0
10148
Газета Спецслужбы Интернет-версия

11.01.2024 15:56:00

Как жандармский полковник погубил Столыпина и возвысил Тухачевского

Важные сведения о Николае Кулябко до сих пор скрываются в секретных шкафах нераскрываемых архивов

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – писатель, историк.

Тэги: история, столыпин кулябко


1-13-1480.jpg
В судьбе маршала Михаила Тухачевского
сыграл определенную роль бывший жандарм
Кулябко.  Фото из книги: А.И. Тодорский.
Маршал Тухачевский. М., 1964
1 сентября 1911 года российский премьер-министр Петр Столыпин был убит в Киевской опере в присутствии царя. Вот как Николай II описал происшествие в письме к матери, императрице Марии Федоровне:

«Вечером в театре произошло пакостное покушение на Столыпина. Ольга и Татьяна были со мною тогда, и мы только что вышли из ложи во время второго антракта... В это время мы услышали два звука, похожие на стук падающего предмета; я подумал, что сверху кому-нибудь свалился бинокль на голову, и вбежал в ложу. Вправо от ложи я увидел кучу офицеров и людей, которые тащили кого-то, несколько дам кричало, а прямо против меня в партере стоял Столыпин. Он медленно повернулся лицом ко мне и благословил воздух левой рукой… Пока Столыпину помогали выйти из театра, в коридоре рядом с нашей комнатой происходил шум, там хотели покончить с убийцей… К сожалению, полиция отбила его от публики и увела его в отдельное помещение для первого допроса».

Представим себе картину: по фойе театра важно идет мужчина на пятом десятке – государь всея Руси. Вдруг он кидается в ложу, расталкивая свиту и охрану, озабоченный важнейшей проблемой: увидеть, на кого же упал бинокль. Сцена прямо как в ранних комедиях Чаплина.

Далее император сожалеет, что террориста не прикончили на месте. Не стоит даже говорить, что глава цивилизованного государства не должен приветствовать самосуд. Из одного чувства самосохранения царь Николай должен был желать подробнейшего допроса террориста. Вспомним, что даже закоренелые террористы, как Григорий Гольденберг и Николай Рысаков, «раскололись» на следствии и сдали своих товарищей.

ПОКУШЕНИЕ ПРИ СТРАННЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ

Но не будем корить царя за отсутствие логики. У него были достаточные основания желать, чтобы террорист не дожил до допроса. Во-первых, Столыпин был накануне отставки. Царь даже не пригласил его сопровождать себя в Крым, как это делалось ранее. Во-вторых, не одна революционная организация ни тогда, ни даже после 1917 года не взяла на себя ответственности за покушение на премьера.

Помимо всего прочего, Столыпин готовил два указа: о высылке из Петербурга Григория Распутина и о ревизии секретных фондов департамента полиции. Александр Гучков, председатель 3-й Государственной Думы (1910–1911), в 1933 году в эмиграции в Париже в беседе с дипломатом Александром Базили сказал: «Не знали, как отделаться от Столыпина. Было мнение специально для него создать высокий пост на окраине. Так, планировали воссоздать Восточно-Сибирское наместничество». Замечу, что это наместничество было упразднено в 1884 году.

И вот, наконец, избавились от премьера. Начальник охраны царя полковник Александр Спиридович кинулся с саблей рубить террориста. Но вокруг собралась толпа дилетантов, бившая его зонтиками и пинавшая ногами, и полковнику не удалось совершить это славное дело.

Убийца Столыпина Дмитрий (Мордехай) Богров с 1907 года служил в киевском охранном отделении под началом подполковника Николая Кулябко. Причем Богров (агентурный псевдоним Капустянский) не только занимался стукачеством, но и выполнял щекотливые операции, часто не связанные с революционным движением. Так, Кулябко и Богров по просьбе командующего Киевским ВО генерала Сухомлинова шантажировали и угрожали убийством инженеру Бутовичу, стремясь заставить его развестись с женой.

Билеты в театр были именные и раздавались особо благонадежным персонам. Но Богрову билет вручил лично жандармский подполковник Кулябко, начальник отдела по охране общественной безопасности и порядка в Киеве. При этом Кулябко отказался дать билет рядом с премьером начальнику охраны Столыпина Есаулову, и посадил его в другом конце зала.

ПРЕРВАННАЯ КАРЬЕРА ПОДПОЛКОВНИКА КУЛЯБКО

Николай Николаевич Кулябко родился в 1873 году в семье жандармского ротмистра. Через два года его отец был произведен в подполковники.

