0
2899
Газета История Интернет-версия

03.09.2020 22:00:00

Грозное и прекрасное сражение

Бородинская битва в зеркале прессы 1812 года

Сергей Перелыгин

Борис Соколов

Об авторе: Сергей Игоревич Перелыгин – историк, писатель;Борис Леонидович Соколов – историк, писатель.

Тэги: бородинское сражение, наполеон, война 1812 года


бородинское сражение, наполеон, война 1812 года На Бородинском поле солнце Аустерлица для Наполеона закатилось. Роберт Александр Хиллингфорд. Наполеон при Бородино. Конец XIX века. Частная коллекция

В приводимых фрагментах сохранена историческая орфография, в русских – даты по старому стилю. Переводы осуществлены авторами.

Прибавление к «САНКТПЕТЕРБУРГСКИМ ВЕДОМОСТЯМ» № 70 в пятницу августа 30-го дня [11 сентября] 1812 года.

«Санкт-Петербургские ведомости» – старейшая газета России, основана Петром I в декабре 1702 года. В 1728 году передана Академии наук, получила название «Санктпетербургскіе вѣдомости». Отдельно печатались «прибавления» (приложения), в которых размещались донесения о действиях русских войск, списки награжденных и повышенных в чинах офицеров, об аудиенциях, данных представителям других государств, о торжествах по случаю коронаций, бракосочетания членов царствующей семьи и т. п. В объявлениях публиковались также списки беглых крестьян и должников и т. д.

ИЗВЕСТИЯ О ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ

«Главнокомандующий всеми действующими армиями Генерал от Инфантерии Князь Кутузов, из главной квартиры при селе Бородине, от 23 сего Августа доносит ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ следующее: Позиция, в которой я остановился при деревне Бородине в 12 верстах впереди Можайска, одна из наилучших, какую только на плоских местах найти можно. Слабое место сей позиции, которое находится с левого фланга, постараюсь я исправить посредством искусства...

...Вчера взято пленных несколько Офицеров и 60 рядовых. По словам пленных, к неприятелю прибывают пятые батальоны Французских полков. Сии войска последние, которых они ожидали».

18-й бюллетень Великой армии. Можайск 10 сентября 1812.

«Бюллетень Великой армии» (Bulletin de la Grande Armee) – приложение к газете Gazette nationale, ou Le Moniteur universel («Национальная газета», или «Универсальный вестник») официального правительственного издания Франции Наполеона Бонапарта. Выпускался с 1805 по 1812 год в целях военной пропаганды, в связи с чем возникла поговорка на нескольких европейских языках: «врет, как бюллетень».

«...6-го в два часа утра император объехал аванпосты противника: мы провели день, узнавая друг друга. Позиция противника была довольно плотной. Левый фланг сильно ослаблен из-за потери позиции накануне; она опиралась на большой лес, ее прикрывал красивый холм, увенчанный редутом на 25 пушек. Два других холма с редутами, в ста шагах один от другого, защищали линию противника вплоть до большой деревни, которую он разрушил, чтобы разместить на этом месте артиллерию и пехоту и укрепить свой центр. Правый фланг проходил за Колочей позади деревни Бородино и опирался на два прекрасных холма, увенчанных редутами и батареями... Легко было заметить, что редуты были намечены в общих чертах, ров неглубок, без палисада, без ограждения из кольев. Силы противника оценивались в 120 000 или 130 000 человек. Наши силы были равны, но превосходство наших войск не вызывало сомнений...

7-го в два часа утра император в окружении маршалов находился на позиции, занятой накануне. В половине шестого поднялось солнце, облаков не было; накануне прошел дождь. «Это солнце Аустерлица», – сказал император. Хотя стоял сентябрь, было холодно так же, как в декабре в Моравии. Армия приняла это как предзнаменование...

В шесть часов генерал граф Сорбье, который укрепил правую батарею артиллерией гвардейского резерва, открыл огонь. Генерал Пернетти с 30 пушками влился в головной отряд дивизии Компана (4-й, 1-го корпуса), которая двигалась вдоль леса, внося беспорядок на позиции противника. В шесть тридцать генерал Компан был ранен. В семь часов под князем Экмюльским убита лошадь. Наступление продолжалось, началась ружейная стрельба. Вице-король, возглавлявший наш левый фланг, атаковал и занял деревню Бородино на левом берегу Колочи, которую противник не смог защищать. В семь часов маршал герцог Эльхингенский начал движение и под защитой 60 пушек, которые генерал Фуше накануне разместил против центра противника, устремляется на центр. Тысяча пушек с той и другой стороны извергали смерть. В восемь часов позиция противника была взята приступом, его редуты захвачены и наша артиллерия заняла высоты.

