0
1673
Газета Геополитика Интернет-версия

23.06.2022 20:35:00

Кому быть младшим партнером

К чему приведет китайский выбор России

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин – независимый военный эксперт.

Тэги: геополитика, россия, китай, взаимоотношения, сша, противостояние


геополитика, россия, китай, взаимоотношения, сша, противостояние Лидеры России и Китая на Петербургском экономическом форуме 2019 года. Фото Reuters

Тезис, что Китай – верный друг России, готовый протянуть ей руку помощи в любой сложной ситуации, многими гражданами нашей страны рассматривается как само собой разумеющийся. Хотя почти никаких практических подтверждений этот тезис никогда не имел, не имеет он их и сейчас.

ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ КРЫМА

В 2014 году – после возвращения Крыма в состав России, начала гражданской войны на Украине и введения Западом антироссийских санкций – Пекин занял политически нейтральную позицию, не поддерживая открыто ни одну из сторон («Этапы российско-китайских взаимоотношений», «НВО», 28.02.20). В экономическом плане Китай в максимальной степени пытался использовать проблемы России, добиваясь от нее снижения цен на поставляемые энергоносители.

При этом многие китайские компании де-факто выполняли введенные Западом антироссийские санкции, поскольку для них было важнее сохранить не российский, а западные рынки. Руководство Китая не оказало никакого давления на эти компании, хотя прекрасно известно, что все китайские коммерческие структуры безусловно выполняют прямые указания политической власти страны. Это означало, что для Пекина важнее сохранение экономических отношений с Западом, чем оказание помощи России.

После избрания президента Трампа Вашингтон перешел к политике конфронтации с Пекином. При Байдене эта конфронтация не только не прекратилась, но даже усилилась. Это автоматически привело к тому, что Китай стал занимать в политических вопросах все более пророссийскую позицию. В первую очередь это выразилось в риторике официальных лиц КНР и в голосованиях Китая в ООН. В экономической сфере существенных изменений не произошло, тем более что ситуация усугубилась вирусной пандемией.

В военной сфере состоялось несколько крупных двусторонних и многосторонних учений с участием ВС РФ и НОАК, а также несколько совместных патрулирований ВВС РФ и КНР около Японии. Эти меры носили в большей степени демонстративный пропагандистский характер. В сфере военно-технического сотрудничества после завершения поставок из РФ в КНР истребителей Су-35 и зенитно-ракетных систем С-400 новых крупных контрактов заключено не было, хотя продолжались поставки в Китай российских авиационных двигателей и вертолетов Ми-17.

Нынешний конфликт на Украине стал фактически продолжением событий 2014 года с учетом общего изменения ситуации в мире. Ныне политическая позиция Пекина является уже не нейтральной, а пророссийской – впрочем, опять же только на уровне риторики официальных лиц и голосований Китая в ООН.

При этом, правда, Китай выступает за территориальную целостность Украины, отправляет в эту страну гуманитарную помощь и призывает к политическому разрешению российско-украинского конфликта путем соблюдения интересов обеих сторон. Как заявил посол КНР в США: «На Украине насчитывалось более 6 тыс. граждан Китая. Китай является крупнейшим торговым партнером России и Украины, а также крупнейшим в мире импортером сырой нефти и природного газа. Конфликт между Россией и Украиной не идет Китаю на пользу. Если бы Китай знал о надвигающемся кризисе, мы бы сделали всe возможное, чтобы предотвратить его. В отношении Украины позиция Китая объективна и беспристрастна: цели и принципы Устава ООН должны полностью соблюдаться; суверенитет и территориальная целостность всех стран, включая Украину, должны уважаться».

С РОССИЕЙ ПРОТИВ АМЕРИКИ

Таким образом, позиция Пекина – не столько пророссийская, сколько антиамериканская, причем объясняется она все более абсурдной внешней политикой Вашингтона. США окончательно отказались от метода «кнута и пряника» и перешли к использованию исключительно «кнута» по отношению ко всем на свете.