Наш герой окончил Нижегородский графа Аракчеева кадетский корпус и Павловское военное училище. Прослужив в полку всего три с половиной года, пошел по стопам отца. В 1897 году стал помощником пристава Московской полиции, с 1903 года успешно занимался политическим сыском и заслужил орден св. Владимира 4-й степени – весьма почетную награду, которой не было у его отца. В октябре 1906 года стал начальником Киевского охранного отделения и подполковником отдельного корпуса жандармов.

Николай Кулябко стал зятем упомянутого Александра Спиридовича и имел троих детей. Пришлось кое-что брать «детишкам на молочишко». И подполковник Кулябко, чтобы отчитаться в расходовании отпущенных ему экстренных сумм, дважды сдал в департамент полиции 18 раздаточных ведомостей с расписками филеров в получении суточных денег, всего на 8047 рублей 59 копеек. Агенты расписались дважды, но деньги получили один раз. Хотя вина подполковника не ограничилась растратой казенных денег.

Но вернемся к покушению в киевской опере. Суд над террористом Богровым был закрытым. Он продолжался шесть часов, а затем Богров был повешен. Всего на следствие, суд и казнь ушло 11 дней. Фактически это была расправа над слишком много знавшим агентом.

Против высших чинов охранки – генерал-лейтенанта Курлова, полковника Спиридовича, подполковника Кулябко – было начато служебное расследование. Но по высочайшему повелению оно было прекращено. Концы окончательно ушли в воду.

А 9 сентября 1911 года, в день похорон Столыпина царь плясал на балу в Морском собрании в Севастополе. Ничего удивительного: после Ходынки он тоже развлекался на балу у французского посла.

Изгнанный в 1913 году из «органов» Николай Кулябко поступил агентом по продаже швейных машинок в киевское отделение германской фирмы «Зингер». Печальный конец. Вернее, конец первой серии.

БЫВШИХ СПЕЦСЛУЖБИСТОВ НЕ БЫВАЕТ

Как ни странно (а может быть, вовсе не странно), Кулябко обладал обширными связями в революционных кругах – через своего дядю Юрия Кулябко и его жену Прасковью, которые состояли в РСДРП(б) еще до 1905 года. Они встречались с Лениным и в России, и в эмиграции за границей.

Еще одним связующим звеном между Кулябко и Лениным выступал клан Богровых: родственники убийцы Столыпина – Сергей (Вениамин) Богров (клички в партийном подполье «Фома» и «Валентинов») и Валентина Богрова – близкая знакомая Ленина, Крупской, Горького.

Сергей Богров в 1904 году в Женеве встречался с Лениным. После Октябрьского переворота оказался на службе у Троцкого в Наркомате иностранных дел, затем стал советским консулом в Генуе.

Какими-то неведомыми путями к началу 1918 года Николай Кулябко оказался в Москве, причем уже членом партии большевиков. А в феврале 1918-го к бывшему жандармскому подполковнику заявился бедолага подпрапорщик, с которым Николай Кулябко был хорошо знаком в 1911–1912 годах.

Подпрапорщик попал на фронт в конце 1914-го, а уже 21 февраля 1915 года оказался в плену. В октябре 1917 года ему удалось бежать. И вот в феврале 1918-го подпрапорщик Михаил Тухачевский появился в московской квартире Кулябко.

В начале марта 1918 года Николай Кулябко становится членом ВЦИК. В это время Ленин и Троцкий надумали создать институт военных комиссаров. И вот Кулябко назначается заместителем председателя Всероссийского бюро военных комиссаров.

Естественно, Кулябко решил порадеть хорошему знакомому, а заодно избавиться от безработного нахлебника. 5 апреля по рекомендации Кулябко и секретаря ВЦИК Авеля Енукидзе Тухачевского принимают в РКП(б). Мало того, Кулябко познакомил Тухачевского с самим Лениным.

А уже 27 мая Тухачевский вместе с левым эсером бывшим прапорщиком Юрием Саблиным в качестве военных комиссаров поставлены присматривать за начальником Московского района обороны Западной завесы бывшим генералом Бановым.

28 июня 1918 года бывший подпрапорщик вступает в командование 1-й армией Восточного фронта. Так началась карьера Михаила Тухачевского.

ПОЛКОВОДЦЫ РЕВОЛЮЦИОННОГО ВРЕМЕНИ

Нам внушают, что поражения 1941 года – следствия того, что Сталин обезглавил Красную армию. Но почему-то никто не вспоминает, как Наполеон в свое время тоже «обезглавил» французскую армию.

Всякая революция – страшная беда для армии. Гражданская война обычно ведется вопреки всем правилам военного искусства, и генералами становятся не стратеги, а горлопаны и интриганы, пусть даже проявившие личную храбрость.

