0
4690
Газета Спецслужбы Интернет-версия

02.03.2023 18:08:00

Как советский разведчик Леонид Долгов спас маршала Тито

«Шахматный конь» промахнулся

Михаил Болтунов

Об авторе: Михаил Ефимович Болтунов – писатель, полковник в отставке.

Тэги: история, военная история, разведка, шпионаж


7-12-1480.jpg
Югославский лидер Иосип Броз Тито воевал
браво, но порой его приходилось спасать
советским разведчикам. 
Фото Национального архива Нидерландов
2 июля 1944 года ранним утром из 21-й кабины приемного радиоцентра в Москве раздался радостный крик молодого оператора, лейтенанта Сперанского: «Пурга» зовет!» Закончилось тревожное молчание сроком в целую неделю.

Связь с радиостанцией «Пурга» оборвалась в день рождения югославского маршала Иосипа Броз Тито, 25 мая 1944 года. Городок Дрвар, где находился Верховный штаб Народно-освободительной армии Югославии и советская военная миссия, молчал.

Начальник Разведуправления доложил об этом в Генеральный штаб. Начальник Генштаба маршал Александр Василевский приказал наблюдать за эфиром круглосуточно. Но «Пурга» не подавала признаков жизни.

В профессионализме начальника радиостанции майора Леонида Долгова в Разведуправлении не сомневались. Он был одним из самых высококлассных радистов. Получил боевой опыт в Китае, в провинции Ганьсу, где возглавлял радиоузел советской военной разведки. Возвратившись из длительной командировки, Леонид Николаевич преподавал на кафедре радиотехники Высшей специальной школы Генштаба РККА, служил в отделе радиосвязи Разведуправления, отвечал за связь с Ближним Востоком.

В январе 1944 года майор Долгов был назначен помощником начальника советской военной миссии в Югославии. Как говорилось в его характеристике, «руководил радиосвязью и практически осуществлял ее с Центром во всем Балканском регионе».

Значит, что-то случилось. С кем? С Тито? С его штабом? С советской миссией? На эти вопросы не было ответов.

Во время очередного доклада маршал Василевский сообщил Сталину: из Югославии никаких вестей. Верховный поставил задачу: выяснить обстановку. И вот наконец Долгов на связи.

ДЕСАНТ ЭСЭСОВЦЕВ

Как стало известно позднее, операция под кодовым названием «Прыжок шахматного коня», которую проводил 500-й батальон головорезов Скорцени, провалилась.

Вот как о тех днях вспоминал известный югославский государственный деятель, писатель и публицист Родолюб Чолакович. Он сам был участником событий.

«Утром 25 мая нам пришлось покинуть Шиповляне при несколько необычных обстоятельствах: немцы сбросили воздушный десант на Дрвар, намереваясь захватить Верховный штаб и товарища Тито.

События этих дней по своей напряженности и драматизму превзошли все, что знала наша освободительная война... План выброски в Дрваре парашютного десанта был разработан и тщательно подготовлен самыми ответственными лицами в немецкой верховной ставке. Гитлер еще в начале 1944 года отдал приказ во что бы то ни стало уничтожить Тито... Десант немецких парашютистов на Дрвар и явился попыткой немецкой верховной ставки выполнить приказ Гитлера. Операция получила кодовое название «Прыжок шахматного коня».

Для ее проведения Гиммлер выделил в распоряжение генерала Лотара Рендулича, командира 2-й танковой армии, 500-й батальон СС, в котором были собраны отъявленные головорезы. Организаторы десанта решили, что операция может иметь успех при условии, если будет подготовлена в абсолютной тайне. Строгая конспирация соблюдалась с самого начала. Только 23 мая командному составу батальона было сообщено, что «рано утром они будут сброшены на Дрвар, центр красного руководства, и должны в первую очередь молниеносным ударом ликвидировать Главной штаб Тито».

К словам Чолаковича остается добавить, что 500-й батальон СС, который был сформирован из отбывших наказание или ожидающих решения военного суда головорезов-эсэсовцев, усилили еще «отрядом Бенеша». Названным так по имени майора Бенеша, командира диверсионного отряда «Союз истребителей Юг-Восток».

Эсэсовцы рвались в бой, желая выслужить прощение.

ПЛАН ОПЕРАЦИИ

Германское командование было настолько уверено в успехе, что в состав десанта включило специальную часть для захвата штабных материалов, документов, радиостанции, шифров, кодов – словом, всего, что могло представлять интерес для немецкой разведки.

