1
3158
Газета История Интернет-версия

16.09.2021 20:42:00

Разведчик кундузского полка

История героя, живущего среди нас

Сергей Васильев

Об авторе: Сергей Яношевич Васильев – военный журналист, капитан 2 ранга запаса.

Тэги: история, ссср, афганистан, подвиг, Ильяс Дауди


история, ссср, афганистан, подвиг, Ильяс Дауди Гвардейцы-разведчики 149-го мотострелкового полка. Ильяс Дауди – в центре внизу.

35 лет назад, 23 августа 1986 года, в Афганистане при яростном штурме укрепрайона моджахедов Кокари-Шаршари – «преисподней» общевойсковой операции «Западня» – 19-летний разведчик, гвардии старший сержант Ильяс Дауди подорвался на противопехотной мине, получив тяжелейшее ранение. Казалось, судьба нанесла ему жесточайший удар, от которого способен оправиться далеко не каждый.

Но, будучи стойким боксером и настоящим человеком, парень мужественно держал тот мощный «хук», не сломался и своим примером доказал, что каждый, еще вчера балансировавший на самом краю жизненной пропасти, сегодня может взойти на вершину самодостаточности и благополучия. Если только захочет того…

ЗВЕЗДА ГЕРОЯ

Три с половиной десятилетия назад на первый взгляд обычного советского парня Ильяса Дауди последовательно настигли война «за речкой», тяжелейшее ранение, увечье, госпитали и жизнь, продолженная практически с чистого листа. Не было только отчаяния, парализующего силу воли и дух сопротивления бедам, свалившимся на него.

Как итог – награда за сделанное во время исполнения интернационального долга в Афганистане и пережитое уже в послевоенный период: спустя двадцать три года Ильяс был удостоен высшего звания Героя Российской Федерации!

Впервые генерал-полковник Александр Скородумов, командовавший в свое время в Афганистане 149-м гвардейским мотострелковым полком, представил гвардии старшего сержанта Дауди к званию Героя Советского Союза еще в августе 1986 года. Однако тогда подписанное им представление к высокой награде, выражаясь казенным языком, осталось без реализации.

В течение долгих лет Александр Иванович упорно добивался справедливости в отношении своего мужественного солдата, направляя одно за другим обращения в Минобороны, в администрации российских президентов – Бориса Ельцина и Владимира Путина, ходатайствуя о положительном рассмотрении данного вопроса.

В 2009 году генерал-полковник Скородумов, заручившись поддержкой тогдашнего главы Татарстана Минтимера Шаймиева, обратился уже к Дмитрию Медведеву. Ответом ему стал Указ Президента России № 1497, в котором коротко, но емко было сказано: «За мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга в Республике Афганистан, присвоить звание Героя Российской Федерации Дауди Ильясу Дильшатовичу».

ПРОШУ НАПРАВИТЬ

«За речку» Ильяс попал прямо со студенческой скамьи, не окончив даже первого курса престижного вуза – Московского института нефти и газа имени Губкина. Проблемы с успеваемостью? Да нет! Напротив, учился он как раз хорошо. Дело в том, что многие из старших ребят, с которыми парень рос в маленьком городке Азнакаево, расположенном на юго-востоке Татарстана, и занимался боксом, после призыва в армию попали в воюющий Афганистан. Они достойно проявили себя в боевых ситуациях. К сожалению, некоторые из них погибли. Ильясу довелось участвовать в похоронах павших товарищей, и он видел страшное горе их родителей, возлюбленных и друзей.

Однако именно подвиги тех парней определили социальные ориентиры и ценности, которыми Дауди живет по нынешний день: погибшие в Афгане земляки стали для них, азнакаевской ребятни, непререкаемым авторитетом и гордостью на всю жизнь.

Когда Ильясу исполнилось 18, он уже не видел для себя иного пути: если его поколение воюет, то он просто обязан тоже пройти дорогами той войны. Поэтому ближе к окончанию первого курса написал заявление в один из райвоенкоматов Москвы с просьбой призвать его на срочную службу и направить в Афганистан. Студент отнес бумагу военному комиссару и… получил от него от ворот поворот. Но настырный Ильяс пришел к нему во второй раз, третий, десятый. И взял-таки измором несговорчивого военкома. Подписывая заявление Дауди, полковник угрожающе пообещал: «Ладно, будешь бегать по горам!»

