0
2881
Газета Геополитика Интернет-версия

30.11.2023 20:33:00

США приходится сотрудничать с правительством Афганистана «через не хочу»

Абсолютная изоляция может привести к непоправимым последствиям

Лариса Шашок

Об авторе: Лариса Александровна Шашок – эксперт Института перспективных стратегических исследований ВШЭ.

Тэги: безопасность, сша, афганистан, поддержка


безопасность, сша, афганистан, поддержка США никак не могут окончательно попрощаться с Афганистаном. Американские военные десантируются из вертолета «Чинук» в провинции Урузган, июль 2017 года. Фото Reuters

С тех пор как движение «Талибан» (запрещено в РФ) вновь пришло к власти в Афганистане в августе 2021 года, Соединенные Штаты столкнулись с дилеммой. С одной стороны, власти США стремятся привлечь к ответственности режим талибов за преследование женщин, укрывательство террористов и неспособность организовать инклюзивное правительство. С другой стороны, Вашингтон желает, чтобы Афганистан избежал гуманитарной катастрофы и гражданской войны, сумев добиться хотя бы минимальной экономической и политической стабильности. Таким образом, американские политики пытаются сбалансировать демократические принципы и прагматический подход.

СЛАБАЯ КООРДИНАЦИЯ ДВИЖЕНИЙ

Чтобы оказать давление на талибов, США отказались от дипломатического признания их режима и традиционной поддержки, заморозили активы Центрального банка Афганистана и сохранили санкции в отношении главарей движения. Однако при этом Вашингтон был и остается крупнейшим донором гуманитарной помощи для Афганистана. Он также не поддерживает афганскую вооруженную оппозицию и фактически ослабил санкции, чтобы обеспечить доставку помощи афганскому населению и стимулировать в стране экономическую активность. Разумеется, такой политический подход США содержит внутренние противоречия. Гуманитарная помощь нацелена на спасение гражданского населения, а карательные меры подрывают экономику Афганистана и способствуют росту уровня бедности. Но такая непоследовательность неудивительна для сверхдержавы с многосложными интересами. Более того, она прослеживается во внешней политике США на протяжении десятилетий.

Но по мере того, как консолидация власти «Талибана» и пределы международного влияния становятся более очевидными, Вашингтон и его партнеры, хотят они этого или нет, движутся к политике более тесного взаимодействия с режимом.

ВМЕСТЕ ТЕСНО, ВРОЗЬ СКУЧНО

Сдвиг в сторону большего участия является наименее деструктивным политическим решением. Оно предоставляет больше возможностей для прогресса, особенно в сфере экономики и финансов, чем полная изоляция. Международное сообщество может начать сотрудничество с «Талибаном» в вопросах, представляющих взаимный интерес, при этом не ослабляя давление и отказываясь от признания режима до тех пор, пока не будут выполнены ключевые требования в отношении прав человека и вопросов безопасности. Но как расширенное взаимодействие, так и полная изоляция могут не привести к изменению социальной политики «Талибана». Здесь нет простых и однозначно правильных ответов. Тем не менее долгосрочная стратегия взаимодействия с властью талибов поможет смягчить ущерб, нанесенный гражданскому населению Афганистана, и позволить США реализовать свои интересы в вопросах, касающихся безопасности, гуманитарной ситуации и прав человека в стране.

Несмотря на ухудшение ситуации в области прав человека, особенно женщин и девочек, ряд факторов подталкивают США и их союзников к более тесным контактам с талибами. Среди основных причин можно выделить следующие:

– острота текущих гуманитарных потребностей и исчерпание инструментов социальной защиты афганцев;

– дефицит финансирования гуманитарной помощи Афганистану в 2023 году и растущий интерес к возобновлению поддержки социального развития;

– устойчивая консолидация политической власти талибов;

– неспособность международного сообщества оказать давление на «Талибан», чтобы тот изменил свою политику гендерной дискриминации;

– наращивание дипломатических связей между режимом талибов и государствами региона;

– сохраняющаяся готовность талибов сотрудничать с Западом, а также уже имеющиеся свидетельства сотрудничества сторон по определенным вопросам.

