начало переброску 10 полностью укомплектованных дивизий с Дальнего Востока на советско-германский фронт, что стало важным фактором, обеспечившим победу советских войск под Москвой.
В дальнейшем перед военной разведкой была поставлена задача определить планы немецкого командования по ведению боевых действий в 1942 году. Было установлено, что немцы планируют главный удар нанести летом 1942 года на южном участке советско-германского фронта. Чтобы скрыть направление главного удара, немцами был разработан дезинформационный план под кодовым названием «Кремль». Проводимые в соответствии с ним мероприятия должны были убедить советское командование в том, что, как и в 1941 году, основным стратегическим направлением считается центральный участок фронта с целью наступления на Москву.
Физик Клаус Фукс. 	Фото из книги В.И. Лота «Ключи от ада. Атомная эпопея тайного	 противоборства разведок великих держав». М., 2009
Агентурная сеть Разведупра своевременно предупредила Генеральный штаб о подготовке весеннего наступления немецких войск в направлении Кавказа и Сталинграда. В докладе Генштабу сообщалось: «Центр тяжести весеннего наступления будет перенесен на южный сектор фронта с вспомогательным ударом на севере, при одновременной демонстрации на центральном фронте против Москвы. Наиболее вероятный срок весеннего наступления – середина апреля или начало мая 1942 года». К сожалению, эти данные военной разведки не были приняты во внимание, что в дальнейшем обернулось тяжелыми последствиями.
В ходе последующих сражений Великой Отечественной войны военная разведка обеспечивала советское командование информацией для принятия стратегических решений. Маршал Советского Союза Георгий Жуков так оценивал вклад военной разведки в разгром немцев на Курской дуге: «Всеми видами разведки Ставке и фронтам удалось установить время перехода в наступление противника. 2 июля Ставка предупредила командующих фронтами о возможном переходе противника в наступление в период с 3 по 6 июля». Фактически это случилось 5 июля, что позволило нашим войскам нанести упреждающие удары и в конечном итоге выиграть сражение, после которого инициатива ведения военных действий уже окончательно до конца войны перешла к советским войскам.
Большим был вклад военных разведчиков в обеспечение операций не только на европейском театре, но и при разгроме Квантунской армии. Характерно, что по указанию Сталина подписание акта капитуляции Японии от имени правительства СССР было поручено разведчику генерал-лейтенанту Кузьме Деревянко.
АТОМНЫЙ ПРОЕКТ
Война окончилась. Надежды народов на мирную спокойную жизнь не оправдались. Война горячая переросла в холодную с ядерной составляющей. Прологом к ней была атомная бомбардировка Соединенными Штатами Америки японских городов Хиросима и Нагасаки. Нажившись на войне, США стали целенаправленно и активно проводить политику, направленную на уничтожение Советского Союза, воспользовавшись приоритетом в области атомного оружия.
Атомная бомбардировка Японии в военном отношении не имела никакого смысла, поскольку к тому времени Япония уже проиграла войну. Это была демонстрация военной силы для устрашения Советского Союза. Понимание того, какие преимущества дает обладание таким оружием, у советского руководства и советских ученых появилось еще до начала Великой Отечественной войны. Уже тогда военная разведка начала проводить активную работу по получению документальных данных об исследованиях в области атомного оружия, проводимых в Великобритании и США. Так, еще в декабре 1940 года сотрудник аппарата военного атташе в Лондоне Семен Кремер сумел получить от английского ученого Клауса Фукса документальные материалы объемом 570 листов, в которых была представлена информация о разработках по расщеплению урана и созданию атомной бомбы.
В феврале 1942 года Разведупр подключил к добыванию документов по атомным исследованиям руководителя нелегальной резидентуры в Нью-Йорке Яна Черняка, который через Фукса организовал получение документальной информации об основных направлениях научно-исследовательских работ по урановой проблеме. Фукс передал Черняку около 130 листов документов, в которых содержались данные об установках для разделения изотопов урана, описание процесса получения плутония, чертежи уранового котла (реактора).
В феврале 1944 года резидент нелегальной резидентуры в Нью-Йорке Артур Адамс через своего агента организовал получение 2500 листов закрытых материалов по атомному проекту, а также образцы урана, бериллия, графита и тяжелой воды. В личном письме начальнику ГРУ он доложил о планах США по атомной бомбардировке городов Японии.