Но вначале Ильяс попал в разведывательную роту учебного полка, где новобранцев обучали навыкам несения службы в разведывательных подразделениях, дислоцированных в Афгане. И здесь надо отдать должное советской армии, которая, прежде чем отправить необстрелянных парней «за речку», профессионально готовила свои кадры для войны. Все то, что должен был знать войсковой разведчик, Ильяс и его однополчане в течение трех месяцев досконально изучили и успешно освоили в горном учебном центре Шерабад и на полигоне пустыни Сурхандарьи, в Узбекистане. Впоследствии многим из них это спасло жизнь.

Надо сказать, что в Термезском учебном центре войсковой разведки Туркестанского военного округа такие новобранцы, как рядовой Дауди, были в редкость: с институтской скамьи, кандидат в мастера спорта по боксу. Ильяс немало удивил замполита учебной разведроты, когда на политзанятиях на вопрос о названии итальянской мафии в Нью-Йорке сразу ответил: «Коза ностра». Ну а после того, как он выиграл первенство учебного полка по боксу, командование решило заявить его на окружные состязания и вообще – оставить младшим командиром в учебке. Однако вчерашний студент уперся: «Хочу в Афганистан!» – и точка.

Даже беседа с командиром учебного полка не вразумила строптивого курсанта: все, что вставало на его пути к возможности выполнять интернациональный долг, раздражало Ильяса, бросало ему вызов.

Словом, он неуклонно шел к своему ранению. И ничто уже не могло увести парня в сторону от предначертанной судьбы.

С 1 августа 1985 года гвардии рядовой Ильяс Дауди – участник боевых действий в Афганистане, старший разведчик взвода наблюдения разведывательной роты 149-го гвардейского мотострелкового полка, который дислоцировался вблизи Кундуза (в 7 км юго-восточнее города). Кундузский полк входил в состав 201-й мотострелковой дивизии.

В КОЛЬЦЕ МЯТЕЖНИКОВ

Афган – как другая планета! Напряженные ратные будни: засады в горах, войсковые, дивизионные, полковые боевые операции, рейды. Мотострелковый полк участвовал во многих крупномасштабных войсковых операциях на территории Афганистана – от Герата до Кунара и Хоста, от Кандагара до Ишкашима и Бахарака. По этой причине первый боевой опыт пришел к молодому разведчику Дауди, не заставив себя долго ждать.

В октябре 1985 года в ходе войсковой операции на юге провинции Баглан, в долине Андараб, комполка гвардии подполковник Скородумов приказал переводчику, гвардии старшему лейтенанту Холтураеву и гвардии рядовому Дауди проникнуть в брошенный моджахедами командный пункт и завладеть их документами.

Однако, спустившись на дно ущелья, офицер и солдат попали в засаду душманов, сразу открывших по ним плотный ружейно-пулеметный огонь.

Огрызаясь в ответ из автоматов, шурави короткими перебежками, прикрывая друг друга, попытались оторваться от противника и уйти в сторону основной группы полка. Но перекрестным огнем мятежники отсекли их зоной сплошного огневого поражения от главных сил мотострелков.

Неожиданно Холтураева тяжело ранило в спину. Ильяс взвалил на себя офицера, истекающего кровью, и пополз с ним до глинобитного укрытия, которое располагалось от них в ста метрах. Используя короткую передышку – из-за перегруппировки моджахедов, разведчик вколол Холтураеву промедол и остановил кровотечение.

Находясь практически в кольце подступающих «духов», с ограниченным запасом боеприпасов и без радиосвязи Дауди в течение часа – до подхода подкрепления и огневой поддержки вертолетов – в одиночку вел бой с моджахедами, одновременно поддерживая жизнь тяжелораненого однополчанина. Отражая натиск окружавших его мятежников, Ильяс уничтожил две огневые точки противника. Более того, заведомо жертвуя собою, он сделал все от него зависящее, чтобы спасти офицера. Этот без преувеличения подвиг 18-летнего парня, участвовавшего тогда всего лишь в своей второй боевой операции, в полку оценили по достоинству...

ШЕРАГИ

Но в Афганистане война была разной.

В конце июня – начале июля 1986 года в афганской провинции Тахар 149-му полку совместно с другими частями 40-й армии поставили задачу в течение 7–10 дней блокировать афганские кишлаки вдоль трассы Кундуз-Файзабад, по которой пройдут автоколонны с вооружением, боеприпасами, продовольствием и нефтепродуктами для дальних советских гарнизонов.

