0
1515
Газета Спецслужбы Интернет-версия

05.11.2020 22:00:00

Женские лики израильской контрразведки

Жизнь, карьера и смерть без гендерных различий

Захар Гельман

Об авторе: Захар Гельман – независимый журналист.

Тэги: моссад, шабак, разведка, иссер харель


моссад, шабак, разведка, иссер харель Иссер Харель стал единственным руководителем, 15 лет совмещавшим управление «Моссад» и «Шабак». Фото Национальной библиотеки Израиля

В тот октябрьский день 1994 года мы с женой сидели на открытой веранде кафе в городке Лод, недалеко от Тель-Авива. У нас было отличное настроение, потому что супруга, пройдя собеседование в солидной компании, получила работу. Наш столик стоял в тени под крышей. А ближе к краю веранды под зонтами сидели парочки и одна солидная симпатичная женщина, похожая на советскую актрису Нинель Мышкову, сыгравшую в моем любимом фильме «Дом, в котором я живу». Не отвлекаясь от мороженого, «Нинель Мышкова» смотрела куда-то вдаль.

Две девчушки, занявшие дальний столик, безостановочно смеялись, рассматривая фотографии и попивая кофе из бумажных стаканов. Еще одна парочка молча обедала и внимания к себе не привлекала. В какой-то момент на ступеньки кафе стал подниматься парень в джинсах, в длинной рубахе, выглядывавшей из-под куртки. Октябрьский день был жарким, и мне подумалось: зачем молодой человек так тепло оделся?

Еще удивил меня рюкзак, который парень, поднявшись на одну ступеньку, перекинул со спины на живот. И все! Дальнейшие события прокрутились, как в немом фильме. Замечу, что и моя жена не сплоховала: никакой паники, никаких излишних звуков с ее стороны не раздалось.

Две смешливые девчонки оказались впереди и позади успевшего подняться еще на пару ступенек молодого человека. Его рюкзак после какого-то акробатического трюка оказался в руках «Нинель Мышковой», которая, произведя с ним непонятную манипуляцию, загнала его под неприметную нишу. Почти не сомневаюсь, что у этой женщины в руках был какой-то прибор. Не исключаю, что речь может идти об отключении действия ударно-волнового взрывателя.

На следующий день СМИ сообщили о предотвращении израильской контрразведкой «Шабак» террористического акта в Лоде.

«Хорошо подготовлены и умеют хранить секреты»

«Шабак» или «Шин-Бет» – израильская общая служба безопасности была создана 30 июня 1948 года, через несколько недель после воссоздания Израиля. Спецслужбу возглавил Иссер Харель, урожденный Израиль Натанович Гальперин из Витебска. В 1929 году, после кровавого антиеврейского погрома, устроенного в Хевроне арабскими бандитами, он с друзьями переехал в Палестину, которой правили англичане.

Младший его брат Давид Натанович Гальперин в возрасте 24 лет пал смертью храбрых в тяжелых боях на Наро-Фоминском направлении 21 декабря 1941 года. В «Книге памяти советского народа» в разделе «Герои войны» упомянут Давид Гальперин, уроженец Даугавпилса, рядовой 201-го латвийского стрелкового полка.

Иссер Харель – единственный израильский руководитель, в течение 15 лет (с 1948 по 1963-й) державший в руках бразды правления как «Моссад» (израильская политическая разведка), так и «Шабак». В обеих спецслужбах было ограниченное количество сотрудников. Но без женщин они не обходились. «Шабак», работавший на внутреннем фронте, действовал на двух главных направлениях: разоблачение арабского террора и слежка за правыми и левыми еврейскими экстремистами.

Женщины ни в одной стране не составляют значительную часть сотрудников спецслужб. Но с учетом того факта, что в рядах исламистских боевиков, в том числе террористов-смертников, представлены и женщины, роль прекрасной половины человечества в работе израильской контрразведки трудно переоценить.

Женщины, проходящие службу в «Шабак», отлично зарекомендовали себя и как оперативные работники, и как следователи, и как эксперты-аналитики. Весьма осведомленная журналистка Ифат Эрлих, обладательница ученых степеней по физике, философии и истории, писала в статье «Женщины «Шабака», опубликованной в газете «Едиот ахронот» («Последние известия») два года назад: «Женщины «Конторы» хорошо подготовлены и умеют хранить секреты. Они решают сложные задачи и занимают высокие должности... Их лиц не видно, говорят они осторожно, потому что слишком о многом упоминать категорически запрещено».

