0
13588
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

27.07.2023 20:35:00

Мягкая сила, мощный флот, серьезные намерения

Возможные конфликты на море с участием Китая

Василий Иванов

Об авторе: Василий Иванович Иванов – журналист.

Тэги: войны и конфликты, китай, флот, противники, угрозы, анализ


войны и конфликты, китай, флот, противники, угрозы, анализ Сторожевые корабли были намеренно переданы из состава ВМФ НОАК пограничникам с тем, чтобы они не учитывались в балансе сил с ВМС США. Фото Владимира Карнозова

Наиболее вероятной угрозой безопасности Китая сегодня и в перспективе до 2035 года являются локальные конфликты, которые могут возникнуть с морских направлений.

Для определения адекватности противодействия ВМС НОАК внешним угрозам следует сопоставить их с ВМС вероятных противников. Понятно, что рассматриваемые страны могут привлекать для противоборства также свои сухопутные войска (в десантных и противодесантных операциях) и ВВС (в воздушно-морских операциях).

Существует не много военно-морских сил, сопоставимых с китайскими как по количеству, так и по качеству. Это ВМС Тайваня, Республики Корея, Японии, США и России.

Общими чертами первых трех стран из этого списка являются:

– географическое положение, перекрывающее свободный выход ВМС НОАК в океан;

– наличие военно-политических соглашений с США по оказанию помощи при агрессии со стороны третьих государств.

Последний фактор предусматривает, что в своих действиях против какой-либо из сторон Китай сможет использовать лишь часть своих ВМС. Незадействованные в конфликте силы будут решать задачи по противодействию потенциальным угрозам со стороны других стран региона.

КОНФЛИКТ С ТАЙВАНЕМ

На ВМС Тайваня возложены следующие основные задачи:

– недопущение господства ВМС противника в прибрежной зоне острова, оборона баз и портов, обеспечение совместно с национальными ВВС противовоздушной обороны страны;

– уничтожение морских группировок противника с целью срыва вторжения на остров;

– охват передовых островов в проливной зоне и содействие наземной группировке высадкой десантов, огневой поддержкой и другими действиями;

– возможное воздействие по территории континентального Китая ракетно-бомбовыми ударами.

Количественное сопоставление сил Китая и Тайваня говорит о явном превосходстве ВМС НОАК. Боевой потенциал их морской авиации в принципе несопоставим. Авиация ВМС НОАК является масштабным оперативным формированием; авиация ВМС Тайваня ориентирована на патрульно-противолодочную службу в прибрежной и ближнеморской зонах и представлена 32 самолетами и 29 противолодочными вертолетами.

При этом очевидно, что в операции против Тайваня может быть задействована только часть сил и средств ВМС НОАК ввиду необходимости противодействия потенциальным угрозам со стороны ВМС США и стран региона. Вовлечение их в военный конфликт «двух Китаев» не является неизбежным, но приведение их ВС в полную боевую готовность в случае межкитайского конфликта не вызывает сомнений.

Особенностью потенциального театра военных действий (ТВД) является небольшое расстояние, разделяющее противостоящие группировки. Ширина Тайваньского пролива в среднем составляет около 160 км, что по сути является оперативной глубиной. Это предопределяет вовлечение в конфликт ВВС и сухопутных войск (СВ) обеих сторон.

Со стороны КНР в прилегающих районах расквартированы части СВ и ВВС Восточного оперативного командования, создана высокая плотность ПВО, размещены мобильные комплексы баллистических ракет средней дальности (БРСД) «Дунфэн-11», «Дунфэн-15», «Дунфэн-16» и «Дунфэн-26» (для поражения авианосных ударных групп США).

СВ Тайваня количественно сильно уступают СВ НОАК. Но ВВС Тайваня обладают существенным ударным потенциалом: 427 истребителей могут нести 1125 ракет «воздух-поверхность» и 1176 ракет «воздух-воздух». Они способны обеспечить локальное воздушное господство и наносить удары на дальности до 1000–1500 км.

Указанная оперативная глубина предопределяет взаимное огневое поражение территорий как острова Тайвань, так и материкового Китая. Для этого КНР может использовать ракеты «Дунфэн-11» и «Дунфэн-15», а Тайвань – как потенциал своих ВВС, так и крылатые ракеты «Сюнфэн-2А» и «Сюнфэн-2Е» с глубиной удара до 300 км.

