0
6293
Газета Спецслужбы Интернет-версия

21.04.2022 20:24:00

«Шаровая молния» над Угандой

Легендарная операция израильского спецназа

Захар Гельман

Об авторе: Захар Гельман – военный журналист.

Тэги: спецслужбы, израиль, уганда, Энтеббе, рейд, шаровая молния, Нетаньяху


спецслужбы, израиль, уганда, Энтеббе, рейд, шаровая молния, Нетаньяху Президент Уганды Иди Амин употреблял в пищу убитых противников. Фото Библиотеки Конгресса США

В марте нынешнего года он отметил бы 76 лет со дня рождения. Но подполковник ЦАХАЛ (Армии обороны Израиля) Йонатан Нетаниьху геройски погиб в тридцатилетнем возрасте, освобождая заложников в далекой Уганде.

Рейд израильских спецназовцев в аэропорт Энтеббе рядом с одноименным городом, недалеко от столицы этой восточноафриканской страны Кампалы, вошел в историю как пример дерзкой, но хорошо продуманной операции по освобождению заложников.

Угонщики, палестинские террористы, которых возглавляли двое граждан ФРГ, угрожали убить 256 захваченных заложников, если не будут освобождены 40 палестинцев, отбывавших заключение в Израиле, и 13 преступников из тюрем Кении, Франции, Швейцарии и ФРГ.

Пилот пассажирского самолета компании «Эр-Франс», выполнявший 27 июня 1976 года рейс 139 Тель-Авив–Париж и совершивший промежуточную посадку в Афинах, вынужден был подчиниться угонщикам и взять курс на Уганду. Срок ультиматума истекал 4 июля. На утро того дня бандиты запланировали первые устрашающие расстрелы.

Спецгруппа «Сайерет Маткаль» – специального подразделения управления разведки Генерального штаба ЦАХАЛ – сумела освободить заложников. Группу возглавлял подполковник Йони Нетаньяху. Он стал единственным израильским военным, погибшим в ходе той операции

ОСТАНОВКА В АФИНАХ

Наземные службы афинского международного аэропорта «Элиниконен» именно в день выполнения рейса 139 Тель-Авив–Париж объявили забастовку, к которой присоединилась охрана воздушных ворот страны и полицейские местного отделения. На паспортном и таможенном контроле возникла неразбериха, которой воспользовались двое боевиков Народного фронта освобождения Палестины (НФО), леворадикальной «марксистской» организации.

Палестинских боевиков, пробравшихся на французский самолет, возглавляли немецкие террористы Вильфрид Бонифатиус Безе по кличке Бони и его идейная вдохновительница и сожительница Бригитта Кульман, также провозгласившие себя «левыми». Эти двое представителей послевоенного поколения немцев входили в организацию «Революционные ячейки», осуществлявшую практику «городской партизанской войны» и поддерживавшую смуты в любой точке мира.

Как только авиалайнер, выполнявший рейс в Париж, после дозаправки в Афинах вновь поднялся в воздух, террористы ворвались в кабину пилота и потребовали изменить курс на Бенгази – столицу одной из провинций Ливии. Командир воздушного судна Мишель Бако так вспоминал первые минуты захвата: «Я услышал шум в пассажирском салоне. Подумал, что мог произойти пожар, и попросил второго пилота узнать, что происходит. Как только он открыл дверь кабины, его свалил резкий удар в челюсть на пол, а перед моими глазами замаячил пистолет. В другой руке преступника я увидел гранату и понял, что самолет захвачен. Мы не были вооружены и могли только подчиняться».

В аэропорту Бенгази французский самолет простоял семь часов, поскольку Муамар Каддафи, тогдашний лидер этой арабской страны, не желал, чтобы в мире его восприняли как подельника международных террористов.

Из Бенгази угонщики заставили французский экипаж лететь в Энтеббе. Сразу после приземления палестинцы по приказу Вильфрида Безе и Бригитты Кульман провели «селекцию», отделив заложников-евреев (как израильтян, так и граждан других государств) от всех остальных.

Подонки действовали точно по примеру гитлеровцев. Среди заложников, представлявших 12 стран, больше всего было израильтян – 84 человека. Евреев из других стран – 22 человека – палестинцы определяли по фамилиям и внешнему виду. Пассажиров с французскими, американскими и британскими паспортами насчитывалось соответственно 42, 30 и 25 человек. Прочие заложники представляли Грецию, Испанию, Италию, Бельгию, Данию, ФРГ, Японию и Республику Корея.

