0
2089
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

01.04.2005 00:00:00

От «гарантированного уничтожения» до «взаимной безопасности»

Тэги: обухов, россия, сша, ракеты

Вопросы ракетно-ядерного паритета в советско-американских отношениях продолжают оставаться на острие процессов формирования внешнеполитического курса обоих государств. О своих взглядах на проблему ядерного сдерживания обозревателю «НГ» рассказал бывший заместитель министра иностранных дел Алексей Обухов.
Из досье «НГ»:
Алексей Александрович Обухов родился в 1937 году в г. Москве. В 1961 году окончил Московский государственный институт. С 1989 по 1992 год – заместитель министра иностранных дел. В настоящее время посол по особым поручениям МИД РФ, кандидат исторических наук Алексей Обухов является председателем Комиссии по делимитации государственной границы РФ с Литовской Республикой.

– Алексей Александрович, что вы можете сказать о проблеме ядерного паритета?

 

– Проблема ядерного равновесия России и США заслуживает широкого общественного внимания. Однако она должна решаться не в конфронтационном ключе. Необходимо искать пути к углублению разрядки в военной области.

 

– Как позиционируется ядерная проблема в ряду современных угроз миру?

 

– В ряду сегодняшних глобальных вызовов редко упоминают ядерную проблему. Между тем она интернациональна.

Мировое сообщество не имеет права опускать руки перед угрозой дальнейшего расшатывания режима нераспространения. Ранее в пользу этого режима работал такой объективный фактор, как непомерные экономические и научно-технические трудности, связанные с созданием ядерной бомбы. Теперь для многих государств этот барьер перестал существовать. В случае расширения ядерной многополярности угроза ядерного конфликта становится ощутимее.

 

– Насколько ядерные щиты обеспечивали стабильность мира во времена холодной войны?

 

– Тот факт, что и после завершения холодной войны в мире не перестают вспыхивать войны, дает почву для рассуждений, будто бы в прежние времена баланс «ядерного ужаса» обеспечивал более надежную стабильность. С подобными ностальгическими реминисценциями трудно согласиться.

Во-первых, статистика войн и опаснейших кризисов тех лет – на Корейском полуострове, на Ближнем Востоке, в Индокитае, вокруг Западного Берлина и Кубы и т.д. – говорит сама за себя.

Во-вторых, обольщаться историческим опытом устойчивости советско-американского ядерного противостояния в период холодной войны также не следует. Доктрина «взаимного ядерного сдерживания и устрашения» (ВЯСУ) служила питательной средой для культивирования идеи военного превосходства и, следовательно, для раскручивания гонки вооружений.

 

– В какой мере этот механизм действует сегодня?

 

– Радикальное снижение уровня ядерного противостояния, которого удалось добиться в результате переговоров СССР и США, начатых в 1969 году, не привело к ликвидации механизма ВЯСУ. В полной мере сохранилась и тесно связанная с ним концепция «взаимного гарантированного уничтожения» (ВГУ), предполагающая способность обоих партнеров по ядерному противостоянию в случае войны нанести друг другу неприемлемый по своим последствиям массированный ракетно-ядерный удар.

Живучесть ВЯСУ и ВГУ объясняется двумя причинами. Во-первых, наличие ядерного оружия у того или иного государства не может не восприниматься как потенциальная угроза. Во-вторых, ядерный фактор в политике времен холодной войны возник в контексте острого противоборства двух систем – социализма и капитализма. Это не оставляло другого выбора, кроме ВЯСУ и ВГУ.

Советско-американские договоренности по сокращению ядерных арсеналов работали в пользу смягчения остроты ядерного противостояния, однако взаимное недоверие сохранялось. Серьезной попыткой снять недоверие следует признать принятие на советско-американском саммите в мае 1972 года в Москве совместного заявления, в котором обе стороны подтвердили свою приверженность принципам мирного сосуществования государств с различным общественным строем.

Сочетание двух подходов – разоруженческого и политического – привело к снижению напряженности, вошедшему в историю международных отношений под названием «разрядка». Разрядка оказалась недолговечной – с вторжением советских войск в Афганистан в конце 1979 года она завершилась. Потребовались новые энергичные усилия, чтобы вернуть советско-американские отношения на рельсы ограничения вооружений.

 

– В настоящее время США строит национальную систему ПРО. Будет ли это способствовать ядерной стабильности в мире?

 

– Реализуемая в США в настоящее время система национальной ПРО задачу отмены ВГУ перед собой, судя по всему, не ставит. Ее цель скромнее – защита от одиночных запусков БР со стороны государств-изгоев. Говорить о ее влиянии на стабильность в мире не приходится.