Все это делает быстрый успех Китая в прямом силовом решении «тайваньской проблемы» неочевидным. А роль ВМС обоих государств можно определить как составную в реализации комплексной воздушно-наземной-морской операции.

При этом ВМС НОАК сегодня и в перспективе до 2035 года в состоянии блокировать морские коммуникации Тайваня за пределами эффективной дальности его ВМС. Тогда как ВМС Тайваня не в состоянии воздействовать на морские коммуникации континентального Китая или деблокировать свои коммуникации, не прибегая к помощи своих союзников.

СТОЛКНОВЕНИЕ С США

Хотя прямой вооруженный конфликт между США и КНР, по оценке большинства экспертов, маловероятен, его возможность достаточно реальна, чтобы требовать эффективных мер сдерживания.

За последнее десятилетие диапазон и возможности китайской воздушной и морской обороны продолжали расти. Что сделало прямую защиту интересов США в Восточной Азии потенциально более дорогостоящей. По мере того как эти тенденции продолжатся, США будет все труднее противостоять Китаю в регионе.

Ни США, ни Китай не могут использовать ядерное оружие. Но даже первоначально локализованный конфликт может быстро распространиться на экономическую, кибернетическую и космическую сферы, нанося значительный ущерб обеим сторонам.

Военно-политическое руководство Китая старается использовать «мягкую силу» для постепенного «мирного воссоединения родины». В то же время, несмотря на улучшение отношений с Тайбэем после возвращения к власти на острове партии Гоминьдан, вероятность развития обстановки по кризисному сценарию китайскими лидерами не исключается. Такой сценарий возможен в случае открытого вмешательства в отношения Пекина и Тайбэя иностранных государств с целью изменения существующего статуса. Либо при массовых беспорядках, вызванных резким обострением социально-экономической и внутриполитической обстановки на Тайване.

Военное присутствие США в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), по оценкам китайских экспертов, до 2035 года будет представлено широко. Ныне только в Японии постоянно базируются авианосная ударная группа, эскадра эсминцев, амфибийная группа, дивизион минно-тральных кораблей (военно-морские базы (ВМБ) Йокосука и Сасебо) и несколько патрульных и разведывательных авиаэскадрилий (военно-воздушные базы (ВВБ) Мисава и Кадена). На ВМБ на острове Гуам дислоцирована 15-я эскадра атомных подлодок (АПЛ) со своей плавбазой и соединение транспортов Командования морских перевозок.

АМЕРИКАНСКАЯ УГРОЗА

Основу военного присутствия США в Мировом океане составляют авианосные ударные группы (АУГ). Из 12 АУГ США на боевой службе задействованы пять-шесть соединений, из которых:

– две-три АУГ в составе 5-го, 6-го и 7-го оперативных флотов (Персидский залив, Средиземное море, западная часть Тихого океана);

– три-четыре АУГ в составе 2-го (Восточное побережье США) и 3-го (Западное побережье США) оперативных флотов, в готовности к развертыванию в передовые районы;

– шесть-семь АУГ проходят ремонт и восстановление боеготовности.

В военное время в районе юго-восточнее Японии будут сосредоточены две АУГ. Преимуществами авианосных ударных группировок являются:

– высокая мобильность, позволяющая усилить военно-морское присутствие в регионе за счет резервных оперативных соединений либо переразвертывания АУГ с другого ТВД, а также выбирать тактически выгодные позиции в бою;

– универсальность и массированность боевого применения – по береговым, воздушным, надводным и подводным целям, что достигается возможностью формирования авиакрыла применительно к конкретно поставленным задачам, а также наличием в составе АУГ кораблей-носителей крылатых ракет морского базирования (КРМБ);

– глубина нанесения удара: по береговым целям – от 1200 км (палубная авиация) до 1850 км (крылатые ракеты «Томагавк»), по морским целям – до 1000 км;

– глубина ПВО: дальность обнаружения воздушных целей – до 1300 км, дальность перехвата воздушных целей истребителями из положения «дежурство в воздухе» – до 1000 км;

– возможность использования для боевого маневрирования географически защищенных районов и районов, защищенных континентальными силами и средствами ПВО.

