0
6334
Газета Концепции Интернет-версия

22.07.2011 00:00:00

Воздушно-космический колобок

Создание системы ВКО может оказаться самым дорогим и самым бесполезным проектом

Александр Тазехулахов

Об авторе: Александр Александрович Тазехулахов - генерал-майор запаса, заместитель начальника войсковой ПВО ВС РФ (2005-2009 годы).

Тэги: россия, вко, реформа


россия, вко, реформа Американский Patriot широко известен, хотя способен перехватить далеко не все цели.
Фото Reuters

Общеизвестно, что всякое будущее, как правило, закладывается в настоящем. Военным и невоенным экспертам понятно: без четкого представления масштаба и характера войн новых поколений, без собственной (а не натовской) стратегии их ведения невозможно придавать Вооруженным силам соответствующий новый облик. Реформируя, а фактически – создавая новые Вооруженные силы, целесообразно исходить не из сегодняшних, а из будущих опасностей и угроз с учетом принципиально новых форм и способов их нейтрализации или ликвидации. Необходим анализ мероприятий создания системы ВКО.

При таком подходе станет понятно, что приоритеты необходимо отдавать развитию и совершенствованию не отдельных видов и родов войск Вооруженных сил, а стратегических и оперативно-стратегических разведывательно-боевых (наступательных и оборонительных) систем, создаваемых на основе группировок войск (сил) на стратегических направлениях под конкретные боевые задачи.

СКОРОСТЬ НЕПОКОРНОЙ МЫСЛИ

Реформа Вооруженных сил со скоростью, превышающей скорость мысли, движется своим, только ей известным путем. Дошла очередь до решения шестой по счету задачи, возложенной согласно Военной Доктрине РФ на Вооруженные силы в мирное время: обеспечение противовоздушной обороны важнейших объектов Российской Федерации и готовность к отражению ударов средств воздушно-космического нападения.

Выступая 18 марта 2011 года на расширенном заседании коллегии Министерства обороны РФ, президент России поставил военному ведомству задачу: «В этом году должна быть создана единая система воздушно-космической обороны». Министр обороны, выступая следом на том же заседании, сказал: «┘в 2011 году мы планируем создать войска воздушно-космической обороны». Обратите внимание! В выступлении президента: «должна быть создана единая система», в докладе министра обороны – «планируем создать войска». Несмотря на то что министр обороны – сугубо гражданская личность, ему, как «симбиозу власти и покорности», должно быть понятно, что планы планами, а требование президента необходимо исполнять по-военному пунктуально и в установленный срок. Вот тут и возникает традиционно русский вопрос: «Что делать?»

Учитывая, что создание системы воздушно-космической обороны (ВКО), или войск ВКО может оказаться самым заметным, дорогим и в то же время самым бессмысленным и бесполезным проектом, необходимо в очередной раз рассмотреть существующие проблемы и варианты решения этой сложной задачи.

Начнем с разграничения двух понятий: ВКО и система ВКО. Известно, что ВКО – это комплекс общегосударственных (политических, экономических, правовых) и военных (военно-технических) мероприятий по защите России и ее союзников от нападения с воздуха и из космоса. При этом предусматривается два способа защиты: сдерживание или отражение нападения и разгром агрессора. Особенностью ВКО является то, что мероприятия сдерживания проводятся постоянно и непрерывно в мирное время и в период непосредственной угрозы агрессии, а отражение агрессии осуществляется, естественно, только в военное время.

Две основные цели мероприятий по обеспечению ВКО: первая – предотвращение агрессии, что можно рассматривать как «бескровную» победу или выигрыш времени; вторая – готовность войск (сил) и средств (включая постоянную готовность для части войск (сил) и средств) к ведению военных действий по уничтожению (подавлению) средств воздушно-космического нападения (СВКН) противника в космосе, воздухе, на земле и на море.

