0
4458
Газета Спецслужбы Интернет-версия

21.07.2022 20:22:00

Радиоэлектронный «Тростник» на Кубе

Глаза и уши Главного разведывательного управления в Новом Свете

Михаил Болтунов

Об авторе: Михаил Ефимович Болтунов – член Союза писателей России, полковник в отставке.

Тэги: спецслужбы, ссср, куба, разведка, сотрудничество


спецслужбы, ссср, куба, разведка, сотрудничество На Кубе в 1960-е годы росли не только табак и сахарный тростник, но и технические мощности советской разведки. Фото Reuters

Мощный центр радиоэлектронной разведки, развернутый на Кубе в 1960-е годы, носил кодовое название «Тростник».

Как сказал ветеран радиоразведки генерал-лейтенант Петр Шмырев, центр являлся для американцев буквально бельмом на глазу. Он обеспечивал постоянный контроль за состоянием и деятельностью средств стратегического нападения США.

ПЕРВЫЕ РОСТКИ

1 января 1959 года на Кубе пал режим Батисты. Революционные войска вошли в Гавану. Кубинские руководители подняли вопрос о военной помощи и обратились к Советскому Союзу. Никита Хрущев не мог отказать в помощи кубинской революции. Первый секретарь ЦК КПСС одобрил продажу оружия Кубе – правда, поначалу через Польшу и Чехословакию.

Через год в Москве были подписаны советско-кубинские торговые соглашения, затем восстановлены дипломатические связи. Началось осторожное сотрудничество и по линии разведки. Следует подчеркнуть, что первопроходцами в этом деле стали радиоразведчики.

Тогда наши специалисты посчитали, что для революционных Вооруженных сил Кубы будет вполне достаточно развертывания одного радиобатальона. Такие батальоны ГРУ уже создавались в Китае, Албании, Болгарии. Теперь техника для радиобатальона поставлялась на Кубу, туда же направлялись советские специалисты.

Что же касается руководящего состава 6-го управления ГРУ, то на Кубу в первые годы никто не выезжал.

И вообще, как признавался генерал Шмырев: «В ту пору своих стратегических интересов мы четко не формулировали.

Причина состояла не только в недооценке Кубы как важнейшего плацдарма для развертывания сил радио- и радиотехнической разведки против США. Руководство ГРУ более чем прохладно воспринимало любые идеи, связанные с повышением нашей активности на Кубе, видя в этом дополнительные причины ухудшения и без того достаточно напряженных советско-американских отношений. А может быть, не веря в прочность созданного на Кубе просоветского режима».

КАРИБСКИЙ КРИЗИС

До начала первомайского парада 1960 года оставалось несколько часов, когда юго-западнее города Кировабада, что в Таджикистане, была обнаружена высотная цель. Самолет-шпион У-2 пилотировал Фрэнсис Гэри Пауэрс. В 8 часов 53 минуты в небе близ Свердловска самолет Пауэрса был сбит.

Разразился скандал. Встреча на высшем уровне в Париже была сорвана. Визит американского президента Эйзенхауэра в Советский Союз отменили. Холодная война получила дополнительный импульс.

6 ноября 1960 года Джон Кеннеди стал самым молодым в истории США президентом. Куба стала важнейшим приоритетом для Кеннеди.

Но США агрессивно действовали и в других уголках мира. В 1961–1962 годах американцы форсированными темпами стали размещать ракеты «Тор» и «Юпитер» в Великобритании, Турции, Италии. Таким образом США серьезно изменили баланс сил в свою пользу.

В ответ на установку ракет в Европе Хрущев принял решение разместить свои ракеты средней дальности на Кубе. Американцы узнали о размещении советских комплексов. Вспыхнул Карибский кризис. Мир оказался на пороге ядерной войны.

Разумеется, все возможности ГРУ в этот период были направлены на разведку деятельности сил общего назначения США, а также американской стратегической авиации на континенте и в зарубежных базах.

Активно работали советская радио- и радиотехническая службы. Но США были далеки от наших границ, и это сильно затрудняло наблюдение за вооруженными силами противника. «Вот тогда мы очень пожалели, – сказал генерал Шмырев, – что у нас нет на Кубе сильного центра радиоэлектронной разведки».

После завершения Карибского кризиса в руководстве ГРУ возобладали другие настроения. Все стали думать, как развернуть на Острове свободы достаточные силы и средства радио- и радиотехнической разведки.

НЕ СРАЗУ ЦЕНТР СТРОИЛСЯ

Однако мероприятия эти пришлось несколько отложить. В конце 1962 года в ГРУ разразился свой – внутренний кризис. Был арестован и изобличен как английский и американский шпион полковник Пеньковский.

