0
3233
Газета Концепции Интернет-версия

01.10.2004 00:00:00

Космические войска как гарантия обороны страны

Вячеслав Баскаков

Об авторе: Вячеслав Владимирович Баскаков - доктор технических наук, профессор полковник в отставке.

Тэги: вс, космос, войска, геополитика, оборона


Несмотря на то что трехвидовая структура строительства ВС РФ уже "узаконена" и закреплена указом президента РФ, тем не менее дискуссия о необходимом количестве видов ВС среди военных ученых продолжается, и небезосновательно, так как этот вопрос является архиважным на современном этапе развития ВС.

Верховный главнокомандующий в октябре 2003 г. на коллегии Минобороны заявил, что военная реформа завершена, но все же ВС должны готовиться к обороне страны, имея состав и структуру, адекватные будущим геостратегическим и геополитическим реалиям в мире, чтобы вновь не столкнуться с ситуацией, аналогичной началу Великой Отечественной войны.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Со времен Бари Голдуотера и Линдона Джонсона в США господствует космическое кредо, суть которого: "Кто владеет космосом - тот владеет миром".

О приверженности США этому кредо и сегодня говорят выводы и рекомендации Комиссии Рамсфелда, доклад которой был опубликован 11 января 2001 г. В этом докладе говорится, что в ближайшем будущем США будут вести операции в поддержку своих национальных интересов на Земле и в космосе - в космическом пространстве, из космического пространства и через космическое пространство. Необходимо отметить также, что в Конгрессе США постоянно идут разговоры о создании космических сил как нового вида ВС. Реально этот вид ВС у США уже имеется, так как у них есть космические силы армии (US Army Space Command), космические силы флота (US Navy Space Command), космические силы авиации (US AF Space Command) и федеральное космическое командование (US Space Command). Объединив эти структуры, можно создать вид ВС без особых организационных и финансовых затрат. С этой целью и с целью определения "космической инфраструктуры", способной обеспечить победу в любом будущем конфликте, в США проводятся постоянно виртуальные учения серии "Шривер". И фактически директивой министра обороны США # 3100 от 9.07.99 "Космическая политика" был уже создан четвертый вид ВС США - Космические силы.

Здесь необходимо отметить, что неправильно отождествлять элементы административного управления в ВС США с элементами оперативно-стратегического управления. Формально в ВС США существуют три министерства (армии, ВВС и ВМФ), но по отношению к решаемым задачам, в нашем понимании, у них имеется 5 или 6 "видов ВС" (СВ, ВВС, ВМФ, СЯС, КС, НПРО-ПВО).

Процесс создания НПРО США значительно усиливает космическую составляющую их вооруженных сил. Например, в интересах НПРО уже осуществляется разработка боевых лазерных комплексов космического и воздушного базирования. По задумкам разработчиков, как тот, так и другой будут способны поражать космические и воздушные цели, а также и наземные (морские) объекты.

Относительно развития космических средств в странах Западной Европы можно отметить следующее. Уже военная операция в Косово показала, что страны - члены ЕС полностью зависели от США в получении разведывательных снимков со спутниковых систем разведки. Поэтому ряд стран - членов ЕС стал исходить из того, что Европа не будет иметь действительно независимой внешней политики до тех пор, пока всецело полагается и зависит от американских данных космической разведки.

По мнению многих европейских аналитиков, ЕС должен расширить технические и операционные возможности космического центра ЗЕС (WEU) в Торрехоне (Испания), который использует данные, поступающие в его базу от спутников Франции, Италии, Испании и обеспечивает раннее предупреждение о формировании и развитии кризисных ситуаций.

Можно отметить, что интенсивность пусков ракет, в которых участвуют наиболее развитые в военном отношении страны Западной Европы, с полигона, расположенного в Гвиане (г. Куру, Южная Америка), за последние несколько лет (с 2001 г.) значительно возросла. Количество пусков с этого полигона в 2002 г. составляло более 30% от общего числа запусков ракет-носителей космических средств всех стран, со всех полигонов мира.

Как известно, в ноябре 2003 г. был заключен договор между Россией и Францией о предоставлении последней полигона в г. Куру для запуска российских космических аппаратов типа "Союз" в коммерческих целях.

Из анализа действий стран Европейского союза в космической области можно сделать вывод, что они в ближайшей перспективе будут усиленно развивать свою космическую группировку и обеспечивающую ее инфраструктуру.

Что касается космической программы КНР, то она последовательно формировалась и выстраивалась в течение последней четверти XX века по мере разработки собственных военных ракетных технологий, освоения зарубежных технологий двойного назначения, создания на этой базе ракет-носителей тяжелого класса, которые совершенствовались в качестве космических носителей спутников и аппаратов научного и военного назначения.

