0
8691
Газета Концепции Интернет-версия

31.08.2023 20:25:00

Учесть категорию риска, предупредить внезапное нападение

Разведка и контрразведка в гибридной войне

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов.

Тэги: концепции, гибридная война, серая зона, разведка, россия, украина, сво, специальная военная операция

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

32-4-1480.jpg
Британский разведчик полковник
Томас Эдвард Лоуренс Аравийский
в традиционных арабских одеждах. 
Фото Лоуэлла Томаса
Поиск источников стратегической информации и перекрытие каналов утечки сведений из структур собственной страны – важнейший фактор обеспечения победы в современном геополитическом противоборстве.

Опыт военных конфликтов показывает, что в серой зоне (СЗ) – на театре гибридной войны (ГВ) – стратегии и тактики противоборствующих сторон претерпевают ряд существенных изменений. Соответственно трансформируются и требования к силам, средствам и методам ведения разведки в СЗ, где изменению подлежат нормативно-правовые положения, институты, национальные интересы и приоритеты государств. Операции в СЗ воплощают одну из версий американской стратегии принудительного сдерживания, построенной на технологиях ГВ. Такие операции позволяют конкурировать с государствами, находясь ниже порога обычной войны – и ниже порога того, что может вызвать международную реакцию или вывести на недопустимые ступени военной эскалации.

СОПЕРНИЧЕСТВО В СЕРОЙ ЗОНЕ

Антагонизм – это соперничество, конкуренция, борьба, противостояние, противоречия в СЗ, которые отражают непримиримость или вражду в политических взглядах субъектов, противоборство двух и более противоположных идеологий, систем национальных ценностей и интересов.

Острота и непримиримость противоборства становятся источниками неопределенности и недостоверности, свойственных СЗ, придают новую актуальность полностью приложимым к ней и, к сожалению, почти забытым сегодня положениям Карла Клаузевица о «трении войны» и «тумане войны».

Порожденные этими феноменами неоднозначность и трудность прогнозирования действий сторон и происходящих событий являются важными факторами, определяющими ведение разведки в СЗ (А.А. Бартош, «Трение» и «износ» гибридной войны», «Военная мысль», 1, 2018).

Влияние факторов трения и износа на стратегию и тактики как войсковых, так разведывательных операций в СЗ существенно усиливается феноменом «тройственности» разведки в СЗ. Поскольку разведку в СЗ планируют и ведут три государства, три стороны:

1. Государство-агрессор, планомерно изучающий всю совокупность факторов СЗ для разработки стратегии ее создания и использования в своих интересах.

2. Государство-жертва, которое начиная с определенного этапа наблюдает за формированием на своей территории «мозаики» из элементов с различными «оттенками серого», конечной целью которой является окраска всей страны в «однотонный серый цвет». Заметим, что в государстве-жертве процесс осознания себя жертвой, формулирование адекватных угрозе выводов и мер противодействия, ликвидация последствий подрывных действий на своей территории могут занять многие годы.

3. И, наконец, разведку ведет государство, против которого направлена активность соперника с территории СЗ.

Коррумпированные политические и экономические элиты государства-жертвы, которые являются одним из приоритетных объектов информационно-психологической обработки со стороны государства-агрессора, нередко занимают позицию скорее доброжелательную по отношению к действиям агрессора. В расчете на экономические и политические преференции они готовы способствовать агрессору в установлении полного контроля над своей страной и превращении ее в плацдарм ГВ против соседей. В этом случае тройственность исчезает – и разведки обоих государств уже как партнеры ведут совместную работу против третьей стороны. Подобное сотрудничество двух разведок (и не только разведок) приобрело широчайшие масштабы на Украине после 2014 года.

Белоруссия летом 2020 года, пусть и с некоторым опозданием, осознала опасность стратегии СЗ, которую пытались реализовать на ее территории западные «доброхоты» и манипулируемая из-за рубежа часть оппозиционных сил. Президент Александр Лукашенко и органы охраны правопорядка срочно и решительно приняли необходимые меры по локализации и предотвращению угрозы.