Ифат Эрлих получила разрешение побеседовать с четырьмя женщинами «Шабак». Замечу, что на иврите феминитивы (существительные женского рода, образованные от мужского и в основном обозначающие профессии) звучат весьма конкретно. Своих собеседниц журналистка именовала так: оперативница Л., следовательница Н., компьютерщица Ш., координаторша А.

В «Моссад» и «Шабак» воинских званий нет (они присваиваются только в «Аман» – израильской военной разведке). Но по должности эти женщины приравнены к армейским подполковникам. В начале беседы все четверо подчеркнули роль технологических средств, с помощью «Шабак» сумел задержать в 2017 году более 1100 потенциальных террористов. В 2016-м контрразведчики арестовали еще больше – 2200 боевиков. Об одной из операций по раскрытию и обезвреживанию террористических ячеек, с разрешения вышестоящих начальников, поведала журналистке компьютерщица Ш.

В 2011 году рядом с «Биньяней ха-ума» (Дворцом наций), основным конгресс-центром в Иерусалиме, взорвалась бомба, заложенная в оставленной сумке. Погибла туристка из Великобритании, 47 человек получили ранения различной степени тяжести.

«Произошел тяжелый теракт в самом центре столицы, – вспоминает Ш., – а у нас никакой ниточки, ведущей к его раскрытию». И что же делать? «Тогда мы проанализировали агентурную информацию, полученную из самых разных источников, и при сложении мозаики выявили противоречия в показаниях одного агента». Этим агентом оказалась молодая палестинка, работавшая на «Шабак».

Оперативница Л. рассказала о высоком уровне подготовки женщин «Шабак», участвующих в обезвреживании боевиков. «Прежде всего мы бойцы во всех отношениях. Женщины подготовлены не хуже мужчин, – утверждает Л. – Работа оперативного подразделения – не только задержания, мы отвечаем также за ликвидацию террористов, действуем и против шпионов. Мы осуществляем точечные ликвидации и участвуем в долгосрочных операциях... Здесь у женщин преимущество: мы легче мимикрируем и используем легенды». Мне, наблюдавшему воочию захват террориста, такие характеристики не кажутся преувеличениями.

Н. убеждена, что женщине-следователю легче составить криминалистический портрет террористок, выявить их семейно-родовые связи. К особенностям палестинских террористок-самоубийц следует отнести отсутствие между ними корреляционных связей. Террористки не знают друг друга, но редко являются одиночками, ибо подчиняются кураторам.

На вопрос «Есть ли преимущества у женщины-следователя?» Н., смеясь, ответила: «Спросите об этом террористов. «Шабак» – мужская контора, большинство подследственных – мужчины, хотя я, конечно, допрашивала и женщин. Не думаю, что использовала свои гендерные преимущества. Но напряжение есть, безусловно».

По словам Н., женщин-террористок допрашивать даже труднее, чем мужчин, – из-за их природной эмоциональности и использования различных женских хитростей, инсценировок припадков и псевдосуицида.

Впечатляет рассказ Н. об одном молодом террористе, которого она допрашивала, только-только заняв должность следователя. «Этот боевик вдруг возмечтал на мне жениться, он даже пытался подарить мне ожерелья из оливковых косточек и одеяла с вышитым на них моим именем». Хотя известные подследственным имена контрразведчиков – всегда только псевдонимы. «Атмосфера в допросной комнате очень личная, – продолжает Н. – Иногда допрос продолжается несколько часов. О том, чтобы принять какой-либо подарок, и речи быть не могло. Но я всегда получала комплименты по поводу своего внешнего вида. В работе следователя внешний вид имеет немалое значение».

«Кровавые невесты»

Среди палестинских террористов немало представительниц пола, который пока именуется слабым. Причины, толкающие молодых и не очень женщин на самоубийственные подрывы, разнообразием не отличаются. Обычно на суицид решаются женщины, пойманные на «позоре семьи». К таким в патриархальном исламистском обществе относят жен, изменивших мужьям, или девушек, потерявших девственность до свадьбы или решившихся выйти за иноверца. Женщины, решившиеся на самоубийственный теракт, на сленге спецслужб и полиции именуются «кровавыми невестами».

Российская исследовательница Марина Григорьева в статье «В стратегии террористических практик: мотивация, гендерный аспект, феминность» в научном журнале КАNТ (июнь 2016) указывает, что женщины, принявшие решение совершить суицидный теракт, редко руководствуются религиозными или националистическими побуждениями.

«Опозорившей семью» палестинской арабке кураторы из террористических группировок настоятельно предлагают совершить теракт против израильских граждан. Нередко отцы и братья этих женщин поддерживают кураторское давление еще и потому, что семьи «шахидок» получают после совершения терактов немалые деньги: единовременно 5000 долл. от властей Палестинской национальной автономии (ПНА) и некоторых других арабских государств. В ряде случаев семьям «шахидок» выплачивают и солидное ежемесячное пособие.

