0
1277
Газета Стиль жизни Интернет-версия

29.12.2000 00:00:00

Белая дача

Тэги: Чехов, Ялта, музей


Чехов, Ялта, музей

"НЕЗАВИСИМАЯ газета" уже рассказывала о печальной судьбе чеховского музея в Ялте (12.05.2000). Автор статьи, ссылаясь на старейшую сотрудницу музея Аллу Васильевну Ханило, сообщал об имеющемся завещании сестры Чехова, просившей советское правительство и после ее смерти оставить Дом-музей Чехова в Ялте филиалом московской Библиотеки имени Ленина.

Сегодня "Посмертное желание М.П. Чеховой", пролежавшее более 50 лет в рукописном отделе Российской Государственной библиотеки, как и другие документы, касающиеся судьбы чеховского наследия, может стать достоянием культурной общественности России. Их предоставил нашему корреспонденту директор РГБ Виктор Федоров.

Весной 2001 года Чеховский музей в Ялте собирается отметить свое 80-летие. К этому событию приурочена научная конференция, посвященная 100-летнему юбилею "Трех сестер", написанных Чеховым в этом самом ялтинском доме. Лейтмотив чеховской пьесы - "В Москву! В Москву!" - как-то особенно начинает звучать в памяти, когда читаешь завещательные документы Марии Павловны: "Созданный мною после смерти моего брата писателя Антона Павловича Чехова в 1904 году из собственного владения и имущества Дом-музей А.П. Чехова в Ялте оставить в ведении и составе Государственной библиотеки СССР имени В.И. Ленина как ее филиал, как это было при моей жизни".

Вероятно, лучшим подарком к этому юбилею, а также к грядущим 100-летию со дня смерти и 150-летию со дня рождения Чехова было бы исполнение последней воли его сестры.

В 2001 году исполнится 75 лет решению советского правительства, объявившего Дом-музей Антона Павловича Чехова в Ялте филиалом Библиотеки имени Ленина в Москве. Музей находился в ведении Ленинки до 1979 года. После чего переводится под опеку Министерства культуры СССР - завещание сестры Чехова игнорируется. Хотя роль сначала Румянцевского музея, а потом Ленинки в истории чеховского музея достаточно значительны. Румянцевский музей был первым хранителем чеховских вещей, рукописей и документов. В советские годы БИЛ стала заниматься чеховским домом как своим филиалом. Первый серьезный ремонт понадобился после ялтинского землетрясения 1927 года. Ремонты повторялись после освобождения Ялты от немцев. Большие затраты пришлось понести БИЛ в начале 50-х, когда подземные воды стали буквально подтапливать чеховский сад. Работы растянулись на 2,5 года. Был проложен дренаж, сделаны противооползневые укрепления. Тонкий культурный слой земли сада Чехова вновь возвратился к жизни.

Но самые большие трудности с сохранением чеховского дома приходятся на начало 70-х. Самый большой капитальный ремонт, проведенный Ленинской библиотекой, прежде всего укрепил фундамент, так как стены чеховского дома стали буквально расползаться. Раствор, на который были положены камни, превратился к этому времени в песок. Удивительно, как дом вообще не рухнул. Вероятно, когда строили, об оползнях не догадывались. Ведь Чехов писал, что на участке сухо, нет воды. Потому и заложили фундамент в 60 см...

На окраине города возникло, по словам Куприна, "пожалуй, самое оригинальное здание в Ялте". Окрещенное вскоре Белой дачей, оно действительно захватывало чеховских современников своей белизной, чистотой, легкостью, красивой несимметричностью (вышка в виде башенки), неожиданными выступами... В 70-е дом как бы разламывается на две части: двухэтажная - в одну сторону, трехэтажная - в другую. Геологи, проводившие пробные бурения, тогда к единому выводу не пришли. Но для многих стало очевидно, что чеховский дом одной своей половиной стоит на какой-то подземной реке, а другой - на ее берегу.

Через 20 лет, в наши дни, ситуация начинает повторяться. Об этом свидетельствует и нынешний директор дома-музея Г.Шалюгин: "В стенах Белой дачи ветвятся многочисленные трещины... Недавно, потеряв надежду получить долги за охрану мемориального дома, ялтинская милиция подала в арбитражный суд. Суд может описать имущество, как это уже происходило с Музеем Сергеева-Ценского в Алуште. Разбирательство дошло до Верховного Совета Крыма, который принял специальное постановление в защиту дома".