Кто из пары сотен французских «революционных генералов», выдвинувшихся в 1789–1799 годах из столяров, конюхов и адвокатов, прославился в войнах с коалицией европейских монархий? Да никто! Маршалами Наполеона стали лейтенанты, сержанты, а то и рядовые, дравшиеся под Тулоном, на Аркольском мосту и у пирамид. Именно они прошли с «маленьким капралом» всю Европу – от Мадрида до Москвы.

Гражданская война в России не стала исключением. Можно ли считать Троцкого, Ворошилова, Блюхера, Колчака, Врангеля, Шкуро, Петлюру, Махно, Пилсудского и прочих скороспелых полководцев гениальными стратегами?

Любопытна биография «великих чехословацких генералов», в боях с которыми снискал свои первоначальные лавры Тухачевский.

Ян Сырова до войны, по одной версии, служил коммивояжером, по другой – техником-строителем. К концу 1914 года он служил в армии рядовым. К началу мятежа оказался полковником, а позже – командующим корпусом.

Радола Гайда до войны был аптекарем, призван в Австро-венгерскую армию рядовым. В сентябре 1915 года сдался сербам, весной 1916 года прибыл в Одессу и поступил доктором в Сербский полк. Весной 1917 года назначен командиром чехословацкой роты. В 1919 году оказался в чине генерал-лейтенанта.

И так же, как во времена Наполеона, рядом с Тухачевским на Урале воевал рядовой Георгий Жуков. Против Тухачевского воевал командир колчаковской батареи подпоручик Михаил Говоров – будущий маршал артиллерии. Под началом Юзефа Пилсудского воевал капитан Шарль де Голль. В белогвардейском штабе генерал-лейтенанта Павла Авалова-Бермондта верховодил германский капитан Гейнц фон Гудериан...

Пусть Сталин обезглавил Красную армию. А куда же делись 80 тысяч белых офицеров и генералов, бежавших из России? Они лезли воевать куда угодно – в Албанию, в Испанию, в Китай, даже в Южную Америку. Кто из них стал великим полководцем?

Ну а когда Русский общевоинский союз (РОВС) – главная организация белогвардейцев – в июле 1941 года предложил немцам свои услуги, генерал Йодль послал их подальше: «Вермахту нужна пара сотен переводчиков, а остальные…»

В общем, уровень командования и Красной, и белых армий был явно не на высоте.

Вскоре после окончания Гражданской войны советским наркомом обороны стал луганский слесарь Климент Ворошилов, образование – двухлетняя школа в селе Васильевом. А заместителем наркома и начальником вооружений РККА стал Михаил Тухачевский. Он окончил в 1914 году Александровское военное училище, с тех пор нигде не учился, а только учил других.

НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ ЖАНДАРМ

Но взлет и падение «гениального маршала» – вопрос особый. А вот сведения о карьере Николая Кулябко лежат в секретных шкафах наших нераскрываемых архивов. Известно, что в 1937 году, почти одновременно с Михаилом Тухачевским, Николай Кулябко был арестован НКВД. Дело Кулябко засекречено до сих пор.

Неясно, например, почему бывшего жандармского подполковника Кулябко не вытащили на процесс Тухачевского. Была бы «картина маслом»... Но если не вытащили, то у Ежова и у Сталина были, надо полагать, веские для этого основания.

Обнаружился Кулябко лишь летом 1945 года в ссылке в Узбекистане. Он работал завхозом в поселке Актерек, на территории лесхоза Института леса АН СССР.

После смерти Сталина Кулябко реабилитировали, восстановили в партии, дали трехкомнатную квартиру на улице Горького в Москве. Но через несколько лет Москва надоела Николаю Николаевичу, и он отправился в солнечный Крым. Во всяком случае, в 1959 году Кулябко работал секретарем парторганизации винсовхоза «Массандра» в Ялте.

Конец второй серии.


Читайте также


«Я не виноват перед властью, которая так жестоко с нами обошлась»

«Я не виноват перед властью, которая так жестоко с нами обошлась»

Саид Бицоев

К 80-летию со дня депортации чеченцев и ингушей

0
2105
Гулливер в стране великанов

Гулливер в стране великанов

Владимир Соловьев

К 125-летию со дня рождения Юрия Олеши

0
1578
Святой от театра

Святой от театра

Виктор Леонидов

Он открыл европейцам подлинную драматургию Чехова

0
878
Красные под кроватями

Красные под кроватями

Андрей Мартынов

Двойные стандарты для жителей зарубежья

0
738

Другие новости