Боевая машина пехоты (БМП) под командованием гвардии старшего сержанта Дауди, заместителя командира разведвзвода, заняла позицию напротив одного из дувалов в кишлаке Мула-Гулям, что близ Ханабада.

35-13-1480.jpg
Операция «Маневр»​ в​ провинции​ Тахар
 (1986): (слева направо) Ильяс Дауди
 с командиром взвода Германом Щербаковым
 (погиб в Грозном в 2001 году). 
 Фото из архива Ильяса Дауди
Между его БМП и стеной глинобитного дома было небольшое пшеничное поле. На нем худой бородатый дехканин с повязанным за спиной платком в виде люльки, в которой сидел маленький ребенок, очень аккуратно срезал колосья серпом. Рядом с ним трудились два мальчугана – восьми и десяти лет – и старая сгорбленная женщина.

Позже Ильяс узнал, что эти мальчишки – сыновья Шераги (так звали дехканина), у него в доме был еще один сын – инвалид. В платке-«люльке» находилась крохотная дочка, ее мама умерла при родах. Старуха – мать самого дехканина. А хлеб, который они выращивали, – единственный источник их существования.

Когда БМП стала на позицию, крестьянин не успел сжать и трети пшеницы. По его угрюмому, изможденному лицу было видно, что теперь он сильно сомневался: удастся ли убрать хлеб без потерь? Всякая временная дислокация шурави сопровождалась ночным беспокоящим огнем. Обычно стреляли трассирующими пулями.

Шераги подошел к Ильясу, угадав в нем старшего, и на дари, помогая себе жестами, спросил: «Стрелять будешь?» При этом кивнул головой в сторону поля. Ильяс ответил хмуро: «Ну, буду». Дехканин понурил голову и негромко произнес: «Хороб!.. Плохо...» Потом начал объяснять, что если «трассеры» подожгут пшеницу, то хлеб погибнет, и его семья будет голодать, а у него на руках маленький ребенок.

Ильяс успокоил бедняка:

– Не переживай... Что-нибудь придумаем!

Вечером приказал подчиненным вынуть из боекомплекта трассирующие патроны, заменив их обычными, и вообще – открывать огонь только по его команде.

Прошел день, второй... Шурави, охранявшие от нападения советские автоколонны, не били в сторону поля. Афганцы убирали хлеб, с благодарностью кивая всякий раз, когда ловили взгляд Дауди.

По вечерам Ильяс любил готовить плов из пайкового риса и тушенки. Вытаскивал казан из БМП, затем с подчиненными сооружали навес, чтобы трапезничать с комфортом.

Из сострадания к дехканину и его семье иногда Дауди приглашал Шераги с детьми на плов. В первый раз дехканин нервничал, увидев мясо в угощении. Но Ильяс, достав из коробки банку тушенки и указав на коровью голову, объяснил, что он тоже мусульманин. Изъяснялся ломаными фразами на дари, которых нахватался за время службы. Ничего, как-то понимали друг друга.

Со временем Шераги проникся доверием к шурави.

Однажды дехканин подошел к Дауди и сказал:

– У меня к тебе серьезный разговор...

– Хорошо, – кивнул Ильяс. – Давай поговорим...

И вот Шераги привел к Дауди трех матерых «духов», один из которых – главарь банды – приходился племянником дехканину. Видимо, Шераги много рассказывал ему об Ильясе. Моджахеды расселись вокруг очага, с интересом рассматривая парня. Затем старший из них, в целом сносно говоривший по-узбекски, произнес:

– От Шераги мы слышали, что ты – хороший человек, татарин, мусульманин. Зачем тебе уезжать с войны в «цинке»? Знаешь, что несколько дней назад на соседнем блокпосту ночью вырезали шурави? Мы предлагаем тебе уйти с нами. Женим тебя, дадим дом. А воевать совсем необязательно...

Ильяс ответил:

– Вас устраивает, как я отношусь к Шераги?

– Более чем! – подтвердил главарь.

Указав на своих бойцов, гвардии старший сержант сказал:

– Я пришел с ними в кишлак, с ними и уйду. А вас я отпускаю и вслед стрелять не стану! Разойдемся с миром...

Если бы эти его бородатые собеседники попались ему в горах, он без колебаний выполнил бы свою солдатскую работу, как это делал не раз: в бою ничего личного! Здесь же Дауди сдержал слово: «духи» ушли тихо и мирно. Ведь и прийти они могли совсем по-иному, с другими намерениями...