Сохраняется и продолжает обостряться взрывоопасная ситуация в Казахстане, в некоторых других республиках – членах ОДКБ, а также в Сербии, где некоторые влиятельные силы внутри страны пытаются сделать ставки на различных зарубежных «защитников свободы и демократии».

КОНТРРАЗВЕДКА В СЕРОЙ ЗОНЕ

Особой остротой отличается борьба в серых зонах извечных непримиримых противников – разведки и контрразведки.

Контрразведка в СЗ в общем случае нацелена на обнаружение, мониторинг и пресечение попыток противника по добыванию разведывательных сведений о критических областях, уязвимых местах в сферах общественной жизни страны с целью последующего использования разведывательной информации при реализации стратегии СЗ. Такая стратегия нацелена на реализацию агрессивных государственных замыслов с высокими ставками, в которых каждый из участников использует различные инструменты влияния и запугивания для достижения «конечных целей войны» с помощью скрытых и открытых, силовых и несиловых средств и методов.

Для разведки и контрразведки важно, что каждый из действующих субъектов пытается не допустить собственного разоблачения, избежать прямого военного конфликта с другими центрами силы и максимально использовать собственные преимущества.

В этом контексте тройственность может быть свойственна и действиям контрразведок государств – но опять же только до возможного этапа перехода политических элит государства-жертвы к сотрудничеству с агрессором в создании СЗ или наоборот – к поиску союзников в борьбе с угрозами СЗ.

Таким образом, в серой зоне действует несколько антагонистических разведок и контрразведок, в задачу которых входит информирование военно-политического руководства каждого из государств – субъектов СЗ.

ИССЛЕДОВАНИЯ СЕРОЙ ЗОНЫ В США

Широкие возможности, которые предоставляют действия в СЗ для решения комплекса стратегически важных для США задач, обусловили растущее внимание к феномену со стороны авторитетных американских исследовательских центров. В их числе Консультативный совет по международной безопасности (КСМБ, International Security Advisory Board) Федерального консультативного комитета, созданный для предоставления Госдепартаменту США консультаций и предложений по аспектам научной, военной, дипломатической, политической и общественной дипломатии, контроля над вооружениями, разоружения, международной безопасности и нераспространения оружия массового поражения.

Концепция СЗ является особенно актуальной сегодня – в связи с широким использованием гибридных стратегий в современных конфликтах и применяемых при этом различных форм и способов действий.

В итоговом докладе КСМБ по проблемам СЗ сформулированы рекомендации правительству США:

– сформулировать единый правительственный подход к противодействию попыткам использовать возможности СЗ в ущерб интересам США, в том числе привлечь агентства, которые непосредственно не связаны с обеспечением международной безопасности;

– создать организационную структуру, которая будет способствовать координации и управлению операциями в СЗ с привлечением всех задействованных государственных учреждений США;

– разработать новый подход к планированию действий по решению проблем в СЗ, включая оценку целей, задач и интересов США в разных странах и регионах мира;

– последовательно устранять основные источники насилия и условия, которые делают стратегию СЗ потенциально эффективной для противников США путем предоставления экономических льгот, проведения акций в защиту прав человека, помощи в организации качественного управления, повышения уровня общественного здравоохранения и обеспечения верховенства закона (что уже внедрено на Украине, в Грузии, в Молдавии, в государствах Средней Азии, делались подобные попытки и в Белоруссии. – А.Б.);

– разработать и внедрить в Госдепартаменте и в правительстве США систему «последействия / извлеченных уроков», а также систему дополнительных мер по отработке сценариев СЗ в военных учениях с привлечением правительственных структур (имеются в виду разведка и контрразведка. – А.Б.).

В целом проблемы СЗ рассматриваются в военно-политических кругах США как приоритетные и важные для обороны страны и для выработки решений ее руководством.

Пентагон и Госдепартамент исходят из следующих стратегических прогнозов:

– во-первых, угрозы СЗ, исходящие от противника, несут в себе новый импульс, способный придать ускорение реформам обороны США и разработкам новой военной стратегии;

– во-вторых, успехи противников США в СЗ, создаваемых для подрыва интересов Америки в СНГ, в Африке, на Балканах, в Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке, будут последовательно ослаблять позиции и влияние Вашингтона – до тех пор, пока высшие руководители США не примут инновационных решений, направленных на адаптацию государства и ВС к новым конфликтам и организацию противодействия противнику.