Слабыми сторонами АУГ являются зависимость от судов материально-технического снабжения и невозможность использования (либо ограниченное использование) авиакрыла в сложных метеоусловиях. Корабли АУГ имеют запасы оружия и материальных средств на четыре-пять суток интенсивных боевых действий. При волнении моря в 7 баллов полностью прекращаются полеты, а при меньшем волнении или ограничении видимости сокращается количество экипажей, допущенных к полетам.

Реализуя свои преимущества, ВМС США присутствием АУГ создают реальную угрозу прибрежной экономике Китая, угрожая массированным воздушно-морским ударом палубной авиации и КРМБ из акваторий восточнее рубежа «Южно-Японские острова – остров Лусон».

27-11-1480.jpg
Бомбардировщики Н-6К выступают в качестве
основного носителя дальнобойных крылатых
ракет в составе китайской морской авиации. 
Фото Владимира Карнозова
КИТАЙСКИЕ СИЛЫ

По мнению ряда зарубежных политологов, причиной военного конфликта между КНР и США может стать в первую очередь попытка решения территориальных споров в Южно-Китайском море силовыми методами. Китайские политические лидеры считают, что избежать военных действий можно, если Вашингтон откажется от требований к Пекину в отношении спорных участков этой акватории.

В Белой книге «Военная стратегия Китая» (2015) разъясняется, что китайские ВМС отныне будут защищать не только прибрежные воды, но и интересы страны во всем Мировом океане.

В случае вооруженного конфликта между ВМС США и НОАК в Южно-Китайском море китайцы задействуют истребители-бомбардировщики «Цзяньхун-7А», экипажи которых отрабатывают пуски авиационных торпед «Воздух 3–500» и сброс глубинных бомб «Шэнь-3А». Для борьбы с радиолокационными станциями (РЛС) кораблей противника и их системами ПВО/ПРО пилоты «Цзяньхун-7А» применят противорадиолокационные ракеты «Инцзи-91», а для самообороны – ракеты класса «воздух-воздух» SD-10.

Координацию действий авиации обеспечат самолеты дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) «Кунцзин-200». Бортовая РЛС этого самолета позволяет обнаруживать одновременно 500 воздушных и 500 надводных целей на удалении до 400 км при высоте полета 10 тыс. м. Благодаря цифровой системе обмена данными стандарта 1553 возможна передача информации о целях как на другие самолеты, так и на корабли и ракетные катера.

В качестве основной задачи для стратегических бомбардировщиков «Хун-6» определено уничтожение эсминцев ВМС США, оснащенных системой ПВО/ПРО «Иджис». Основное вооружение китайских ракетоносцев – сверхзвуковые противокорабельные ракеты «Инцзи-12» (скорость полета до 5,5 Маха), которые позволяют «Хун-6» не входить в зону ПВО американских кораблей.

Для обеспечения действий патрульных сил авиации над акваторией Южно-Китайского моря предназначены самолеты-заправщики двух модификаций: «Хунъю-6» (из состава 17-го полка 6-й бомбардировочной авиационной дивизии) и Ил-78 (построен на базе российских Ил-76МД украинскими специалистами). Максимальная вместительность топливных танков «Хунъю-6» – 37 т. В реальной боевой обстановке самолет будет загружен горючим в объеме от 20 до 30 т, что позволит экипажу выполнить 1000-километровый полет до зоны заправки, обслужить четыре истребителя «Цзянь-11В» и затем вернуться на базу. При той же дальности действия Ил-78 может обеспечить от 8 до 10 истребителей.

По словам специалистов китайской корпорации «Норинко», на ВМБ искусственных островов Чжуби и Мэйцзи можно дислоцировать корабли любых классов, в том числе авианосцы. Глубина у причалов позволяет принимать корабли водоизмещением от 20 тыс. т и более. Причалы на ВМБ острова Юншу позволяют дислоцировать сторожевые корабли пр. 054А, эсминцы пр. 052С/D и десантный вертолетоносный корабль-док пр. 071, а также корабли меньшего водоизмещения. На этих трех островах уже находятся несколько ракетных катеров пр. 022.

