0
16517
Газета Спецслужбы Интернет-версия

31.08.2023 20:16:00

«В жизни случается игра без правил»

Карьера разведчика Долина в Иране

Михаил Болтунов

Об авторе: Михаил Ефимович Болтунов – писатель, полковник в отставке.

Тэги: спецслужбы, ссср, гру, иран, тегеран, григорий долин


спецслужбы, ссср, гру, иран, тегеран, григорий долин В нынешнем Тегеране трудно представить, что этот город был в 1940-е годы настоящим шпионским гнездом, столицей разведок мира. Фото Владимира Карнозова

В 1945 году, после окончания войны, в штаб Прибалтийского военного округа из Главного разведывательного управления прибыли офицеры. Они отбирали кандидатов для учебы на курсах Разведуправления РККА. Среди отобранных оказался и майор Григорий Долин.

Войну он прошел от звонка до звонка. Прошагал от Риги до Калинина (Твери) – и назад от Калинина через Белоруссию и Прибалтику до Кёнигсберга. Сначала военным корреспондентом в газете «Вперед, на врага!» Калининского фронта. А закончил свой фронтовой путь начальником отдела газеты 1-го Прибалтийского фронта, потом Земландской группы войск.

ИЗ ЖУРНАЛИСТОВ В РАЗВЕДЧИКИ

Майор Долин успешно поступил на курсы. А вскоре приказом Сталина была создана Военно-дипломатическая академия, и офицеры разведкурсов стали ее слушателями. Первый набор – практически все офицеры-фронтовики.

Учиться было трудно. За годы войны утерян навык работы с книгой, восприятие материала на слух. Но все эти сложности компенсировали жажда знаний, желание освоить нужное и ответственное дело.

Учили в Академии основательно. Лекции по общеобразовательным дисциплинам, по правовым, международным, дипломатическим отношениям читали известные юристы, международники, дипломаты. Военные предметы преподавали профессора из Академии имени Фрунзе. Слушатели посещали факультативные занятия по литературе, культуре, искусству. Страноведением и иностранными языками с ними занимались люди, побывавшие за рубежом, изучившие страну и язык на месте.

Но главное дело – спецподготовка. Лекции и практические занятия вели сотрудники военно-стратегической разведки, в том числе и бывшие нелегалы.

Майор Долин попал в английскую группу. Язык давался нелегко. Приходилось заниматься по ночам. Дело осложнялось тем, что жил он с женой и дочерью на частной квартире, в комнате в восемь квадратных метров. Дом старый, деревянный, по окна вросший в землю. А за окном в трех метрах – трамвайная линия.

Сложно было и потому, что Академия давала ускоренный курс обучения. Стране были нужны новые военные дипломаты.

СТРАНА НАЗНАЧЕНИЯ

Академию Долин окончил успешно, получил диплом и в качестве премии месячный оклад. Теперь он стал подполковником. Надеялся, что распределение получит в соответствии с полученными знаниями. Он изучал Великобританию – значит, и дорога ему в Туманный Альбион.

Но не тут-то было. Его послали в Иран. После войны к традиционному английскому влиянию в Иране добавилось интенсивное проникновение в эту страну американцев. И руководством военной разведки было принято решение усилить иранскую резидентуру «западниками».

В августе 1947 года Долин поступил в распоряжение Комитета информации, где сразу началась подготовка и оформление его отъезда в Иран. Должность – помощник военного атташе. Подготовка, откровенно говоря, была поверхностной. На иранском участке работали два офицера. Встретили они «академиков» настороженно, по оперативным вопросам советов не давали, ограничились выдачей справочников, книг, где рассказывалось об Иране, его вооруженных силах. Языковая подготовка также отсутствовала.

К концу года подготовка была завершена. Документы оформлены, выдана гражданская одежда: синий бостоновый костюм, две рубашки, темное драповое пальто, фетровая шляпа, желтые полуботинки, темно-коричневые кожаные перчатки.

С подполковником Долиным в Иран выезжали еще двое офицеров. Они получили точно такую же экипировку. Так что первое время в Тегеране Григорий и его товарищи были как близнецы-братья.

От Москвы до Баку ехали поездом, из Баку в Пехлеви – пароходом, из Пехлеви в Тегеран на автомашине. Григорий Долин и один из его коллег следовали в командировку с женами и маленькими детьми. В Баку остановились в гостинице «Интурист», заняли двухкомнатный люкс. Ждали, что вскоре отплывут в Иран. Но не тут-то было. Море штормило, пароходик «Пионер» в плавание не выпускали.

