0
3437
Газета История Интернет-версия

20.02.2004 00:00:00

Витте сделал все для разжигания войны

Николай Клоков

Об авторе: Николай Николаевич Клоков - кандидат исторических наук.

Тэги: россия, япония, война, витте


После присоединения к России в 1858-1860 гг. Приморья начали активно развиваться связи нашей страны с Китаем и Кореей. Важно подчеркнуть, что Россия никогда даже не обсуждала аннексию хотя бы части территории этих стран. С другой стороны, Англия вела в 1840-1842 гг. так называемую опиумную войну против Китая и захватила Гонконг. В 1856 г. Англия и Франция совместно напали на Китай и навязали стране неравноправный договор, который открывал доступ в Китай англо-французскому капиталу. Точно также вели себя западные державы и по отношению к Корее.

В 70-х гг. XIX века на дальневосточную арену ступил новый молодой хищник - Япония. В 1873 г. японцы просили у русского правительства разрешения высадить войска в Приморье, чтобы потом захватить Корею. В Петербурге ответили твердым отказом. Уже тогда была сформулирована российская политика в отношении Кореи, остававшаяся неизменной вплоть до начала русско-японской войны. Политика эта заключалась в отсутствии у России каких-либо захватнических планов в отношении Кореи и в противодействии ее оккупации третьей державой.

Следует отметить, что Корея была формально вассальным по отношению к Китаю государством, однако зависимость ограничивалась в основном посылкой ежегодных подарков китайскому императору. В 1894 г., воспользовавшись внутренними беспорядками в Корее, японцы ввели туда войска и объявили Китаю войну. Быстро разгромив китайскую армию, Япония навязала Пекину грабительский Симоносекский мирный договор, в котором помимо огромной контрибуции содержались положения об уступке Китаем Японии острова Тайвань и Ляодунского полуострова собственно в Китае.

ГЛАВНЫЙ МИФОТВОРЕЦ

И здесь на арену впервые выступил главный российский мифотворец истории русско-японской войны, всесильный министр финансов Российской империи Сергей Витте. На Особом совещании ключевых российских министров с участием царя 30 марта (11 апреля) 1895 г. Витте предложил заставить японцев отказаться от Ляодунского полуострова, то есть лишить Японию военной базы на материке. Витте был готов и к войне, утверждая, что "нам выгоднее решиться на войну теперь, ибо иначе России придется в будущем нести гораздо большие жертвы". МИД России при поддержке военного ведомства убеждал царя не ссориться с Японией из-за Китая. Шеф морского ведомства великий князь Алексей Александрович говорил Николаю II, что Россия наживет себе в лице Японии "вечного врага". Однако точка зрения Витте возобладала. 11 (24) апреля 1895 г. Россия, Германия и Франция направили Японии совместную ноту, "дружески" советуя отказаться от Ляодунского полуострова. Япония была вынуждена уступить, но сразу же начала готовиться к реваншу.

Почему же Витте был готов к конфронтации с Японией из-за Китая? Дело в том, что в 1895 г. до Читы была доведена крупнейшая в мире Сибирская железнодорожная магистраль, на которую министр финансов затратил просто астрономическую сумму в 1 млрд. руб. (для сравнения, годовой бюджет Министерства путей сообщения перед постройкой магистрали составлял 56 млн. руб. в год). И Витте решил проложить оставшуюся до Владивостока часть дороги через территорию Китая, а именно его северо-восточную провинцию - Маньчжурию. Такой вариант сулил, на первый взгляд, экономию средств, так как был короче. Однако военное ведомство России предостерегало против маньчжурского проекта, так как справедливо полагало, что дорогу придется защищать войсками, что могло бы не понравиться Китаю. Однако Витте опять одержал верх и 22 мая (3 июня) 1896 г. в Москве был подписан российско-китайский союзный договор, предусматривавший военную помощь России Китаю в случае нападения Японии. Использовав этот договор, Витте убедил китайцев предоставить тесно связанному с российским министром финансов Русско-китайскому банку (большая часть его капитала была французского происхождения) концессию на сооружение Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Витте говорил, что для быстрой переброски русской армии на помощь китайским войскам дорога крайне необходима.

Строительство КВЖД началось в 1897 г., обошлось российской казне в 400 млн. руб., и в 1901 г. по дороге прошел первый поезд из Москвы до Владивостока. Витте через свои связи во французских финансовых кругах помог Китаю организовать заем для выплаты контрибуции Японии. Контрибуция в несколько раз превышала по объему годовой бюджет Японии и была полностью потрачена на перевооружение японской армии и флота. Получалось, что Витте косвенно содействовал наращиванию военного потенциала врага, которого Россия нажила себе по его же прихоти.

