0
2542
Газета История Интернет-версия

16.09.2021 20:41:00

Покушение любой ценой

Генерал фон Тресков против Гитлера

Борис Хавкин

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

Тэги: история, вторая мировая война, германия, заговор, гитлер, покушение, фон тресков


35-14-1480.jpg
Внутренний конфликт генерала фон Трескова
состоял в неприятии гитлеровского режима
на фоне жестких обязательств перед армией.
Фото Федерального архива Германии
Движение Сопротивления немцев нацистской диктатуре никогда не было единым, сильным и массовым. Но оно было намного больше, активнее, разнообразнее, чем считалось ранее. И во многом определило послевоенные процессы преодоления прошлого.

Среди результатов этого процесса в ФРГ – полная переоценка роли германского военного Сопротивления в истории Второй мировой войны. Реальное военно-политическое значение (а Гитлера с конца 1930-х годов можно было свергнуть только военными средствами) имело лишь Сопротивление германских военных, связанных с консервативной политической оппозицией. Так как после нападения Германии на СССР судьба войны решалась на германо-советском фронте, то и Сопротивление группы немецких военных на Восточном фронте имело особое значение.

ЗА ВЕРМАХТ, НО ПРОТИВ ГИТЛЕРА

В истории борьбы немцев против Гитлера личность генерал-майора Хеннинга фон Трескова (1901–1944) долгое время оставалась в тени образа полковника Клауса фон Штауфенберга, ставшего символом германского консервативного Сопротивления. Между тем фигура Трескова, одного из главных действующих лиц военного Сопротивления на Восточном фронте, привлекает особый интерес.

Противоречие личности Трескова состояло в том, что неприятие им гитлеровского режима находилось в постоянном конфликте с его обязательствами перед армией, частью которой он был. Тресков был противником режима, которому ему пришлось служить. Наибольшую угрозу своему предприятию заговорщики из группы Трескова видели в развязывании гражданской войны против верных гитлеровскому режиму войск или в развале германского Восточного фронта.

Тресков в ходе подготовки и осуществления государственного переворота боролся против обеих этих опасностей. Чтобы удержать Восточный фронт, заговорщики вынуждены были сдерживать советское наступление и бороться с партизанами.

Тресков был сторонником изменения германской оккупационной политики. В служебной записке от 25 декабря 1942 года под названием «Опыт управления на местах и выработка политических целей» он выступал за налаживание контактов с местным населением России в районе оперативной ответственности группы армий «Центр». И заявлял «о нетерпимости текущих методов администрации и неприемлемости планов колонизации».

Под покровительством Трескова и уполномоченного абвера при штабе группе армий «Центр» полковника Рудольфа-Кристофа фон Герсдорфа осенью 1941 года в Смоленске был создан антисоветский «Русский освободительный комитет». В 1941–1942 годах Тресков и Герсдорф вынашивали планы создания русских воинских частей на стороне Германии, сформированных из военнопленных и белоэмигрантов. Однако эти планы были решительно отвергнуты начальником генштаба Верховного командования вермахта (ОКВ) генерал-фельдмаршалом Кейтелем, который исполнял политическую волю Гитлера.

ПОТОМСТВЕННЫЙ ПРУССКИЙ ВОЕННЫЙ

Хеннинг фон Тресков родился 10 января 1901 года в прусском городе Магдебурге. Его детство прошло в родительском имении Вартенберг, расположенном на восточном берегу Одера (теперь – польская Западная Померания). Родословная фон Тресковых уходит корнями в XIV век; его предки по мужской линии были военными, дипломатами и придворными. Среди них – командующий франконским ополчением в XVIII веке генерал-фельдмаршал Адам Фридрих фон Тресков, тайный советник и посол Арнд Хайнрих фон Тресков, прусско-королевский камергер Отто Мельхиор фон Тресков.