В феврале 1945 года сотрудник аппарата военного атташе в Канаде Павел Ангелов восстановил связь с приехавшим из Англии Фуксом, который передавал для фотографирования закрытые документы. Среди них были описание установок для разделения изотопов урана и получения плутония, доклад Энрико Ферми об устройстве и принципах действия уранового реактора, образцы урана-235 и урана-233.
Кроме Адамса и Черняка, в США работал разведчик-нелегал Разведупра Жорж Коваль, работавший на американском секретном объекте специального назначения в Ок-Ридже, где трудились несколько тысяч ученых, инженеров, технических специалистов, занимавшихся исследованиями в области ядерной энергии. Ковалю удалось выявить важные секретные атомные объекты США, определить их структуру, объемы производства ядерных материалов, количество занятых специалистов и связи с другими закрытыми объектами атомного проекта.
Военная разведка успешно решила задачу по обеспечению политического руководства СССР и наших ученых информацией о научно-исследовательских работах в США, Англии, Канаде по созданию атомного оружия. В 1941–1945 годах военные разведчики добыли около 6 тыс. листов секретных документов и 25 образцов, связанных с производством оружейного урана и его обогащения. Информация, добытая военной разведкой в этой области, позволила советским ученым ускорить процесс создания первой советской атомной бомбы.
Чтобы оценить важность добываемой информации по атомной проблематике, обратимся к записке академика Игоря Курчатова наркому химической промышленности СССР Михаилу Первухину от 7 марта 1943 года: «Получение данного материала имеет громадное, неоценимое значение для нашего государства и науки... Необходимо также отметить, что вся совокупность сведений материала указывает на техническую возможность решения всей проблемы в значительно более короткий срок...»
Перед отъездом Сталина на Потсдамскую конференцию ему была доложена справка ГРУ, в которой говорилось: «В июле месяце сего года ожидается производство первого взрыва атомной бомбы». В ней были приведены технические характеристики и описание атомной бомбы, а также сообщалось о дате проведения ее первого испытания – 10 июля 1941 года.
Испытание первой советской атомной бомбы, проведенное 29 августа 1949 года, стало возможным во многом благодаря информации, добытой военными разведчиками. Это испытание положило конец монополии США в области обладания ядерным оружием и внесло существенные коррективы в расстановку сил на мировой арене.
За мужество и героизм, проявленные при выполнении специальных заданий, военным разведчикам Яну Черняку в 1994 году, Жоржу Ковалю в 1995 году и Артуру Адамсу в 1999 году (посмертно) было присвоено звание Героя Российской Федерации.
Советское руководство было хорошо информировано о действиях американского флота в районе Кубы.	 Фото из книги Ф.И. Ладыгина, В.И. Лота «ГРУ и Карибский кризис.	 Секретная хроника опасной конфронтации». М., 2012
ХОЛОДНАЯ ВОЙНА
После окончания Второй мировой войны, которая переросла в войну холодную, в соответствии с разработанной в США секретной директивой «Основы формирования военной политики» от 18 сентября 1945 года, Советский Союз обозначался как противник США. Директивой определялась возможность нанесения по СССР в будущей войне «первого удара». В ноябре 1945 года Министерство обороны США наметило 20 советских городов в качестве объектов для атомной бомбардировки. В последующие годы был разработан ряд других планов. По одному из них, получившему название «Дропшот», планировалось сбросить на СССР 300 атомных бомб.
Военная разведка и в этот период продолжала добывать важную, достоверную военную, военно-политическую и военно-экономическую информацию. Вот только несколько примеров.
1960 год. От агента «Мюрат» получены два документа с высшим грифом секретности Top Secret. Cosmic. NATO. Их названия говорят сами за себя: «План Верховного Главнокомандующего ВС НАТО в Европе по нанесению ядерных ударов», «Чрезвычайный план обороны оперативно-тактического командования на Центрально-европейском театре военных действий».
В феврале 1961 года от «Мюрата» поступили «План ядерной войны для Южно-европейского театра военных действий» и ряд других важных документов, а в октябре 1962 года, за неделю до Карибского кризиса, получены два тома «Перечня целей для нанесения атомных ударов по объектам на территории СССР и стран Варшавского договора».