Политическое и военное руководство Китая изначально придавало ядерно-ракетной и космической программам страны приоритетное политическое, военно-стратегическое и перспективное научно-технологическое значение как важнейшему фактору международного престижа и авторитета КНР.

Программа пилотируемых космических полетов КНР осуществляется последовательно и поэтапно уже свыше 10 лет. Она предусматривала на первых этапах глубокое изучение зарубежного опыта и результатов освоения космоса, технологии пилотируемых космических полетов, прежде всего СССР (России) и США, а также ракетных и спутниковых технологий Франции, Японии и других стран, методов и технологий освоения космоса с помощью пилотируемых, беспилотных и автоматических космических кораблей и аппаратов, проведение масштабных НИОКР и испытаний космических платформ различного назначения.

В конечном итоге целью долгосрочной китайской космической программы является осуществление пилотируемой научной и военной космонавтики, создание и вывод в космос национальной научной космической станции долгосрочного действия. В отдаленной перспективе планируется осуществление научных экспедиций на Луну и другие планеты, включая участие в международных космических программах и проектах такого рода.

И вот 15 октября 2003 г. свершилось эпохальное событие в китайской космонавтике. Китай успешно запустил в космос и осуществил посадку первого китайского космонавта на китайском пилотируемом космическом корабле.

Из других стран можно отметить Японию и Индию, которые также форсированно создают свои космические средства и планируют наращивать усилия в этой области.

Таким образом, можно с большой уверенностью утверждать, что "космический клуб" через 8-10 лет будет состоять из 6-7 участников, а значение и мощь новичков в этом клубе будут только возрастать.

РОССИЯ ПЕРЕД ВЫБОРОМ

Несмотря на столь понятные отличия космоса от ранее освоенных в военном отношении сред, такие, как отсутствие атмосферного давления; ослабление земного тяготения; увеличение проникающей способности для лучистой энергии, радиационного излучения и др.; колоссальные перепады температур между солнечной и теневой зонами - с военно-прикладной точки зрения еще не до конца осознано отличие космического пространства как сферы вооруженной борьбы от других сред. То есть до конца не осознано отличие условий ведения вооруженной борьбы в космосе от ведения вооруженной борьбы в воздухе, на земле и на море.

Каждая среда определенным образом влияет на величину и эффективность поражающих факторов любого оружия. Так, например, в космической среде некоторые поражающие факторы ядерного оружия усиливаются (тепловое излучение, проникающая радиация), а некоторые ослабевают (ударная волна).

"Традиционное" вооружение, например, наземные и авиационные артиллерийские системы, нельзя непосредственно перенести и использовать в космической среде, так как действие вооружения, основанного на использовании кинетической энергии, в космосе отличается от его действия в других средах. То же можно сказать и о поражающих факторах оружия, основанного на новых физических принципах.

Космическая эра требует нового военно-стратегического мышления. Например, для ракетно-космических сил (РКС) уже не существует такого понятия, как театр военных действий, оно трансформируется в театр глобальной войны (космический ТВД).

Участники первого перехвата баллистической ракеты на Балхашском полигоне в 1991 году. Фото из книги 'Системы ракетно-космической обороны России'

Как можно предположить, в ближайшее десятилетие космос будет насыщен группировками средств вооруженной борьбы, принадлежащими 6-7 государствам (коалициям государств). Можно также предположить, что в будущем, несмотря на международные договоренности "О нераспространении ядерного оружия в космосе" и "О немилитаризации космического пространства", в состав этих группировок будут входить не только разведывательно-навигационные информационные средства, но и средства противоспутниковой борьбы, а также ударные средства для поражения целей, находящихся в воздушной среде и наземных (морских) объектов. Хотя в настоящее время считается, что с развитыми государствами, являющимися членами "космического клуба" или находящимися на пороге вступления в него, у нас партнерские отношения, при развитии военно-политической обстановки в ту или другую сторону партнеры могут превратиться либо в союзников, либо в противников. А следовательно, весьма вероятно появление такой ситуации, когда один из участников "космического клуба" может не только угрожать, но и уничтожить нашу космическую группировку, сделав в одночасье наши Вооруженные силы "глухими и слепыми".

Вывод напрашивается сам собой: пока в этом мире уважают только силу, нам необходимо развивать свой "космический флот". Причем развивать не только информационно-разведывательные космические средства, средства космической связи и навигации, космические средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ), но и средства противоспутниковой борьбы (хотя пока действует международное соглашение не выводить их в космос), средства, обеспечивающие защиту своей разведывательно-навигационной, информационной космической группировки от несанкционированного инспектирования и уничтожения космических аппаратов.

