0
3999
Газета Геополитика Интернет-версия

25.08.2022 20:35:00

Чего добился Советский Союз в ходе Карибского кризиса

Операция «Анадырь»: первый пример ядерного сдерживания

Виктор Есин

Об авторе: Виктор Иванович Есин – профессор Института перспективных стратегических исследований НИУ ВШЭ, генерал-полковник в отставке.

Тэги: геополитика, ссср, сша, карибский кризис, ядерное оружие


геополитика, ссср, сша, карибский кризис, ядерное оружие Сегодня советские ракеты остаются на Кубе только в виде музейных экспонатов. Фото Владимира Карнозова

Человечество живет в мире, где армии отдельных стран располагают оружием массового поражения (ОМП). Лучшее в данной ситуации – когда арсеналы ОМП служат сугубо оборонительным целям по сдерживанию агрессии и предотвращению вооруженных конфликтов. Именно на это должны быть нацелены военные доктрины государств – обладателей ОМП, а не на достижение мнимых побед в ходе вооруженного конфликта. Недопустимо размахивать атомной дубиной по любому поводу. Если подобные угрозы претворятся в жизнь, само существование человечества будет поставлено под вопрос. Кто бы ни начал ядерную войну, победителей не будет, только проигравшие.

Мир впервые оказался на грани крупномасштабного конфликта с применением ядерного оружия в октябре 1962 года в условиях острейшего противостояния двух сверхдержав – США и СССР. С тех пор прошло почти 60 лет. Но и сегодня Карибский кризис остается определяющим событием XX века. Так получилось, что я был его непосредственным участником. Подробности изложены в статье «За шаг до ядерной катастрофы. Воспоминания о Карибском кризисе, чуть не приведшем к уничтожению СССР и США» (см. «НВО» от 11.08.22).

Американские войска, привлеченные к участию в операции «Мангуст» (подготовка к вторжению на Кубу с целью свержения правительства Фиделя Кастро), располагали 12 пусковыми установками комплекса «Онест Джон», способного осуществлять пуски тактических ракет с атомными боеголовками.

Группа советских войск на Кубе (ГСВК) имела не только баллистические ракеты средней дальности (РСД) Р-12, но и тактическое ядерное оружие: 80 фронтовых крылатых ракет ФКР-1 и шесть тактических ракет «Луна» со специальными боевыми частями.

Ситуация усугублялась тем, что руководство США не знало о наличии у ГСВК тактического ядерного оружия, а значит, не в полной мере представляло опасность. В случае приказа на выполнение операции «Мангуст» американские войска, начав высадку, попали бы под удар советских ракет ФКР-1 и «Луна». Пустив в ход тактическое ядерное оружие, защитники Острова свободы могли нанести агрессору тяжелое поражение с многочисленными потерями в личном составе.

В такой ситуации руководство США могло решиться на применение ОМП против СССР. Тем более что осенью 1962 года Соединенные Штаты обладали существенным преимуществом по числу ядерных боеголовок на стратегических носителях. Словом, американская агрессия против Кубы почти неизбежно привела бы к третьей мировой войне с массированным обменом ядерными ударами.

Соединенные Штаты тогда обладали внушительной ядерной триадой. Примерный паритет наблюдался лишь по баллистическим ракетам на подводных лодках: у США – 96 единиц, СССР – 80. Наиболее крупным (в 3,1 раза) неравенство было по межконтинентальным баллистическим ракетам: 151 единица у США против 48 у СССР. Расклад по стратегическим бомбардировщикам также был в пользу США: 615 американских против 208 советских (почти трехкратный перевес).

По ракетам средней дальности, достигающим территории друг друга, численное превосходство США над СССР составляло немногим меньше (2,9 раза). Здесь преимущество было достигнуто благодаря развертыванию 105 ракет «Юпитер» и «Тор» в Турции, Италии и Великобритании, откуда они могли долететь до западной границы СССР. Против них Советский Союз мог выставить лишь 36 ракет Р-12, размещенных на Кубе.

Если же говорить о количестве атомных боеприпасов в целом, то здесь преимущество у США было еще более очевидным -17:1.

Вечером 27 октября 1962 года мир замер на краю ядерной пропасти. Но к счастью для всего человечества, Карибский кризис удалось разрешить политико-дипломатическими средствами.

28 октября 1962 года министр обороны СССР издал директиву № 7665. На основании решения советского правительства Маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский приказал демонтировать стартовые позиции ракетных дивизионов, а 51-ю ракетную дивизию в полном составе передислоцировать в Советский Союз.

