0
809
Газета Телевидение Интернет-версия

21.06.2002 00:00:00

Виктор Шендерович: "Мы всего лишь пытаемся делать свою работу"

Тэги: шендерович, твс, тв6

На новом-старом шестом канале по субботам по-прежнему выходит Виктор Шендерович. Он, конечно, изменился, и эти изменения - даже внешние. Помимо смены имиджа телеведущий изменил и программу, три выпуска которой уже вышли в эфир. Сейчас это уже не "информационно-паразитическая" передача "Итого", а "нереальная" - "Помехи в эфире", в которой ведущий рассказывает о том, чего никогда не было. Сатирика уже с уверенностью можно назвать и бизнесменом, поскольку не так давно он возглавил собственное ООО "Шендерович и компания". Виктор Анатольевич любезно согласился рассказать, изменил ли он прежним идеалам. Судя по интервью, которое он нам дал, - отнюдь. Впрочем, судите сами.

- Почему вы отказались от старой идеи и придумали новую программу?

- Я не отказался от старой, старую я уже реализовал. Нельзя играть всю жизнь один и тот же спектакль, даже если он пользуется успехом. Некоторое время назад мы почувствовали, что делаем "Итого" немножко по инерции. Инерцию надо было ломать. К тому же еще осенью прошлого года мы придумали новую идею. Мы - это мой друг, журналист Михаил Шевелев (он давно и талантливо работает в "Московских новостях"), шеф-редактор "Итого" Сергей Феоктистов и я. После рождественских каникул, 9 января, через пресс-службу ТВ-6 мы объявили, что заканчиваем с нашей "информационно-паразитической". А 11 января, в день записи последней программы, была ликвидирована телекомпания. Многие шибко умные журналисты связали эти два явления. Мне, конечно, приятно, что меня принимают за улучшенный вариант Глобы, но это просто совпадение.

- А может, вам наскучила реальная политическая жизнь, и потому вы занялись нереальной?

- Видите ли, жизнь политическая действительно наскучила, но слишком далеко от нее в новой программе я и не ухожу┘ Тем более что жизнь постоянно зашкаливает за наши фантазии. А некоторые свои литературные амбиции я пытаюсь реализовывать в пьесах. Первая уже полгода идет в "Табакерке", вторая, написанная только что, тоже, надеюсь, увидит свет. Собственно журналистская работа, публицистическая, для меня тоже очень важна. В "Московских новостях" и в "Еженедельном журнале" Сергея Пархоменко я ее помаленьку реализую. А телевизионную работу ощущаю как некоторую обязанность. Ниша политической, социальной сатиры свободна. Мы ушли с "Итого", полгода нас не было, но за это время я не заметил, чтобы кто-то туда сильно рванул. Наоборот, все рвутся - от сатиры, в сторону "Кышкиного дома". Я не хочу сказать плохого о жанре в целом - есть Олейников и Стоянов, замечательно работающие в юмористической области, но сатирическая ниша пуста абсолютна. И это очень опасно. Я убежден, когда она пуста, в обществе не все в порядке. То есть либо общество настолько совершенно, что ничего плохого о нем и о государстве сказать нельзя, - либо настолько ужасно, запуганно и апатично...

Я считал, что некоторая обязанность моя и моих коллег - эту нишу занять. Не скажу, что возвращение на ТВ было мечтой моей жизни: это постоянный, плановый стресс. Но дело облегчается тем, что люди, с которыми я делал "Итого", и те, кто пришел к нам на новый проект "Помехи в эфире", - настоящие профессионалы, и работать с ними - удовольствие.

- Виктор Анатольевич, вы сами оцениваете начало работы на ТВС словами, которые гораздо жестче, чем слово "компромисс". Почему же тогда вы на это пошли?

- Отчасти я уже ответил на этот вопрос: есть пустующая ниша, которую необходимо занять. А что касается компромисса┘ Не надо путать проститутку с той, которую изнасиловали. Да, насилие имело место. Но есть люди, которые при этом отдаются радостно и просят побольше денег за громкий крик о любви. А нас власть уже три года выталкивает в маргиналы, в сторону Лимонова и Новодворской, пытается создать ощущение у граждан, что вот, мол, есть нормальные люди, а есть эти, антигосударственники, которым лишь бы пошуметь, побунтовать. А страна нормальная, демократическая: с экстремизмом боремся, в ВТО входим, все в порядке┘ Совершенно уголовными методами воспитывали в наших телезрителях неприязнь к нам. Публиковали наши зарплаты, вторгались в личную жизнь... Варианты действия? Эмиграция? Это уже другая судьба. Или с федерального канала уйти на региональный, потом пойти на кабельные, потом начать листовки расклеивать, ходить с плакатами по улицам, Осокину - свои новости в почтовые ящики засовывать... Сегодня мы всего лишь пытаемся делать свою работу. Да, это компромисс, и серьезный компромисс. Но есть какое-то количество миллионов граждан России, которые не в восторге от того, что в ней происходит, - и у них после разгона НТВ и ТВ-6 не оставалось "своего" телеканала. А если говорить обо мне, то я, будучи сильно искусан в коллективных боях, сейчас несколько обособился, создал свое ООО "Шендерович и Компания", которое имеет дело не с "Медиа-Социумом", а с ЗАО "Шестой телеканал" и его гендиректором Александром Левиным. Мы с Сашей в 1994 году начинали снимать "Куклы", и с тех пор за сотрудничество с ним краснеть мне не приходилось.