Особо надо отметить роль ГРУ в решениях, которые принимались руководством Советского Союза при урегулировании Карибского кризиса. Офицеру Вашингтонской резидентуры ГРУ полковнику Георгию Большакову, выступавшему под прикрытием должности журналиста, удалось получать важнейшую военно-политическую информацию, установить личное знакомство с братом президента США Робертом Кеннеди и с его помощью организовать неофициальный канал связи между президентом США и руководителем СССР. Возможность использования такого канала на линиях Хрущев–Большаков–Кеннеди была рассмотрена на заседании Политбюро ЦК КПСС, которым было принято постановление «Утвердить предложенный МИД СССР и Минобороны СССР проект указаний резиденту ГРУ о встрече т. Большакова с братом президента США Робертом Кеннеди». В соответствии с этим постановлением в МИД СССР и Минобороны СССР были разработаны указания, одобренные ЦК КПСС, которые были направлены в резидентуру ГРУ в Вашингтоне для Большакова, а в копии – послу СССР в США Михаилу Меньшикову.
В августе-сентябре 1962 года Большаков встретился с Робертом Кеннеди более 40 раз. В начале сентября 1962 года он был вызван в Пицунду, где доложил Хрущеву об обстановке в руководстве США и подробности своих встреч с Кеннеди. Хрущев поручил Большакову на очередной встрече с Кеннеди передать личное письмо президенту США и сообщить о том, что СССР не будет размещать на Кубе наступательное оружие.
По возвращении в Вашингтон Большаков выполнил поручение Хрущева. Все это сыграло решающую роль в урегулировании Карибского кризиса и предотвратило перерастание войны холодной в новую мировую. В 2000 году президент РФ  за успешное выполнение заданий Родины наградил полковника Георгия Большакова Никитовича орденом Дружбы (посмертно).
Карибский кризис закончился, но противоборство между США и СССР, между двумя политическими системами, между НАТО и военной организацией стран – участниц Варшавского договора не прекращалось ни на минуту вплоть до распада CCCР и Варшавского договора. США и НАТО продолжали вынашивать новые планы, направленные на уничтожение СССР, а следовательно, о передышке в своей деятельности военные разведчики могли только мечтать.
В докладной записке министра обороны и начальника Генерального штаба ВС СССР от 25 февраля 1964 года Хрущеву сообщалось, что «ГРУ удалось получить доступ и добыть большое количество совершенно секретных документов особой важности… В целом, полученные в период одного года сведения позволили вскрыть и подтвердить некоторые особо важные данные по вопросу подготовки вооруженных сил США и НАТО к применению ракетно-ядерного оружия на Европейском театре войны». В этот период было получено значительное количество документов от агента ГРУ «Гурона», который работал в приемопередающем центре связи ВС США в Европе, обеспечивающем специальной связью Ставку президента США, узел связи ВС США в Европе, штаб Верховного Главнокомандования НАТО и штабы ВС НАТО на театре военных действий.
РАЗВЕДКА, КАКУЮ МИР НЕ ВИДЫВАЛ
Касаясь деятельности военной разведки, нельзя обойти молчанием работу военных разведчиков в Афганистане после ввода в эту страну ограниченного контингента советских войск.
Начальник ГРУ того времени генерал армии Петр Ивашутин давал следующую оценку: «ГРУ удалось создать в Афганистане такую разведку, какую мир не видывал». Боевые операции советских войск в Афганистане обеспечивали органы стратегической и оперативной агентурной разведки, подразделения и части специального назначения, силы космической, воздушной и радиоэлектронной разведки. Это давало возможность войскам решать поставленные боевые задачи с минимальными потерями.
Особо надо отметить совместную операцию ГРУ и КГБ – штурм резиденции президента Афганистана Хафизуллы Амина. К моменту принятия решения о его устранении стало очевидным проведение Амином политики, направленной против интересов СССР в Афганистане. Воспользовавшись просьбой Амина направить в Кабул для охраны его дворца мотострелковый батальон, в соответствии с запиской Юрия Андропова и Николая Огаркова в Политбюро ЦК КПСС было принято решение «направить в Афганистан подготовленный для этих целей отряд ГРУ Генерального штаба общей численностью около 500 человек в униформе, не раскрывающей его принадлежность к ВС СССР». Этот отряд среди тех, кто участвовал в событиях в Афганистане, получил название «мусульманский батальон».
План захвата дворца Амина разработал полковник ГРУ Василий Колесник. Главный военный советник и представитель КГБ в Афганистане устно с ним согласились, но подписывать не стали. Руководителем операции по штурму резиденции Амина был назначен полковник Василий Колесник, его заместителем по руководству действиями групп спецназа КГБ «Гром» и «Зенит» – генерал-майор КГБ Юрий Дроздов.