Развитие системы складов ГСМ и центров по ремонту и обслуживанию техники позволит ВМС НОАК дислоцировать в районе архипелагов Сиша и Наньша поисковую группировку в количестве 30 надводных кораблей, а также смешанные отряды дизель-электрических (ДЭПЛ) и АПЛ.

Подобная численность сил Южного флота указана в требованиях командования ВМС НОАК «Оборона ближней зоны и охрана в дальних походах». Корабли китайских ВМС, осуществляющие патрулирование в Южно-Китайском море, периодически выдворяют корабли ВМС США из 12-мильной пограничной зоны.

По мнению китайских экспертов, корабельные поисково-ударные группы (КПУГ) Южного флота будут построены по двум следующим принципам.

«Четыре стальных грани». В составе КПУГ эсминцы проекта 052С/D обеспечивают ПВО и сопровождают надводные корабли противника; сторожевые корабли пр. 054А и корветы пр. 056А выполняют задачи противолодочной обороны, а также наносят ракетные удары по противнику. В качестве четвертого элемента выступают большие разведывательные корабли пр. 815А, которые оснащены системами радиоэлектронного подавления.

«Восемь стальных граней». В состав КПУГ войдут как перечисленные надводные корабли, так и ДЭПЛ пр. 039, АПЛ пр. 093, самолеты противолодочной авиации «Юнь-8/9» и ДРЛО «Кунцзин-500».

На указанных выше островах размещены РЛС кругового обзора, загоризонтные станции разведки и антенны радиотехнической разведки (РТР). Кроме того, здесь уже замечены береговые пусковые установки противокорабельных ракет (ПКР) разных моделей и зенитных ракетных комплексов (ЗРК) «Хунци-9», которые в перспективе будут заменены на более совершенные «Хунци-26». На стационарных бетонированных позициях размещены комплексы ПВО ближнего рубежа, которые обеспечивают защиту указанных ЗРК.

В целом темпы строительства ВМС НОАК свидетельствуют о том, что в среднесрочной перспективе доминирование в Южно-Китайском море перейдет от США к Китаю. А в долгосрочной перспективе китайские ВМС смогут контролировать отдельные районы дальней морской зоны и ключевые точки в океанской зоне.

СРЕДСТВА ПРОТИВ АВИАНОСЦЕВ

Наиболее полным опытом противоавианосных операций обладал советский ВМФ. Осмыслению этого опыта способствует обучение китайских офицеров в российской Военно-морской академии.

Для предупреждения действий американской АУГ китайский флот может провести комбинированную операцию, используя ПЛ, соединения боевых надводных кораблей (БНК) и ударную авиацию. Учитывая разные уровни показателей автономности и мобильности этих разнородных сил, полагаем, что их успешное взаимодействие возможно при превентивном размещении БНК и ПЛ на передовых позициях в режиме боевой службы, характерной для советского ВМФ.

Исходя из этого, а также с учетом современного боевого состава ВМС НОАК, предполагаем, что основу боевой службы китайского флота в угрожаемый период составят до 10–12 ДЭПЛ, размещенные восточнее острова Тайвань, и две-три корабельных ударных группы (по два-три эсминца и фрегата в каждой) для непосредственного слежения за АУГ. Воздушный компонент противоавианосной операции может быть представлен ударной группой 24 истребителей-бомбардировщиков «Су-30МК2».

Весьма сложной задачей будет управление этими группами разнородных сил. Флагманский командный пункт (КП), вынесенный в море, обладает сомнительной боевой устойчивостью, а сигналы управления берегового КП могут быть подавлены средствами РЭБ противника. Это ставит под сомнение скоординированные и эффективные действия разнородных сил в случаях ответного и ответно-встречного ударов.

Сложно решаемой задачей является и преодоление воздушной ударной группировкой ВМС НОАК радиолокационных и противовоздушных рубежей на линии «Южно-японские острова – остров Тайвань – остров Лусон».

Для решения противоавианосной задачи в Китае ведется разработка новой противокорабельной баллистической ракеты, предназначенной для нанесения ударов по БНК – в том числе и по АУГ, действующей в районе Тайваня. Основу этого комплекса составит баллистическая ракета «Дунфэн-21A» с дальностью стрельбы порядка 2500 км и возможностью самонаведения на конечном участке полета. О характере базирования перспективной БР ничего не сообщалось.

