0
1224
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

15.02.2002 00:00:00

Кашмирский фронт

Тэги: ирдия, пакстан, сша


Политика

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ операция Соединенных Штатов Америки в Афганистане и кампания по борьбе с исламским экстремизмом всколыхнули Южную Азию. Не успела операция "Несокрушимая свобода" подойти к своему завершению, как внимание всего мира приковали к себе новые тревожные события - обострение отношений между Индией и Пакистаном. До последнего времени "кашмирский вопрос" в индо-пакистанских отношениях не слишком интересовал мировые средства массовой информации, и в этом свете новое противостояние действительно может показаться неожиданным. Но это не так. Обострение индо-пакистанских отношений было вполне закономерным следствием предшествующих событий в Афганистане, Пакистане и США.

Кашмир, который в течение последних десяти лет превратился в один из центров религиозного экстремизма, имеет много общего с Афганистаном. У афганских талибов и кашмирских боевиков не только общая идеология, но и общий "крестный отец" - Пакистан, который оказывал и продолжает оказывать моральную и материальную поддержку и тем, и другим. И даже теракты 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне, вынудившие Пакистан включиться в борьбу с терроризмом, не могли сразу изменить политику пакистанских спецслужб. Неслучайно министр обороны Индии Джордж Фернандес как-то заметил, что ответственность за атаку на здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке несет прежде всего Пакистан как создатель "Талибана" и "Аль-Каиды", а индийский премьер-министр Атал Бехари Ваджпаи добавил, что "Талибан" является детищем Пакистана".

После поражения под Каргилом в 1999 г., пакистанская армия воздерживается от чересчур заметных военных акций. Но, по сути, война продолжается, только основную роль в ней вновь стали играть исламские радикальные группировки, базирующиеся в Пакистане или в оккупированной им части Кашмира. Они ведут террористическую войну против Индии еще с 1989 г.

Таким образом, в течение последних 12 лет Индия находится в том же положении, в каком сравнительно недавно оказались США. На это неоднократно (и довольно резко) указывал глава правительства штата Джамму и Кашмир Абдулла Фарук. "Америке понадобился всего один день. - негодовал он, - И чего же мы ждем?.. Эта война длится уже 12 лет. Когда же мы будем действовать?" После начала антитеррористической операции США в Афганистане, Абдулла Фарук высказался еще более жестко. "Если США может ударить по Афганистану после атак на Вашингтон и Нью-Йорк 11 сентября, почему мы не можем предпринять действия против террористов, действующих из Пакистана?". Его гнев вполне справедлив и понятен. Однако с другой стороны, именно сейчас, в связи с событиями в Афганистане, подобные заявления чрезвычайно опасны и могут спровоцировать новую войну между Индией и Пакистаном.

МЕЖДУ ДВУХ ОГНЕЙ

Какую же опасность представляют события в Афганистане для индийско-пакистанских отношений? Она заключается в том двусмысленном положении, в котором оказалось руководство Пакистана и его президент Первез Мушарраф. Положение последнего не из легких. Вынужденная поддержка антитерористической операции США против талибов означала для Пакистана поворот на 180 градусов, и сейчас Мушарраф находится между двух огней. С одной стороны, он не может отказать в поддержке Соединенным Штатам. Но с другой, долгое время культивировавшийся в Пакистане исламский фундаментализм и его идеи объединения всех мусульман ради борьбы с некими "общими врагами" прочно засели в головах простых пакистанцев. По данным опроса общественного мнения, проведенного еще в октябре прошлого года, 63% пакистанских граждан симпатизировали талибам, и лишь 7% поддерживали американскую акцию в Афганистане. По меткому замечанию индийского министра обороны Джорджа Фернандеса, "Мушарраф, вскормивший "Талибан", теперь может стать мишенью для пуль, которые сам ему и дал".