В 1897 г., использовав убийство в Китае двух немцев-миссионеров, Германия захватила порт Цзяо-чжоу. Перед Россией встал вопрос о приобретении незамерзающего порта на Дальнем Востоке (русская Тихоокеанская эскадра базировалась во Владивостоке, а зимой была вынуждена находиться в японском порту Нагасаки; после демарша Витте в пользу Китая нагасакский вариант стал невозможен) для противодействия захватническим устремлениям Англии, Германии и Японии. Российские военные склонялись к "корейскому варианту". Дело в том, что корейский император Коджон давно тяготился бесцеремонным вмешательством Японии во внутренние дела своей страны. Например, в 1895 г. японцы ворвались в его дворец и зверски убили супругу монарха. Коджон, переодевшись в женскую одежду, 11 февраля 1896 г. бежал на территорию русской миссии в корейской столице Сеуле и целый год оттуда управлял страной. Король просил Россию взять страну под свой протекторат, ввести в Сеул русские войска. Он был готов предоставить России и незамерзающий порт. В этом случае Россия получила бы под свой контроль Цусимский пролив, а Корея - прочную гарантию от высадки японских войск на своей территории. В 1896 г. по просьбе Коджона в Корею были направлены русские военные инструкторы и финансовый советник.

Однако французские акционеры Русско-китайского банка были заинтересованы в эксплуатации природных богатств Маньчжурии (уголь, медная руда, лес), и под их влиянием Витте к радости японцев и англичан сорвал "корейский проект". К большому неудовольствию Коджона русские советники были вскоре отозваны. Русский же военный флот в марте 1898 г. занял Порт-Артур на Ляодунском полуострове (с Китаем был заключен договор об аренде порта на 25 лет), и Витте за спиной МИД России стал требовать от китайцев концессии для Русско-китайского банка на постройку ветки от КВЖД до Порт-Артура. Как обычно, министр финансов щедро раздавал китайским чиновникам взятки. Но на этот раз с помощью англичан и японцев китайцы упорно сопротивлялись (концессию на железные дороги в южной Маньчжурии англичане хотели оставить за собой). Таким образом, всего за три года Витте ухитрился поссорить Россию и с Китаем, и с Японией, подорвав при этом российское влияние в Корее. Одновременно, игнорируя запросы военного ведомства, Витте постоянно сокращал бюджетные расходы на армию и флот, что не позволило существенно нарастить их на Дальнем Востоке. Например, из запрошенных военными на 1899-1903 гг. 455 млн. руб. Минфин выделил только 160 млн. При этом министр финансов имел в то время ежегодный бюджетный профицит примерно в 200 млн. руб.

Уязвимость маньчжурского проекта Витте стала очевидной уже в 1900 г., когда в Китае под лозунгом "Долой европейцев!" началось мощное народное восстание. При поддержке китайских властей КВЖД была практически полностью разрушена повстанцами (только прямой ущерб составил около 70 млн. руб.), и в Маньчжурию для ее охраны пришлось ввести русские войска. Таким образом, пророчество военного и дипломатического ведомств сбылось.

МИД России выступал за скорейший вывод русских войск, что и было обещано Китаю. Однако Витте опять под давлением "своего" Русско-китайского банка требовал от Китая предварительных гарантий, означавших фактически монополию для хозяйственной деятельности банка в Маньчжурии. При этом у банка не было собственных капиталов, и Витте щедро субсидировал его из казны. С помощью Англии и США (американцы, только что захватив Кубу, Гавайские острова и Филиппины, лицемерно пеклись о территориальной целостности Китая, которую Россия, впрочем, и не собиралась нарушать) Китай отверг проект Витте и 25 марта 1902 г. был подписан договор о выводе русских войск из Маньчжурии в несколько этапов до конца 1903 г. Помимо дипломатического унижения Витте нажил России еще одного врага на Дальнем Востоке: 30 января 1902 г. в Лондоне был подписан японско-английский договор о союзе. По нему Великобритания фактически обязывалась объявить России войну, если бы в русско-японский конфликт на стороне Петербурга вмешалась бы третья держава. Таким образом, была нейтрализована союзница России Франция, в угоду которой Витте, собственно, и лоббировал Русско-китайский банк.