По оценкам азиатских военных источников, Китай будет способен развернуть систему космического целеуказания, которая сможет обеспечить применение этих БР, не ранее 2009 года. Также отмечается, что для мониторинга целей Китай предполагает использовать загоризонтные РЛС и беспилотные летательные аппараты средней и большой продолжительности полета.

Учитывая, что у Китая нет тактического ядерного оружия на морских и воздушных носителях, становится очевидным, что при отражении потенциальной американской авианосной угрозы в лучшем случае можно говорить о срыве удара одной АУГ силами китайского флота.

Реализация противоавианосной задачи может быть осуществлена китайским флотом при поддержке Ракетных войск НОАК. Задачей их будет придание потенциальному военному конфликту статуса управляемого в целом и повышение боевой устойчивости отдельных китайских отрядов боевых кораблей в частности.

КОНФЛИКТ С ЮЖНОЙ КОРЕЕЙ

Корейский полуостров останется очагом потенциального крупномасштабного вооруженного конфликта, что обусловлено отсутствием эффективных механизмов обеспечения безопасности в этом регионе мира.

На полуострове развернуты противостоящие группировки вооруженных сил КНДР, с одной стороны, США и Республики Корея (РК) – с другой. Конфликт может возникнуть в случае внезапного обострения межкорейских отношений или явиться следствием спланированной провокации одной из сторон.

США в соответствии с Договором о взаимной обороне с РК будут непосредственно участвовать в войне на ее стороне. КНР при условии, что КНДР явится объектом агрессии, в рамках Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи предоставит Пхеньяну материальную и военно-техническую помощь. А также окажет КНДР политическую поддержку с целью не допустить ее поражения.

ВМС РК адаптированы прежде всего для решения задач обороны своего побережья. Количественное сопоставление ВМС НОАК и ВМС РК свидетельствует о превосходстве Китая – даже с учетом того, что в конфликте может быть задействована лишь часть ВМС НОАК (силы и средства Северного флота).

Как и в случае с Тайванем, близость двух стран (по 38-й параллели Желтого моря между ними около 300 км) предопределяет вовлечение в конфликт всех ВС этих стран, а роль их ВМС будет частной в составе комплексной операции. Южнокорейским ВМС будет затруднительно без помощи союзников воздействовать на морские коммуникации КНР. Но китайские силы также не смогут полностью блокировать морские коммуникации Южной Кореи – в силу слабых перспектив их проникновения в Японское море или преодоления континентальной ПВО этой страны. Таким образом, китайские ВМС во взаимодействии с СВ и ВВС в состоянии парировать потенциальные угрозы безопасности со стороны Южной Кореи – или же самостоятельно парировать угрозы со стороны южнокорейских ВМС.

СТЫЧКА С ЯПОНИЕЙ

Морские силы самообороны (МССО) Японии предназначены для решения задач по защите морских коммуникаций, портов, ВМБ и пунктов базирования, по борьбе с корабельными группировками противника, по блокаде проливов в районе Японских островов, по обеспечению противодесантной обороны и др. МССО являются образцом продуманной организации ВМС для защиты национальных интересов в 1000-мильной морской зоне.

Китай и Японию разделяет Восточно-Китайское море. Сопоставление количества боевых надводных кораблей Китая и Японии, способных к продолжительному действию в морской операционной зоне, говорит о примерном равенстве. Но разделение их по классам показывает преимущество японской стороны, а противовоздушный потенциал японских надводных кораблей очевидно выше китайских.

То же можно сказать о подводных силах. При очевидном количественном преимуществе ВМС НОАК смогут фактически задействовать в конфликте порядка 16–20 подлодок. Это обусловлено как военно-политическими причинами, так и временем для скрытного размещения ПЛ на позициях, удаленных от своих баз.

Важными преимуществами Японии является система освещения подводной обстановки, большое количество противолодочных самолетов и вынесение передовых баз на острова Окинава и Иводзима.

Авиация ВМС НОАК представлена значимыми силами: 64 самолета с совокупным ударным потенциалом 238 противокорабельных ракет, которые теоретически могут быть задействованы одновременно. Но характер воздействия этих сил будет кратковременным – так называемый вылет на укол. А присутствие на ВВБ Наха (Окинава) истребителей ПВО с оперативным радиусом 300–500 миль делает боевую устойчивость ударной воздушной группы ВМС НОАК сомнительной.