Позиционное преимущество, которое имели в течение двух часов неприятельские батареи, теперь принадлежало нам. Брустверы, обращенные против нас во время атаки, стали нашими. Противник увидел, что сражение, которое он считал только начавшимся, проиграно. Часть его артиллерии захвачена, остатки эвакуированы на тыловые рубежи. В этом отчаянном положении он принимает решение возобновить бой и атаковать всеми своими силами те укрепленные позиции, которые он не смог удержать. Триста французских орудий, установленных на этих высотах, поражают огнем его силы, и его солдаты умирали у подножия тех брустверов, которые они строили в предшествующие дни с таким тщанием в качестве прикрытия.

Неаполитанский король осуществил неоднократные кавалерийские атаки. Герцог Эльхингенский покрыл себя славой и проявил столько же отваги, сколько и хладнокровия. Император приказал атаковать фронтом с выдвижением правого крыла: это движение дало нам господствующее положение на трех участках поля сражения. Князь Понятовский с переменным успехом вел боевые действия в перелесках.

У противника оставались редуты правого фланга. Генерал граф Моран направился туда и взял их приступом, но в девять часов утра, атакуемый со всех сторон, не смог там удержаться. Противник, ободренный этим успехом, выдвинул свой резерв и свои последние части, чтобы вновь искушать судьбу. В дело вступила императорская гвардия. Она атаковала наш центр, на который опирался наш правый фланг. В какой-то момент возникло опасение, что он овладеет сожженной деревней; туда устремилась дивизия Фриана: 80 французских орудий сначала остановили, а затем уничтожили колонны противника, которые в течение двух часов сплоченно держались под картечным огнем, не решаясь наступать, не желая отступать, отказываясь от надежды на победу. Неаполитанский король положил конец их нерешительности; он направил в атаку 4-й кавалерийский корпус, который проник в бреши, пробитые картечью наших орудий в сплоченных массах русских и их кирасирских эскадронах; они повсюду обращены в беспорядочное бегство. Дивизионный генерал граф Коленкур... устремился во главе 5-го кирасирского, все опрокинул, ворвался в редут через левую горжу. С этого момента неопределенности уже не было, сражение выиграно: он повернул на противника 21 орудие, оставленные в редуте. Граф Коленкур, который только что отличился в этой прекрасной атаке, окончил свою судьбу; он убит пушечным ядром: славная и достойная зависти смерть!

...Потери противника огромны: на поле насчитали убитыми от 12 до 13 тысяч человек и от 8 до 9 тысяч русских лошадей; 60 орудий и 5 тысяч пленных оказались в нашей власти.

У нас убиты 2500 человек и втрое больше ранены. Наши общие потери можно оценить в 10 тысяч человек; потери противника – в 40 или 50 тысяч. Подобного поля сражения еще не видели. Из каждых шести трупов – один французский и пять русских. Сорок русских генералов убиты, ранены или взяты в плен; генерал Багратион ранен.

Мы потеряли дивизионного генерала графа Монбрена, убитого пушечным выстрелом; генерал граф Коленкур, который был направлен заменить его, был убит таким же выстрелом час спустя. Бригадные генералы Компер, Плозонн, Марион, Гуарт были убиты; семь или восемь генералов были ранены, большинство – легко. Князь Экмюльский не пострадал. Французские войска покрыли себя славой и показали свое превосходство над русскими войсками.

Император ни разу не подвергался опасности; гвардия, и пешая и конная, не отдала и не потеряла ни одного человека. Победа никогда не была сомнительной...»

Прибавление к «САНКТПЕТЕРБУРГСКИМ ВЕДОМОСТЯМ» № 71 во вторник сентября 3-го [15] дня 1812 года.

ИЗВЕСТИЯ О ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ

«...вчерашнего числа, пользуясь туманом, в 4 часа с рассветом [неприятель] направил все свои силы на левый фланг нашей армии. Сражение было общее и продолжалось до самой ночи: потеря с обеих сторон велика; урон неприятельский, судя по упорным атакам на нашу укрепленную позицию, должен весьма нашу превосходить. Войска ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА сражались с неимоверною храбростью: батареи переходили из рук в руки, и кончилось тем, что неприятель нигде не выиграл ни на шаг земли с превосходными своими силами. Ночевав на месте сражения и собрав расстроенные баталиею войска, освежа мою артиллерию и укрепив себя ополчением Московским, в теплом уповании на помощь Всевышнего и на оказанную неимоверную храбрость наших войск, увижу я, что могу предпринять противу неприятеля. К сожалению, Князь Петр Иванович Багратион ранен пулею в левую ногу; Генерал-Лейтенанты: Тучков, Князь Горчаков; Генерал-Майоры: Бахметьевы, Граф Воронцов и Кретов, ранены. У неприятеля взяты пленные и пушки, и один бригадный Генерал».

Прибавление к «САНКТПЕТЕРБУРГСКИМ ВЕДОМОСТЯМ» № 73 во вторник сентября 10-го [22] дня 1812 года.