Весной 1963 года военную разведку возглавил генерал-полковник Петр Ивашутин. После знакомства с управлениями и службами новый начальник ГРУ провел кадровые перестановки. Коснулись они радио- и радиотехнической разведки. Начальник 6-го управления генерал-лейтенант Николай Трусов уехал военным атташе в Чехословакию, а на его место был назначен Георгий Строилов.

Георгий Андреевич еще до войны окончил военный факультет Института связи им. Подбельского, служил в войсках спецрадиосвязи. После войны учился в военно-дипломатической академии, возглавлял направление разведки техническими средствами.

Одним из первых предложений с которым новый начальник 6-го управления пришел к Ивашутину, было создание на Кубе группы радио- и радиотехнической разведки. Надо отдать должное Ивашутину: после доклада Строилова он сразу ухватил суть проблемы и поддержал идею.

«Нам казалось, – скажет в одной из наших бесед генерал Шмырев, – что главным направлением в деятельности кубинской группы явится радиотехническая разведка ракетно-космического полигона во Флориде. Мы еще весьма поверхностно представляли себе всю совокупную радиоэлектронную обстановку, которая откроется нам с позиции Кубы, особенно в перспективе. И подход к тому мощному комплексному радиотехническому центру, который позднее стал называться группой «Тростник», происходил постепенно, шаг за шагом в течение ряда лет».

Сначала по просьбе Петра Ивашутина министр обороны маршал Родион Малиновский написал письмо кубинскому министру революционных вооруженных сил (РВС) Раулю Кастро. С этим письмом в Гавану вылетели офицеры радиоразведки Владимир Модебадзе и Евгений Колоколов. Кубинцы дали добро, и в ноябре 1963 года группа «Тростник» была создана. Первым ее командиром стал полковник Валентин Кудряшов.

Офицеры группы работали на правах советских военных специалистов, ходили в гражданской форме и подчинялись только консультанту министра РВС Кубы генералу Ивану Шкадову.

Кудряшова на посту начальника группы сменил подполковник Владимир Роговой. После возвращения с Кубы Рогового оставили служить в управлении, он стал во главе вновь созданного направления разведки ракетного и космического оружия.

В марте 1970 года на Кубу вылетели генерал Петр Шмырев и полковник Михаил Терентьев. За шесть с половиной лет на Кубе группа обустроилась, набралась опыта, достаточно хорошо была укомплектована в техническом отношении. Однако Шмырев и Терентьев увидели и немало проблем. В результате сложилась программа первоочередных мероприятий по активизации работы «Тростника». Важно, что эта программа была выполнена.

«ЭТО БЫЛИ ЛУЧШИЕ ГОДЫ МОЕЙ СЛУЖБЫ»

Какие же основные задачи стояли перед группой в начале 1970-х?

Прежде всего это освоение новых технических средств слежения за испытаниями американских баллистических ракет морского базирования «Посейдон» с разделяющимися головными частями.

Другой важной заботой было оснащение группы средствами спутниковых систем связи. И третье направление – постоянный контроль за состоянием и деятельностью средств стратегического нападения США.

Две первые проблемы могло решить Главное разведуправление. Последняя же требовала увеличения личного состава кубинской группы. ГРУ самостоятельно это сделать не могло.

Помог руководитель советских военных специалистов на Кубе. Из мотострелковой бригады штатная численность одной роты до 100 человек была передана в группу «Тростник». Понятно, радиоразведке не нужны были мотострелки. Штат роты предстояло укомплектовать соответствующими специалистами.

На смену первому поколению станций радиоперехвата приходили новые, переоснащалась группа и спутниковой радиотелефонной связью с Москвой. Была развернута еще одна рота радиоперехвата.

Генерал Шмырев отметил: «По моему мнению, кульминация в развитии группы «Тростник» была достигнута в конце 1980-х годов, когда ею командовал Валентин Цыганков. Валентин Михайлович очень удачно сочетал в себе качества изобретательного инженера и пытливого разведчика, стремился добыть наиболее важные сведения о противнике и знал, как это сделать».

Валентин Цыганков родился в 1941 году, в семье командира Красной армии. Пошел по стопам отца, поступил в Житомирское зенитно-артиллерийское училище. Окончив его по первому разряду, выбрал Дальний Восток. Через пять лет поступил в Киевское высшее радиотехническое училище и по окончании попал в радиоразведку, в латвийский Вентспилс.

В 1975 году уехал в академию, на факультет руководящего инженерного состава. Стал главным инженером, заместителем командира, затем командиром части в Одессе. В 1985-м был направлен на Кубу и возглавил группу «Тростник».

«Я могу сказать: это были самые лучшие годы моей службы, – признался в разговоре со мной генерал Цыганков. – На «Тростнике» действительно собрался коллектив патриотов. И этот коллектив вершил большие дела. Люди в полной мере отдавались своему делу. Заставлять работать не надо было никого.