Таким образом, политическое и военное руководство США и НАТО рассматривает СЗ как важный фактор, определяющий стратегии современных конфликтов, и прилагает систематические усилия по всестороннему исследованию указанного феномена с привлечением всех видов разведки.

Во «Временных указаниях по стратегии национальной безопасности» Джозефа Байдена (2021) в американском официальном документе высшего уровня впервые присутствует понятие «серая зона», где, по мнению авторов документа, будет разворачиваться едва ли не основное противоборство для США – прежде всего с Китаем и Россией.

Следует отметить, что формулы противоборства государств в СЗ уже в течение многих лет остаются одним из приоритетных направлений аналитико-прогностических исследований таких влиятельных исследовательских центров США, как РЭНД Корпорэйшн, Центр стратегических и международных исследований, Центр новой американской политики безопасности. Используется также потенциал Центров передового опыта НАТО.

32-5-1480.jpg
Оранжевый фестиваль 2004 года на киевском
майдане Незалежности стал хрестоматийным
примером цветной революции, причем
одним из самых красочных.  Фото Reuters
БОРЬБА ЗА КОНТРОЛЬ НАД УКРАИНОЙ

Материалы по Украине для аналитических разработок активно добывались разведслужбами и дипломатами США и НАТО начиная с 1990-х годов. Постепенно в США сформировалась твердая уверенность, что Украина – это именно та уникальная страна, контроль Запада над которой послужит надежной гарантией невосстановления Советского Союза. Был спланирован специальный комплекс политико-военных мер по всяческому «обхаживанию» Киева в структурах, специально созданных для подготовки к вступлению в НАТО бывших государств Организации Варшавского договора (включая Совет евро-атлантического партнерства (СЕАП), программу «Партнерство во имя мира»). Дипломатических сотрудников представительства Украины и других стран СНГ при штаб-квартире НАТО усердно приглашали на различные курсы по изучению английского языка, истории и т.п., где проводились занятия с подобранными для этих целей офицерами ЦРУ и МИ-6.

Студенты из России и стран СНГ выезжали на учебу в США, Великобританию и другие государства НАТО, где им в качестве тематики курсовых работ предлагались вопросы межнациональных и межрелигиозных отношений в их странах. Особое внимание уделялось изучению отношения местного населения к русским. На Украине определялись регионы с преимущественно русским населением, изучались межрелигиозные отношения, особенности языка и культуры населения различных регионов страны, а также промышленный, научно-исследовательский и образовательный потенциалы.

Вспоминается, как, увидев однажды работу студентки по этническим и территориальным противоречиям между республиками Центральной Азии в руках одного английского дипломата, я как бы шутя заметил: «С такими осведомителями сэр Лоуренс Аравийский, ваш известный разведчик, мог бы в свое время и отдыхать». Англичанин ухмыльнулся и ответил: «Студенты – не единственный и далеко не самый высокопоставленный источник информации по регионам, представляющим интерес для наших политиков, экономистов и военных».

Напомним, что Томас Эдвард Лоуренс (1888–1935) – британский военный, шпион, якобы археолог и путешественник. Только в 1990-х годах в британских архивах обнаружились секретные документы, где было сказано, что Лоуренс являлся членом некой разведывательной организации, ведущей наблюдение за сооружением немцами железной дороги от Берлина до Багдада. Раскопки служили лишь прикрытием его разведывательной деятельности.

Сегодняшние наследники традиций спецслужб Запада продолжают снабжать политиков, военных и экономистов солидными досье по ключевым проблемам Украины и стран СНГ.

Агентура зарубежных разведок и так называемые агенты влияния войны на всех уровнях государственного управления ведут свою разрушительную работу во многих стратегически важных регионах и странах, включая Россию и Китай, саботируют экономические реформы, работу промышленных, научно-исследовательских и образовательных учреждений (А.А. Бартош, «Агенты влияния – элита и пехота гибридной войны», «Звезда», 26.01.2023).