Очевидно, что в современных условиях ВКО является одной из важнейших составных частей обороны страны. При этом следует акцентировать внимание на том, что ВКО в мирное время и в период нарастания угрозы агрессии – это комплекс мероприятий сдерживания и подготовки страны, Вооруженных сил и других войск к отражению агрессии. А в период непосредственной угрозы и с началом агрессии ВКО может осуществляться в различных формах стратегических военных действий. Например, в форме стратегической воздушно-космической наземно-морской общевойсковой операции, проводимой одновременно с наступательными и оборонительными целями. Такая операция предусматривает согласованное боевое применение всех войск (сил) и средств, способных решать задачи ВКО, по общему замыслу и плану, при едином руководстве и управлении.

Согласно официальным документам, материальную основу ВКО составляет система ВКО. Но такое утверждение можно подвергнуть сомнению по нескольким причинам: во-первых, не понятно, что подразумевается под термином «материальная основа»; во-вторых, существует несколько определений системы ВКО, но ни одно из них не закреплено как общепринятое; в третьих, очевидно, что никакая отдельная система ни материальную, ни какую-либо другую основу ВКО составлять не может, так как ВКО – это комплекс общегосударственных и военных мероприятий.

Логично предположить, что основу ВКО составляет военно-экономический потенциал государства, умноженный на мудрость и волю его военно-политического руководства. Появляются закономерные вопросы: для чего нужна система ВКО, что это такое, как ее создавать и совершенствовать? На некоторые из этих вопросов можно предложить ответы.

ВЕРТИКАЛЬНО-ГОРИЗОНТАЛЬНЫЙ АЙСБЕРГ

Первое. Основными целями создания системы ВКО могут быть: содействие предотвращению агрессии с применением СВКН и оборона стратегически важных объектов на территории России. Необходимо подчеркнуть, что нет и в долгосрочной перспективе, видимо, не будет потребности в развертывании боевых средств системы ВКО по принципу «равнопрочного зонтика» над всей территорией страны.

Второе. К специфическим особенностям системы ВКО необходимо отнести ее способность при определенных условиях в мирное время самостоятельно, как правило, дежурными силами и средствами решать некоторые боевые задачи (охрана государственной границы в воздушном пространстве, разведка и контроль воздушного пространства, пресечение полетов летательных аппаратов – нарушителей государственной границы РФ или используемых в качестве средств поражения террористами и другие).

Третье. Исходя из целей создания системы ВКО, представляется логичным дать следующее определение: система ВКО – это государственная военно-гражданская оборонительная система неограниченного (открытого) типа, предназначенная для содействия стратегическому сдерживанию и обороны важнейших государственных и военных объектов на территории России от нападения с применением СВКН.

Четвертое. Система ВКО является «системой систем» и структурно может представлять собой матрицу, состоящую из вертикальных и горизонтальных компонентов.

Вертикальными компонентами системы могут быть следующие самостоятельные существующие и перспективные системы на основе группировок войск (сил):

– противовоздушной обороны (ПВО);

– ракетно-космической обороны (РКО) в составе систем предупреждения о ракетном нападении (ПРН), контроля космического пространства (ККП), противоракетной обороны (ПРО);

– противоспутниковой обороны (ПСО);

– радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и другие.

Горизонтальными (функциональными) компонентами системы ВКО могут рассматриваться системы:

– разведывательно-информационная и предупреждения (на основе разведывательных средств систем ПВО, РКО, РЭБ, ЕС ОрВД, ФСР и КВП и др.);

– боевая (на основе боевых средств систем ПВО, РКО, РЭБ);

– боевого управления войсками и оружием (на основе систем боевого управления ВС РФ, ПВО, РКО, РЭБ) и всестороннего обеспечения.

Перечисленные вертикальные компоненты, в принципе, самодостаточны для решения возложенных задач мирного и военного времени и могли бы эффективно применяться как автономно, так и совместно с другими системами. Но военно-стратегическая обстановка по периметру границ России постоянно изменяется, при этом далеко не в лучшую сторону.

Если ориентироваться не только на прошлое и настоящее (масштаб и характер действий ОВС НАТО в военных конфликтах последних двух десятилетий), но и на будущее, то не исключено, что в случае развязывания военного конфликта против России ей придется иметь дело с организационно, технически и материально единым противником, который умеет применять многонациональные СВКН на основе общих систем разведки, связи, навигации, позиционирования под единым (в том числе континентально удаленным) руководством и управлением. С учетом этого создание единой системы ВКО для борьбы с единым потенциальным противником (борьба разведывательно-боевых наступательной и оборонительной систем) целесообразно и вполне оправданно.