К 31 октября во всех полевых позиционных районах соединения был завершен демонтаж стартовых позиций. К отправке боезапаса ракет с Кубы приступили 2 ноября 1962 года. К этому времени все 42 ракеты Р-12 (из них шесть учебно-боевых) были сосредоточены в портах Мариэль и Касильда. Погрузка на суда началась 3 ноября и завершилась 8 ноября. Ракеты на транспортных тележках грузились на верхнюю палубу, чтобы в открытом море американцы смогли проконтролировать их вывоз.

Последним из порта Касильда с восемью ракетами на борту отправился 9 ноября сухогруз «Ленинский комсомол», на котором я, ответственный за перевозку ракет, убыл в Советский Союз. В порт города Николаева мы прибыли 29 ноября 1962 года. Под моим руководством ракеты на транспортных тележках были выгружены на берег и затем загружены в железнодорожные спецвагоны. Грозное оружие передавалось по акту начальнику воинского караула, который сопровождал их транспортировку в один из арсеналов Ракетных войск стратегического назначения.

Еще на острове Куба за образцовое выполнение правительственного задания (так было сказано в приказе командующего ГСВК от 3 ноября 1962 года) мне было присвоено воинское звание «инженер – старший лейтенант».

Одновременно с передислокацией 51-й ракетной дивизии в ноябре-декабре 1962 года был осуществлен вывоз в Советский Союз всех ядерных боеприпасов, завезенных на Кубу, а затем и бомбардировщиков Ил-28.

Оставшийся личный состав ГСВК, за исключением одной мотострелковой бригады, сформированной на базе мотострелкового полка, покинул остров в 1963 году. Вооружение и военная техника, принадлежавшие частям и соединениям Сухопутных войск, ВВС, Войск ПВО и ВМФ, были безвозмездно переданы Революционным вооруженным силам Республики Куба. Так завершилась операция «Анадырь».

Вышеупомянутая мотострелковая бригада осталась на острове по настоятельной просьбе Фиделя Кастро. 29 мая 1963 года между СССР и Кубой было подписано соответствующее соглашение. Нахождение этой бригады на Кубе имело большое политическое значение. Оно выражало дружбу и солидарность советского и кубинского народов.

В 1979 году эту бригаду переформировали в учебный центр по подготовке кубинских военных специалистов. После прихода к власти Михаила Горбачева этот учебный центр вывели в Советский Союз. Решение это принималось без консультации с руководством Кубы, что вызвало негативный политический резонанс в советско-кубинских отношениях.

В заключение остановлюсь на оценке правомерности и формата помощи, оказанной Советским Союзом Республике Куба. Рассуждая об обоснованности принятых СССР в 1962 году мер по предотвращению американской агрессии против дружественного государства Карибского бассейна, следует дать ответ на следующие два вопроса. Нужно ли было СССР оказывать военную помощь Кубе? Не следовало ли ее ограничить только силами общего назначения, не прибегая к привлечению ядерного оружия?

Вопрос о необходимости оказания военной поддержки Кубе носил сугубо политический характер. Это был акт солидарности лидера социалистического лагеря со страной, стремящейся к построению социалистического общества, над которой нависла угроза захвата мощным враждебным государством.

О том, что такая опасность была реальной, свидетельствуют следующие факты. 20 сентября 1962 года американский Сенат практически единогласно принял резолюцию, предусматривающую силовое устранение правительства Фиделя Кастро. Спустя пару дней резолюцию поддержали члены Палаты представителей.

Американские законодатели одобрили этот документ, несмотря на заявление министра иностранных дел СССР Андрея Громыко. Смысл заявления Андрея Андреевича, сделанного 21 сентября в ООН, сводился к тому, что любое нападение на Кубу будет автоматически означать войну с Советским Союзом.

Президент США Джон Кеннеди не только не отверг вердикт конгрессменов, но и отдал приказ руководству Пентагона активизировать подготовку операции «Мангуст». Правда, хозяин Белого дома тогда еще не знал, что на Кубе развертывается советская ракетная дивизия.

Исходя из вышесказанного, правомерность оказания Советским Союзом военной помощи кубинскому народу, которому Соединенные Штаты отказали в праве самостоятельного выбора пути развития, не вызывает сомнения и с позиции сегодняшнего дня. Такая помощь не противоречит Уставу ООН.

Выбор же руководством СССР ее формата определялся с учетом многих факторов. К числу важнейших из них относились: очевидность готовящейся американской агрессии против Кубы и ее масштабы; геостратегическое положение этого островного государства; размещение американских ядерных средств поражения относительно территории СССР.