ИЗВЕСТИЯ О ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ

«...Баталия, 26 числа бывшая, была самая кровопролитнейшая из всех тех, которые в новейших временах известны. Место баталии нами одержано совершенно, и неприятель ретировался тогда в ту позицию, в которую пришел нас атаковать; но чрезвычайная потеря и с нашей стороны сделанная, особливо тем, что переранены самые нужные Генералы, принудила меня отступить по Московской дороге. Сего дня нахожусь я в деревне Наре, и должен отступить еще на встречу к войскам, идущим ко мне из Москвы на подкрепление.

Пленные сказывают, что неприятельская потеря чрезвычайно велика, и что общее мнение во Французской армии, что они потеряли ранеными и убитыми 40 000 человек...»

Прибавление к «САНКТПЕТЕРБУРГСКИМ ВЕДОМОСТЯМ» № 75 во вторник сентября 17-го [29] дня 1812 года.

ИЗВЕСТИЯ О ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ

«...После столь кровопролитного, хотя и победоносного с нашей стороны от 26 числа Августа, сражения, должен я был оставить позицию при Бородине по причинам, о которых имел щастие донести ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ. После сражения того армия была весьма ослаблена. В таковом положении приблизились мы к Москве, имея ежедневно большие дела с авангардом неприятельским, и на сем недальнем расстоянии не представилось позиции, на которой мог бы я с надежностью принять неприятеля. Войски, с которыми надеялись мы соединиться, не могли еще прийти; неприятель же пустил две новые колонны – одну по Боровской, а другую по Звенигородской дорогам, стараясь действовать на тыл мой от Москвы, а потому не мог я никак отважиться на баталию, которой невыгоды имели бы последствием не только разрушение армии, но и кровопролитнейшую гибель и превращение в пепел самой Москвы. В таком крайне сомнительном положении, по совещанию с первенствующими нашими Генералами, из которых некоторые были противного мнения, должен я был решиться попустить неприятеля войти в Москву, из коей все сокровища, арсенал и все почти имущества, как казенные так и частные вывезены, и ни один почти житель в ней не остался. Осмеливаюсь всеподданнейше донести ВАМ, ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИЙ ГОСУДАРЬ, что вступление неприятеля в Москву не есть еще покорение России...»

«Таймс» № 8726 от 8 октября 1812 года

«Таймс» – газета, основанная Джоном Уолтером в 1785 году для рекламных объявлений под названием «Ежедневный универсальный реестр Великобритании» (The Daily Universal Register in Great Britain). С 1788 года получила название The Times – «Времена» и постепенно приобрела популярность и репутацию как главная газета британских и мировых новостей.

Лондон, четверг 8 октября 1812 года

«Вчера поступил русский отчет о битве у Бородино; также определенный в Восемнадцатом Бюллетене, под названием битвы у Москвы-реки. Согласно этому отчету, русское оружие претендует не просто на равенство, а на победу – победу, которая, как можно надеяться, будет решительной и фатальной для всех надежд Буонапарте. Он основан на докладе главнокомандующего князя Кутузова, который написан на поле боя и датирован вечером события. Донесение было получено Двором и всеми жителями Санкт-Петербурга с ликованием и взрывами аплодисментов. Горожане радуясь высыпали на улицы: известие было провозглашено стрельбой из цитадели ста пушками, в большой церкви святого Александра Невского произошло торжественное богослужение, на котором присутствовал Император и вся Императорская семья, Князь Кутузов был сразу возведен в Маршалы, ему был объявлен подарок в 100 тысяч рублей, его жена была награждена портретом императрицы, а каждому солдату, участвовавшему в сражении, пожертвовали по пяти рублей. Лорд Кэркарт направил радостное донесение Кабинету министров; содержание этого донесения было распространено вчера днем в официальной форме от Министерства иностранных дел...

После всего этого, с крайней скорбью, мы должны объявить о получении Девятнадцатого бюллетеня, который содержит отчет о вступлении французов в Москву 14-го сентября, всего через семь дней после вышеупомянутой большой битвы.

То, что по крайней мере часть французской армии вошла в Москву и Буонапарте расположил свою штаб-квартиру в Кремле, или цитадели этого огромного города, не может быть никаких сомнений».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Князь Чернышев – первый «Штирлиц» отечественной разведки

Князь Чернышев – первый «Штирлиц» отечественной разведки

Анатолий Исаенко

По следам рыцарей военной дипломатии

0
1233
У нас

У нас

Андрей Щербак-Жуков

0
2409
Страсть к точному счету

Страсть к точному счету

Игорь Харичев

Как Петр Первый всю ночь пил горилку с Карлом Двенадцатым и другие рассказы по истории для бывших школьников

0
1971
Что разделяет русских и украинцев

Что разделяет русских и украинцев

Наталья Рубанова

Сергей Беляков о Льве Гумилеве, «Русском Букере» Александры Николаенко и взрывоопасном рассказе Романа Сенчина

0
27884

Другие новости

Загрузка...