У Мушаррафа остается два пути, чтобы удержаться у власти. Первый - силой подавить внутреннюю фундаменталистскую оппозицию в стране. Но это может лишь ожесточить его противников, и тогда произойдет новый военный переворот. Сторонники талибов есть и в армии┘

Второй путь - "вернуть" себе Кашмир, или по крайней мере предпринять какие-то меры в этом направлении, восстановив тем самым доверие большинства пакистанцев, воспитанных в духе исламского фундаментализма, ибо идея о принадлежности исламского Кашмира к Пакистану является ключевой в пакистанской государственной идеологии. Только так Мушарраф сможет восстановить свое пошатнувшееся положение в стране. Первый тревожный намек в этом духе сделал один из лидеров кашмирской оппозиционной организации - "Всепартийной конференции Харрийат". "Пакистан решил пожертвовать своим собственным детищем в Афганистане, - заявил он, - чтобы от этого не пострадало дело Кашмира".

Но теперь пакистанскому диктатору приходится действовать осторожнее - ведь лозунги борьбы с международным исламским экстремизмом сегодня у всех на слуху. В результате, руководство Пакистана было вынуждено вновь обратиться к методам "психологической войны", чтобы обосновать свои военные приготовления. Пакистанская Межведомственная разведка (ИСИ) начала новую операцию под названием "Pen Target", в рамках которой был проведен специальный инструктаж среди наемников, воюющих в Кашмире. Им рекомендовалось направить все усилия на то, чтобы повлиять на средства массовой информации в Кашмирской долине, чтобы те "распространяли истории против правительства штата". Например, случай нападения на Ассамблею штата Джамму и Кашмир 1 октября 2001 г. предлагалось представить как "драму, поставленную правительственными службами с целью очернить Пакистан, а заодно добиться международного бойкота таких организаций, как "Джаиш-э-Мохаммад" и "Лашкар-э-Тайба".

Одновременно Пакистан активно принялся готовить почву для того, чтобы представить Индию агрессором. 23 октября 2001 г. пакистанское руководство обвинило индийскую сторону в том, что она перебрасывает войска на линию контроля с целью вторжения. Индия отвергла обвинения и вновь повторила свое требование - прекратить вторжения через границу и линию фактического контроля (ЛФК) в Кашмире. 2 ноября индийский командующий Северным военным округом заявил, что Пакистан перебрасывает войска к линии контроля в секторе Акхнур и к границе с индийским штатом Раджастхан, в секторе Нанганагар. По его словам, эта ситуация очень напоминала ту, которая складывалась в 1965 г. В ответ официальный представитель президента Мушаррафа генерал-майор Рашид Куреши саркастически заявил: "Я весьма сомневаюсь в способностях индийцев собирать достоверную информацию".

ПОЗИЦИЯ ИНДИИ

Именно поэтому Индии сейчас стоило бы воздержаться от ультимативных требований к Пакистану, при всей их справедливости. Разумеется, индийский премьер-министр Атал Бехари Ваджпаи тоже озабочен тем, как сохранить доверие своего народа, возмущенного терактами в Кашмире и Дели. Газеты то и дело публикуют статьи с призывами разгромить лагеря боевиков в пакистанской части Кашмира. "Кажется, что у нас стальные уста и пластилиновый кулак, - пишет оппозиционный индийский журналист Вир Сангхви. - Мы не хотим идти на компромисс по Кашмиру, но мы не хотим и войны, чтобы защитить его". Подобные воинственные призывы в адрес Ваджпаи раздаются не только со стороны оппозиции, но и из рядов его собственной партии "Бхаратийя Джаната", которую в Пакистане многие считают "индусской фундаменталистской партией".

В руководстве Индии, казалось бы, хорошо понимают опасность призывов Абдуллы Фарука о преследовании террористов на пакистанской территории. Так, министр внутренних дел Адвани 20 октября заметил, что "преследование по свежим следам оправдано с точки зрения международного права, однако в настоящее время мы┘ способны победить терроризм не прибегая к этому". "Во время Каргильского инцидента, - сказал он, - желание пересечь ЛФК возникало, и это было бы вполне законно, но мы не сделали этого". Министр иностранных дел Джасвант Сингх на пресс-конференции в Дели также категорически отверг идею "преследования террористов по свежим следам". Вместо этого он дал понять, что исламский экстремизм нужно прежде всего изжить как идеологию.