ПРОДВИГАТЬ СВОИ ИНТЕРЕСЫ, ИЗБЕГАЯ ПРЯМЫХ КОНФЛИКТОВ

Внимание в США к противоборству в СЗ связано с тем, что у подавляющей части американской политической элиты присутствует понимание особой опасности для самих Соединенных Штатов прямого военного столкновения с Россией и Китаем, значительно нарастившими свою военную мощь. При этом в США у многих политиков и военных присутствует понимание, что эскалация насилия в противостоянии США с РФ и КНР может носить непреднамеренный и непредсказуемый характер, чреватый катастрофическим для всех ядерным конфликтом.

Подобные предположения придали дополнительный импульс разработке в США стратегии прокси-войны на Украине против России. На очереди – Тайвань и Китай, Косово и Сербия, некоторые другие страны.

В этом контексте США и НАТО разработали «Единый план проведения кампании по реализации государственных действий в серой зоне», предусматривающий проведение силовых и несиловых операций по навязыванию противнику своей воли.

Операции должны находиться за пределами границ традиционного государственного регулирования, но не превышать порог прямого военного конфликта. Что должно продвигать американские интересы, допуская выход за пределы общепринятых методов дипломатии, но избегая при этом военных действий. Применительно к Украине исходными данными для подготовки плана послужили доклады разведки по широкому спектру внутриукраинских проблем и отношений между Москвой и Киевом.

Например, в исследовании корпорации РЭНД «Специальная война: недостающая середина в принудительных вариантах США» дискретные и обычно многолетние специальные военные кампании в СЗ характеризуются особенностями, сочетание которых позволяет минимизировать стратегический риск во время операций в СЗ. Утверждается, что «кампании специальной войны стабилизируют или дестабилизируют режим, действуя «через и с» местными государственными или негосударственными партнерами (щадящее название для предателей и шпионов. – А.Б.), а не посредством односторонних действий США».

Таких особенностей специальных военных кампаний в РЭНД насчитывают шесть:

1. Их цель – стабилизация или дестабилизация режима.

2. Основные усилия прилагают «местные партнеры».

3. Силы США имеют в стране небольшое присутствие (или вовсе не имеют).

4. Как правило, операции продолжительны и могут потребовать обширной подготовительной работы, которая измеряется скорее месяцами и годами, чем днями.

5. Операции требуют интенсивного межведомственного взаимодействия, в ходе которого соответствующие подразделения Министерства обороны могут подчиняться Госдепартаменту или ЦРУ.

6. В операциях используются методы «политической войны» для мобилизации, нейтрализации или интеграции отдельных лиц или групп от тактического до стратегического уровней.

Напомним, что политическая война (ПВ) разыгрывается в пространстве между дипломатией и открытой войной, где традиционное государственное управление неадекватно или неэффективно, а крупномасштабные традиционные военные варианты считаются неподходящими по ряду причин. ПВ – это вмешательство, ориентированное на население с целью влиять, убеждать и даже кооптировать. ПВ у нас в ряде публикаций называют информационно-психологической войной.

ГИБРИДНЫЕ УГРОЗЫ И РАЗВЕДКА

Стратегическая обстановка в неопределенных условиях СЗ быстро меняется, а угрозы становятся все более разнообразными и взаимосвязанными. Наряду с противостоянием многочисленным традиционным вызовам и угрозам национальной безопасности, создаваемым вероятными противниками, прогресс в области технологий ведет к эволюционным и революционным видоизменениям во многих сферах противоборства (квантовые технологии, цифровизация, искусственный интеллект и т.п.).

С учетом этих и многих других факторов разведка должна стать более гибкой, инновационной и устойчивой, чтобы эффективно противостоять угрозам и все более изменчивому миру, который их формирует. Сложный, взаимосвязанный и транснациональный характер угроз подчеркивает важность информационно-пропагандистской деятельности, использования потенциала публичной дипломатии и сотрудничества с международными партнерами и союзниками в области разведки и контрразведки.