Пятое. Есть необходимость обозначить основные функции и задачи системы ВКО.

Функциями системы ВКО могут стать: определение состава, дислокации и состояния СВКН других государств; предупреждение о начале подготовки и применения СВКН; оборона назначенных объектов от ударов СВКН; боевое и специальное обеспечение других систем.

Задачами системы ВКО могут быть: непрерывная разведка СВКН и контроль воздушного пространства и космоса; поддержание установленных уровней боевой готовности компонентов системы; вскрытие подготовки и начала агрессии с применением СВКН; ведение боевых действий по уничтожению (подавлению) СВКН в воздухе и космосе; восстановление боеспособности.

Также важно определить, с какими именно СВКН и в каком масштабе сможет и должна будет бороться система ВКО. К примерному перечню этих средств можно отнести:

– в космосе (высота более 100 км над уровнем моря) – космические аппараты (КА), межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), гиперзвуковые планирующие боеголовки, ударные (боевые) космические аппараты и другие перспективные воздушно-космические и космические боевые средства;

– в стратосфере (высота 15–60 км над уровнем моря) – баллистические ракеты средней дальности (БРСД), оперативно-тактические (ОТР) и тактические (ТР) баллистические ракеты, беспилотные летательные аппараты, в том числе стратостаты и перспективные стратегические бомбардировщики;

– в тропосфере (высота менее 15 км над уровнем моря) – воздушные пункты разведки и управления, стратегическая и тактическая авиация, крылатые ракеты наземного, морского и воздушного базирования, беспилотные летательные аппараты, в том числе ударные, другие перспективные управляемые и беспилотные летательные аппараты.

Вышеперечисленные средства могут нести как обычное, так и ядерное оружие. О последнем необходимо сказать следующее. Нельзя рассчитывать на то, что боевой потенциал системы ВКО будет когда-либо сравним с боевым потенциалом стратегических ядерных сил. Если учесть только один компонент стратегических ядерных сил – МБР различных типов базирования, то даже после строгого выполнения условий договора об ограничении стратегических наступательных вооружений – СНВ-3 у России и США должно остаться по 700 развернутых МБР (1550 боеголовок).

Ни у одной страны мира сегодня нет и не предвидится в среднесрочной перспективе такой системы ПРО, которая была бы способна отразить не только массированный (разоружающий) ракетно-ядерный удар, но даже удар в составе нескольких МБР. Поэтому целесообразно ограничить масштаб применения системы ВКО следующими рамками: отражение ударов с применением одиночных и небольших групп (3–5 ед.) МБР, БРСД, ОТР, ТР, одиночных, групповых и массированных ударов других средств воздушного нападения, уничтожение (подавление) КА и других объектов в космосе. Ограничение масштаба применения системы ВКО позволит сократить затраты на ее содержание, конкретизировать боевые задачи, сосредоточить усилия на развитии важнейших системных компонентов.

Шестое. Теперь о создании системы ВКО. Следует подчеркнуть, что основных задач создания системы ВКО – две.

Первая задача (верхняя часть айсберга), которую поставил президент, – создать систему ВКО путем вертикального объединения под общим управлением существующих систем ПВО, ПРО, ПРН, ККП. Эта задача фактически административная (организационная). Она может и должна быть решена в сроки, которые определил Дмитрий Медведев.

Вторая задача (нижняя часть айсберга) – это создание горизонтальных компонентов системы ВКО: единых систем разведки и предупреждения, огневого и функционального поражения (подавления), управления и обеспечения. Эту задачу пытались и пытаются решить многие государственные деятели, военачальники, представители военной науки и промышленности в течение последних 30 лет, но до сих пор не решили. Причина в том, что задача, по сути, комплексная (административная, функциональная, техническая, алгоритмическая, программная и т.д.) и должна решаться не на ведомственном, а на государственном уровне. Пути ее решения необходимо рассматривать в отдельной статье. Поэтому ограничусь рассмотрением возможности и способов решения только первой задачи.