Вскоре офицеры и их семьи остались без средств к существованию. Пришлось продать кое-что из женской одежды: платья и даже калоши. Заказывали в номер только хлеб и чай. Но море штормило, отплытие откладывалось. Пришлось позвонить в Москву. Вскоре разведотдел Каспийской флотилии выдал голодающим военным дипломатам небольшую сумму денег.

Это случилось как раз накануне отплытия парохода в Иран. Офицеры наконец-то заказали себе в номер шикарный ужин.

ТЕОРИЯ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

В Тегеране в аппарате военного атташе их встретили по-доброму. Разместили в городе, на частных квартирах. Долину с женой и дочерью досталась тридцатиметровая комната в одноэтажном глинобитном доме – без отопления и воды, с туалетом на дворе. Так жили почти все сотрудники атташата.

На первую получку супруги Долины купили несколько метров местной хлопчатобумажной ткани «каламкар», поделили комнату пополам. Получилась двухкомнатная квартира.

Военным, военно-морским и военно-воздушным атташе в Иране в те годы был полковник, вскоре ставший генерал-майором, Борис Разин. Борис Георгиевич – личность легендарная. Служил начальником разведпункта в Батуми, возглавлял разведотдел Туркестанского военного округа, в войну – начальник разведки Воронежского фронта.

С 1942 года – военный атташе Советского Союза в Иране. Участвовал в обеспечении работы Тегеранской конференции. Лично докладывал Сталину о военно-политической обстановке в Иране накануне встречи «большой тройки».

Под руководством полковника Разина и делал свои первые шаги за рубежом Григорий Долин. Доподготовка сотрудников проходила по индивидуальным планам, и через восемь-десять месяцев офицер должен был включаться в оперативную деятельность.

Большое внимание уделялось языковой подготовке. Долину преподавателем была рекомендована англичанка, ни слова не знавшая по-русски. Через полгода интенсивных занятий Долин чувствовал себя вполне уверенно в общении с англоговорящими иностранцами.

Включиться в работу пришлось значительно раньше, чем диктовали академические каноны. Не прошло и месяца, как Долин прибыл в Тегеран, а его неожиданно вызвал к себе Борис Разин, поставил первую серьезную оперативную задачу.

Григорий Иванович был несколько обескуражен: в Академии их учили совсем иначе, да он и сам еще не чувствовал себя подготовленным к работе. Руководитель это прекрасно понимал. Но действительность нередко опрокидывает самые незыблемые правила. Разин пошел на подобный шаг вынужденно. Кроме того, он хорошо знал оперативную обстановку и считал возможным поступить именно так.

Оценивая свое первое задание, Григорий Иванович признается, что, несмотря ни на что, его начальник был прав. «Следует иметь в виду, – скажет он, – что в жизни случается иногда и игра без правил».

«ОТКОМАНДИРОВАТЬ В МОСКВУ»

Генерал Разин многому научил молодого разведчика. Например, глубоко изучать в агентурно-оперативном отношении город, самым тщательным образом готовить каждую операцию. Под руководством Разина подполковник Долин участвовал в обеспечении оперативных мероприятий других работников, в разработке агентурных документов. По вечерам и в выходные дни совершал выходы в город и поездки за город для установления новых связей.

Хорошо шла у Долина и информационная работа. Сказывался опыт журналистской деятельности. Добытую информацию он отрабатывал сам – в том числе и срочную для доклада телеграфом в Центр.

Под руководством генерала Разина наш герой принял активное участие в разработке информационно-аналитического документа «Иран как театр военных действий». Этот документ был высоко оценен начальником Генштаба ВС СССР. Григорий Иванович получил благодарность и денежную премию.

В 1950 году военный атташе генерал Разин после восьми лет пребывания в Иране уедет на родину, в Советский Союз. А вскоре неожиданно придет телеграмма: «Откомандировать в Москву подполковника Долина для назначения на новую должность».

Новый военный атташе генерал Александр Родионов терялся в догадках. Его помощник Долин не пробыл в Тегеране и трех лет, работал продуктивно – и вдруг отзыв. Атташе попытался отстоять своего помощника, предложил Москве назначить его с повышением здесь, на месте. Но Центр был непреклонен. Пришлось возвращаться.