По состоянию на август, в рамках Плана ООН по реагированию в Афганистане в 2023 году было получено только 26,8% от общей необходимой суммы в 3,2 млрд долл. (сумма, которая была пересмотрена в июне в сторону понижения по сравнению с первоначальным запросом в 4,6 млрд долл.). Примечательно, что в прошлом году, на фоне других глобальных потрясений, щедрость доноров уступила место требованию не усиливать зависимость Афганистана от гуманитарной помощи, но при этом повысить эффективность и сосредоточить больше внимания на борьбе с экономическим кризисом.

ОЦЕНКА РИСКОВ

До сих пор нарушения прав человека со стороны «Талибана» были основным препятствием на пути к такому шагу. По этой причине международному сообществу следует помнить, что донорские средства представляют собой ограниченные инструменты политического влияния на режим-изгой. Однако по прошествии двух лет у иностранных игроков растет ощущение, что режим «Талибана» – это реальность, с которой приходится иметь дело, нравится это кому-то или нет. Такие карательные инструменты, как санкции и приостановка диалога в ответ на объявленную репрессивную политику, не помогли смягчить или отменить дискриминацию в отношении женщин и этнорелигиозных меньшинств. Кроме того, государства региона активизируют взаимодействие с «Талибаном», иногда даже сигнализируя, что они могут нарушить консенсус о непризнании, который сохраняется по сей день. Это оказывает давление на Запад, вынуждая его и дальше принимать участие в решении афганского вопроса, чтобы не утратить ту степень влияния, которую он в данный момент имеет. Еще более сильный экономический коллапс в Афганистане может усилить существующие трансграничные угрозы. Эксперты сходятся во мнении, что без доступа к западным финансовым рынкам и ресурсам Афганистан так и останется погрязшим в глубокой нищете радикализированным государством, представляющим серьезную угрозу региональной безопасности.

Ряд политических игроков сходятся во мнении, что, как это ни парадоксально, афганские талибы готовы к международному диалогу. Есть свидетельства, что «Талибан» опасается стать жертвой китайской модели иностранных инвестиций и хочет установить сбалансированные отношения с Западом во избежание поглощения Пекином. Само это желание, даже если оно неравномерно присутствует среди афганского руководства, предполагает, что у США и их союзников имеются рычаги воздействия на нынешний афганский режим.

Кроме всего прочего, «Талибан» не является монолитной структурой: в рядах движения имеются внутренние разногласия. Хотя чиновники из Кабула не руководят процессом принятия решений в Кандагаре, они и главы других провинций влияют на комплексную реализацию политики движения. Тем не менее прошлой весной умеренное крыло талибов, публично критиковавшее политику руководства и поддерживающее образование девочек, все же предпочло лояльность эмиру отставке со своих постов. Однако конфронтация в рядах движения позволяет предположить, что в какой-то момент смягчение политики талибов станет возможным.

Что касается проблем в сфере безопасности, на периодических встречах между чиновниками США и «Талибана» обе стороны обсуждают вопросы борьбы с терроризмом и содержания под стражей радикальных элементов. Но окно возможностей для взаимодействия не может быть открытым на постоянной основе. Политики должны стремиться избегать пути, повторяющего судьбу Северной Кореи, Ирана или Кубы. Десятилетия карательной политики не смогли побудить эти режимы изменить свой курс, но привели к катастрофическому уровню бедности и страданию населения этих стран.

АРГУМЕНТЫ «ЗА» И «ПРОТИВ»

Все перечисленные факторы являются аргументом в пользу более последовательного взаимодействия международного сообщества с талибами. Логика заключается в том, что, проводя регулярный диалог и принимая меры по укреплению доверия в нескольких направлениях, США и их партнеры смогут оказывать больше поддержки афганскому народу и защищать собственные интересы в сфере безопасности. Этот принцип предполагает, что определенная форма отношений с «Талибаном» может привести к постепенному достижению взаимных интересов, в то время как изоляция вряд ли изменит поведение талибов. Более того, изоляция может дать обратный эффект, усилив позиции сторонников жесткой линии и ослабив тех, кто открыт для сотрудничества с Западом.