Россия богата мобильными системами ПВО.
Фото Виктора Мясникова

ВКО – МНОГОВАРИАНТНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ

Кажется, что решение лежит на поверхности, но это не совсем так. Система ВКО должна функционировать как целостный организм при едином руководстве и управлении, что подразумевает и персональную ответственность за решение задач, возложенных на систему. Для этого в существующей структуре Вооруженных сил было бы приемлемым сосредоточить войска (силы) и средства системы ВКО в одном виде или роде войск Вооруженных сил. Рассмотрим варианты.

Первый – силы и средства ПВО ВВС (зенитные ракетные и радиотехнические войска, истребительную авиацию, а также соответствующие органы и пункты управления) можно передать в Космические войска (КВ) и переформировать последние в новый род войск Вооруженных сил – войска ВКО.

Второй – можно расформировать КВ, объединение РКО передать в ВВС, воинские части запуска и управления космическими аппаратами и другие обеспечивающие структуры КВ передать в РВСН.

Третий – можно на основе КВ сформировать новый род войск – войска ВКО путем включения в состав КВ той части сил и средств ВВС, которая ранее составляла Московский округ ПВО (позднее Московский округ ВВС и ПВО, командование специального назначения).

Четвертый – можно ничего не передавая и административно не переподчиняя на основе части сил и средств главного командования ВВС и командования КВ сформировать стратегическое командование системы ВКО (СК ВКО), назначить соответствующего командующего, каждому военному округу (Объединенному стратегическому командованию, ОСК) определить боевые задачи по ВКО в мирное и военное время, боевой состав группировок войск (сил) ПВО, РКО и РЭБ и подчинить эти группировки оперативно Стратегическому командованию ВКО.

Пятый – можно создать четыре сектора ВКО (по принципу зон ПВО, не выделяя Москву и Центральный промышленный район в отдельный сектор, потому что защищать столицу отдельно от России не корректно), границы ответственности которых будут совпадать с границами военных округов (ОСК), определить задачи и боевой состав группировок войск (сил) в каждом секторе, ответственность за ВКО в границах секторов возложить на соответствующих командующих войсками военных округов (ОСК), общее управление осуществлять с ЦКП ВС РФ, непосредственное – с КП военных округов (ОСК). При этом желательно не повторять ошибки, допущенные в свое время при создании зон ПВО, суть которых состояла в том, что одни под зоной ПВО предлагали понимать оперативно-стратегическое объединение, то есть группировку войск (сил), а другие – территорию, прилегающие акватории и воздушное пространство, в границах которых войска (силы) ПВО выполняли свои задачи. В данном случае под сектором ВКО целесообразно подразумевать именно последнее.

Есть и другие варианты, но остановимся на кратком рассмотрении тех, что предложены выше. Необходимо сразу отметить, что ни один из вариантов не решает задачу в чистом виде. Все войска (силы) непосредственно подчинены одному командующему. Одно должностное лицо несет ответственность за состояние, развитие и результаты функционирования системы ВКО по двум основным причинам: первая – все войска (силы) ПВО, РКО, РЭБ принадлежат разным видам, родам войск или другим структурам Вооруженных сил, кроме того есть силы и средства гражданских ведомств (ЕС ОрВД, ФСР и КВП и др.); вторая – силы и средства ПВО и РКО не равномерно рассредоточены по всей территории России, часть из них непосредственно, другая часть – оперативно подчинены командующим войсками военных округов (ОСК), в то же время есть силы и средства центрального подчинения (в основном РКО и РЭБ).

Тройственность подчинения войск (сил) – непосредственно одному, оперативно – другому, а по вопросам специального обеспечения – третьему командующему или главнокомандующему – нарушает принцип единоначалия, который планируется заложить в основу системы ВКО. Следовательно, для решения задачи создания системы ВКО необходимо изменить или исходные данные в части принципов построения системы, или системы подчиненности и ответственности, действующие в Вооруженных силах.

Первые три варианта имеют общий недостаток компетентности – ВВС никогда не занимались РКО, а КВ никогда не занимались ПВО. Кроме того, эти варианты предусматривают реструктуризацию видов, родов войск или Вооруженных сил в целом со всеми присущими им недостатками. Например, если у ВВС забрать все ПВО, то оставшиеся силы можно будет трансформировать не более чем в род войск.