Мы жили в поселке Новая Деревня на окраине Гаваны. Фидель Кастро строил эту деревню в свое время для учителей и врачей, но отдал нам. Большинство наших специалистов имели отдельный дом – двух- или трехкомнатный с кондиционером, холодильником, прекрасной мебелью... В деревне были бассейн, торговый центр, замечательный клуб, средняя школа. Раньше дети офицеров и прапорщиков центра учились в посольской школе, потом была организована своя.

Когда я прилетел на Кубу, первым делом определились с задачами, которые следовало решить... Я принял часть с пятью параболическими антеннами, а когда сдавал должность, их количество возросло до 11. К примеру, мы решили изготовить антенну своими руками. И сделали 5-метровую антенну, потом 12-метровую. Настрой был, опыт».

Слушая Валентина Михайловича, я спросил:

– А технические возможности были?

Он улыбнулся:

– Технические возможности – это золотые руки и золотые головы наших офицеров. Они провели точнейший расчет. Чтобы построить антенну, нужна исключительная ровная поверхность. И мы сделали зеркало диаметром в 12 м с точностью до 2 мм по всему периметру. Это ведь не промышленные условия. Материалы собирали, закупали сами. И к декабрю сделали антенну».

«СТАРЫЙ ИДЕОЛОГИЗИРОВАННЫЙ ПОДХОД»

8 декабря 1985 года из Москвы прилетели первый заместитель начальника ГРУ генерал-полковник Анатолий Павлов и заместитель начальника 6-го управления генерал-майор Василий Пожарский. Они и открыли эту антенну, разрезали красную ленточку.

Следует добавить, что в этот период в группе «Тростник» был развернут новый пеленгатор, антенное поле, построено два технических здания по 380 кв. м каждое.

Решили проблему электропитания, снабдив отделы резервными дизелями. Автоматически переключаемые две кубинские электролинии: если одна выйдет из строя, другая работает. Плюс у каждого отдела свой дизель. А ведь все начиналось с 20 человек. В одном здании находился штаб, комната дружбы, кабинет боевой работы и одна-единственная антенна.

В 1988 году закончилась командировка Валентина Цыганкова на Кубу. Он вернулся в Москву. А что случилось потом, лучше него не расскажет никто.

«Пришел 1991 год. Год крайне сложный... Вы же помните тот раздрай, который шел в государстве и в умах людей.

Я был в отпуске в сентябре 1991 года. Смотрел телевизор. Где-то числа шестого телекомпания Эй-би-си организовала телемост Москва–США. В американской студии собрались жители из Нью-Йорка, Майами, Чикаго, Детройта... В Москве в студии были Горбачев и Ельцин. Разные задавали вопросы, а потом один кубинский эмигрант спросил напрямую: будут ли войска Советского Союза убраны с Кубы. Этот кубинский эмигрант просил ответить именно Ельцина. Борис Николаевич со свойственной ему прямотой и непосредственностью сказал: уберем, ничего там не будет. Горбачев пытался сгладить, но Ельцин стоял на своем.

Так началась борьба за спасение радиоэлектронного центра на Кубе. Все понимали, какие будут потери, если центр закроют. Начальник Генштаба Колесников, начальник ГРУ Ладыгин готовят служебную записку на имя президента. Согласовали с министром обороны, МИДом, директорами ФАПСИ и СВР. Я сам был с этой бумагой у Примакова и у директора ФАПСИ. Доложили Ельцину, а тот на нашей бумаге написал: «Это старый идеологизированный подход. Прошу передоложить».

Пришлось переработать. Начать словами: «Уходя от старого идеологизированного подхода, считаем целесообразным…» Опять обошли по кругу всех руководителей заинтересованных ведомств, передоложили Ельцину. Был сокращен весь личный состав, остались только офицеры. Кое-что объединили, слили, ужали, но российский радиоэлектронный центр удалось спасти».

Тогда центр устоял. Но в 2002 году он был закрыт. Я не встречал пока ни одного радиоразведчика, кто бы горько не сожалел об этом.

В 2014 году в нашей прессе появились публикации, в которых утверждалось, что якобы во время визита президента Владимира Путина на Кубу была достигнута принципиальная договоренность о возобновлении деятельности центра. Однако сам Путин опроверг эту информацию, подчеркнув: «Мы способны решить стоящие в области обороноспособности задачи без этого компонента». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Требуются пешки, предпочтительно белые

Требуются пешки, предпочтительно белые

Владимир Иванов

Западная пресса поет в унисон американской разведке

0
1827
Север сокровенный

Север сокровенный

Елена Клепикова

К 95-летию со дня рождения писателя Юрия Казакова

0
1125
Переводчик с птичьего на русский

Переводчик с птичьего на русский

Андрей Мирошкин

Виталий Бианки ощущал взаимосвязь всего живого

0
1076
Рассчитаюсь всей горстью волос

Рассчитаюсь всей горстью волос

Константин Поздняков

Светотени мученик и вечности заложник Василий Калужнин

0
902

Другие новости