- А вы представляете, как работает эта структура, "Медиа-Социум"?

- Более-менее, но по большому счету я и не хочу этого знать. Я оберегаю себя от лишней информации. У меня и так много мусора в голове - я с третьего класса помню устройство доменной печи и торфоперегнойного горшочка, даты съездов партии, биографию Крупской┘ Мне не важно, как оно там устроено, я хочу заниматься своим делом. Пока мои планы совпадают с планами руководства ЗАО "Шестой телеканал" (входит в структуру некоммерческого партнерства "Медиа-Социум" наряду с Евгением Примаковым, Аркадием Вольским и лидерами общественного мнения. - Прим. ред.), а если канал по каким-то причинам перестанет покупать мою программу, буду думать, что делать дальше.

- А зачем вам понадобилось организовывать свою компанию? Ведь вы и так в любой момент могли бы уйти, если бы захотели.

- А вот как раз затем, чтобы между мной и, извините, Примаковым была эта промежуточная ступень. Я предлагаю готовую кассету, а канал ее либо покупает, либо нет. Возможность вмешательства снаружи технологически исключена. Евгений Максимович - профессиональный руководитель, и это дело - поруководить - он любит. Нам известно, как после выхода в свет "Итогов", и журнала, и программы - он звонил Гусинскому. Нам известно, как он общался с журналистами в месяцы своего премьерства. Зачем делать так, чтобы у кого-то в принципе был соблазн вмешаться? Кроме того, я могу сказать что-нибудь и об одном из "родных" олигархов... Я уверен, что рано или поздно повод будет, и я скажу. Как говорится, ничего личного: работа. У нас есть технологические обязательства перед телеканалом и нравственные - перед публикой. Нас смотрят только потому, что мы себя зарекомендовали определенным образом - не работаем по заказу, не занимаемся черным и серым пиаром, даже белым не занимаемся. Это наш главный капитал, который мы стараемся содержать в порядке. Разумеется, создание ООО - это некоторая головная боль и ответственность - финансовая, организационная. Я только-только столкнулся с бизнесом на примере самого себя и пока что не понимаю, как люди в России этим занимаются. Хитрить надо постоянно - на каждом шагу 118 возможностей сесть в тюрьму или разориться.

- А правда, что Путин лично утверждал устав "Медиа-Социума"?

- Насколько нам известно, да. После очередного раунда переговоров с Киселевыми Евгений Максимович аккуратно ехал в Кремль. Может, просто повидаться, чайку попить┘ О чем тут спрашивать? Все же знают, что это не было конкурсом. Это было Решение. У нас ведь нет ни судов, ни конкурсов - у нас Решения.

- Но согласием на такой конкурс вы его легализовали┘

- Это опять вопрос о компромиссе. Ну да, можно повернуться и сказать - подите прочь, мы в этом не участвуем. Но тогда, повторяю, надо ехать жить туда, где есть закон. В Люксембург или в Англию. А если ты хочешь жить здесь, то ты постоянно в компромиссе. И постоянно в правонарушении. Как только отошел от мусорного контейнера, где питается и одевается некоторая часть бюджетников, как только шагнул в мир бизнеса, немедленно попадаешь в мир криминала. Нет ни одного бизнеса, где бы не было "крыши" - городской, федеральной, уголовной. Они друг другу нас передают и прекрасно промеж собой договариваются. А вопрос о соучастии - вообще вопрос очень интересный. Когда в "Комсомольской правде" были опубликованы наши зарплаты и кредиты, никому из читающей публики даже в голову не пришло, что они - соучастники уголовщины (статья, кажется, 137 - вторжение в личную жизнь). Самое печальное, что и журналисты, сделавшие это, совершенно, не понимают, что они - уголовники.

- А власть?

- Власть вообще делает только то, что ей позволяют. Немецкая или английская, она сама по себе ничем не отличается от русской или пакистанской. Вопрос только в том, что мы им это позволяем, а, скажем, англичане за десятую часть этого чиновника сгноят. Клинтона чуть не сгноили за то, что он из Белого дома, с государственного телефона, позвонил в какой-то штат по своим предвыборным делам. Еле отмазался, будучи, напомню, президентом. А у нас? Предвыборная кампания на халяву, и ни у кого - никаких вопросов. Кроме "Новой газеты", которая из судов не вылезает.