Отказ Ильяса, безусловно, расстроил доброго соседа-афганца. Но на их отношения это не повлияло. Перед снятием с блокпоста Дауди с удовольствием вручил Шераги и его сыновьям два мешка риса, сливочного масла и тушенки, которые выменял на походном продовольственном складе на трофейный пистолет «Беретта».

Когда БМП, образно говоря, уже стояла под парами, шурави и дехканин обнялись на прощание. Больше они никогда не виделись...

ОГНЕННЫЙ КОКАРИ-ШАРШАРИ

Утром 20 августа 1986 года командира полка гвардии подполковника Скородумова вызвали в штаб 201-й мотострелковой дивизии, где ему поставили задачу перебросить полк вертолетами на запад Афганистана: в провинцию Герат, к ирано-афганской границе. Мотострелкам предстояло участие в общевойсковой операции под кодовым названием «Западня».

Поздним вечером того же дня гвардейцы прибыли на аэродром Герата. Прозвучала команда: «Отдыхать!» Спали, кто где умостился. Некоторые улеглись прямо на землю, так как времени организовывать более-менее сносные условия для сна не было: ранним утром предстояло десантирование в районе укреплений моджахедов Кокари-Шаршари. Среди шурави это место считалось худым: оно было оснащено добротными оборонительными сооружениями и коммуникациями. Именно их и предстояло мотострелкам взять штурмом, а также захватить склады с оружием и боеприпасами, снабжавшие мятежников полевого командира Турана Исмаил-хана.

Утром транспортные Ми-«восьмые», долетев до назначенных точек, зависали над выжженными солнцем высотами. Подразделения десантировались и сразу же занимали круговую оборону.

Внезапно моджахеды обрушили на десант прицельный минометный огонь. У шурави появились потери. Вертушки, не успев удалиться от места высадки, стали возвращаться за ранеными. Судя по плотности обстрела, было очевидно, что зону высадки полка «духи» пристреляли заранее и терпеливо ждали в ней мотострелков.

35-13-2480.jpg
Боевая династия: Ильяс Дауди с сыном
 Дауддином.  Фото из архива Ильяса Дауди
Второму батальону, в котором на время операции заместителем командира взвода назначили гвардии старшего сержанта Дауди, поставили боевую задачу: авангардом полка в составе двух групп – разведывательной и основной – выдвинуться по высотам в направлении укрепрайона и за короткий срок дойти до позиций душманов.

Ильяс отобрал к себе в разведгруппу сапера, связиста, двух пулеметчиков и пару автоматчиков. Он знал, что делать, потому что делал это далеко не в первый раз. Вот и тогда разведка спешно ушла вперед. За ней – основные силы. А уже через три часа дозор Дауди вывел свой батальон на указанную командованием стратегическую высоту, которая непосредственно прилегала к Кокари-Шаршари.

Но не успели мотострелки закрепиться на вершине, как сразу попали под шквальный вражеский обстрел из стрелкового оружия, гранатометов и безоткатных артиллерийских орудий. Ротные приказали занять круговую оборону. Однако, пытаясь выбрать наиболее выгодные позиции, бойцы начали подрываться на противопехотных минах, понатыканных «духами» на злополучной высоте.

Первым нарвался на «противопехотку» гвардии сержант Александр Замятин, за ним – гвардии рядовой Сайегов, чуть позже – сержант Бобеназаров, сапер из отдельного батальона инженерно-саперной службы 201-й мотострелковой дивизии.

Все это происходило под непрерывным обстрелом, когда невозможно было поднять голову. Оценив ситуацию, Ильяс приказал подчиненным прикрыть его огнем. А сам, взяв саперный щуп, в одиночку пополз выручать боевых товарищей из беды. Под прицелом моджахедов Дауди вытащил на себе с минного поля одного за другим всех троих раненых. В укрытии перевязал их и вколол промедол каждому.

В это же время при разрыве одной из упавших минометных мин Ильяса ранило осколком в правое предплечье, однако он сам перевязал рану и, отказавшись от эвакуации, остался на позиции.

РОКОВАЯ «ИТАЛЬЯНКА»

23 августа в пять утра с двух вертолетов Ми-8 на высоты, удаленные от места боя, сбросили необходимые батальону боеприпасы и питьевую воду. Комбат гвардии майор Малолетко приказал ротным выделить по пять человек, чтобы доставить груз на боевые позиции. Командуя взводом в отсутствие штатного взводного, Дауди убедил командира роты, что сам возглавит группу.