И все же, после нападения исламских экстремистов на индийский парламент 13 декабря 2001 г. в правительстве Индии все больше стали склоняться к точке зрения Фарука. 18 декабря комитет по вопросам безопасности при правительстве Индии впервые всерьез рассмотрел возможность преследования террористов "по горячим следам" на территории Пакистана. Были рассмотрены несколько вариантов антитеррористической операции против боевиков, окопавшихся в пакистанском Кашмире, однако военные пришли к выводу, что артобстрел не даст ощутимых результатов, а любая наемная или воздушная ограниченная операция неизбежно приведет к началу индо-пакистанской войны. Они заявили, что ограниченная операция могла бы успешно завершиться в течение 4-6 недель, однако при этом выразили сомнения в том, что Пакистан воздержится от применения ядерного оружия.

РАСПОЛОЖЕНИЕ ВОЙСК

Накануне нового 2002 г. развертывание пакистанских войск на границе с Индией с севера на юг выглядит примерно следующим образом.

В пакистанском Северном Кашмире, против сектора Каргила и близлежащих районов, постоянно дислоцируются силы Командования Северного района. По своей численности они меньше корпуса и насчитывают 4 отдельные бригады.

На западном участке ЛФК, против городов Пунч и Ури, пакистанское командование развернуло две бригады из состава двух дивизий 10-го корпуса (место постоянной дислокации - Равалпинди). Их расположение "стандартно", так как подковообразный перевал Хаджи Пир, являющийся западным входом в Кашмирскую долину, позволяет им развивать отсюда дальнейшее наступление в двух направлениях.

Но основные силы сконцентрированы на южном участке линии контроля, против "коридора Ченаб - Джеллам". В октябре 2001 г. командование пакистанской армии проводило ежегодные учения в этом районе под названием "Операция "Хабардар". Эти силы так и не были выведены, в результате чего здесь наблюдается наибольшая концентрация войск. В основном это силы 30-го корпуса (место постоянной дислокации - Гуджранвала). После 15 декабря сюда было дополнительно переброшено еще 12 бригад из состава 30-го и 4-го (дислоцируется в г. Охра) корпусов. Наконец, 19-я танковая бригада заняла позиции в авангарде частей 30-го корпуса, а смешанные отряды спецназа боевиков ("команды для пограничных действий") разместились вдоль всего сектора ЛФК Джамму - Раджаури.

Подобное расположение войск в Индии не без оснований расценивается как подготовка к войне. Именно этот район пакистанское командование избрало для начала военной операции против Индии под кодовым названием "Гибралтар" в 1965 г. Это было сделано не случайно, так как плацдарм в районе "коридора Ченаб - Джеллам" представляет угрозу для индийских позиций южнее перевала Хаджи Пир, включая Джамму и Шакаргархский выступ. Отсюда можно перерезать стратегически важную дорогу Джамму - Патханкот, соединяющую г. Джамму и весь штат с Индией и проходящую в непосредственной близости от индо-пакистанской границы. Понимая важность этого участка для обороны всего Кашмира, индийское командование сконцентрировало в районе "коридора Джамму - Патханкот" три дивизии, а в середине декабря перебросило еще две.

Южнее начинается индо-пакистанская государственная граница, Пенджабский и Раджастханский сектора. Здесь Пакистан разместил 4 бригады из состава 31-го (Бахавалпурского) корпуса, которые заняли позиции вдоль участка Бахавалпур - Форт Аббас. Для поддержки пехоты, здесь же размещена Отдельная танковая бригада (в районе Старого Беаса). На обширном участке государственной границы к югу от Форта Аббас до Гардской дороги и Дарвазы, а также в районах против индийских городов Джайсалмера, Биканера и Бармера, пакистанское командование разместило части 5-го корпуса (дислоцируется в Карачи). Это - 16-я и 18-я бригады, которым противостоят индийские 11-я и 12-я дивизии 12-го корпуса.

