0
11461
Газета Спецслужбы Интернет-версия

15.12.2022 20:33:00

Разведчики-нелегалы добывали секреты и приносили прибыль

Герой Советского Союза раскрыл особенности работы за границей

Игорь Атаманенко

Об авторе: Игорь Григорьевич Атаманенко – писатель, подполковник в отставке.

Тэги: спецслужбы, ссср, разведка, нелегал, Геворк Вартанян, герой советского союза


спецслужбы, ссср, разведка, нелегал, Геворк Вартанян, герой советского союза Разведчик Геворк Вартанян (справа) не раз встречался с автором, беседуя о специфике работы за рубежом. Фото из архива автора

Геворк Вартанян – единственный из рассекреченных при жизни разведчиков-нелегалов, кто удостоился звания Героя Советского Союза.

В одной из бесед он сказал: «Кто-то метко назвал сотрудников легальной разведки КГБ и ГРУ, работающих за границей под дипломатическим прикрытием, солдатами, воюющими в окопах холодной войны. Следуя логике автора этих слов, я называю наших разведчиков-нелегалов партизанами, действующими в тылу врага… А вообще без ложного кокетства заявляю: СССР имел уникальнейшую нелегальную разведку. Но этот вопрос настолько деликатный, что руководство КГБ не упоминало его даже в парадных отчетах».

Из 88 лет, отведенных Геворку Андреевичу, более трех десятилетий он провел за границей. Мы поддерживали отношения три года. В ходе встреч, прозванных им явками, собеседник рассказал много интересного о закордонной работе.

О ГЛУБОКОМ ПРИКРЫТИИ

На одной из явок Вартанян поделился своим видением нелегальной разведки. Все страны, заботящиеся о своей безопасности, занимаются разведкой, в том числе и нелегальной. Последняя в силу исторических и политических причин была в большей мере присуща нам, чем другим странам. И вот почему.Во все времена разведки мира пользовались двумя видами прикрытий – официальным и неофициальным.

Под «официальным» подразумеваются посольства, торговые, культурные, просветительские миссии и иные учреждения за границей, над которыми развивается государственный флаг страны, в прямом смысле действующий на местных контрразведчиков, как красная тряпка на быка. Официальное прикрытие обеспечивает защиту разведчикам в случае провала, расшифровки и прочих неприятностей, от которых не застрахован ни один «рыцарь плаща и кинжала».→

У ЦРУ, английской СИС, израильской МОССАД никогда не было проблем с обеспечением своих сотрудников неофициальным прикрытием. В их странах существовало многообразие форм собственности, что позволяло их разведчикам выступать под вывеской частных компаний и фирм. Эту форму маскировки своих сотрудников спецслужбы именуют «глубоким прикрытием».

Советская же разведка, имея ограниченные возможности упрятать своих сотрудников в каких-то неправительственных учреждениях (ввиду их малого числа у нас), вынуждена была поставить на конвейер применение разведчиков-нелегалов, превращая в иностранцев представителей разных народов, населявших СССР.

– Каким народам отдавалось предпочтение?

– Нет, такого не было… Русские и евреи, украинцы и адыгейцы, эстонцы и армяне, латыши и азербайджанцы, поволжские немцы и молдаване – более 30 национальностей.

БЕЗ ПРАВА БЫТЬ СОБОЙ

– В чем же разница между разведчиком-нелегалом и его «легальным» коллегой из Службы внешней разведки?

– Положение разведчика-нелегала за рубежом в корне отличается от статуса сотрудника «легальной» резидентуры. Последний известен окружающим под своим истинным именем, на руках у него подлинные документы, и работает он в официальных учреждениях – дипломатических, торговых и культурных представительствах, информационных агентствах и других организациях, которые представляют его страну.

Разведчик-нелегал находится за рубежом с документами лица, которого либо вообще не существовало, либо он уже отправился в мир иной. Прикрытие у нелегала может быть самым неожиданным, но сам он не связан с официальными представительствами своей страны и никогда не посещает их, чтобы не расшифровать себя.

Так, Вильям Фишер, более известный как Рудольф Абель (кодовое имя Марк), в США значился как Эмиль Р. Голдфус, был хозяином нью-йоркского фотоателье, к его услугам обращались даже служащие ФБР, чтобы сняться на служебные удостоверения.

Конон Молодый (кодовое имя Бен) выступал под именем Гордона Лонсдейла и был известен на Западе как бизнесмен, владеющий монополией на прокат музыкальных, игральных и торговых автоматов.

Я, более 40 лет проработавший на трех континентах, обычно выступал торговцем персидскими коврами, которые мне доставляли из Ирана.

Перед местными властями разведчик-нелегал беззащитен. В стране с жестким политическим режимом его могут без огласки посадить в тюрьму, применить пытки, а то и тайно (а значит, безнаказанно) ликвидировать. Узнав об аресте нелегала, посольство родной страны не может ему помочь, разве только через посредника нанять толкового адвоката. В случае осуждения за шпионаж, а сроки тут самые длительные, нелегалу остается лишь уповать на то, что ему смогут организовать побег или обменяют на провалившегося коллегу-разведчика из противоборствующей спецслужбы. И то, и другое проблематично. На шпионской войне не любят отпускать пленных…

Люди этой профессии о славе не помышляют никогда, а о содержании своей работы не рассказывают никому, даже коллегам по цеху. Даже в закрытой Службе внешней разведки есть сроки давности, но их нет в разведке нелегальной. Разведчик-нелегал, не допустивший провала и избежавший предательства, обречен на публичное небытие. А мерилом его труда, таланта и заслуг является оценка коллег и правительственные награды.