А также, учитывая общую тенденцию развития ударных космических средств (например, разработка в США космических боевых лазерных комплексов и авиационных боевых лазерных комплексов), России тоже необходимо создавать космические средства вооруженной борьбы для уничтожения не только космических средств противника, но и способные наносить удары по воздушным и наземным (морским) объектам.

Надо иметь в виду, что выше указанные международные соглашения о космосе пока соблюдались (якобы соблюдались) еще и потому, что реально осуществить милитаризацию космоса до недавних пор могли лишь две страны: США и Россия (СССР). С увеличением числа стран, способных это осуществить, возрастет вероятность нарушения этих соглашений, и надо быть готовыми к такому роду развития событий. В качестве примера подобных действий в наши дни можно привести прецедент выхода США из Договора по ПРО в одностороннем порядке. Следовательно, в наших действиях на будущее ни в коем случае не стоит предопределять для космических войск нишу "не боевой космической деятельности", как ее определил в своей книге "Зигзаги военной реформы и путь ее завершения" известный ученый доктор военных наук, профессор Иван Ерохин. Так как такое предопределение космических войск ведет их в тупик и ставит крест на их развитии. Кроме того, необходимо учитывать, что в последние несколько лет появились и бурно развиваются технологии информационной войны и нелетального оружия: "Средства, созданные на базе этих технологий, могут быть размещены на космических аппаратах и должны обеспечить возможность непрерывного и периодического массированного воздействия на выбранные регионы в целях вывода на определенное время из строя живой силы, деморализации населения и прочее" - доктор технических наук, генерал-майор запаса В.А. Меньшиков ("Военная мысль", 2003 г.)

Принимая во внимание следующие реалии: космос является особой физической средой и требует создания "специфических" средств вооруженной борьбы; зарождение новых видов вооруженных сил определяется развитием средств вооруженной борьбы, а также наличие уже в настоящее время большой совокупности "космических" средств вооруженной борьбы и прогноза бурного их роста в ближайшей перспективе - требуется переосмысление взглядов на проблемы строительства Вооруженных сил.

Если существуют четыре среды, "четыре измерения поля боя" и существуют средства для ведения вооруженной борьбы в этих средах, следовательно, должны быть как минимум четыре вида Вооруженных сил и это будет скорее всего их оптимальной структурой. А трехвидовая структура Вооруженных сил - это дань старому традиционному военно-стратегическому мышлению.

Россия должна иметь ракетно-космические силы (РКС) как вид ВС в силу своего геополитического и геостратегического положения. Многочисленные ее интересы, колоссальный объем минеральных, энергетических и биологических ресурсов, масштабность ее территории и протяженность границ требуют, а в будущем еще настоятельней будут требовать, развития мощной системы космических сил и средств (которые мы называем РКС) для их защиты.

ВЫВОДЫ

Учет таких реалий, как, во-первых, исключительная важность доминирования в космосе с военно-стратегической точки зрения, требующая создания возможности ведения вооруженной борьбы, использующей космос как среду "поля боя" или как среду для транзита боевых средств и ракетную технику, с целью решения стратегических задач; во-вторых, физические особенности космоса, с точки зрения применения различных средств вооруженной борьбы и способов ведения боевых действий; и, в-третьих, стремление развитых в военном отношении государств иметь эти средства в космосе, - порождает острую потребность в создании и развитии вида ВС под общим названием Ракетно-космические силы. Необходимость создания этого вида ВС просто "стучится" к нам из недалекого будущего.

Принимая во внимание тот факт, что определенная группировка космических средств способствует обеспечению устойчивого управления во всех видах ВС и родах войск; обеспечению информационно-разведывательными данными; навигации и наведению различных видов оружия и ведению информационной войны, а также то, что наличие РКС как вида ВС не допустит отставания от наиболее развитых в военном отношении стран в использовании космического пространства и будет способствовать более интенсивному его использованию в целях развития науки и обороны страны, можно полагать следующее.

Первое: РКС как вид Вооруженных сил "четвертого поля боя" при том положении вещей, когда войска РКО отделены от войск ПВО страны, должны включать в себя:

Военно-космические силы (ВКС);

силы Ракетно-космической обороны (РКО);

Ракетные силы стратегического назначения (РССН).

Все это - структурные составляющие данного вида ВС, использующие ракетную технику и космос как среду вооруженной борьбы и имеющие наибольший опыт в его использовании.