Хеннинг обладал сильным характером, сформировавшимся в результате сочетания христианского протестантского воспитания и глубоко укоренившихся семейных традиций. Его дед – герой франко-прусской войны генерал пехоты Герман Генрих Теодор фон Тресков – был шефом военного кабинета прусского короля Вильгельма I, а затем командовал 9-м армейским корпусом. Отец, Герман фон Тресков, в 1900 году вышел в отставку в чине генерала кавалерии и поселился в своем имении. Генерал был убежденным монархистом и всю жизнь (он умер в 1933-м) любил вспоминать, как в1871 году молодым лейтенантом удостоился чести присутствовать на коронации кайзера Вильгельма I в зеркальном зале Версальского дворца. Мать Хеннинга Мария-Агнеса была дочерью кайзеровского гофмейстера графа Р. фон Цедлиц-Трютцшлера. До смерти в 1926 году она жила в имении, занимаясь семьей и домом.

Премудрости наук юному Хеннингу и его брату Герду, который был двумя годами старше, поначалу преподавал домашний педагог. Затем братья продолжили обучение в школе при монастыре Локкум. Хеннинг окончил ее в июне 1917 года и добровольно отправился в кайзеровскую армию, где уже служил его брат.

В июне 1918 года юнкер при знамени Хеннинг фон Тресков стал одним из самых молодых лейтенантов 1-го Потсдамского гвардейского пехотного полка. Он участвовал в одном из наиболее жестоких сражений Первой мировой войны – в битве на Марне, был награжден Железным крестом II класса.

СМУТНЫЕ ВРЕМЕНА

В ноябре 1918 года Первая мировая война завершилась поражением империи Вильгельма II. В Германии произошла революция. В декабре 1918 года полк, в котором служил молодой лейтенант, был распущен, но уже в январе 1919-го Тресков в составе добровольческого отряда майора фон Стефани участвует в Берлине в подавлении восстания «спартаковцев» – последователей русских большевиков. До ноября 1920 года Тресков остается в армии; теперь это лишенные артиллерии, танков, авиации 100-тысячные профессиональные силы обороны Веймарской республики – рейхсвер.

В 1920–1921 годах Тресков изучал в Берлинском университете имени Фридриха-Вильгельма юриспруденцию, теорию современного государства, финансы и биржевое дело. В 1922–1923-м он продолжил обучение в университете города Киля, однако диплома так и не получил: в январе 1923 года поступил на работу в банкирский дом Вильгельма Кана в Потсдаме, где, впрочем, проработал недолго.

В июле 1924-го он вместе с другом обер-лейтенантом фон Хессе отправился в кругосветное путешествие. В декабре 1924 года был вынужден прервать путешествие: надо было возвращаться домой и спасать от долгов родовое гнездо. Тресков устроился на работу управляющим на небольшую фабрику. 18 января 1926 года он женится на Эрике фон Фалькенхайн, дочери генерала Эриха фон Фалькенхайна и двоюродной сестре генерала Федора фон Бока, которому Тресков приходился также племянником.

От брака Хеннинга и Эрики родились четверо детей: сыновья Марк и Рюдигер и дочери Ута и Адельгейда. Эрика фон Тресков была не только верной женой и матерью, но и соратником своего мужа: в 1943 году она перепечатывала на пишущей машинке тексты секретных приказов и распоряжений антигитлеровского заговора. Документы начинались словами «фюрер Адольф Гитлер мертв».

СНОВА НА СЛУЖБЕ

1 февраля 1926 года Тресков по личной рекомендации рейхспрезидента генерал-фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга был восстановлен на военной службе. Биограф Трескова Бодо Шойриг отмечает, что в начале 1930-х Тресков поддался на агитацию нацистов. Вопреки своему благородному происхождению он критиковал дворянский консерватизм и считал, что нечерствый душой молодой человек должен быть либо коммунистом, либо нацистом. В отличие от своего брата Герда, который с самого начала был противником нацизма, Хеннинг приветствовал приход Гитлера к власти.

Первые сомнения относительно правильности политики нацистского фюрера пришли к Трескову после расправы гитлеровцев над двумя генералами рейхсвера 30 июня 1934 года, в «ночь длинных ножей». В эту ночь, кроме вождей штурмовиков, были убиты бывший рейхсканцлер К. фон Шляйхер и военный министр в его кабинете Ф. фон Бредов. Тресков, с 1 мая 1934 года капитан, счел эти политические убийства разложением основ правопорядка в стране.