 

– Как сегодня можно охарактеризовать отношения России и США в ядерной сфере?

 

– Сегодня система ВЯСУ и ВГУ является характерной особенностью российско-американского ядерного паритета.

Ядерные арсеналы России и США сохраняются. Они составляют два противоположных компонента российско-американской системы ВЯСУ.

Однако сегодня из российско-американских отношений исчез главный источник взаимных подозрений и недоверия – идеологическое противостояние.

 

– Какая политическая формула могла бы послужить альтернативой ВГУ?

 

– Уже много лет высказывается идея замещения ВГУ концепцией «гарантированной взаимной безопасности» (ГВБ). Дистанция между угрозой «взаимного уничтожения» и состоянием «взаимной безопасности» – немалого размера.

Пока в фундамент ГВБ заложен первый кирпич: не наблюдается соперничества двух противоположных социально-экономических систем в споре за выживание. Его замещает приверженность общим демократическим принципам. Тем самым значительно уменьшилась острота противостояния.

Политическим шагом, направленным на постепенный отход от концепции ВГУ, могло бы стать взаимное обязательство ни при каких обстоятельствах не прибегать к демонстративной угрозе ядерным оружием.

ВГУ – это не тот инструмент, на котором позволительно исполнять те или иные внешнеполитические этюды.

 

– Могут ли Россия и США договориться об отходе от концепции «взаимного гарантированного уничтожения»?

 

– В контексте обуздания жупела ВГУ можно было бы подумать о принятии Россией и США обязательств не применять первыми ядерное оружие.

В дополнение к политике можно было бы рассмотреть пригодность осуществления ряда военно-технических мероприятий, снижающих опасность возникновения ядерной войны и, соответственно, оберегающих от ВГУ. Например, условиться с американской стороной о потолке на количество ПЛАРБ, находящихся на боевом дежурстве, и т.д.

Российско-американский режим ВЯСУ/ВГУ испытывает на себе воздействие таких факторов современной глобальной действительности, как продолжающийся, к сожалению, процесс распространения ядерного оружия и набравший силу международный терроризм.

На устранение социально-экономических корней международного терроризма и политического экстремизма потребуется, по-видимому, немало времени. Столь же неопределенны надежды на позитивную эволюцию тоталитарных режимов.

 

– До какого максимально низкого уровня можно сокращать ядерные арсеналы?

 

– Целям постепенного перехода от режима ВГУ в российско-американском ядерном балансе к политике ГВБ – гарантированной взаимной безопасности – будет способствовать продвижение в деле дальнейшего ограничения и сокращения ядерных вооружений с привлечением к этому процессу Китая, Англии и Франции.

Равновесие должно поддерживаться на уровне, достаточном для того, чтобы не утратить устойчивость.

Я полагаю, что в российско-американских отношениях от режима ВГУ не удастся избавиться путем сокращения ядерных средств до «безопасного» уровня, т.е. до уровня, когда возможны лишь «ограниченные» ядерные войны.

Суть российско-американского ядерного уравнивания в том, что ядерный порог в нем вообще не подлежит преодолению – без риска оказаться в ядерной пропасти. Барьер страха на пути развязывания ядерной войны нельзя понижать до уровня обыденности, когда ядерное оружие оказывается поставленным в один ряд с конвенциональным.

 

– Сможет ли человечество в конце концов справиться с ядерной проблемой?

 

– Ядерное оружие представляет собой серьезнейший вызов человечеству. В борьбе за упрочение режима нераспространения, за обуздание и искоренение международного терроризма должен быть максимально использован потенциал ООН.

Режим ВГУ, как это ни парадоксально, диктует необходимость согласованных действий, направленных на укрепление взаимной безопасности.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Путин занял максимально жесткую переговорную позицию

Путин занял максимально жесткую переговорную позицию

Иван Родин

По итогам референдумов спецоперации присвоен статус священной войны России с Западом

0
783
НАТО не спешит с приемом Украины

НАТО не спешит с приемом Украины

Юрий Паниев

Североатлантический альянс и G7 не признают новые территории России

0
745
Обращение президента РФ Владимира Путина 30.09.22 (текст и видео)

Обращение президента РФ Владимира Путина 30.09.22 (текст и видео)

0
1360
Столото и обман: как пользователи попадают в ловушку лотерей

Столото и обман: как пользователи попадают в ловушку лотерей

Виталий Барсуков

Почему в отзывах реальных пользователей лотерей есть обвинения Столото в мошенничестве и обмане. Разбираемся, где правда, а где ложь

0
579

Другие новости