1
3645
Газета Культура Интернет-версия

20.07.2020 17:30:00

Война выходит из кадра

В Музее Востока представили Узбекистан глазами Роберта Фалька, Александра Лабаса, Амшея Нюренберга и других художников

Тэги: сузей восток, выставки, узбекистан


сузей восток, выставки, узбекистан Художник Павел Беньков был учеником Репина. Павел Беньков. Чайхана на Регистане. Узбекистан, Самарканд. 1944 год.

Две камерные выставки из коллекции Музея Востока входят в цикл «Художники в эвакуации» и приурочены к 75-летию Победы. Первая – «Нам родина пристанище дала (Художники в Узбекистане 1941–1945)» – названа строчкой Анны Ахматовой из ташкентского цикла «Луна в зените». Здесь экспонируют около 20 работ Роберта Фалька, Меера Аксельрода, Александра Волкова, Павла Бенькова, Александра Лабаса и других художников. Вторая экспозиция – монографическая, это больше полусотни произведений Амшея Нюренберга, его именем и назван показ.

«Я не была здесь лет семьсот, но ничего не изменилось», – вспоминает другую ахматовскую строчку куратор обеих выставок Млада Хомутова. Эти слова – своего рода эпиграф и к выставке, и к теме, и к интонации работ. Приметы военного времени здесь появляются редко. Образ Востока с его патриархальным укладом, размеренным образом жизни, образ, пронизанный духом древности, живущим как бы «поверх» эпох, в этих произведениях был, кажется, еще и своего рода психологической опорой для художников.

Хотя выставочный цикл называется «Художники в эвакуации», отнюдь не все здешние герои были в Среднюю Азию эвакуированы. В Узбекистане жил один из самых известных в России представителей «туркестанского авангарда», создавший собственную художественную «Бригаду» Александр Волков. Родившись в Фергане, он учился в разных городах от Оренбурга до Петербурга и Киева, но в 1916-м вернулся в Ташкент. Волков всегда узнаваем звучным колоритом и смелостью примитивистских обобщений, которые делают показанные сейчас «Руины Биби-Ханым» с идущим мимо караваном похожими одновременно и на декоративное панно, и даже на витраж, обращающий цвет в свет и наоборот. Павлу Бенькову, прошедшему в том числе и выучку Репина, а в Самарканде поселившемуся в 1930 году, авангард был чужд. В основе его стиля был реализм, часто, впрочем, уходивший в импрессионистическую рябь рефлексов и цветных бликов: то и другое и стало главной живописной темой в «Чайхане у хауза», то есть у водоема. Тем и другим пронизаны и самаркандские дворики ученицы Бенькова Зинаиды Ковалевской, тоже обосновавшейся в Узбекистане в 1930-м. (Однако в те же годы Беньков писал картины на «правильные» темы – вроде «Первого Курултая. Провозглашения Узбекской ССР» – и импрессионизм сдавал позиции перед социалистическим пафосом.)

Меер Аксельрод оставил о войне страшную серию «Немецкая оккупация». Но в Музее Востока показывают не ее, а спокойные акварельно-гуашевые рисунки с буднями в Коканде: будучи в эвакуации в Алма-Ате, художник приезжал в эти годы в Узбекистан. Александр Лабас в 1941 году во время налетов на Москву дежурил на крыше дома на Мясницкой (у него будет серия «Москва и Подмосковье в дни войны»; а позже, в 1950–1970-е, он обратится к бомбардировке Хиросимы, часть этой серии показывали в Музее Востока четыре года назад), в конце того же года был эвакуирован в Узбекистан, где создал «Ташкентскую серию» с «мечтательными и призрачными», по словам куратора, рисунками. Три из них подарены музею наследниками и экспонируются впервые: «Мальчик», которого Млада Хомутова сравнивает с фаюмским портретом, «Узбечка у дерева» и «На заседании» (одна из немногих тут примет военного времени).

Роберт Фальк, как и Амшей Нюренберг, был в Средней Азии дважды. Первый раз – по возвращении из Франции в 1937 году, потом – в эвакуации. В 1943-м от ранений погиб его сын Валерий. Но показанные сейчас фальковские работы, как, впрочем, и работы большинства других художников здесь, как бы вне времени. Сезаннистская живопись в фальковской картине «У водоема» 1943 года переливается оттенками цвета; его последняя жена Ангелина Щекин-Кротова на акварельной зарисовке того же года, уведенной в лаконичную палитру, что построена на коричневых и серо-голубых тонах, выглядит тревожно, но это чувство колорист Фальк передает цветом.

До эвакуации Нюренберг приезжал в Самарканд и Ташкент в 1920-х, и тогда его восхищала местная архитектура. На рисунках военного времени она почти не становится темой его работ, но и непосредственно о войне тут есть лишь два напоминания – это «зарево» акварели «Начало войны» и экспрессивный, состоящий из «вихрящихся» черных линий рисунок тушью «Эвакуированные» из серии «Беженцы», сделанный совсем иначе – Нюренберг вообще умел работать очень по-разному. Но в основном он был сосредоточен на портретах, уличных зарисовках, иногда это почти этнографические по характеру рисунки, иногда – с акцентом именно на атмосфере, ощущении, как в нескольких лунных пейзажах, где нет непосредственно «огромной серебряной луны» из давшего название выставке стихотворения Ахматовой, но она незримо присутствует в выбеленных ею стенах, в прохладном ночном «синеватом» воздухе.

Млада Хомутова говорит, что хорошо бы сделать ретроспективу Нюренберга, работавшего с Экстер, с Маяковским, дружившего с бубнововалетцами и почитавшего не только Сезанна и Матисса, но и барбизонцев, и Эдуара Мане. Нюренберг был и теоретиком, писал очерки о коллегах, был в 1927 году командирован Луначарским в Париж, в том числе чтобы читать лекции о современном советском искусстве. Правда, с этим не задалось. Нюренберг, рассказывает куратор, начал их читать, но пришли, как он вспоминал, какие-то «негодяи» и припугнули его, сказав, чтобы он оставил это дело. Его собственные воспоминания «Одесса–Париж–Москва» выпустила Ольга Тангян, дочка Юрия Трифонова (записывать за художником начал как раз он) и внучка Нюренберга. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Свет из Ташкента для Кабула

Свет из Ташкента для Кабула

Игорь Панкратенко

Узбекистан выступает за урегулирование проблемы Афганистана с трибуны ООН

0
1172
У нас

У нас

«НГ-EL»

0
1437
Страны бывшего СССР создают новый консультативный альянс – без России

Страны бывшего СССР создают новый консультативный альянс – без России

Виктория Панфилова

Афганистан превращают в часть Центральной Азии

2
42221
Бессмертный полк миниатюрной книги

Бессмертный полк миниатюрной книги

Наталия Набатчикова

Экспозиция «Салют, Победа!» в Музее экслибриса

0
913

Другие новости

Загрузка...