- НТВ, ТВ-6, атаки на "Новую газету"... Кто следующий, на ваш взгляд?

- Кто угодно. Видите ли, какая штука. Общество нас всех сдало в истории с НТВ. Тем самым общество сдало себя. Неудобно об этом говорить, но мы - глаза и уши, мы нервные окончания общества. Если анестезию ввести, чтобы мы не могли передавать сигналы в мозг, через некоторое время можно будет безнаказанно отпиливать руки-ноги. И общество даже не сразу поймет, что умирает от кровопотери. Это многократно доказано, и сказано не мной: сначала пропадают газеты, потом колбаса, потом те, кто хотел колбасы. И в очередной раз прыгать на эти грабли... Мы знаем, чем закончилось 70-80 лет назад прекращение свободной прессы. Ленин же первым делом взял под контроль печатные станки. В середине 20-х задавили свободную прессу, а в середине 30-х счет уничтоженных пошел на миллионы. Зависимость прямая, и нет случая в истории человечества, чтобы было по-другому. И не будет. Атаки на прессу - это очень поганые вести даже для тех, кто об этом даже не подозревает. Нормальный человек от идиота отличается тем, что он заранее знает, что нельзя пилить сук, на котором сидишь. А человеку поглупее обязательно надо перепилить его, ахнуться об землю, сломать что-нибудь. И опыт других ахнувшихся ему не помогает. Вы считаете, что Чечня - это не расплата? Десятки тысяч уже погибших и тысячи других, уже фактически запланированных. Это как у Маркеса - хроника объявленной смерти. А что мы думаем? Что можно бросать вакуумные бомбы на дома, проводить зачистки, устраивать фильтрационные лагеря - и это пройдет безнаказанно, и нам не ответят? Нигде не бывает такого - ни в Ирландии, ни на Ближнем Востоке, ни в России.

- Вы выход видите?

- История - процесс нелинейный и, надеюсь, бесконечный. Здесь нет финального свистка, как в футболе. Этот раунд мы, безусловно, проиграли, проиграли либеральную идею. Номенклатура обыграла нас на своем поле. Они, объявившие себя демократами, дискредитировали слово "демократия". Разворовав все, они объявили себя рыночниками. И, уйдя из обкома к алтарю, они объявили себя людьми духовными. Общество, наевшись этой "демократии", болтовни и воровства, захотело твердой руки и порядку. Этого "порядку" народ скоро наестся. А те ребята-гэбята, которые сейчас учат нас родину любить, на очередном историческом витке вспомнят начало девяностых - время, когда они вели себя очень-очень скромно и были благодарны нам за то, что мы не вспоминаем о них. Пример Чаушеску маячил перед этими господами-товарищами; им так не хотелось, им хотелось - по-другому. И они смогли по-другому. Сами создали законы, первыми вошли в рынок, все по периметру приватизировали. Сами изменили условия игры - и в этой игре выиграли, естественно.

- И все-таки каковы перспективы?

- Понимаете, есть постоянная синусоида. Мы прошли цикл от советской власти к перестроечной эйфории, испытали подъем либеральной идеи, как век назад, пережили дискредитацию либеральной идеи, тоже как век назад. Пришли к новой форме твердой руки, под другими соусами: Россия, вперед, мочить чеченцев (или японцев). Кстати, если кто-то думает, что события на Манежной площади имеют какое-то отношение к спорту, то он глубоко заблуждается. Это прямое следствие патриотической истерики по РТР и ОРТ, истерики вполне рукотворной. И даже есть отпечатки пальцев┘ Но я вовсе не считаю, что все потеряно. Эта синусоида закончена, но новая может начаться когда угодно. А вот через пять лет это случится, через пятнадцать или через пятьдесят - это уже в какой-то мере зависит и от нас.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Как вирус стал мегафактором развития цивилизации

Как вирус стал мегафактором развития цивилизации

Вениамин Попов

Изменение климата, рост неравенства, вырождение капитализма – новые вызовы после пандемии

0
516
Блатной сюжет о главе Забайкальского края Александре Осипове

Блатной сюжет о главе Забайкальского края Александре Осипове

Тиртей

Губернатор в геройской схватке со шнырями

0
303
Разрыв Россией соглашения с Кипром - конец эпохи безопасных инвестиций в РФ под защитой иностранной юрисдикции

Разрыв Россией соглашения с Кипром - конец эпохи безопасных инвестиций в РФ под защитой иностранной юрисдикции

Михаил Сергеев

Ольга Соловьева

Ликвидируется первый заморский офшор, из которого приходила половина всех вложений в РФ

0
632
Регионы накануне выборов все чаще оглядываются на Хабаровск

Регионы накануне выборов все чаще оглядываются на Хабаровск

Дарья Гармоненко

Власти пытаются найти тихие способы противостояния оппозиции

0
694

Другие новости

Загрузка...