Масштабы готовящейся агрессии против Кубы и возможные сроки ее осуществления требовали переброски в сжатые сроки значительного контингента советских войск. Однако огромное расстояние между ближайшими кубинскими и советскими портами (свыше 10 тыс. км) делало невозможной задачу быстрого развертывания на острове группировки сил общего назначения, способной отразить американскую агрессию.

Близость острова к Североамериканскому континенту позволяла Вооруженным силам США наносить внезапные массированные удары и высаживать морскую пехоту практически в любой точке кубинского побережья. С учетом господства ВМС США в Карибском бассейне и Атлантике в целом обороняющейся стороне было сложно этому что-либо противопоставить.

С учетом всех этих факторов решение о размещении на острове Куба ограниченной по численности группы советских войск с ядерным оружием – при кажущейся авантюрности этого шага – было единственной реальной мерой сдерживания американской агрессии в сложившейся обстановке.

Говоря иначе, в условиях невозможности других форм помощи союзнику ядерное оружие вынужденно оказалось единственным средством спасения дружественного государства от разгрома. А геостратегическим фактором, обеспечившим правомерность переброски советского ОМП на остров Куба, явилась симметричность такого шага Советского Союза в ответ на развертывание американских РСД вблизи его западной границы.

В контексте сказанного можно утверждать, что размещение советских ракет на острове Куба стало шагом, абсолютно соответствующим принципу адекватности мер ядерного сдерживания в современном его понимании. Так Соединенные Штаты, впервые оказались в положении относительно «равной опасности» с Советским Союзом. Правящие круги США пришли к выводу, что огромный ядерный потенциал, который обеспечивает разгром любого вражеского государства, не может защитить граждан их собственной страны. Американские эксперты прогнозировали, что в случае обмена ядерными ударами с Советским Союзом людские потери у США составят не менее 80 млн человек.

Оценив такой ущерб как неприемлемый, руководство Соединенных Штатов вынуждено было пойти на компромиссы при урегулировании Карибского кризиса. Другого приемлемого выхода из сложившейся ситуации не имелось, поскольку ядерное противостояние и ультиматумы несовместимы. И это один из главных поучительных уроков Карибского кризиса.

Осенью 1962 года сложился паритет страха, при котором ни США, ни СССР не могли рассчитывать на победу в возможной ядерной войне. Это стало другим важным уроком Карибского кризиса. Урок этот следует отнести к числу тех постулатов, на которых основывается стратегия ядерного сдерживания.

В настоящее время к этой стратегии, которой традиционно с ранних времен холодной войны придерживались США и СССР (теперь Россия), присоединились и другие члены «ядерной пятерки» – Великобритания, Франция и Китай. Свидетельство этому – подписание 3 января 2022 года лидерами этих стран Совместного заявления о предотвращении ядерной войны и недопущении гонки вооружений.

В документе заявлено, что в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана. По существу, это подтверждение заявления 1985 года, сделанного Михаилом Горбачевым и Рональдом Рейганом, тогдашними лидерами СССР и США.

Весьма важным уроком Карибского кризиса также стало понимание Москвой и Вашингтоном необходимости иметь между собой постоянную связь – «горячую линию», которая позволяла бы в случае необходимости напрямую общаться высшим государственным руководителям. И такая «горячая линия» была создана уже в 1963 году. Она действует и сейчас, но, естественно, на гораздо более высоком технологическом уровне.

И последнее, о чем я хочу сказать. Операция «Анадырь» стала первым примером ядерного сдерживания, реально осуществленного Советским Союзом. Поставленные руководством СССР политические цели были достигнуты. Хотя, безусловно, с огромным риском оказаться втянутым в невиданную ядерную войну. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


США определяются с планами на оперативную паузу в конфликте России и Украины

США определяются с планами на оперативную паузу в конфликте России и Украины

Геннадий Петров

Заместитель госсекретаря едет консультироваться с европейскими союзниками Вашингтона

0
679
Немецкие политики требуют перевооружения страны

Немецкие политики требуют перевооружения страны

Олег Никифоров

Новой экспансией вооруженных сил ФРГ может стать восточное направление

0
479
США признали Россию "страной, вызывающей озабоченность"...

США признали Россию "страной, вызывающей озабоченность"...

Юрий Паниев

Москва обвинила Вашингтон в срыве переговоров о контроле над вооружениями

0
536
Холодная война в горячей Турции

Холодная война в горячей Турции

Михаил Болтунов

Как наши военные разведчики секретные карты добывали

0
1026

Другие новости