В частности, нисколько не ослабляя антикитайскую риторику, Вашингтон потребовал от Пекина безоговорочно присоединиться ко всем антироссийским санкциям. Суть этой позиции США очень хорошо сформулировала китайская телеведущая Лю Синь: «Можете ли вы помочь мне победить ваших друзей, чтобы я мог сосредоточиться на том, чтобы бить вас в будущем?»

До сих пор именно Вашингтон предпринял максимум усилий для сближения Москвы и Пекина. Сегодня эта политика продолжается даже активнее, чем раньше. Это подтверждает, что руководство США всe сильнее утрачивает связь с реальностью.

Концентрированным выражением политической позиции Пекина стала Глобальная инициатива по безопасности, выдвинутая в апреле нынешнего года председателем КНР Си Цзиньпином. Эта инициатива носит отчетливо антиамериканский характер, но в ней невозможно усмотреть ничего пророссийского. По сути, выдвигая Глобальную инициативу, Пекин стремится реанимировать Движение неприсоединения и стать его неформальным лидером. Причем, как и в годы предыдущей холодной войны, «не присоединяться» члены движения не должны ни к Западу, ни к России.

В экономической сфере Китай действует точно так же, как в 2014-м и в последующие годы: стремится извлечь максимум выгод из российских проблем, добиваясь снижения цен на российские энергоносители. При этом китайские компании де-факто выполняют практически все новые антироссийские санкции, поскольку западные рынки для них по-прежнему важнее. Более того, некоторые китайские компании отказываются от закупок российских нефти и угля даже по сниженным ценам.

Китай начал активно искать наземные пути в Европу (автомобильные и железнодорожные) в обход России (как и в обход Украины). Китай отказался помогать России в обеспечении запчастями гражданских самолетов европейского и американского производства.

БЛИЖАЙШИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Дальнейшее развитие российско-китайских отношений будет практически полностью зависеть от ситуации на Украине.

На данный момент Китай может извлечь из российской операции максимум выгод. Вся агрессия Запада сейчас полностью перенесена на Россию, что позволяет Пекину действовать на международной арене достаточно свободно. Кроме того, наблюдая за введенными против России экономическими санкциями и за противодействием Москвы этим санкциям, Пекин может делать выводы на случай, если санкции будут вводиться уже против КНР.

Разумеется, китайские военные специалисты будут максимально внимательно изучать боевые действия обеих сторон – и опять же делать выводы для себя. Китай заинтересован в военном ослаблении как России, так и Запада (Запад хотя напрямую не участвует в боевых действиях, но поставки оружия на Украину идут из наличия его ВС, заметно снижая военный потенциал членов НАТО и других западных стран).

Соответственно Китай не заинтересован ни в быстрой победе России, ни в ее поражении. Со всех точек зрения для него выгодно максимальное затягивание конфликта и некий компромиссный его исход, вызванный максимальным истощением обеих сторон. Истощенная Россия будет гораздо сговорчивее по отношению к Китаю по всем экономическим и политическим вопросам. Истощенный Запад утратит многие рычаги давления на Китай, что, в частности, позволит Пекину гораздо проще и легче решить вопрос присоединения Тайваня. Судьба Украины Пекин заведомо не волнует (впрочем, она не волнует вообще никого, включая украинское руководство).

Тем не менее Пекин рано или поздно (скорее рано) должен будет принять ряд сложных решений. В частности, возможность поставить под свой контроль экономику России несовместима с фактическим выполнением западных санкций против России. Но явное невыполнение этих санкций может очень сильно ухудшить отношения Китая с Западом, а Пекин к этому не до конца готов.