Авиация МССО представлена «более простыми» самолетами Р-3С «Орион». Но они имеют тактические преимущества: оперативный радиус – до 1700 миль, продолжительность барражирования – до 14 часов. При отсутствии воздушного противника боевая устойчивость этих машин, очевидно, будет высокой.

Преимуществом Японии является постоянный мониторинг воздушной и надводной обстановки на акваториях близ Японских островов. Этому способствует система ДРЛО, состоящая из 13 самолетов E-2C «Хокай» и четырех самолетов Е-767 (Boeing 767 АВАКС). Этих сил вполне достаточно для круглосуточного дозора на нескольких оперативных направлениях.

ВВС НОАК также располагают средствами ДРЛО, но с худшими характеристиками. С учетом фактора удаленности районов патрулирования от своих баз Китаю в отличие от Японии будет сложно реализовать постоянный мониторинг воздушной и надводной обстановки за акваторией далее Восточно-Китайского моря. Возможности же Китая в освещении обстановки станциями загоризонтной радиолокации пока не подтверждены. Итак, несмотря на количественное превосходство ВМС НОАК в целом, в своей морской операционной зоне МССО Японии будут иметь существенные преимущества.

НАПРЯЖЕННОСТЬ НА ИНДИЙСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

По оценкам китайских специалистов, в перспективе до 2035 года сохранится напряженность на границе Китая и Индии. Основу Индоокеанского флота ВМС НОАК составят формирования Южного флота (зона ответственности к 2035 году – Южно-Китайское море, Малаккский пролив, северные районы Индийского океана). Индийский океан играет важную стратегическую роль в обеспечении национальной безопасности Китая. Морские коммуникации КНР проходят в северной части Индийского океана, в Аравийском море и Бенгальском заливе, на удалении до 2000 км от Китая.

В настоящее время их защита возлагается на группировку надводного флота ВМС НОАК, что, по мнению китайских военных экспертов, явно недостаточно. В перспективе до 2035 года данная группировка будет усилена авианесущим кораблем и АПЛ для достижения превосходства на ТВД.

ВЫВОДЫ

Завершая сопоставление силовых потенциалов ВМС стран Восточной Азии, отметим, что Китай, обладая одними из сильнейших в регионе ВМС, в состоянии парировать небольшие угрозы и оказывать силовое давление при решении территориальных споров – как это было, например, при японо-китайском конфликте 2005 года вокруг добычи газа в спорном регионе Восточно-Китайского моря. При эскалации же боевых действий нынешние ВМС Китая самостоятельно вряд ли смогут обеспечить безопасность своего государства с морских направлений.

С одной стороны, ВМС Китая являются недостаточными при нынешней военно-политической ситуации в регионе. С другой стороны, изменение ситуации может сделать китайский флот избыточным для региона (с очевидными последствиями, пример – ВМФ СССР во второй половине 1980-х). Но ни в одной из этих ситуаций ВМС Китая не будут адекватными. А для номинирования ВМС НОАК на статус флота мирового уровня нужны как существенные геополитические изменения, так и адекватная этой задаче экономическая позиция Китая.


Читайте также


Развитие искусственного интеллекта все больше зависит от Китая

Развитие искусственного интеллекта все больше зависит от Китая

Анастасия Башкатова

Америка уже не слишком привлекает высококлассных IT-разработчиков

0
845
Вашингтон расширил состав антикитайских альянсов в Азии

Вашингтон расширил состав антикитайских альянсов в Азии

Владимир Скосырев

Байден одной рукой приветствует Китай, а другой – грозит кулаком

0
735
Макрон призвал ВПК Франции ускорить переход к военной экономике...

Макрон призвал ВПК Франции ускорить переход к военной экономике...

Юрий Паниев

В ЕС утвердили уголовную ответственность за обход санкций

0
757
Американские ракеты в Азии предназначены для защиты Тайваня

Американские ракеты в Азии предназначены для защиты Тайваня

Владимир Скосырев

В Пекине не устают повторять, что китайцы и островитяне – это одна нация

0
2570

Другие новости