В октябре 1934 года Тресков поступил в военную академию и в сентябре 1936-го блестяще окончил ее. Как лучший офицер своего выпуска он получил назначение в 1-й (оперативный) отдел Генерального штаба. По долгу службы он был знаком с секретными планами в отношении Чехословакии. Его насторожило изменение этих планов в декабре 1937 года: за ними стоял явный отказ Гитлера от оборонительных действий в пользу захватнической войны.

В 1938 году оппозиция Гитлеру в среде консервативной и военной элиты рейха стала усиливаться. В феврале 1938-го в армии разразился скандал, названный «аферой Бломберга-Фрича». Главнокомандующий вермахтом (так с 1935 года стали назваться вооруженные силы Германии, воссозданные на основе всеобщей воинской повинности) генерал-фельдмаршал фон Бломберг и главком сухопутных войск генерал-полковник фон Фрич крайне отрицательно отнеслись к авантюристическим планам Гитлера.

Последовала позорная отставка обоих генералов: Бломбергу поставили в вину потерю офицерской чести из-за женитьбы на женщине, чья репутация «не соответствует его высокому посту ее мужа», а Фричу инкриминировали гомосексуализм. Несмотря на доказанную абсурдность обвинений, оба генерала были скомпрометированы и лишились своих постов. Гитлер заменил Фрича фон Браухичем, а место Бломберга занял сам. Через несколько дней после устранения этих военачальников было учреждено Верховное командование вермахта во главе с Гитлером – «фюрером» и Верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами Германии.

МУЧИТЕЛЬНЫЕ КОЛЕБАНИЯ

Осенью 1938 года среди военных созрел первый антигитлеровский заговор. Однако «генеральский путч» был сорван «Мюнхенским сговором». Таким образом, 29 сентября 1938 года Англия и Франция не только отдали Гитлеру часть Чехословакии, но и спасли его от ареста заговорщиками.

1 марта 1939 года Тресков получил чин майора, а в середине августа – должность начальника оперативного отдела (офицера «1а») штаба 228-й пехотной дивизии. В этой должности Тресков участвовал в нападении Германии на Польшу; за успешное оперативное руководство действиями своей дивизии был награжден Железным крестом I класса. 23 октября Тресков был переведен в штаб группы армий «А», где служил помощником начальника оперативного отдела Эриха фон Манштейна.

Осенью и зимой 1939 года Тресков стал свидетелем серьезных разногласий между группой генералов и Гитлером по вопросу планирования военной кампании на Западе. Однако весенне-летнее наступление вермахта на Западном фронте, вопреки опасениям генералов, прошло блестяще: 14 июня 1940 года германские войска вошли в Париж. 10 декабря 1940 года подполковник Тресков был назначен офицером «1а» штаба группы армий «Б», которой командовал дядя Трескова – генерал-фельдмаршал Федор фон Бок.

22 июня 1941 года в связи с нападением Германии на СССР группа армий «Б» была переименована в группу армий «Центр», которая действовала на направлении главного удара и должна была через три месяца взять Москву. «У нас есть возможность разбить Россию, если группа армий «Центр» до наступления зимы выиграет битву за Москву», – говорил он своему двоюродному брату, адъютанту Манштейна Александру Штальбергу. Но вскоре точка зрения Трескова изменилась: нападение Гитлера на СССР он называл «дерзостью превеликого дилетанта, предпринятою несмотря на то, что Англия все еще не побеждена».

Первый адъютант фон Бока граф К.-Х. фон Харденберг вспоминал, как теплым летним вечером 1941 года они с Тресковым долго беседовали на берегу Березины. Они «тогда уже поняли, что никакие попытки увещевания людей, призванных управлять страной, не приведут к успеху. То ли из-за необычайной способности Адольфа Гитлера внушать свои идеи другим, то ли из-за недостатка гражданского мужества у немцев… не нашлось никого, кто попытался бы, используя все возможности своего положения, выступить против преступных приказов и милитаристского безумия… Мы хорошо осознавали всю трудность нашей задачи… Тот, кто сегодня считает себя вправе полагать, что тогда нами руководило лишь честолюбие, желание прославиться или спасти себя от надвигающейся катастрофы, тот ничего не знает об угрызеньях совести и душевных муках, с которыми каждый из нас должен был справляться поодиночке. Что с нами будет, если мы проиграем? Не пропадут ли тогда все наши усилия понапрасну, оставшись лишь преступлением? Это продолжалось дни и недели… Наконец, после расквартирования в Смоленске было решено: нужно действовать».