Мероприятия согласно четвертому варианту потребуют корректировки положений о Главном командовании ВВС и о военном округе (ОСК) в части ответственности за ПВО. Главный недостаток этого варианта в том, что очень трудно будет согласовать компетенции и полномочия главнокомандующего ВВС, командующих войсками военных округов (ОСК) и командующего СК ВКО.

Пятый вариант также не лишен недостатков. Основной из них – невозможность возложения на кого-либо единой ответственности за выполнение задач системой ВКО в целом.

Выбирая из всех зол меньшее, предпочтительным представляется второй вариант – не придется расчленять (оперативно переподчинять) истребительную авиацию ВВС, сохранятся объединения ВВС, усилятся РВСН, сократится количество родов войск Вооруженных сил и органов военного управления.

По результатам решения первой задачи сегодня, в принципе, можно констатировать, что поручение президента выполнено: система ВКО создана, содержится в режиме ограниченного функционирования и имеет потенциал развития и совершенствования. Очень важно подчеркнуть, что любой руководитель системы ВКО, будь то главком ВВС, командующий войсками ВКО или командующий СК ВКО, будет нести персональную ответственность не за ВКО страны и Вооруженных сил в целом, а только за выполнение задач, возложенных на систему ВКО. Персональную ответственность за ВКО страны, видимо, придется законодательно возложить на Верховного главнокомандующего Вооруженными силами, потому что никакое другое должностное лицо высшего уровня государственного управления не обладает достаточными полномочиями для решения задач ВКО России.

НА ПУТИ К ИНФОРМАЦИОННОМУ АУТСОРСИНГУ

Есть еще одна общая серьезная проблема. В подчинении командующих войсками военных округов (ОСК) имеется большое количество сил и средств ПВО (Сухопутных войск, ВМФ и ВДВ), которые предназначены для решения задач ПВО и нестратегической ПРО группировок войск (сил) на стратегических направлениях. Вышеназванные силы и средства ПВО представляют собой самостоятельные системы войск ПВО военных округов (ОСК), флотов. Для того чтобы две системы (стратегическая – ВКО и оперативно-тактическая – ПВО–ПРО военного округа, флота), развернутые на одной территории, но выполняющие каждая свои задачи и под управлением своих руководителей, не мешали друг другу, а, согласованно действуя, полностью реализовывали свои боевые потенциалы, потребуется организовать взаимообмен информацией предупреждения, разведывательной информацией и взаимодействие по боевому управлению и РЭБ. Задача в принципе не новая. В той или иной степени она решалась и решается при несении боевого дежурства по ПВО и на крупных учениях.

Можно было бы поставить вопрос о включении оперативно-тактической системы ПВО–ПРО военного округа (ОСК) в систему ВКО. Такой шаг, безусловно, в какой-то степени усилит систему ВКО. Вместе с тем появится, по сути, принципиально новая задача – обеспечить ПВО и нестратегическую ПРО группировок войск путем аутсорсинга, потому что в этом случае у командующего общевойсковой группировкой войск на стратегическом направлении не будет подчиненных ему непосредственно сил и средств ПВО–ПРО. Такой подход потребует кардинально изменить способы организации, формы и способы ведения ПВО и нестратегической ПРО группировок войск (сил). Может возникнуть и еще одно препятствие – скорее всего ни один командующий общевойсковым объединением не согласится, чтобы кто-то в мирное время, а тем более во время военных действий обеспечивал ПВО–ПРО подчиненных ему войск не по его, командующего, замыслу и плану.

Учитывая, что системы ВКО и оперативно-тактической ПВО–ПРО военных округов (ОСК) решают в целом общую задачу – уничтожение определенных классов и типов СВКН в полете (первая – в воздухе и космосе, вторая – в воздухе), было бы целесообразно возложить на систему ВКО функцию обеспечения систем оперативно-тактической ПВО–ПРО военных округов (ОСК) в части, касающейся следующих видов обеспечения: разведывательно-информационного и предупреждения (оповещение, раннее предупреждение, выдача предварительных целеуказаний по тактическим и оперативно-тактическим ракетам, передача и отображение обстановки в воздухе и космосе), навигационного, метеорологического, единого времени и частоты и других.