В общем случае стратегическая разведка в СЗ представляет собой процесс добывания и анализа сведений, необходимых для понимания современной операционной среды (СОС), в интересах предотвращения стратегической и военно-технической внезапности широкомасштабных враждебных действий против своего государства, поддержки принятия решений в сфере национальной безопасности, прогнозирования и разработки наступательных и оборонительных стратегий (А.А. Бартош, «Серые зоны» как ключевой элемент современного операционного пространства гибридной войны», «Военная мысль», 3, 2021).

Деятельность разведки включает в себя выявление и оценку возможностей, намерений и направлений враждебной деятельности государств и негосударственных субъектов, вскрытие их уязвимых мест, предложения по альтернативным способам реагирования. С этой целью разведывательные операции нацеливаются на добывание широкого круга сведений (включая данные о лидерах страны и оппозиционных силах, о политических, дипломатических, экономических событиях, о военных приготовлениях и угрозах в области безопасности) для прогнозирования и планирования вопросов, имеющих непреходящее значение для государства.

Таким образом, речь идет о гибридном характере разведывательных сведений. И о необходимости создания приспособленной к этому фактору гибридной структуры разведки, способной применять специальные методы анализа и прогнозирования, а в обозримом будущем – технологии искусственного интеллекта.

При этом стратегическая разведка наряду с решением задач по добыче сведений проводит серьезную работу, связанную с анализом и прогнозированием действий и интересов руководителей других стран, определяет их приоритеты при выработке решений.

Деятельность оперативной разведки сосредоточена на обнаружении, идентификации и наблюдении за оперативными средствами противника (включая дипломатические, экономические, военные и военизированные формирования), прогнозирует их действия, включая приказы, оперативные приоритеты и использование тактических средств (например, вскрытие государственных и негосударственных субъектов, действующих в СЗ, каналов их финансового и материального обеспечения, средств связи и особенностей пропаганды).

Тактическая разведка в СЗ добывает информацию о локальных районах, где разворачиваются или могут быть развернуты действия субъектов ГВ. Объектами приложения ее усилий являются отдельные ячейки подрывной сети, созданной в СЗ, и их деятельность.

Важное место в деятельности всех видов разведки в СЗ отводится предупреждению внезапности, которая может носить тактический, оперативный и стратегический характер.

РЕШАЮЩАЯ РОЛЬ РАЗВЕДКИ В ПРЕДУПРЕЖДЕНИИ ВНЕЗАПНОСТИ

В числе задач разведки особое место принадлежит обеспечению органов стратегического руководства страны своевременной и достоверной информацией о возникающих в СЗ угрозах.

Фактор внезапности, или просто внезапность – один из ключевых принципов военного искусства, суть которого заключается в достижении успеха путем действий, имеющих эффект неожиданности для противника. При правильном использовании как в классическом, так и в гибридном военном конфликте внезапность является одним из самых результативных принципов для достижения целей войны с минимальными потерями и максимальной эффективностью.

При этом в ГВ использование фактора внезапности во многих ситуациях позволяет парализовать волю противника к сопротивлению, дезорганизовать управление ключевыми сферами общественной жизни государства (административно-политической, финансово-экономической, культурно-мировоззренческой) и добиться «идеала – победы без кровопролития».

В то же время следует отметить, что уникальные предпосылки по обеспечению внезапности при подготовке и в ходе гибридного военного конфликта в известной мере компенсируются развитием общей тенденции по совершенствованию всех видов разведки, наблюдения и мониторинга обстановки. Что создает условия для предотвращения стратегической и военно-технической внезапности нападения.

Задача предотвращения внезапности применения агрессором комплекса гибридных угроз достигается выполнением требований целеустремленности, непрерывности, активности, достоверности, скрытности и оперативности разведки. Неукоснительное следование этим требованиям существенно затрудняет для стороны, готовящей внезапное нападение, скрытное проведение соответствующих мероприятий. В результате заметно возрастает значение информационных средств – как в обеспечении внезапности, так и в принятии упреждающих мер по предотвращению внезапного нападения.

Именно разведка поставляет исходный материал для анализа прогнозирования гибридных угроз и планирования мер противодействия.