Китай очень долго пытался выиграть у Запада, играя по его правилам, причем оказался очень близок к успеху. Но после того как Запад (в первую очередь – США) начал в одностороннем порядке менять свои правила, Пекин до сих пор не может полностью перестроиться. Причем, как ни парадоксально, тоталитарный Китай с мощнейшей экономикой может оказаться менее устойчивым к санкциям, чем авторитарно-демократическая России с весьма посредственной экономикой.

Кроме того, быстро меняющаяся ситуация в отношениях между Россией и Западом может потребовать от Пекина не менее быстро менять планы в отношении Тайваня («Неизбежность Тайваня», «НВО», 24.09.21). Но китайское руководство никогда не было склонно к быстрому изменению стратегических планов.

ПОСЛЕ УКРАИНЫ

Очевидно, что Москва, как и раньше, будет действовать во всех сферах, включая отношения с Китаем, по обстоятельствам, исходя из складывающейся ситуации. Пекин, как и раньше, будет действовать во всех сферах, включая отношения с Россией, по испытанному принципу «переходить реку, нащупывая камни». Это порождает множество вариантов развития событий в отношениях между двумя странами.

Проще всего предположить, что между странами сохранятся прежние отношения так называемого стратегического партнерства – партнерства, которое скорее декларируется, чем имеет место на самом деле. Но есть сомнения, что прежние отношения могут сохраниться при радикальном изменении геополитической ситуации.

Полный разрыв между Москвой и Пекином возможен в случае военного поражения России на Украине и фактического перехода России под контроль Запада. Впрочем, в этом случае почти наверняка произойдет территориальная дезинтеграция России, и часть ее территории может оказаться под контролем Китая. Такой сценарий представляется крайне маловероятным.

Превращение России в младшего партнера (если не прямого вассала) Китая возможно, если война на Украине сильно затянется и окажется если не провальной, то в целом неудачной для Москвы. Такой сценарий тоже пока кажется маловероятным.

Эволюция российско-китайских отношений в прямой и открытый военно-политический союз возможна, если Россия одержит победу на Украине (полную или частичную). При этом Запад продолжит усиливать давление как на Москву, так и на Пекин. Этот сценарий более вероятен, чем два предыдущих, хотя тоже отнюдь не предопределен.

Зависит этот сценарий в первую очередь от политики Запада – особенно, разумеется, США. Даже если Вашингтону удастся добиться создания российско-китайского союза, неясно, каков будет формат этого союза и насколько быстро в нем начнется борьба за лидерство. Равноправным такой союз быть не может.

В итоге возникает развилка с тремя путями. Либо Россия все же станет младшим партнером Китая. Либо произойдет открытый разрыв союза (что наименее вероятно). Либо отношения де-факто вернутся в нынешнее состояние декларативного «стратегического партнерства» (что наиболее вероятно).

В любом случае нынешняя ситуация еще раз подтверждает, что Пекин всегда действует исключительно в собственных интересах. Что совершенно правильно – именно так нормальная страна и должна себя вести. Просто китайские интересы далеко не всегда совпадают с нашими.

Другом нам Китай никогда не будет. И руку помощи он нам протянет только в том случае, если из нашей руки в ответ получит что-то очень весомое и ценное.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ловушка для российской нефти окажется пустой

Ловушка для российской нефти окажется пустой

Михаил Сергеев

Без участия Индии и Китая ограничить рост цены российских углеводородов не получится

0
568
Запад бросает вызов Шелковому пути

Запад бросает вызов Шелковому пути

Анатолий Комраков

На противодействие инфраструктурным проектам Пекина будет потрачено 600 миллиардов долларов

0
582
Таджикистану придется выбрать – Россия или США

Таджикистану придется выбрать – Россия или США

Виктория Панфилова

Владимир Путин пытается убедить Эмомали Рахмона занять более прагматичную позицию по Афганистану

0
531
Два спасательных круга российской школы

Два спасательных круга российской школы

Игорь Аглицкий

Добровольность образования приведет к возникновению гигантской детской асоциальной массы

0
539

Другие новости