ДОЛГО ЗАПРЯГАЕМ

На современном этапе необходимо, хоть и с опозданием, но все-таки определить, с кем и, главное, как мы готовимся воевать. Если следовать логике ядерного сдерживания, то можно договориться до того, что в Вооруженных силах необходимо иметь и развивать только стратегические ядерные силы. В этом случае акценты расставятся сами по себе: ядерное сдерживание – базис внешней политики. В то же время нельзя по каждому поводу размахивать ядерной булавой. Следовательно, и другие компоненты Вооруженных сил необходимо иметь и гармонично развивать. Вот только какие, в какой очередности и как?

Нельзя не признавать, что США ушли вперед в создании некоторых видов и систем вооружений. Тем не менее, узнав, что боевыми средствами системы ПРО США уничтожена баллистическая цель на высоте 180–220 км в фактически полигонных условиях, нет необходимости паниковать: «шеф, все пропало!» Напомню, такие задачи в СССР успешно решались еще в 60-х – 70-х годах ХХ века. Очевидно, необходимо резко изменить направление вектора усилий по обеспечению военной безопасности страны, то есть, с одной стороны – умерить стремление догнать кого-либо или достичь паритета, а с другой – начать делать то, что нам действительно необходимо: обеспечить интенсивный рост военно-промышленного и технологического потенциалов в интересах создания мощных глобальных систем стратегического сдерживания.

Так что же все-таки делать? Ответ на этот вопрос зависит от ответа на другой вопрос: хотят ли русские войны? Ответ очевиден – не хотят! Если не хотят, то должны быть всегда к ней готовы (Si vis pacem, para bellum), притом настолько, чтобы у агрессора даже мысли не возникало о принуждении России к чему-либо военными средствами.

По всей видимости, средства системы ПРО США не являются серьезной помехой для выполнения задач российскими стратегическими ядерными силами. Однако необходимо пристальней посмотреть на то, что делают США под видом системы континентальной ПРО и ПРО на удаленном театре войны. На первый взгляд, развертывание ПРО США в Европе – это выкачивание из нее денег в корыстных, амбициозных и, главное, малообоснованных и недостижимых целях. Если Европе это нравится – пусть платит, если нет – пусть сама разбирается со старшим братом по НАТО. Но если более детально рассмотреть долевое финансовое участие стран НАТО в развертывании ПРО США в Европе, то окажется, что большую часть расходов берут на себя именно США. Очень странное военное меценатство страны, которая ни цента без пользы для себя не потратит!

Программа ПРО США, видимо, предусматривает совершенно другие цели. С одной стороны – инициировать принятие Россией чрезвычайно затратных симметричных мер (это мы уже проходили в 80-х годах ХХ века при попытке нейтрализации американской авантюры – СОИ). С другой – обеспечить дальнейшее развитие военно-промышленной кооперации США и стран НАТО, получить новейшие технологии, перспективные многофункциональные разведывательно-боевые средства и системы, осуществить технический прорыв в создании оружия на новых физических принципах действия.

Россиянам необходимо прекратить запрягать, пора начать движение, да не просто вразвалочку, а мчаться во весь опор. Результат нашей медлительности налицо: пока Россия пытается путем переговоров найти компромисс между своими и натовскими позициями по ПРО, под прикрытием затяжного переговорного процесса американская система ПРО в Европе уже приблизилась вплотную к границам России. Видимо, не стоит тратить время, надеяться и ориентироваться на НАТО. Необходимо принимать серьезные военно-политические решения и делать то, что нужно и полезно для России, без оглядки на других. Никто ничего стоящего, тем более в части вооружений, нам не даст, и в первую очередь это относится к США. Необходимо надеяться только на себя. Другого пути, наверное, у России нет.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

0
687
Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Александр Иванин

В России возник флот амбиций и обещаний

0
1619
Поздравление

Поздравление

0
456
Железнодорожные войска получат новый наплавной мост

Железнодорожные войска получат новый наплавной мост

Ирина Дронина

Старейший род специальных войск повышает мобильность

0
797

Другие новости

Загрузка...