0
1161
Газета Телевидение Интернет-версия

17.11.2001 00:00:00

Двенадцать негритят

Тэги: любимов, последний, герой


-Считаете ли вы, что канал ТВ-6 уже занял нишу реального телевидения?

- Я не видел то, что сделал ТВ-6. Но считаю, что формат, который они то ли купили, то ли компилировали, не может быть успешен. Я не понимаю, что такое реальное телевидение, телевидение всегда реально. Мне кажется, что здесь такой маркетинг, который вводит в заблуждение общественное мнение. Конкуренция в моем понимании - это деньги, которые можно пересчитать по экранам. Нас интересуют те каналы, которые способны собирать большие рейтинги. Кроме нас это только РТР. Пока позиция третьего не определена. ТВ-6 имеет возможность быть третьим, но надо еще посмотреть. Что же касается конкуренции авторской, авторского видения, то ее для меня вообще никогда не существовало, потому что все телевидение делается камерой, приблизительно одинаковыми приемами... Просто одни это делают хорошо, другие - плохо. Творческой конкуренции быть не может.

- То есть вы не считаете, что "Последний герой" хоть как-то напоминает "За стеклом"?

- Ну, вообще все мы делаем телевидение про людей. Я не знаю в точности, что они сделали, но я приблизительно понимаю этот формат. И мне кажется, это не очень любопытно. Чтобы это было популярно, это нужно делать очень жестко. То есть нужно показывать секс или что-то такое, а иначе это будет неинтересно, и это не будут смотреть. Такой формат, как мне кажется, вообще для России не годится. Хотя каждый проект не однозначен. Я, например, считаю что что-то хорошо, кто-то другой считает иначе. У меня нет ощущения, что мы делаем хоть сколько-нибудь похожие вещи. Я не понимаю, как они могут быть хоть как-то связаны и что здесь общего. Проект "За стеклом" совершенно по-другому позиционируется, он идет порядка пятисот часов и, на мой взгляд, очень спорный. Что касается той лицензии, по которой мы делаем, то это 13 эпизодов, это все последние технические достижения телевидения и это то, что идет в лучшее время. Проект действительно уникальный, потому что, мне кажется, никто ничего подобного здесь еще не делал.

- Возможно, по масштабу это несравнимые вещи. У вашего проекта другой бюджет, но тем не менее и в том и в другом случае люди находятся в изолированном пространстве, а зрители за ними подглядывают.

- Мы ни за кем не подглядываем. Мы хотим, чтобы зритель не просто смотрел на то, что происходит с героями, а представлял свою жизнь, искал какое-то соответствие с тем, что с ним происходит в реальной жизни. Жизнь сегодня в России достаточно экстремальная, вряд ли мы сможем создать нечто подобное, да мы и не хотим. Обстоятельства, которые мы использовали в "Последнем герое" - это некая система, в которой нет привнесенных фактов, она замкнутая, и участники пытаются находить между собою согласие или несогласие, выходить из определенного психологического кризиса. Стать союзниками или противниками, потому что надо как-то выживать вместе. Это совершенно так же происходит, как в жизни.

- Но ведь люди, находящиеся в таких условиях, переживают невероятный стресс.

- Не обязательно это показывать. Нервных срывов у нас и без того немало показывают. Для этого у нас есть программа "Жди меня". Мы - канал, имеющий очень большую аудиторию, поэтому все-таки стараемся придерживаться жестких этических норм.

- Но ведь для того, чтобы программа была зрелищной, зрителя необходимо шокировать.

- В принципе можно вообще по телевизору показывать в прайм-тайм только обнаженных женщин. Если лицензии не лишат, можно бешено рейтинги поднять.

- Печальный опыт шведской программы "Surviver", где один из игроков после того, как выбыл из игры, покончил с собой, вас не насторожил?

- Конечно, когда мы готовились, то боялись, что будут срывы или что потребуется врачебная и другая помощь. На этот случай у нас была создана специальная система безопасности, довольно большая. В нее входили врачи, психологи, которыми нас обеспечило МЧС. Но, как оказалось, мы даже перезаложились. К счастью, никаких сверхэкстремальных условий у нас не было. А так, если конечно, рассматривать остров как замкнутое пространство, то, конечно, это некая искусственная среда. Но для человека важно, что он попал на тропический остров (согласитесь, не каждый день такое бывает) и там может попробовать себя. Поэтому каких-то нервных срывов не возникло.

- Предполагалась ли в вашей игре какая-нибудь национальная особенность или контракт требовал точного соблюдения технологии?

- Лицензия в данном случае, как и в других, обеспечивает возможность монтажа. Однако в каждом случае канал сам решает, как будет развиваться заложенная в проект идея. Мы делаем идею, которую реализовывали в других наших программах. Более того, мы свели в этом проекте все свои прежние идеи. Просто на этот проект проще было собрать деньги. Мы, конечно, хотели бы делать свое, но с этим сложнее. На этом проекте с нами вместе работали шведы, англичане, аргентинцы, испанцы. Не знаю, можно ли говорить о какой-либо национальной черте, но в техническом смысле мы использовали больше средств, чем те страны, которые до нас снимали этот проект. Мы сделали ставку на чисто телевизионное качество. Да и люди другие. Они у нас более человечные, более доверчивые, легче понимающие друг друга. Мы много заграничных версий отсмотрели, прежде чем делать наш, и видели, что у них с общением намного сложнее, отношения натянутые, неестественные. У нас все более душевно, люди чаще улыбаются.

- Аудитория ОРТ долгое время воспитывалась на программах из серии "Играй, гармонь". Теперь ей же предложено оценить жесткую игру на выживание, в котором, как следует из анонса, в живых останется лишь один. Вы считаете, что создана новая зрительская формация?

- Ну а как же наши зрители смотрят с удовольствием телесериалы "Убойная сила"? Даже в телеиграх на смену более мягким (типа "Поля чудес") пришли игры жесткие ("Как стать миллионером"), в которых человек должен уже как-то проявиться, или, к примеру, "Слабое звено". Мы выдаем продукцию универсальную для большой аудитории. Я не думаю, что мы кого-то сильно шокируем. В этом и есть определенная политика канала, в том, что мы это делаем не агрессивно по отношению к зрителю, без вызова общественному мнению. С другой стороны, конечно, там есть испытания, есть тревоги, есть скандалы. Там есть и свои лидеры, и свои изгои.

- А не много игр для одного канала?

- У нас и раньше игр было достаточно. Каждый день шла программа "Угадай мелодию". Просто теперь вместо одной мы ежедневно ставим разные. Да, так совпало, что мы в этом сезоне показываем новые игры. Совершенно не значит, что это особая какая-то политика. Просто появилась возможность. В следующем сезоне займемся чем-нибудь другим.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Американские конгрессмены напомнили Пекину о "тибетском вопросе"

Американские конгрессмены напомнили Пекину о "тибетском вопросе"

Владимир Скосырев

Визит законодателей к далай-ламе обостряет отношения КНР и США

0
1169
Единый день голосования проводят для экспериментов

Единый день голосования проводят для экспериментов

Иван Родин

Общественные наблюдатели не видят врагов, Центризбирком оцифровывает пеньки и лавочки

0
942
Право на защиту надо было поддержать деньгами

Право на защиту надо было поддержать деньгами

Екатерина Трифонова

Обновленный порядок расчета судебных издержек пытаются применить к адвокатам по назначению

0
1158
Цифровому рублю готовят антихакерскую заморозку

Цифровому рублю готовят антихакерскую заморозку

Анастасия Башкатова

Каждый третий житель страны не знает о появлении особой формы денег

0
1372

Другие новости