О ЛЕГЕНДЕ ПРИКРЫТИЯ

Критерии селекции кандидатов в нелегальную разведку были очень жесткими и скрупулезными, а сама подготовка одного нелегала обходилась казне в три-пять миллионов рублей (в ценах 1960–1970 годов).

Особое значение отводилось работе над легендой прикрытия нелегала, ведь он должен был убедительно сыграть роль человека, которого в природе или вообще не существовало, или уже не существует. Легенда не должна быть похожей на китайскую корзинку: дернешь за один прут – все развалится. Если в доме человека, за которого выдает себя нелегал, была кошка, то он не только должен знать ее кличку, масть, но и ее повадки.

Всего один пример. Под подозрение местной контрразведки попал наш нелегал, работавший в стране НАТО, назовем его Аслан. Он выступал в роли турецкого бизнесмена, сына уже умершего политического деятеля Турции. Учитывая родовитое происхождение и занимаемое им привилегированное положение, местные контрразведчики не могли вызвать его на допрос: дело могло обернуться грандиозным международным скандалом. Решили провести проверку скрытно.

Агент, подведенный к нелегалу, установил с ним приятельские отношения и однажды пожаловался, что несколько лет назад, посещая виллу отца Аслана, чуть не сломал ногу, споткнувшись на лестнице. «А, вы имеете в виду третью ступеньку, она у нас со щербинкой! Что делать, строительные рабочие халтурят не только в Европе, но и у нас в Турции». После этого местная спецслужба оставила в покое Аслана, так как все совпало: и третья ступенька, и выбоина на ней.

В ПОГОНЕ ЗА «ДЛИННЫМ» ДОЛЛАРОМ И ФУНТОМ СТЕРЛИНГОВ

Во времена СССР для внешней разведки важнейшим из искусств являлось умение заработать деньги, чтобы заплатить своей закордонной агентуре... Комитету позарез нужны были ребята, которые имели бы четкое представление о маркетинге, менеджменте, об уловках, к которым прибегают, чтобы уйти от уплаты налогов.

Нелегальная разведка находилась на хозрасчете и была не только самоокупаемой, но и приносящей прибыль!

Кандидатов в нелегалы вербовщики из территориальных управлений КГБ искали, как правило, на экономических факультетах университетов, в политехнических институтах, в Академиях народного хозяйства, в Министерстве внешней торговли. Но среди наших нелегалов были не только бизнесмены, но и ученые, священники, офицеры армии США и даже профессиональные актеры.

Сейчас мало кто помнит актрису Ирину Алимову (оперативный псевдоним Бир). Окончив театральную мастерскую Григория Козинцева в Ленинграде, она снималась на киностудии «Узбекфильм». Вместе с тем главную свою роль она сыграла в Японии, где была разведчицей-нелегалом целых 13 лет. Там она добилась настоящего триумфа.

А разведчик-нелегал Борис Витман (оперативный псевдоним Шульц), в 1942–1945 годы работавший на военных заводах Австрии и Германии под легендой немца-репатрианта, до войны снимался на «Мосфильме». Оба были профессионалами экстра-класса.

ШАПКИ-НЕВИДИМКИ ДЛЯ НЕЛЕГАЛОВ

Кандидатов в нелегалы подбирали не только в учебных заведениях, но и среди уже работающих в органах госбезопасности оперативников. В этом случае трудность состояла в том, как преподнести домочадцам, друзьям и соседям исчезновение условного Иван Иваныча, то есть убытие в длительную заграничную командировку.

Упоминать о загранкомандировке категорически запрещалось. Поэтому существовали наработанные варианты, шифрующие уход с прежнего места работы в нелегальную разведку. Например, для офицеров Советской армии вполне приемлемым считался вариант «перевод по службе», то есть притворное направление в какой-нибудь медвежий угол – отдаленный гарнизон. Через некоторое время в семью этого нелегала начинали приходить письма со штемпелями далеких военных округов. Так продолжалось все время, пока офицер находился, конечно же, не в Туркестанском ВО, а где-нибудь в Париже или Гонконге...

Когда же руководство, наконец, разрешало такому Иван Иванычу встретиться с женой, то не он приезжал на прежнее место жительства (там ведь друзья, знакомые, неудобные вопросы), а его жена следовала по указанному ей маршруту. Для свиданий традиционно подбирались курортные места европейских социалистических стран – Карловы Вары, болгарское побережье Черного моря.

Документы, которыми снабжают нелегала, – это самое надежное звено в его будущей закордонной жизни... Пока он год или два обучается на конспиративной базе в Подмосковье, лубянские «сапожники» – так зовут специалистов по изготовлению документов – изготовят для него такие «ксивы», к которым не придерутся даже опытные иностранные криминалисты или чиновники иммиграционных служб.