По сведениям индийской разведки, этим дело не ограничивается. Пакистанское командование продолжает переброску к границе и линии контроля особых ударных подразделений, специально подготовленных к вторжению в Индию. Среди них находятся части армейского резерва ("Северного" и "Южного"), включая штаб 1-го корпуса, в мирное время дислоцирующийся в г. Мангла, а также танковые подразделения.

В последние дни декабря индийские власти обвинили Пакистан в том, что тот стягивает к границе ракеты средней дальности. В качестве ответной меры Индия во всеуслышание объявила о переброске с юга страны на промежуточные позиции на западе 333-й артиллерийской бригады, вооруженной ракетами малой дальности "Притхви". Пока эти ракеты не представляют угрозы, так как их дальность составляет 155 км, а следовательно, их необходимо перебросить вплотную к границе. Дальность пакистанских ракет (китайского образца) значительно больше. К тому же, по мнению некоторых экспертов, эта мера Индии была чисто демонстративной, а ракеты не оснащены ядерными боеголовками.

НА ГРАНЕ ВОЙНЫ

Глядя на расположение войск, можно сказать, что нынешнее положение действительно имеет много общего с тем, что предшествовало войне 1965 г. Однако оно намного опаснее. Во-первых, теперь обе страны имеют на вооружении ядерное оружие. И президент Пакистана Первез Мушарраф уже заявил, что готов применить его, так как никогда не подписывал обязательства "не использовать его первым". Правда, пока это представляется маловероятным, так как Соединенные Штаты, заинтересованные в использовании территории Пакистана как плацдарма в Южной Азии, хорошо понимают все последствия этого шага.

Во-вторых, сейчас Пакистан является союзником США по антитеррористической кампании, и наличие американских войск на военных базах Пакистана еще в течение неопределенного времени будет служить своего рода щитом на случай, если Индия решит нанести ответный удар по объектам на территории Пакистана. Поэтому в нынешних условиях Пакистан может позволить себе развязать широкомасштабную войну против Индии с нанесением ракетно-бомбовых ударов по ее территории, а Индия не имеет возможности даже нанести ответные удары по базам на территории Пакистана.

Таким образом, в новом индийско-пакистанском противостоянии главная опасность исходит не столько от Индии, сколько от Пакистана, который был вынужден пожертвовать Афганистаном, а теперь от него требуют отказаться и от спонсирования боевиков в Кашмире. Пакистанскому президенту Первезу Мушаррафу сейчас во что бы то ни стало нужна маленькая, но победоносная война в Кашмире, чтобы сохранить свою власть и вернуть поддержку большинства населения. Однако он должен понимать и то, что война против Индии едва ли будет победоносной. А значит, есть надежда, что дело ограничится лишь демонстрацией силы на границе, как уже было не раз...


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Акции в память жертв репрессий никому не согласовывают

Акции в память жертв репрессий никому не согласовывают

Дарья Гармоненко

Настоящие планы различных оппозиционеров разгадать властям было нетрудно

0
1355
На восточном развороте образовался железнодорожный затор

На восточном развороте образовался железнодорожный затор

Ольга Соловьева

Экономисты советуют поторопиться с расширением поставок энергоносителей в Китай

0
2282
Китайский Центробанк ставят в пример российскому

Китайский Центробанк ставят в пример российскому

Михаил Сергеев

Ожидания роста цен в РФ до 2029 года снизились на половину процента

0
1494
Афонина среди левых стали сравнивать со Сталиным

Афонина среди левых стали сравнивать со Сталиным

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Первый зампред ЦК КПРФ зримо стоит за президентской кампанией Харитонова

0
1347

Другие новости