Но существуют и серьезные опасения по поводу рисков взаимодействия. Некоторые эксперты призывают к меньшему участию в судьбе Афганистана и выдвижении более строгих условий в отношении талибов. Они утверждают, что более активное взаимодействие усилит легитимность режима. Иностранные помощь и участие часто заканчиваются конфликтами по причине уступок политическим соперникам, неудачных переговоров о власти и ресурсах, а также ограничения прав или, наоборот, уступок гражданам.

Вопросы о взаимодействии с «Талибаном» вызвали раскол среди западного гражданского общества и правозащитников. В ходе опроса, проведенного в августе изданием Foreign Affairs, более 50 авторитетным американским, афганским и международным экспертам по Афганистану был задан вопрос: «Следуют ли США нормализовать отношения с Талибаном?» Подавляющее большинство высказались против нормализации, но ответы спровоцировали более глубокую дискуссию об определении понятия «взаимодействие». При этом многие эксперты, решительно выступающие против нормализации отношений с талибами, писали, что необходим определенный уровень взаимодействия – в форме гуманитарной помощи, целевых усилий в области развития и сотрудничества в борьбе с терроризмом. Большинство наблюдателей, похоже, согласны с двумя ключевыми принципами:

– человеческие и финансовые затраты на поддержку вооруженной оппозиции «Талибану» будут слишком велики;

– полная изоляция неприемлема, поскольку она повлечет за собой еще более глубокий гуманитарный кризис и не оставит возможности для диалога по вопросам террористической угрозы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В текущей ситуации прослеживается консенсус относительно необходимости взаимодействия, ориентированного на результат, – прежде всего в том, что касается интересов сферы безопасности. Таким образом, основной вопрос заключается не в том, стоит ли взаимодействовать с талибами, а в том, как и когда это делать, какими должны быть инструменты взаимодействия, какие политические средства следует использовать, и стоит ли поддерживать это взаимодействие, несмотря на серьезные нарушения талибами прав человека. В этой связи необходима долгосрочная стратегия действий по решению афганского вопроса. В марте 2023 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию, в которой генеральному секретарю организации Антониу Гутерришу было поручено к 17 ноября провести оценку и предоставить перспективные рекомендации по интегрированному и последовательному международному подходу к решению афганского вопроса. Специальным координатором миссии был назначен Феридун Синирлиоглу, бывший чиновник правительства Турции.

Согласно предварительным данным, независимая оценка связала признание правительства «Талибана» с соблюдением Афганистаном международных договорных обязательств, требующих от движения немедленного устранения радикальных ограничений прав женщин на образование и трудоустройство. Диалог с движением не исключает более обширной работы международного сообщества в области прав человека и политических свобод. Самая важная задача для США и их единомышленников по-прежнему будет заключаться в том, чтобы помочь афганскому народу добиться того, чего большинство афганцев хотят для своей страны, одновременно привлекая к ответственности правительство «Талибана» за его репрессивную внутреннюю политику.


Читайте также


Москва и Ташкент собираются строить Трансафганскую дорогу

Москва и Ташкент собираются строить Трансафганскую дорогу

Виктория Панфилова

Россия и Узбекистан получат дополнительный выход в порты Ирана и Пакистана

0
1784
Москва останется крупным поставщиком оружия для Дели

Москва останется крупным поставщиком оружия для Дели

Владимир Скосырев

Вашингтон не заставит Индию повернуться спиной к России

0
1536
Байден может разрешить проблему миграции по методу Трампа

Байден может разрешить проблему миграции по методу Трампа

Данила Моисеев

Глава Белого дома пытается убедить избирателей, что способен повесить замок на границу США

0
1380
Как укрепить оборону по-европейски

Как укрепить оборону по-европейски

Наращивать производство оружия в ЕС будут на основе опыта борьбы с COVID-19

0
1306

Другие новости