РАЗВЕДКА И КАТЕГОРИЯ РИСКА

В аналитической работе разведки целесообразно использовать специальное понятие – «категория риска», отражающее вероятность неожиданного возникновения гибридных угроз на тех направлениях, где они пока почти отсутствуют. Своевременное определение таких направлений позволяет сработать на опережение, вовремя сосредоточить внимание разведки на изучении изменений в обстановке и вскрыть угрозу на этапе ее зарождения. При этом риск – признак потенциальной опасности ущерба определенной тяжести и содержания, а понятие «категория риска» определяет уровень и возможные последствия скрытых угроз.

В ГВ и цветной революции категория риска связывается с открытым посягательством на жизненно важные интересы государства и нации. Анализ риска, который принимает множество форм, является существенным фактором при разработке разведывательных операций в ГВ и цветной революции. Такой анализ должен стать неотъемлемой частью системы управления рисками в политической и военной сферах, в сфере обеспечения национальной безопасности.

Отношение отдельных государств и коалиций к рискам будет оказывать определяющее влияние на своевременность вскрытия рисков и организацию противодействия в современных конфликтах. В связи с этим необходима заблаговременная работа по формированию единства действий коалиции по противостоянию угрозам.

Стратегический прогноз, своевременное вскрытие и правильная интерпретация разведкой гибридных угроз позволяют предвидеть решения противника по выбору стратегии ГВ. Разработка мер противодействия должна осуществляться с учетом важной роли внутренних и внешних факторов в ГВ.

Общие способы противодействия гибридным угрозам сводятся к надежному перекрытию каналов финансирования подрывных сил, использованию дипломатических средств для изоляции и наказания государств-спонсоров, нацеливанию всех видов разведки на вскрытие и идентификацию лидеров, расположение лагерей подготовки и складов как первоочередных объектов нейтрализации. Деятельность разведки должна учитывать построение по сетевому принципу сил и средств противника, всей системы управления. Первостепенное внимание должно уделяться совершенствованию территориальной обороны с опорой на данные разведки и контрразведки.

Разведка привлекается и для оценки ущерба от ГВ, когда приходится прибегать к сопоставлению экономического и стратегического значения территорий, контролируемых мятежниками с одной стороны и правительственными силами – с другой.

С одной стороны, такое разделение ответственности способствует поддержанию здоровой конкурентной атмосферы, позволяет сопоставлять данные, полученные из различных источников. С другой – может привести к созданию «информационного хаоса» у потребителей информации на стратегическом уровне, когда значимые, иногда противоречивые сведения могут не получить должной оценки или просто не будут замечены. В результате реакция органов стратегического руководства может оказаться неадекватной, замедленной или отсутствовать вообще.

Перечисленные особенности разведки обусловливают необходимость поддержания в высокой готовности наличных сил и средств разведки, их постоянного совершенствования с учетом процессов трансформации конфликтов современности.

ВЫВОДЫ ДЛЯ РОССИИ

Необходима не только военно-политическая бдительность, но и организация всесторонней экспертно-аналитической деятельности, широкое использование агентурных источников, применение технических средств, разведывательных комплексов космического, воздушного, наземного и морского базирования как важной части централизованного противодействия гибридным угрозам – в интересах разработки и принятия стратегических решений, предотвращения внезапности, работы на упреждение в текущих и будущих гибридных военных конфликтах. 


статьи по теме


Читайте также


Госсекретарю пришлось оправдываться за Белый дом

Госсекретарю пришлось оправдываться за Белый дом

Геннадий Петров

Американский дипломат выступил против крайностей в отношении Израиля и украино-российского конфликта

0
291
Что обещает проект "Планета Россия" нефтяному сектору

Что обещает проект "Планета Россия" нефтяному сектору

Михаил Сергеев

Социальные долги мешают двигаться к национальным целям развития

0
1242
Гривна указала на виновников харьковского отступления ВСУ

Гривна указала на виновников харьковского отступления ВСУ

Наталья Приходко

Украинская нацвалюта выступила в роли фронтового барометра

0
1529
Вправе ли страны НАТО сбивать российские ракеты над Украиной

Вправе ли страны НАТО сбивать российские ракеты над Украиной

Бахтияр Тузмухамедов

Призывы к ПВО с сопредельных территорий грозят опасными последствиями

0
1457

Другие новости