35-15-1480.jpg
Тело покончившего с собой Трескова нацисты
выкопали и сожгли в концлагере Заксенхаузен.
Все, что сегодня осталось от лагерного
крематория.  Фото Салли Скотт
ЗАГОВОР СОЗРЕЛ

На Восточном фронте к единомышленникам Трескова принадлежали офицеры штаба группы армий «Центр»: Р.-К. фон Герсдорф, К.-Х. фон Харденберг, Б. фон Клейст, Ф. фон Шлабрендорф, А. фон дем Бусше, братья Г. и Ф. фон Безелагер, Х. фон Лендорф-Штайнорт.

Это были молодые аристократы, чьи нравственные ценности вступили в острое противоречие с военными преступлениями нацистов. В силу своего служебного положения офицеры штаба лучше других были осведомлены о реальном положении дел. Многие из них понимали, что Гитлер ведет Германию и ее вооруженные силы к неминуемой катастрофе. Следовательно, единственный способ спасти страну и армию – это уничтожить Гитлера.

Ликвидация 20–21 октября 1941 года эсэсовцами из «айнзацгуппы Б» всего еврейского населения белорусского города Борисова, о которой по каналам абвера узнал Герсдорф, оказало сильнейшее воздействие на окружение Трескова и развеяло последние сомнения в необходимости борьбы против Гитлера и его режима. В начале декабря 1941 года Герсдорф говорил Трескову: «У меня создалось впечатление, что расстрелы евреев, военнопленных и комиссаров осуждаются офицерским корпусом повсеместно... Расстрелы рассматриваются как позорящие честь германской армии, в особенности ее офицерского корпуса. Виновен в этом только один человек – и вы отлично знаете кто».

Тресков много раз, правда, безрезультатно, пытался убедить своего дядю – командующего группой армий «Центр» генерал-фельдмаршала фон Бока заявить официальный протест против приказа «О комиссарах». Усилиями Трескова этот приказ был на некоторое время задержан в штабе Бока.

Когда до Трескова дошли сведения о ситуации в концлагерях, он вступил в контакт с берлинской группой Сопротивления во главе с Л. Беком, К.Ф. Гёрделером и Х. Остером. Первая попытка военного переворота, планируемого Тресковым и его единомышленниками в Берлине и назначенного на декабрь 1941 года, так и не состоялась: все силы группы армий «Центр» были брошены на отражение советского контрнаступления под Москвой. После поражения вермахта под Москвой фон Бок был снят с должности командующего группой армий «Центр».

19 декабря в командование группой армий «Центр» вступил генерал-фельдмаршал Гюнтер фон Клюге по прозвищу «Умный Ганс». Это прозвище солдаты дали ему не только по совпадению с фамилией (немецкое слово «Клюге» переводится как «умный»), но и в честь знаменитой в Германии цирковой лошади по кличке «Умный Ганс», которая якобы отличалась глубоким интеллектом и даже умела считать.

Тресков как офицер «1а», имевший постоянный личный контакт с новым командующим, пытался без особого успеха вовлечь «Умного Ганса» в ряды военного Сопротивления Гитлеру. Клюге был слишком хитер, чтобы однозначно встать на сторону заговорщиков.

17 ноября 1942 года Тресков в беседе со Штальбергом сказал, что «генштаб не заслуживает больше своего названия, остались только блеск воротников и красные лампасы на штанах. Никто больше не обращается к Клаузевицу и старому Мольтке. Гитлер потребовал, говоря его собственными словами: офицеры генштаба должны «как кровожадные собаки, рвать поводок, чтобы, когда их спустят, броситься на врага и разорвать его в клочья». Эти слова являются оскорблением генштаба. Гитлеру хотелось бы иметь в генштабе мелких пособников-подхалимов. «Пособники на службе главного преступника».

Штальберг спросил Трескова о «злоупотреблениях» СС в отношении гражданского населения. Тресков ответил, что «речь идет не об отдельных злоупотреблениях, а о планомерном уничтожении людей. В группе армий имеется достоверная информация, что созданы специальные части СС и СД, которые делают это дело с такой четкой организацией и в таких масштабах, что все это выходит за рамки любых фантазий».