Англо-японский договор открыто поддержали США. Позднее именно этот документ позволил Японии выиграть войну, так как открыл финансовые рынки Англии и США для японских займов (ранее Япония считалась очень ненадежным заемщиком и ей не предоставляли деньги даже под грабительские проценты). В 1903 г. госсекретарь США Хэй говорил президенту страны Теодору Рузвельту, что Япония и Англия "поймут малейший намек на поощрение с нашей стороны, и если мы подмигнем им, они вцепятся в горло России".

ЛОВУШКА

Заключив договор с Китаем о выводе войск из Маньчжурии, Витте начал затягивать процесс вывода, продолжая требовать от Китая монопольного положения Русско-китайского банка в этой китайской провинции. Опираясь на сплоченный антироссийский фронт великих держав, Китай решительно сопротивлялся. К неудовольствию МИДа и военного ведомства России страна оказалась в положении нарушителя собственных договорных обязательств. Английская и американская пресса начала скоординированную кампанию травли "русского империализма". При этом под шумок сами англичане получили железнодорожные концессии в южной Маньчжурии и поставили под свой прямой контроль все китайские таможни. В Корее английский финансовый советник систематически обкрадывал и так очень скудный бюджет этой страны.

Для прямого давления на Россию в Лондоне и Вашингтоне решили использовать Японию, которая как раз к 1902 г. полностью завершила гигантскую программу перевооружения.

А в это время в России, как писал позднее Витте, победил "новый", "безобразовский" курс в дальневосточной политике. Действительно, 2 мая 1903 г. царь назначил Безобразова статс-секретарем. Однако на первом же совещании ключевых министров с его участием было решено признать за Японией преобладающее экономическое влияние в Корее. Одновременно Витте продолжал настаивать на особых правах для близкого его сердцу Русско-китайского банка в Маньчжурии, требуя затягивать оттуда вывод войск. В целом "новизна" курса состояла в том, что "безобразовцы", сознавая неизбежность столкновения с Японией, требовали срочного наращивания русских войск на Дальнем Востоке, но не для нападения, а для того, чтобы вести переговоры с Японией с позиции силы. Действительно, с весны по октябрь 1903 г. на Дальний Восток удалось перебросить 18 тыс. солдат. Быстрее действовать мешали недостаточная пропускная способность Сибирской магистрали и┘ опять-таки безответственная политика Витте.

Японцы уловили нервозность российской стороны и 15 (28) июля 1903 г. предъявили в Петербурге фактически ультимативные требования - начать переговоры по Дальнему Востоку. Причем, как показали эти переговоры, Корея японцев особо не интересовала. Они требовали предоставления иностранцам равных с русскими хозяйственных прав в Маньчжурии. Царь, наконец, осознал, в какую ловушку загнал его Витте, и в августе 1903 г. отправил его в отставку.

Не желая войны, российская дипломатия в ходе переговоров с японцами постоянно шла на уступки. Однако в Токио уже решили воевать и постоянно ужесточали требования. Там справедливо опасались, что уже через полгода численность русской армии на Дальнем Востоке будет достаточной для отражения возможного нападения.

Окончательно подвигли японцев на войну две конфиденциальные беседы, состоявшиеся в январе 1904 г. 5 января японский посланник в Лондоне Хаяси прямо заявил английскому министру иностранных дел Лэнсдауну, что на собственные средства Япония сможет провоевать только год. Англичане обещали займы. 11 января японский посланник в Петербурге Курино имел частную беседу с Витте. Последний сказал, что верить России нельзя, даже если она берет на себя договорные обязательства, и что единственный язык, который понимает Петербург, - это язык силы. Японцы сообщили об этой беседе англичанам и американцам. А через две недели японский флот без объявления войны напал на русскую Тихоокеанскую эскадру в Порт-Артуре.

Таким образом, Россия оказалась помимо своей воли втянутой в войну из-за некомпетентности "либерала" Витте.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Фискальный пресс тормозит экономику

Фискальный пресс тормозит экономику

Михаил Сергеев

Минэкономразвития озабочено «нейтральностью» бюджетной политики правительства

0
274
В стране уничтожили почти 40 тысяч тонн продуктов

В стране уничтожили почти 40 тысяч тонн продуктов

Анастасия Башкатова

В условиях эмбарго и пандемии цены на продовольствие сдерживать все сложнее

0
406
Чиновники назначат налоги за прошлые дивиденды

Чиновники назначат налоги за прошлые дивиденды

Анатолий Комраков

Капитальные вложения будут увеличивать кнутом и обещаниями пряников

0
276
Польша добилась участия в процедуре сертификации Nord Stream 2 AG

Польша добилась участия в процедуре сертификации Nord Stream 2 AG

0
200

Другие новости

Загрузка...