«НЕ ВСЕ ЛЮДИ – МЕРЗАВЦЫ!»

Пассажиров-неевреев – 148 человек (по другим данным 150) – отделили от 106 обреченных и доставили на автобусах во французское посольство в Кампале. На выходе из аэропорта их провожал улыбающийся президент Уганды Иди Амин, помахивая им белой шляпой. Вскоре за отпущенными прилетел французский самолет, и через несколько часов они уже праздновали свое освобождение в Париже.

Палестинские и немецкие угонщики предлагали свободу и экипажу рейса 139. Но Мишель Бако и его команда отказались бросать евреев. Капитан Бако сказал террористам: «Я несу ответственность за всех пассажиров, поэтому остаюсь с заложниками».

Капитан Мишель Бако совершил поступок, сходный с тем, что во время Второй мировой войны совершил знаменитый польский педагог, писатель и врач Януш Корчак. Тот отказался оставить сирот из еврейского гетто, которых нацисты отправляли в лагерь смерти. Корчак сказал немецкому офицеру, читавшему его произведения и решившему даровать педагогу личную свободу, а детей обречь на гибель в газовых камерах: «Не все люди – мерзавцы!»

Как только в Израиле узнали, что самолет, вылетевший из Тель-Авива в Париж, захвачен, началась подготовка операции по освобождению пассажиров. Весьма показательно, что только еврейское государство стало разрабатывать такую операцию.

ВСЯ НАДЕЖДА НА СПЕЦНАЗ

Капитан Мишель Бако, добившийся от командовавших в терминале немцев возможности общаться с заложниками, много лет спустя делился своими воспоминаниями: «Меня поражало, насколько израильтяне были уверены, что их страна никогда не оставит своих граждан и обязательно спасет. Я-то думал, что скорее Франция попытается спасти нас: в Африке были французские войска, они располагались к Энтеббе куда ближе, чем израильские военные».

Этот мужественный человек, Мишель Бако умер в Ницце в возрасте 95 лет. На протяжении всей своей жизни он оставался искренним другом Израиля, ежегодно приезжая почтить память подполковника Йони Нетаньяху.

Вначале в Израиле решили обратиться к угандийскому резиденту Иди Амину, который теоретически мог поспособствовать освобождению захваченных. Дело в том, что между еврейским государством и Угандой существовали особые отношения.

После обретения этой африканской страной независимости в 1962 году израильские военные специалисты в рамках так называемой «периферийной доктрины» тренировали угандийскую армию. Более того, после Шестидневной войны в июне 1967 года израильтяне передали Уганде вооружение на 7 млн долларов. И хотя своих антиизраильских и юдофобских настроений Амин особо не скрывал, израильское руководство не ожидало от него открытого содействия угонщикам гражданского самолета.

С другой стороны, иного отношения к террористам сомнительно было ожидать от диктатора, известного своим Иди Амин - фото Библиотеки Конгресса США. Иди Амин употреблял в пищу убитых противников. Голову одного из них – впавшего в немилость своего начальника штаба Сулеймана Хуссейна – Амин долго держал в холодильнике в качестве трофея, но в конце концов тоже съел.

Когда надежды на Амина не оправдались, в Израиле на самом высоком уровне было принято решение о силовом освобождении удерживаемых в Энтеббе евреев.

БРАТЬЯ НЕТАНЬЯХУ

Командиром операции был назначен подполковник Йони Нетаньяху, опытный боевой офицер, участник шестидневной войны и рейдов израильского спецназа с целью уничтожения террористических групп.

Во время войны Судного дня в октябре 1973 года он командовал спецгруппой «Сайерет маткаль» на Голанских высотах, уничтожившей крупную группу сирийских диверсантов. За этот бой Нетаньяху был награжден медалью «За отличие» («Итур ха-Мофет»).

Йони Нетаньяху родился в Нью-Йорке, где его отец Бенцион Нетаньяху (урожденный Милейковский), видный историк и сионист, работал в Корнелльском университете.

Полное имя Йони – Йонатан. Его родители, уроженцы России, назвали своего первенца ивритским вариантом английского имени Джонатан, или просто Джон. Британский офицер и христианский сионист Джон Паттерсон (1867–1947) был командиром Еврейского легиона, сражавшегося на стороне стран Антанты в Первую мировую войну.