Батальон СС с «отрядом Бенеша» был разделен на шесть боевых групп: «Пантера», «Штурмующий», «Беспощадный», «Рвущий», «Кусающий», «Уничтожающий». Всего 340 человек. На 34 планерах они должны были направиться в Дрвар.

Детальный план операции разработал полковник Генерального штаба фон Фарнбиллер. И дал ему нейтральное название: «План введения в действие 500-го парашютно-истребительного батальона СС». Под таким названием он и был утвержден генералом Рендуличем 24 мая, за день до высадки десанта.

По плану операции, десантные части отправлялись на задание с трех аэродромов: Петровграда, Баня-Луки и Загреба. «Отряд Бенеша» стартовал с аэродрома в Церкле, а специальная часть из Загреба.

Кроме этих подразделений в Дрвар выбрасывались на парашютах еще три боевые группы: «Голубые», «Зеленые» и «Красные», общей численностью 341 человек. Десантная операция поддерживалась массированным налетом авиации.

Основная задача – уничтожение Верховного штаба и союзнических военных миссий – возлагалась на планерные десанты. Парашютисты должны были перекрыть дороги к городу и взять живым либо ликвидировать Тито.

В приказе по 500-му батальону его командир капитан Ринке требовал: «Как только станет известно местонахождение штаба, все части батальона, оказавшиеся вблизи этой главной цели, должны без промедления и беспощадно ликвидировать Главный штаб Тито. Ответственных работников штаба по возможности взять живыми».

ВЫНУЖДЕННОЕ БЕГСТВО

Кроме частей, участвующих в операции «Прыжок шахматного коня», фашистское командование бросило на Дрвар значительные силы из других мест. Они должны были, совершив прорыв, соединиться с десантом в Дрваре. Но выполнить свою задачу фашистам не удалось, хотя в Дрваре у югославского командования не было ни одной боевой части.

Эсэсовцев встретили батальон охраны Верховного штаба и молодые курсанты военных школ. Враг захватил сам город Дрвар, но так и не смог прорваться по мосту через реку к пещере, где находились Тито и его соратники. Фашисты понесли большие потери, а штабу Тито и офицерам англо-американской и советской военных миссий удалось уйти в направлении города Потоци и далее в Купрешко Поле.

Но и здесь было опасно оставаться. Разъяренные неудачей фашисты не остановились бы ни перед чем, чтобы уничтожить Тито и его штаб. И тогда было принято решение перебазировать Верховный штаб на остров Вис в Адриатическом море. Оттуда можно было наладить управление войсками.

Но как это сделать? Только по воздуху. Безусловно, наши летчики всегда готовы помочь. Советская авиабаза находилась в итальянском городе Бари. Но как добраться до Бари? У Тито не было самолета.

Оставалась одна надежда на спасение, одна-единственная ниточка – радиосвязь. Но, уходя из Дрвара, радисту Долгову пришлось уничтожить основную аппаратуру. Осталась лишь небольшая агентурная радиостанция «Север». А на ней установить связь из южной части Югославии с Москвой практически невозможно.

Тем не менее радиокудесник Долгов сделал невозможное.

ЭВАКУАЦИЯ МАРШАЛА

«2 июня 1944 года состояние неведения, наконец, прекратилось, – напишет в своей книге «Генеральный штаб в годы войны» генерал армии Сергей Штеменко. – Мы получили радиограмму (главы советской военной миссии) генерала Корнеева. Как он рассказал впоследствии, его помощник по радиосвязи толковый и расторопный Долгов сумел поднять радиостанцию на вершину одной из самых больших гор и установил на ней сколь было можно высокую антенну. Дублируя текст, Долгов передал в Бари (начальнику авиабазы) Степану Соколову и в Москву просьбу выслать на Купрешко Поле самолет к 22 часам в ночь на 4 июля».