Неизвестно только, а спасет ли это "постановление в защиту дома" вновь расползающиеся стены?

Кто только не занимался ремонтом чеховского дома! От Натальи Троицкой, заведующей музейным отделом из Главнауки, до нынешней Верховной Рады Крыма. Свои 100 лет дом уже мужественно отстоял на ялтинских оползнях. Но сегодня и без того трудное положение усугубилось тем, что в последние 20 лет наблюдаются сильные подвижки почвы на Южном берегу Крыма. А выше чеховского дома вырос довольно большой жилой массив, из-за чего был потерян построенный в 50-е годы дренаж. Строили быстро и много, без всякой оглядки на подземные воды и оползни.

Составив свое "Посмертное желание", Мария Павловна Чехова была, вероятно, спокойна за судьбу дома. В этом ее тогда убеждал и лауреат многих сталинских премий Петр Андреевич Павленко, помогавший 85-летней сестре Чехова правильно составить "завещание", обращенное, как тогда полагалось, к партии и правительству.

И, конечно, меньше всего кто-либо тогда предполагал, что этот дом окажется вне России и вне ее интересов. Бывшей Ленинке он сегодня не по карману, да и решать проблемы чеховского дома без российского правительства она сегодня не может. Тут явно нужны межправительственные договоренности. Договариваются в СНГ как-то туго и неохотно. Да и кто сегодня в России хочет думать о судьбе дома русского классика в Крыму?

Можно, конечно, долго рассуждать о том, что Чехову не так повезло с наследниками, как Льву Толстому, имея в виду нынешнего директора Ясной Поляны. Можно задаваться вопросом: что на этот счет думают на Украине? И при этом обвинять Украину в недостаточной любви к иностранному писателю Чехову... Можно даже объявить международную акцию по сбору средств в помощь дому Чехова, как это было сделано театральной общественностью в год 100-летия Белой дачи. Инициатором акции явился финский режиссер Рольф Лангбакка. Ее поддержали Ингмар Бергман, Питер Брук, Петер Штайн, Михаил Ульянов, Олег Ефремов...

Но все это на сегодня - не выход из положения для дома и сада Антона Павловича в Крыму. Об уникальности этого памятника как русской, так и мировой культуры, еще в 70-е говорил известный искусствовед и музейщик Александр Зиновьевич Крейн. На коллегии Министерства культуры СССР тогда решалась дальнейшая судьба чеховского музея в Ялте. Музей переходил из-под одной опеки в другую. В то время в Москве была выставка сокровищ Тутанхамона, и Крейн доказывал чиновникам как из Ялты, так и из Москвы, что "чеховский музей намного ценнее того золота, которое нам привезли арабы... Мы не умеем ценить своего. Считается, если в Ялте, в провинции, то ничего особенного. Все важное в столицах..."

Все меньше желающих доказывать, все меньше желающих слушать эти доказательства. За последние 10 лет безнадзорности чеховского музея в нем произошли кражи чеховских вещей, в саду погибло множество чеховских посадок. Никто за это не отчитался - да и отчитываться не перед кем.

"В газетах пишут, что мы любим нашу родину, но в чем выражается эта любовь?.." - как-то с грустью заметил Антон Павлович в письме к Суворину. Все так же пишут, Антон Павлович. В последнее время стали писать еще больше...


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Минюст ставит под сомнение научные знания и звания

Минюст ставит под сомнение научные знания и звания

Екатерина Трифонова

По уголовным делам политического и экономического характера вводится госмонополия на экспертизу

0
1300
КПРФ опять попала под медиапрофилактику

КПРФ опять попала под медиапрофилактику

Дарья Гармоненко

Власть пытается зажать левых в узкой электоральной нише

0
1024
Пожар на нефтенакопителе после атаки украинского дрона на курский аэродром потушен

Пожар на нефтенакопителе после атаки украинского дрона на курский аэродром потушен

  

0
537
Обильные урожаи не гарантируют качества

Обильные урожаи не гарантируют качества

Анастасия Башкатова

Каждый второй потребитель недоволен "бутербродным набором"

0
808

Другие новости