0
956
Газета Телевидение Интернет-версия

25.01.2002 00:00:00

"Я дилетант высокой квалификации"

Последний посол СССР и первый посол России в Израиле, уже год заведующий кафедрой журналистики в Российском государственном гуманитарном университете, более известен широкой публике по своим выступлениям на международные темы. Трудно себе представить старую газету "Известия" без колонок ее постоянного автора, а советское телевидение - без "Международной панорамы". Два года он выходил в эфир ТВЦ с передачей "Разговор по существу", сейчас его можно услышать в программе "Мир за неделю с Александром Бовиным" на волне "Радио России".

- Сейчас очень много говорят о свободе слова. Что она для вас?

- Для меня она есть возможность сказать то, что я хочу. На этом в принципе можно было бы поставить точку. Но точка не ставится: свобода слова требует ответственности за то, что ты говоришь. Зачастую журналисты делают акцент на слове "свобода", а не на том, что они отвечают за слово, которое сказали. Начальство делает совершенно другой акцент - только мешает эта свобода. Отсюда происходят разного рода конфликты. Вот на НТВ, например, был типичный конфликт такого рода. Он весь не сводится, конечно, только к свободе слова. Есть и другие проблемы, связанные с рынком, с деньгами. Ведь у нас журналистика всегда была вне рынка. А теперь появился рынок и журналистика стала родом бизнеса, сохраняя при этом свои общественные функции. Стала таким же бизнесом, как добыча нефти или производство водки. И сочетать бизнес со свободой слова и интересами хозяев, которые распоряжаются СМИ, - дело трудное. Постепенно научимся - с потерями, но научимся. Западная Европа, Америка этому учились двести лет. Постепенно они научились действовать более спокойными методами. Сейчас там меньше острых углов, больше "закруглений" и компромиссов. Корпоративная этика там выше...

- Чему вы своих студентов учите? Вы как-то говорили, что рассказываете им о том, какой, на ваш взгляд, должна быть журналистика...

- В РГГУ я работаю год. Нельзя сказать, что испытываю от этого большой восторг. Ленин как-то сказал, что гораздо интереснее делать революцию, чем писать о ней. Гораздо интереснее самому заниматься журналистикой. А главное, чему я пытаюсь научить студентов, - для хорошей журналистики важно умение думать. Все остальное: искусство расставлять слова, память хорошая, эрудиция, смелость, мужество, достоинство - все это должно объединяться со способностью думать. Был такой журналист Анатолий Аграновский - лучший журналист советского периода, который говорил, что хорошо пишет не тот, кто хорошо пишет, а тот, кто хорошо думает. Это эпиграф ко всем нашим занятиям.

- В какой сфере журналистики вам интереснее работать - газетной, телевизионной, радио?

- Газета интересна тем, что я могу взять слово, покрутить его и не торопясь определить его место. Точность выражений, продуманность - это газета. А телевидение интересно другим. Это театр одного актера. Если я выступаю, то я должен не только своим словом воздействовать на аудиторию, но и умением его подать. Когда кто-то поет, а на подпевках - четыре девушки в полуобнаженном виде пляшут, все говорят: поет-то ничего, а вот девушки хорошие... Мне хочется так выступить, чтобы сзади не нужно было ставить танцующих девушек...

Что касается радио, то, с моей точки зрения, это самый простой жанр. Главное - чувствовать свою ответственность за тех, кому ты что-то говоришь. Это, может, звучит высокопарно. Но журналист должен уважать слушателей. Они могут быть менее образованными, чем вы, могут знать меньше... Но вы берете микрофон ради них, для них┘

- С какими сложностями вы сталкиваетесь, когда говорите со своими читателями, слушателями, зрителями на международные темы?

- Это ничуть не более сложно, чем рассказывать о налогах, например.

- Так, наверное, может сказать только человек, который имеет столь громадный опыт, как вы?

- Нет, вы можете писать о пингвинах, например, но для этого не обязательно прожить с ними всю свою жизнь. Когда у меня спрашивают, какая у вас профессия, я отвечаю, что я дилетант высокой квалификации. Есть два подхода к материалу - можно все знать о пингвинах либо знать что-нибудь о пингвинах, кальмарах, щуках, женщинах. Мой принцип второй - я пытаюсь знать что-нибудь обо всем.

- Как вы думаете, международной информации сейчас на телевидении достаточно?

- Нет. Ее меньше, чем при советской власти.

- А предъявляет ли новое время какие-то иные требования к международной журналистике?

- По-моему, нет. Нужно знать дело, писать так, чтобы тебя понимали нормальные люди, иметь свою точку зрения, отстаивать ее. То же, что и в другие времена.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Центробанк оценил вред нефтяного эмбарго независимо от правительства

Центробанк оценил вред нефтяного эмбарго независимо от правительства

Ольга Соловьева

Минфин обещает увеличить расходы в последние дни 2022 года

0
985
Принятый на Западе раздельный бюджет не принимается в России

Принятый на Западе раздельный бюджет не принимается в России

Анатолий Комраков

Муж и жена совместно контролируют расходы в половине российских семей

0
767
Банковской системе угрожает демографический шок

Банковской системе угрожает демографический шок

Анастасия Башкатова

Пенсионеров обвинили в глобальной разбалансировке экономики

0
901
Партии присматриваются к полевым командирам и военкорам, а те – к партиям

Партии присматриваются к полевым командирам и военкорам, а те – к партиям

Дарья Гармоненко

Неожиданные результаты спецоперации проявляются в российской политике

0
703

Другие новости