Хотя здесь необходимо заметить следующее. В последнее время появился термин "воздушно-космическое нападение" или "воздушно-космический удар". Об этом военные ученые говорят на конференциях и обсуждают эту тему в печати. В контексте данной темы обсуждаются вопросы организации воздушно-космической операции и отражения воздушно-космического нападения противника. А также изучается опыт воздушно-космических ударов, осуществленных НАТО в Югославии и коалицией государств во главе с США в Ираке в 2003 г. В рамках обсуждения этой тематики выдвинут тезис, что от результатов первого воздушно-космического удара может зависеть дальнейший ход и исход войны. О чем, в некоторой степени свидетельствует и опыт боевых действий в Югославии и Ираке. Хотя воздушно-космические удары в этих боевых действиях являются "космическими" лишь в смысле использования космической группировки только для связи, наведения и навигации.

Если предположить, что кроме крылатых ракет и авиационных бомб в воздушно-космическом ударе будут использоваться боевые блоки баллистических ракет и ударные космические средства с оружием на новых физических принципах (НФП), что имеет некоторую вероятность в будущих войнах, то эффективно противостоять этому удару может только объединенная группировка, состоящая из элементов воздушно-космической обороны (ВКО). То есть то, что у нас уже было ранее - ПВО страны, включающая в свой боевой состав ракетно-космическую оборону (РКО) и ее неотъемлемые атрибуты - системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и системы контроля космического пространства (СККП). Следовательно, исходя из здравого смысла, необходимо элементы РКО объединить с ПВО под единым командованием и управлением. А будет ли это новый (старый) вид ВС или эти формирования будут интегрированы в вид ВС-ВВС, это вопрос менее приоритетный.

Но мы, действуя по поговорке: "Россия выше здравого смысла", оторвали элементы космической обороны от элементов ПВО страны. Хотя, если посмотреть на действия США в этой области, то можно отметить следующее. Американцы не только запланировали, но и приступили уже к реализации планов интегрирования систем ПВО видов ВС и группировок на ТВД в НПРО страны, прообразом которой фактически была наша ПВО страны, существовавшая в СССР. Тем самым американцы показывают пример объединения оборонительных элементов против воздушно-космического удара в один кулак.

Несколько замечаний по поводу РКС как вида ВС. В настоящее время, когда на космические силы возлагаются задачи ПРО, задачи контроля космического пространства, задачи разведки, значение которой выросло многократно, а в недалеком будущем могут быть возложены боевые задачи по непосредственному уничтожению космических и наземных объектов с использованием оружия на НФП, КС (КВ) становятся более значимой (глобальной) структурой, чем, например, РВСН (РССН). Следовательно, РССН (РВСН) должны быть составной частью (подсистемой) структуры РКС как структурной составляющей данного вида ВС, также использующей космос как среду для транзита своих боевых средств и ракетную технику.

Итак, "новый" вид ВС, по моему мнению, должен называться РКС (ракетно-космические силы), а не РКВ (ракетно-космические войска). Здесь может возникнуть такая ассоциация, что если воинское формирование имеет название "силы", а не "войска", значит, это не вид войск, а род. Однако такой вид ВС как ВВС, хотя и называется силами, является видом.

Второе. В случае объединения элементов РКО и ПВО (создание ВКО страны) под эгидой ВВС или создания ВКО как вида ВС, РКС должны включать:

во-первых, космические силы, состоящие из группировки, обеспечивающей связь, навигацию и разведку для всех видов ВС;

во-вторых, группировку, обеспечивающую защиту вышеперечисленных элементов космической метасистемы, и, очевидно, в будущем ударную группировку, способную поражать космические, воздушные и наземные (морские) объекты;

в-третьих, ракетные силы стратегического назначения, состоящие из группировок шахтных ракетных комплексов и мобильных ракетных комплексов - грунтовых и обязательно железнодорожных (БЖРК).

В заключение можно отметить, что руководство России (если судить по некоторым высказываниям и публикациям в СМИ) в полной мере осознает важность и необходимость формирования "космического" вида ВС. Так, весной 2003 г. президент и Верховный главнокомандующий Владимир Путин, будучи в штабе Космических войск, видимо, не случайно называл эти войска видом ВС, а не родом войск.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Двусторонних контактов между Москвой и Прагой на высоком уровне пока не планируется

Двусторонних контактов между Москвой и Прагой на высоком уровне пока не планируется

0
242
В Узбекистане усилят с 10 июля по 1 августа карантинные ограничения

В Узбекистане усилят с 10 июля по 1 августа карантинные ограничения

0
2031
Грузия разрешила въезд авиарейсами гражданам ФРГ, Франции, Латвии, Литвы и Эстонии

Грузия разрешила въезд авиарейсами гражданам ФРГ, Франции, Латвии, Литвы и Эстонии

0
260
Просроченные пищевые продукты будут перерабатывать в корма для животных и удобрения

Просроченные пищевые продукты будут перерабатывать в корма для животных и удобрения

0
227

Другие новости

Загрузка...