Когда Йони исполнилось два года, семья переехала в только что созданный Израиль и поселилась в Иерусалиме. Здесь родились два младших брата Йони – Биньямин (Биби) и Идо.

Биньямин Нетаньяху, ставший видным политическим и государственным деятелем, многие годы возглавлял правительство еврейского государства. На церемонии перезахоронения Паттерсона в 2014 году в Израиле во исполнение его завещания Биньямин Нетаньяху сказал: «Хороня прах Джона Паттерсона рядом с бойцами основанного им Еврейского легиона, мы замыкаем круг истории, отдаем долг одному из наших национальных героев, одному из самых больших сторонников сионизма, еврейского народа и государства Израиль во все времена».

Йонатан Нетаньяху начинал обучение в Гарвардском университете, но всегда говорил, что не может долго жить вне Израиля. Он писал в одном из писем родителям: «Две вещи могут случиться с израильтянином в Америке. Он либо превратится в стопроцентного американца, либо станет настоящим израильтянином по крови и по духу, каким до того не был».

ПОСТАРАЛИСЬ ПРОСЧИТАТЬ ВСЁ

При силовом освобождении заложников особенно важны внезапность и несокрушимость атаки. Только так можно спасти пассажиров от угонщиков, всегда готовых к расправе. Поэтому Йонатан Нетаньяху тщательно отрабатывал со своими бойцами очередность оперативных действий, рекогносцировку на местности, предотвращение побега преступников.

Самолет с террористами и заложниками еще летел в направлении Энтеббе, преодолевая расстояние в 4 тыс. км, а в Уганде и в соседней Кении уже действовали агенты, направленные туда «Моссад» (израильской службой внешней разведки). Моссадовцы смогли собрать данные об угонщиках и подразделениях угандийской армии в районе аэропорта. Можно сказать, дорога на Энтеббе была проторена.

4 июля 1976 года эскадра из четырех военно-транспортных самолетов С-130 «Геркулес» вылетела с авиабазы в Шарм-эль-Шейхе на Синае, который в то время находился под контролем Израиля. Командиром эскадры был назначен тогда подполковник, а ныне генерал ВВС в отставке Йехошуа Шани, российский уроженец.

Позже он рассказывал пресс-службе ЦАХАЛ: «На протяжении семи с половиной часов полета наши самолеты шли в плотном строю, на предельно низких высотах, в режиме полного радиомолчания, в отсутствии диспетчерского сопровождения. Чтобы не быть обнаруженными радарами государств, над территорией которых пролетали четыре «Геркулеса», высота полета составляла всего сто метров».

В самолет, где находилось большинство десантников, погрузили автомобиль «Мерседес» черного цвета, неотличимый от того, на котором передвигался Иди Амин. Сидя в «Мерседесе», часть израильских десантников, лица которых загримировали под чернокожих угандийцев, должна были изображать охрану диктатора. В самолеты также погрузили джипы повышенной проходимости класса «Land Rover», на которых следовало передвигаться десантникам.

15-9-2480.jpg
Памятник подполковнику Йони Нетаньяху.
Фото Reuters
ВЫСАДКА И БОЙ В ТЕРМИНАЛЕ

Израильские пилоты совершили весьма рискованную, фактически слепую посадку во вражеском аэропорту. После приземления первого «Геркулеса» из него по трапу выкатился черный «Мерседес». Израильский план сработал: угандийские военные диспетчеры приняли подставу за аминовский автомобиль и огонь не открыли.

Но разоблачение все еще могло последовать. Поэтому израильтяне начали стрелять из пистолетов с глушителями еще из машины. Одновременно из самолета выехали джипы с безоткатными орудиями, ибо нельзя было исключить использование Амином танков.

Позже командир эскадры Йехошуа Шани, который находился в первом самолете, вспоминал: «Наши десантники выпрыгнули из боковых дверей самолета и фонариками обозначили взлетно-посадочную полосу для трех других самолетов... В атакующей группе, которую возглавлял Йони Нетаньяху, находилось 29 коммандос – все бойцы «Сайерет Маткаль». Из трех других приземлившихся «Геркулесов» десантировались 60 бойцов группы резерва и поддержки, отобранных из спецроты пехотной бригады «Голани» и элитной высоко-мобильной 35-й воздушно-десантной бригады».

Эти военнослужащие обладали опытом по прочесыванию местности. Перед ними стояла задача создания внешнего периметра для защиты от угандийских военных – в случае, если они предпримут решительные действия по поддержке террористов.