ВЫНУЖДЕННАЯ ПАУЗА

«В Центре, на участке, – расскажет Долин, – оперативные офицеры встретили меня гробовым молчанием».

А через несколько дней последовал вызов в управление кадров, где подполковнику Долину предъявили претензии, что он якобы скрыл один из фактов биографии. Оказывается, отец его жены в 1930 году лишался права голоса, но потом был восстановлен в избирательных правах. Такие данные поступили из органов НКВД по месту рождения супруги.

Это сообщение стало неожиданностью как для Григория Ивановича, так и для его жены. Отец Полины – Михаил Косинов, неграмотный крестьянин, имеющий одиннадцать детей, был далек от политики. Два его сына, старшие братья Полины, погибли в первые дни войны, защищая Родину. Полина родилась в 1924 году, и когда отца лишали избирательного права, ей было всего шесть лет. В 1931 году умерла ее мать, а отец не рассказывал о произошедшем.

После долгих расследований и объяснительных записок подполковника Долина в Главном разведуправлении все же оставили. Правда, из оперативного управления откомандировали. Назначили и.о. научного сотрудника в управление информации, поручили заниматься экономикой Ирана.

Григорий Иванович вскоре освоился с новыми обязанностями. В короткий срок переработал на основе новых данных книгу-справочник по Ирану. Руководству дополненное издание понравилась, ему предложили стать начальником группы. Но Григорий Иванович, поблагодарив за доброе отношение, отказался.

К тому времени тучи над его головой разошлись, обвинения были сняты. И он согласился пойти на более низкую должность – старшим офицером, но в свое родное оперативное управление.

НОВЫЕ НАЗНАЧЕНИЯ

В феврале 1953 года Григорий Иванович вновь едет в Иран, теперь в качестве старшего помощника военного атташе.

«Этот период работы, – говорит Долин, – считаю самым плодотворным. К тому времени я занимался Ираном как на месте, так и в Центре уже пять лет, основательно изучил эту страну. Да и некоторые серьезные заделы были еще с прежней командировки. Решил их непременно реализовать».

С тех пор прошло 70 лет. Срок серьезный, но рассказать о той работе даже сегодня не представляется возможным. Скажем так: многие «заделы» были реализованы. Расширились и окрепли связи аппарата в эшелонах власти и военных кругах страны пребывания. Что позволяло успешно решать задачи, которые ставились перед разведаппаратом военным и политическим руководством. Были сделаны полезные заделы на перспективу.

В июне 1955 года Григория Долина вызвали в Москву, где руководство объявило о его назначении военным, военно-морским и военно-воздушным атташе Советского Союза в Иране. Три года проработал он руководителем атташата. Период был сложный. Обострилась обстановка в стране. Падение правительства, разгром Народной партии Ирана, разгул репрессий, введение военного положения накладывало отпечаток и на работу военных дипломатов.

Командировка завершилась в апреле 1958-го. Руководством она была оценена положительно. Долина вызвал к себе замначальника ГРУ генерал-полковник Хаджи-Умар Мамсуров. В ту пору он курировал в военной разведке весь Восток.

«Вот твой отчет по работе в Иране, а вот моя резолюция на нем», – сказал Мамсуров. Григорий Иванович прочитал: «Полковника Долина Г.И. назначить начальником 1-го направления 4-го управления».

«Часто ты видел такие резолюции?» – поинтересовался Мамсуров.

«Товарищ генерал-полковник, я в центральном аппарате поработал не много. Поэтому не очень-то сведущ, какие резолюции здесь накладываются».

Генерал-полковник Мамсуров улыбнулся:

«Дело не в резолюции, Григорий Иванович, просто ты должен знать, что мы тебя по-настоящему ценим».

Так начался новый период в жизни и службе полковника Долина – работа в центральном аппарате ГРУ. 


Читайте также


Гулливер в стране великанов

Гулливер в стране великанов

Владимир Соловьев

К 125-летию со дня рождения Юрия Олеши

0
1201
Солнце в обложке

Солнце в обложке

Арсений Анненков

60 лет назад на русском языке вышел роман Нодара Думбадзе «Я, бабушка, Илико и Илларион»

0
953
Сталин и арбузы

Сталин и арбузы

Михаил Любимов

Рассказ о том, что генеральный секретарь и сподвижник Ленина думает только о Стране Советов

0
754
Банк Грузии проглотил "Америю"

Банк Грузии проглотил "Америю"

Артур Аваков

Армения попала под "холодный душ"

0
1936

Другие новости