Пользуясь временным затишьем, Ильяс и четверо бойцов начали быстро спускаться в ущелье. Необходимость лично пойти за грузом разведчик обосновал еще и тем, что роту на гору вел именно он. Поэтому все тропы, которыми третьего дня шурави поднялись на вершину, в деталях запечатлелись в памяти Дауди.

Бойцы все дальше и дальше уходили в глубь ущелья… Они не могли предположить, что ночью душманы обошли высоты, удерживаемые вторым батальоном, и заминировали отходные тропы…

Мотострелки уже возвращались загруженные боеприпасами и водой. Ильяс, шедший первым, сделал очередной шаг и… вдруг раздался характерный щелчок. Услышав его, сразу понял: «Мина...»

Мгновение от щелчка до взрыва – это одновременно и короткий миг, и вся жизнь, пролетевшая перед глазами. А ужас от понимания, сколько горя причинил родителям? «Мама, родная, прости!» Еще чуть-чуть и… Вот это «еще чуть-чуть» заполнилось самым главным, что есть в сущности человека, – надеждой и верой! Надежда, а может, все-таки – нет? «Может, не мина?». Казавшуюся спасительной мысль резко оборвали оглушительный взрыв и мощный удар по ногам…

В результате подрыва на итальянской противопехотной мине разведчик получил тяжелое минно-взрывное ранение с отрывом левого бедра и обширным разрывом мягких тканей с многооскольчатым поражением правой ноги и тяжелую контузию…

Ильяс кубарем покатился вниз: земля и небо стремительно сменяли друг друга. В голове – турбинный гул. Летел куда-то в пространство, по склону в ущелье, ожидая, что сейчас «соберет» все мины на своем пути.

Первые слова, которые выдавил из себя, когда застопорился его «полет» и к нему бросились подчиненные: «Без щупа не подходить!» Первое, что сделал, – вколол себе промедол и, распустив жгут с приклада автомата, наложил его на окровавленное бедро с оторванной ногой...

Болевой шок был мощнейший. Но сознание разведчик не потерял. Он понимал, что стал обузой для товарищей, и без того обессиленных от бесконечного боя и находящихся на грани нервного срыва, что его эвакуация к вертушке грозит обернуться новыми жертвами, возможно, даже более значительными. А полученное ранение и большая кровопотеря требовали быстрой эвакуации и экстренного хирургического вмешательства.

Оценив ситуацию, Ильяс подозвал близкого боевого товарища и друга Абдурахмана Магомедова и потребовал выстрелить в себя. Но настоящий друг не мог выполнить такой приказ…

Разведчику вкололи четыре тюбика промедола. Не будь у Дауди спортивного сердца, шансов выжить не было бы никаких. Помимо этого, объем потерянной крови достиг максимального предела.

За время, что Ильяса транспортировали к вертолету, сменилось несколько групп из разных рот, от позиций к позициям удалявших парня от передовой, передававших друг другу его тело на окровавленной плащ-палатке.

Спустя четыре часа гвардии старшего сержанта доставили на площадку «подскока», откуда его в бессознательном состоянии эвакуировали в госпиталь…

ГОСПИТАЛЬНЫЕ БУДНИ

Сознание возвратилось к разведчику в Шинданде. Открыл глаза – его стремительно катили по госпитальному коридору: санитар рулил каталкой, а еще две медсестры бежали рядом, но с разных сторон. Одна опрашивала его, одновременно заполняя госпитальный бланк: фамилия, имя, отчество, воинское звание, воинская часть, обстоятельства ранения. Другая большими ножницами разрезала маскхалат и кроссовок…

Еще миг и… Ильяс уже лежит в операционной с белоснежным потолком. Над ним склонились врачи в зеленой униформе… Яркая вспышка лампы, укол анестезиолога, кислородная маска на лицо… В глазах погас свет…

В себя пришел на третьи сутки. Ощущение жуткого голода и воспоминание, что с ним произошло что-то страшное, – с этим Ильяс открыл глаза после первой операции. С левой ногой было покончено: к обрубку в гипсе, что когда-то назывался ногой, тянулись две толстые прозрачные трубки, которые промывали основной шов. Но самое тяжелое, о чем Дауди еще не догадывался, было впереди.

Начальник шиндандского военного госпиталя как профессиональный хирург знал о предстоящих операциях. Провожая Ильяса, лежавшего на каталке, в кабульский госпиталь 40-й армии, он пророчески напутствовал: «Держись, разведчик! Впереди у тебя серьезные испытания, надо выдержать, пережить их».