Всего дворец Амина охраняли 2500 специально подготовленных и лично преданных Амину солдат и офицеров. Штурм дворца продолжался 43 минуты. 1700 человек сдались в плен. В результате операции в «мусульманском батальоне» погибло пять человек, ранено 35. В группах спецназа КГБ «Гром» (25 человек) и «Зенит» (30 человек) потери составили: пять убитых и 17 раненых. За проведение этой операции Василию Колеснику было присвоено звание Героя Советского Союза. Различных наград были удостоены около 300 солдат и офицеров батальона. Это была первая совместная спецоперация ГРУ и КГБ, первая операция советского спецназа на иностранной территории.
Серьезным испытанием для военной разведки стал вооруженный конфликт в Закавказье в августе 2008 года. Военная разведка заблаговременно информировала руководство России об обстановке в Грузии и готовности режима Саакашвили пойти на опасные провокации в отношении Южной Осетии и Абхазии. С учетом докладов ГРУ были приняты решения о проведении военной операции по принуждению Грузии к миру.
НУЖЕН НОВЫЙ СТАТУС
События последних лет свидетельствуют о том, что США и НАТО не оставляют своих попыток решать глобальные и региональные проблемы с позиции силы. Подтверждением этому являются действия США и их союзников в Югославии, Ираке, Ливии, а сейчас и в Сирии, размещение систем ПРО вдоль наших западных границ. В закрытых американских документах Россия, как и ранее, выступает как главный противник США. Об этом свидетельствует нацеленность стратегических наступательных сил Америки на объекты в России.
В этих условиях существенно возрастает роль военной разведки в обеспечении государственных интересов нашей страны, что диктует, в свою очередь, необходимость повышения статуса ГРУ с введением его в структуру Министерства обороны Российской Федерации в качестве важной составной части внешней разведки страны. О целесообразности такого решения свидетельствует, например, опыт деятельности военной разведки в период Великой Отечественной войны, когда в октябре 1942 года нарком обороны Сталин подписал приказ о реорганизации ГРУ Генштаба Красной Армии, в котором говорилось: «В целях упорядочения и улучшения работы военной разведки приказываю выделить из состава Генерального штаба Красной Армии ГРУ, подчинив его Народному комиссару обороны». Трехлетний опыт работы ГРУ в таком качестве подтвердил целесообразность и правильность приказа Верховного Главнокомандующего.
В пользу необходимости повышения статуса ГРУ свидетельствует и опыт наших потенциальных противников. Так, в США, учитывая глобальные и региональные угрозы для национальной безопасности страны, принято решение об усилении роли военной разведки через создание в системе Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО) управления секретных операций, которое будет контролироваться заместителем министра обороны по разведке. Считается, что проводимая оптимизация РУМО должна привести к дальнейшему совершенствованию и повышению эффективности военной разведки, ослаблению зависимости Министерства обороны от ЦРУ в получении необходимой информации по военным вопросам.
Военная разведка входит в состав Министерства обороны не только в США, но и в других странах с традиционной развитой политической системой и управлением военной разведкой через министра обороны. Хотелось бы надеяться, что задачи военной разведки, определенные в «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года», приведут к пониманию целесообразности подчинения ГРУ министру обороны РФ. Это будет способствовать усилению разведывательного потенциала и укреплению национальной безопасности страны в целом.   

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Лавров предостерег Турцию от "подпитывания милитаристских настроений" украинских властей

Лавров предостерег Турцию от "подпитывания милитаристских настроений" украинских властей

0
215
Родные пропавших без вести в ходе карабахской войны военнослужащих требуют встречи с Пашиняном

Родные пропавших без вести в ходе карабахской войны военнослужащих требуют встречи с Пашиняном

0
189
Турция передала силам обороны Грузии спецтехнику для марнеульского военного аэродрома

Турция передала силам обороны Грузии спецтехнику для марнеульского военного аэродрома

0
188
Ректор РХТУ Александр Мажуга идет на выборы в Госдуму

Ректор РХТУ Александр Мажуга идет на выборы в Госдуму

0
208

Другие новости

Загрузка...