«Чтобы быть уверенным, – уточнил в беседе со мной ветеран службы спецрадиосвязи полковник Александр Никифоров, – аналогичный текст радиограммы Долгов передал Соколову в Бари, непосредственно нашему радиоузлу «Гроза», и через радиостанцию англо-американской миссии в Югославии. Но вот беда: дело осложнилось тем, что в радиограмме, принятой в Бари нашим радистом Каргашиным, самолет в Купрешко Поле просили прислать к 22.00 в ночь на 4 июня. А в телеграмме английского командования, переданной Соколову, дата прибытия самолета указана на сутки позже: в ночь на 5 июня. В Бари думали, гадали – что делать, как поступить? В других бы условиях снова запросили по радио о сроке подачи самолета. Но надежной радиосвязи с «Пургой» в это время пока не было. Начальник авиабазы в Бари, чтобы не ошибиться, решил послать самолет 3 июня, памятуя о том, что от англо-американского командования можно было ожидать всякого сюрприза».

Летчик Александр Шорников сумел ночью пролететь над морем и горами и посадил свой самолет на незнакомую и необорудованную площадку среди скал. Маршал Тито, его ближайшие соратники, генерал Николай Корнеев и офицеры из состава советской военной миссии и Верховного штаба Народно-освободительной армии Югославии были доставлены в Бари. А спустя несколько дней – на остров Вис, где продолжила свою работу югославская ставка.

В ЛЕСАХ И БОЛОТАХ

В сентябре 1944 года обстановка потребовала перебросить Верховный штаб в румынский город Крайова, невдалеке от границы с Югославией. Это было сделано в глубокой тайне. Даже члены англо-американской военной миссии у себя под носом не заметили передислокации штаба Тито.

Такие сложные операции успешно завершались не сами по себе. Это результат больших совместных усилий разных специалистов, в том числе радистов. А они находились не только при Верховном штабе Югославской армии, но и в штабах соединений в Сербии, Хорватии, Словении, Македонии, Черногории, Боснии и Герцеговине.

В отчете о работе авиабазы в Бари полковник Соколов 25 марта 1945 года написал: «Радиоузел со всеми поставленными задачами справился хорошо, обеспечив проведение всех операций. Нормальное проведение связи с корреспондентами проходило за счет чрезмерного перенапряжения сил радиооператоров и перегрузки аппаратуры, которые в среднем работали по 18–20 часов в сутки... Радиооператоры укрывались в лесах и болотах, им постоянно мешали налеты немецкой авиации, мучили холод, голод, усталость. Нередко приходилось разворачивать связь, находясь во вражеском окружении».

КОЗНИ СОЮЗНИКОВ

А бесперебойная связь нередко была нужна, как воздух. Только на нее и приходилось надеяться, поскольку даже наши отношения с союзниками-англичанами складывались не всегда гладко.

Чего стоила переброска Национального комитета Югославии с острова Вис на посадочную площадку Дивцы в 70 км от Белграда в октябре 1944 года. За двое суток до планируемого полета наша авиабаза дала заявку штабу балканских воздушных сил союзников. И одновременно запросила советскую военную миссию (станция «Пурга») о возможности приема самолетов на остров Вис.

Положительный ответ из миссии был получен. Казалось, все идет нормально. Но в день вылета советских самолетов штаб Британских воздушных сил прислал сообщение: погода на острове Вис плохая, аэродром размок.

Вновь запросили нашу военную миссию. «Пурга» подтвердила прежнее сообщение. Начальник авиабазы Соколов уведомил англичан о вылете самолетов. Союзники вновь отказались их принять.

Еще раз запросили генерала Корнеева: ответ положительный. И тогда полковник Соколов передал англичанам: «Самолеты уже вылетают и возвращаться не будут».

Вылет состоялся, задание выполнили. Но сколько сил и нервов стоило оно. А погода на острове Вис была просто прекрасной. К тому же взлетно-посадочная полоса имела металлическое покрытие.

Вот так порой помогали нам союзники. И не будь постоянного радиомоста, переброска югославов значительно осложнилась бы. Но связь оказалась надежной.

А война шла своим чередом. В октябре 1944-го была освобождена столица Югославии – Белград. Сюда переехал Верховный штаб. «Пурга» впоследствии стала официальной радиостанцией советского посольства в Югославии. 


Читайте также


Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Олег Никифоров

Скептический юбилей

0
3146
А жил я в доме возле Бронной

А жил я в доме возле Бронной

Александр Балтин

К 25-летию со дня смерти Евгения Блажеевского

0
1612
Идет марсианин Иван

Идет марсианин Иван

Борис Колымагин

Коммуникация и ее модальности в русской поэзии XX века

0
1752
Автор знает, что такое война

Автор знает, что такое война

Вячеслав Огрызко

К 100-летию со дня рождения писателя Бориса Васильева

0
1676

Другие новости