Тем временем бойцы ударной группы атаковали диспетчерскую и прорвались в терминал. Там находились заложники, их похитители и угандийские солдаты. Первым ворвался именно Йони Нетаньяху. Он расстрелял террористов, но неожиданно получил пулю от угандийского солдата. Как рассказывали позже другие участники штурма, их командир надеялся, что угандийцы не поддержат огнем угонщиков. Иначе он первыми снял бы их очередью. На тренировке такой вариант отрабатывался.

Получившим смертельное ранение подполковником Нетаньяху занялся врач, входивший в команду десантников. Остальные солдаты продолжили бой, который длился всего несколько минут. В итоге были ликвидированы все террористы и 45 угандийских солдат, оказавших сопротивление. Затем спецгруппа десантников из опасения возможного преследования уничтожила восемь угандийских самолетов.

МЕСТЬ ЛЮДОЕДА

«Чтобы вернуться домой на наших же самолетах, необходимо было решить проблему дозаправки, – писал в своих воспоминаниях Шани, – и она решилась благодаря договоренности израильского правительства с первым президентом Кении Джомо Кениату».

Этот политический деятель серьезно был увлечен идеями социализма и в 1930-е годы даже учился в Москве, в Коммунистическом университете трудящихся Востока имени Сталина. При этом Кениату сочувствовал евреям, возродившим через два тысячелетия свое государство.

Однако считается, что Кениату опасался гнева Амина. И только его советник Брюс Маккензи, бывший министр сельского хозяйства убедил кенийского президента оказать помощь евреям. Израильским самолетам с заложниками и сопровождавшими их военными кенийцы позволили приземлиться в своей столице и пополнить баки с горючим.

Тело подполковника Нетаньяху, который, по всей видимости, умер в кенийской столице Найроби, также было погружено в один из самолетов. Пять израильских солдат получили ранения различной степени тяжести. Один из них остался инвалидом на всю жизнь – ему парализовало ноги.

Когда Иди Амин узнал о помощи, оказанной Кенией израильтянам, то едва не развязал войну с соседним государством. Но все вроде бы обошлось. Однако Амин, отличавшийся злопамятством и коварством, приказал агентам своей спецслужбы убить Брюса Маккензи в отместку за участие в спасении евреев.

24 мая 1978 года 59-летний бывший министр и советник кенийского президента был убит при взрыве бомбы в его самолете. Ряд источников утверждает, что бомба была спрятана внутри головы деревянной резной фигуры льва, которую накануне полета Иди Амин подарил Брюсу Маккензи.

В перестрелке израильских спецназовцев и угандийских военных случайные пули получили 13 заложников, трое из которых погибли.

74-летняя израильтянка Дора Блох, имевшая также и британское гражданство, стала терять сознание на второй день пребывания в терминале в Энтеббе. Угандийцы доставили ее в местную больницу. Когда Иди Амин узнал о силовом освобождении заложников, то лично прибыл в больницу, где содержалась старая еврейка, и застрелил ее.

Людоеда так переполняла злоба, что он застрелил также лечащего врача и двух медсестер, которые вступились за пациентку. Тело убитой было закопано возле сахарной плантации в 30 милях от Кампалы. Об этом сообщила Комиссия по правам человека Уганды в апреле 1987 года. Останки Доры Блох были переправлены в Израиль и там же захоронены.

КРЫЛЬЯ ВЕЧНОСТИ

Рейд израильских десантников в Энтеббе – уникальная операция по освобождению заложников. В Израиль вернулись 102 пассажира злополучного рейса Тель-Авив–Париж – из 106 евреев, захваченных палестинскими и германскими террористами.

В апреле 1980 года американские спецназовцы попытались освободить своих дипломатов, содержавшихся в заложниках более года в американском посольстве в Тегеране. Название операции звучало громко: «Орлиный коготь». Но американские военные потеряли несколько вертолетов и в условиях песчаной бури спешно эвакуировались с иранской территории в Египет. Операция провалилась. Освободить заложников Вашингтон сумел только еще через год после переговоров с иранцами в Алжире.

Израильская операция в Энтеббе первоначально именовалась «Кадур ара-ам», в переводе с иврита «Шаровая молния» (другой вариант перевода – «Удар грома»). Но в честь и в память Йонатана Нетаньяху ее переименовали в «Мивца Йонатан» – «Операция Йонатан».