В январе 2002 года 27-летняя Вафа Идрис подорвала себя в Иерусалиме на центральной улице Яффо прямо в толпе людей возле торгового центра. Погиб один человек, более 100 было ранено. В ПНА ее немедленно назвали мученицей и героиней.

На самом деле Вафа стала смертницей поневоле. Она росла сиротой, в 16 лет ее насильно выдали замуж за двоюродного брата. Вафа долго не могла забеременеть, затем родила мертвого ребенка. Муж с ней развелся, Вафе пришлось вернуться к родителям. У девушки началась тяжелая депрессия. Сразу нарисовались хамасовские кураторы.

Палестинка Рим Салах Рейши подорвала себя 15 января 2003 года на контрольно-пропускном пункте Эрез на границе сектора Газа. Ей шел 22-й год, она была матерью двоих детей. Она получила разрешение пройти на территорию Израиля по гуманитарным соображениям – для медицинской консультации. На суицидный теракт Рейши отправил муж, уличивший ее в неверности. При этом любовник несчастной женщины, опасаясь мести ее супруга, активиста ХАМАС, тоже настоял на совершении Рейши теракта-самоубийства.

Отправляя мать своих детей на смерть, супруг оказался не очень сведущим в деле снаряжения «пояса смертников». Его жена взорвалась в переходе из сектора в Израиль. Четыре человека погибли, двое из них оказались арабами.

неслабый пол

В очерке «Женские лики израильской разведки» («НВО» от 25.09.20) я писал о об Амине аль-Муфти, враче, представительнице черкесского народа, которая признана лучшей разведчицей в истории «Моссад». В «Шабак» тоже несут вахту и неевреи: христиане и христианки, мусульмане и мусульманки. В израильской разведке и контрразведке служат представители и неавраамических религий. И, конечно же, атеисты.

Утечет еще немало воды в Иордане, пока имена мусульманок, в том числе арабских женщин и девушек, служащих в «Шабак», станут известны общественности. Полковник в отставке Янив Рохов, много лет проработавший в аналитическом отделе Министерства обороны, в беседе с «НВО» предположил, что сведения о подготовке ХАМАС одного из заговоров против руководства ПНА передала израильтянам палестинка, внедренная «Шабак» в хамасовские силовые структуры. Израильтяне передали эти сведения в ПНА, задержав при этом около сотни хамасовских боевиков в Иудее и Самарии. Дальнейшее расследование привело в штаб ХАМАС в Турции.

Оперативница Л. соглашается, что нелегко совмещать карьеру в «Шабак» с материнством, но уверена, что это возможно. «Я получила сообщение о повышении во время второй беременности. Вышла в декретный отпуск, вернулась и приступила к исполнению». Через полгода после родов Л. возобновила беговые тренировки вместе с младенцем в коляске. «Наши детки привычные, засыпают во время пробежек. Обычно я бегаю десять километров, если на работе запарка – меньше, а перед марафоном – больше».

В мае 2016 года директором «Шабак» стал Надав Аргаман, прежде занимавший должность заместителя главы этой спецслужбы. Именно Аргаман вдвое увеличил количество женщин на должностях начальников отделов, по армейской иерархии – полковников. Несколько женщин достигли должностей бригадных генералов. Недавно женщина, назначенная начальником исследовательского отдела «Шабак», вошла в высшее руководство израильской контрразведки.

В октябре 2020 года израильское правительство утвердило предложение министра социального равноправия Мерав Коэн о достойном представительстве женщин на государственной службе. По меньшей мере половину высоких постов в государстве в ближайшее время должны занять женщины. Так что вероятность появления женщины во главе «Шабак» вполне реальна. Но когда это произойдет, не скажет никто.

Иерусалим


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Разведка работает в серой зоне

Разведка работает в серой зоне

Александр Бартош

США выстраивают комплексную систему на театре гибридной войны

0
2007
Разведка выходит из тени

Разведка выходит из тени

Сергей Печуров

Как формировалась американская военная отрасль

0
1870
Таинственный господин из Люцерна

Таинственный господин из Люцерна

Борис Хавкин

Рудольф Рёсслер сыграл во Второй мировой значительную роль

0
5267
«Красная капелла»: точка до сих пор не поставлена

«Красная капелла»: точка до сих пор не поставлена

Анатолий Малышев

Нам еще предстоит отделить героев от предателей

0
1839

Другие новости

Загрузка...