О ЛЕГАЛИЗАЦИИ

Что касается новой биографии нелегала, то ее создают с нуля – с записи в церковной книге той страны, откуда начнется его продвижение к месту «главного сражения».

Конон Молодый (Бен) прибыл на работу в Англию с документами подданного Канады Гордона Арнольда Лонсдейла. Реальный Гордон вместе с родителями погиб во время налета фашистской авиации на караван судов, следовавших из Канады в Англию. Но согласно легенде, он чудом спасся, попал в английский интернат для детей, оставшихся без родителей. Приют был разбомблен немцами, и документы о пребывании там Лонсдейла сгорели. Таким образом, о рождении Гордона сохранилась лишь запись в церковной книге Торонто. Эта запись и стала отправной точкой для наших «сапожников», изготовивших Молодому копии необходимых документов. Причем сделаны они были с использованием той же бумаги, чернил и печатей, что и подлинники. Это «сырье» также закуплено за границей.

В ходе продвижения в страну оседания нелегал пользуется целым набором «промежуточных» документов. Вот что по этому поводу пишет в мемуарах Молодый:

«Разумеется, в Канаду я попал не на подводной лодке и не спускался на парашюте. Из Москвы отправился на поезде в Финляндию. В Хельсинки мне передали новые документы, с которыми я поплыл в Стокгольм. Там сел в самолет и, подлетая к Монреалю, получил паспорт, с которым и ступил на канадскую землю».

После прибытия в страну постоянного проживания нелегал сталкивается с самым трудным этапом – легализацией. На нее, как правило, уходит два-три года. За это время человек обязан обрасти связями: устроиться на работу или открыть свое дело; стать клиентом банка, нотариуса и врача... Словом, стать частью окружающей его среды.

А при выполнении задания всегда помнить о золотом правиле: «Держаться ближе к секретам, но не вплотную к ним». Поясню этот тезис. Чтобы добыть необходимые данные о военной базе, нелегал, выступая в роли местного жителя, может устроиться туда на работу вольным работником. Но это означает тщательную проверку со стороны контрразведки, а это – лишний риск. Так что оптимальной профессией для нелегала становится место хозяина бара в окрестностях базы, где проводят досуг тамошние военнослужащие. Всё ясно?

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

На протяжении всей «просветительной акции» Вартаняна меня так и подмывало задать ему один вопрос.

– Есть ли у американцев нелегальная разведка?

Взгляд Геворка Андреевича был ироничным, а ответ кинжально острым:

– Нет у них нелегалов, потому что ни один американец больше года советской жизни не выдержит. Шутка! Но в каждой шутке – лишь доля шутки. А если серьезно, то, насколько мне известно, западные спецслужбы используют своих нелегалов для выполнения в нашей стране разовых заданий. Зашлют его на три месяца, ну, на шесть… А наши в чужой стране десятилетиями работали, потому и результаты приносили.

И такой Службы нелегальной разведки, как у нас, ни у кого нет. Разве что израильский МОССАД имеет нечто подобное. У них ведь во всех странах сплоченные диаспоры. МОССАД может на них опираться. На практике это выглядит так: МОССАД вербует своего соплеменника в другой стране, где проживает, а дальше – цепная реакция, эффект домино: тот вербует себе подобных, из своего окружения. В итоге – сформированная резидентура нелегалов, руководимая из израильского Центра.

На мой взгляд, самой большой опасностью, подстерегавшей разведчика-нелегала по возвращении в родные пенаты, было разочарование... Как правило, ветераны нелегальной разведки (чаще это относится к тем, кто потерпел провал и разоблачение, но затем сумел вернуться в Союз) умирают тихо, от инфаркта или кровоизлияния в мозг, не дожив и до 60 лет… Да и хоронят их зачастую под чужими именами.

Геворк Андреевич заметно погрустнел.

– Извини, Игорь, если начал я за здравие, а кончил за упокой…

Прожив 88 лет, Геворк Вартанян, разведчик-нелегал, единственный из рассекреченных, при жизни удостоенный звания Героя Советского Союза (Рихард Зорге и Николай Кузнецов – не в счет, они это звание получили посмертно), скончался в московской клинике 10 января 2012 года. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Как в Афганистане критикуют Пакистан и Таджикистан

Как в Афганистане критикуют Пакистан и Таджикистан

Лариса Шашок

Передовые медиатехнологии под слоганом "Оплот идеологической борьбы"

0
2023
О принципиальных отличиях холодной войны – 1 от холодной войны – 2

О принципиальных отличиях холодной войны – 1 от холодной войны – 2

Милитаризация любого кризиса в международных отношениях превращается в норму

0
3867
Байден может разрешить проблему миграции по методу Трампа

Байден может разрешить проблему миграции по методу Трампа

Данила Моисеев

Глава Белого дома пытается убедить избирателей, что способен повесить замок на границу США

0
2977
Гулливер в стране великанов

Гулливер в стране великанов

Владимир Соловьев

К 125-летию со дня рождения Юрия Олеши

0
3358

Другие новости