В сентябре 1986 года гвардии старший сержант Ильяс Дауди оказался в легендарном армейском госпитале, где ему предстояло перенести еще пять хирургических операций на второй ноге, в том числе – нейрохирургических и связанных с трансплантацией кожи на пораженные части тела…

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

В 1987 году Ильяс прошел полный курс лечения, реабилитации и протезирования. Возвратившись в Москву, сразу же восстановился в институте, который спустя четыре года с отличием окончил по специальности «экономист газовой промышленности». После этого занимал руководящие должности в ряде коммерческих структур.

В 1992-м стоял у истоков создававшихся тогда всероссийских объединений ветеранов-«афганцев»: координировал их деятельность. Руководил также объединенным экспертным советом по подготовке нормативной базы социально-бытовой и медико-психологической реабилитации ветеранов и инвалидов войны в Афганистане.

С 1992 по 2005 год участвовал в реализации трех межгосударственных медико-социальных программ охраны здоровья и реабилитации воинов-интернационалистов и членов их семей.

В 2012 году Ильяс Дауди окончил с красным дипломом Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

Общественный деятель, бизнесмен. Однако при всей своей ежедневной занятости активно занимается воспитанием шестерых детей.

– Наше присутствие в Афганистане образовало внушительное по численности сообщество людей, состоящее из двух частей, – ответил Ильяс Дильшатович мне на вопрос, как он сегодня воспринимает свою миссию «за речкой». – Одна – наши воины: участники тех событий, выжившие и павшие; их родные и близкие. Это граждане несуществующего ныне СССР. Другая часть – афганское общество, на глазах у которого происходили те драматические события: люди, также потерявшие в той войне близких и родных, кров, получившие тяжелые ранения и увечья. Но несмотря на невзгоды и тяготы, пережитые этим народом, именно он глубже и искреннее, чем кто-либо, способен понять и простить нас – тех, чьи сердца навеки остались в Афганистане.

В 2017 году сын Ильяса Дауди – Дауддин, отличный спортсмен, кандидат в мастера спорта, серебряный призер первенства Москвы по боксу, после первого курса Российского государственного университета нефти и газа имени И.М. Губкина по собственной инициативе ушел в армию. По примеру отца стал военным разведчиком: срочную службу проходил командиром разведывательного отделения в 45-й отдельной гвардейской бригаде специального назначения ВДВ. За ратные успехи награжден знаком ВДВ «За отличие» и грамотой командующего Воздушно-десантными войсками России. После службы восстановился в вузе. Успешно окончил военную кафедру. Летом текущего года Дауди присвоили офицерское звание «лейтенант запаса» (специальность ВУС – 241000 «Обеспечение ракетным топливом, горючим, смазочными материалами и техническими средствами»).

А еще Ильяс Дауди – член Союза писателей России. Его перу принадлежит замечательный военно-исторический роман «В круге Кундузском», основанный на реальных событиях, который номинирован на Нобелевскую премию по литературе за 2021 год.

На презентации произведения в штаб-квартире Российского военно-исторического общества, которая состоялась 9 декабря прошлого года, в День Героев Отечества, Ильяс Дильшатович поделился планами экранизировать роман. Он уже написал сценарий полнометражного художественного фильма. Слоган киноленты – «История героев, среди которых хочется жить». 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Олег 21:58 17.09.2021

Удачи, Ильяс! Попутного ветра и семь футов под килем! :)



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пекин разгневан попыткой Вашингтона протащить Тайвань в ООН

Пекин разгневан попыткой Вашингтона протащить Тайвань в ООН

Владимир Скосырев

Китайская пресса назвала нынешнюю администрацию США "правительством дегенератов"

0
1111
Талибы* ведут джихад за счет пуштунов

Талибы* ведут джихад за счет пуштунов

Гаус Джанбаз

Захватившая власть в Афганистане группировка никогда не была выразителем пуштунских интересов

0
1044
Как Венгрия, смеясь, рассталась со своим прошлым

Как Венгрия, смеясь, рассталась со своим прошлым

Геннадий Петров

Почему в Будапеште одновременно борются с коммунизмом и ностальгируют по нему

0
1579
Фото недели. В Москве приняли непризнанных хозяев Афганистана

Фото недели. В Москве приняли непризнанных хозяев Афганистана

0
584

Другие новости

Загрузка...