В ходе поминальной службы, которая по канонам иудаизма проходит ежегодно, на военном кладбище на горе Герцль в Иерусалиме у могилы Йони собираются не только родственники, друзья, сослуживцы, официальные лица, но также бывшие заложники и их родственники.

На одной из таких служб, состоявшихся в 2013 году, от имени освобожденных заложников выступила Рут Гросс. Она сказала: «Минуло 37 лет с тех пор, как тебя, Йони, нет с нами. Но народ Израиля помнит тебя, а наследие твое и твоих товарищей переходит к следующим поколениям. Вы спасли не только наши жизни, но жизни наших детей, внуков и правнуков».

Советский поэт Ицик Фефер (1900–1952), писавший на идише, вспоминая трагическую судьбу евреев, которых «не сокрушил меч страданий и гонений», от имени каждого погибшего за свой народ написал: «Мое прославленное имя на крыльях вечности летит». Эти строки были написаны в 1942 году и относились к бойцам с нацистской нечестью. Но их вполне можно отнести и к Йони Нетаньяху, который отдал жизнь, противостоя расистам и экстремистам.

В 2001 году в Москве вышла в свет в рамках проекта «Мосты культуры» книга «Письма Йони» в переводе с иврита на русский язык Майи Улановской. Видный советский кинематографист и израильский журналист Аркадий Красильщиков, рецензируя ее, назвал Йони Нетаньяху «поэтом, философом, писателем, личностью по масштабам своим выдающейся».

О своем ранении во время шестидневной войны Йони сообщает родителям и братьям только после ее окончания. Йони пишет: «Хорошо, что сейчас наконец спокойно. Не слишком это приятно – бежать среди свистящих пуль и рвущихся снарядов, воевать и воевать и опять воевать… Я был ранен пулей в локоть, но не пугайтесь. Диагноз – всего лишь открытый перелом. Меня оперировали, и врач уверил, что все будет в порядке. Задета кость, но не нерв. И пальцами я двигаю. Это почти то же, что упасть с высокой скалы и сломать руку».

Аркадий Красильщиков замечает: «Израиль не мог позволить роскошь избавить такого, как Йони, от войны. Стране нужны были в первую очередь солдаты. Впрочем, он бы и сам не позволил лишить себя участи бранной службы».

Конечно, Йонатан Нетаньяху в своей яркой, но короткой жизни успел далеко не все. Сразу после завершения срочной армейской службы он женился на своей школьной подруге Тирце Гудман, которую все называли Тутти. Но вскоре Йони снова был мобилизован. Офицерская служба в элитном спецназе требует много сил и времени, отнятого у семейной жизни. Тутти такой жизни не выдержала, и супруги развелись.

Но Йони встретил девушку, которая готова была принять его жизнь командира спецназа. Эту девушку звали Брурия Шакед. Они собирались пожениться в конце июня того самого 1976 года. Но смерть настигла Йони в начале июня...

И напоследок любимый анекдот Йони Нетаньяху:

«Англичанина, американца и израильтянина захватили в плен людоеды. Уже сидят в кастрюле, и у каждого спрашивают последнее желание. Англичанин попросил стакан виски и трубку – получил, американец попросил бифштекс – и получил.

Израильтянин попросил у вождя племени, чтобы тот дал ему как следует под зад. Вождь сначала отказывался, но после продолжительной дискуссии дал ему, наконец, под зад. Израильтянин выхватил пистолет и перебил все племя.

Англичанин с американцем его спрашивают: «Если все это время у тебя был пистолет, почему ты не убил людоедов раньше?» Израильтянин отвечает: «Вы с ума сошли! Чтобы в ООН сказали, что я агрессор?»

Иерусалим


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В дикой природе, во враждебной среде

В дикой природе, во враждебной среде

Михаил Болтунов

Владимир Арсеньев был не только исследователем, но и военным разведчиком

0
711
Антииранская повестка стала мостом между Израилем и Украиной

Антииранская повестка стала мостом между Израилем и Украиной

Игорь Субботин

Киев предложил еврейскому государству особый канал обмена разведданными

0
2021
Великобритания собирается признать Иерусалим столицей Израиля

Великобритания собирается признать Иерусалим столицей Израиля

Данила Моисеев

Элизабет Трасс резко меняет ближневосточную политику своей страны

0
1589
Израиль готовится к массовому исходу евреев из России

Израиль готовится к массовому исходу евреев из России

Ярослав Инородцев

Правительство увеличивает авиарейсы и готовит жилищный фонд

0
5168

Другие новости