Заговорщики из штаба группы армий «Центр» и их соратники в Берлине продолжали готовить государственный переворот. Характерно, что Клюге не только не выдал их, но и фактически прикрывал подготовку Тресковым и его группой покушения на фюрера и Верховного главнокомандующего.

Тресков утверждал, что принесенная Гитлеру присяга больше не имеет силы. «Разве это не удивительно, что… в генеральном штабе германской армии… обсуждают, как лучше убить главу государства! И все-таки это единственное решение, чтобы спасти немецкий народ от величайшей катастрофы во всей его истории».

НЕУДАЧНОЕ ПОКУШЕНИЕ

В подготовке покушения на Гитлера участвовали девять офицеров: четверо из штаба группы армий «Центр» и пять кавалеристов полка охраны штаба, которым командовал Георг фон Безелагер.

План предусматривал два варианта действий. Первый: застрелить Гитлера и сопровождающего его рейхсфюрера СС Гиммлера в офицерском казино во время званого обеда в честь фюрера. Второй: силами кавалерийского эскадрона В. Кёнига из полка Безелагера атаковать автомобильный кортеж Гитлера по дороге из штаба Клюге на аэродром, по возможности захватить Гитлера и Гиммлера живыми, приговорить их к смертной казни и немедленно расстрелять. Клюге был в курсе дела: «Действуйте на свой страх и риск… я вас не выдам», – сказал он.

Однако накануне визита Гитлера в штаб группы армий «Центр» выяснилось, что Гиммлер, «живая тень фюрера», сопровождать Гитлера не будет. Когда 13 марта 1943 года Гитлер на личном самолете прилетел из Винницы на оперативное совещание в штаб группы армий «Центр» в Смоленск, Клюге запретил Трескову и братьям Безелагер действовать: «убить Гитлера, но не захватить Гиммлера – это угрожает гражданской войной. После смерти Гитлера к власти придут СС и безжалостно уничтожат любую оппозицию. При любом перевороте прежде всего следует обязательно обезвредить СС. Короче, успешное покушение на Гитлера не приведет к решающим последствиям, если одновременно с ним не будет устранен рейхсфюрер СС».

Однако у Трескова и его адъютанта Шлабрендорфа был еще один, запасной вариант: организовать «несчастный случай» – сделать так, чтобы самолет с Гитлером на борту «по неясным причинам» взорвался в воздухе. В самолете «Фокке-Вульф Кондор», на котором Гитлер вылетел из Смоленска, Тресковом и Шлабрендорфом была подложена взрывчатка замедленного действия, замаскированная под коробку с двумя бутылками французского коньяка. Но в воздухе взрыва не последовало.

Вскоре заговорщикам из штаба группы армий «Центр» представилась новая возможность убить Гитлера. 20 марта 1943 года доверенное лицо Трескова барон Герсдорф должен был взорвать себя вместе с Гитлером во время посещения последним выставки трофейного советского оружия, которую группа армий «Центр» устроила в берлинском цейхгаузе по случаю «дня повиновения героев». Но взрывной механизм в кармане шинели Герсдорфа был установлен на десять минут, а Гитлер провел на выставке лишь две минуты. Герсдорф едва успел скрыться в туалете, чтобы извлечь взрыватель из адской машины.

ВСЕ ДАЛЬШЕ ОТ ЦЕЛИ

В конце августа 1943 года Тресков изложил бывшему германскому послу в СССР, а в то время – руководителю 13-го политического («русского») отдела МИД Германии графу фон Шуленбургу план установления контактов с Советским Союзом. С помощью офицеров штаба группы армий «Центр» Шуленбурга намечалось переправить за линию фронта для ведения переговоров о заключении компромиссного мира с СССР. По мнению Трескова, это был единственный шанс избежать тотального поражения Германии.

Об этом плане осенью 1943 года Тресков беседовал с одним из руководителей «штатского сектора» антигитлеровского заговора Гёрделером. Однако план Трескова так и остался невыполненным.

В сентябре 1943 года Трескову совместно со Штауфенбергом удалось приспособить план «Валькирия» (использование армии резерва для подавления беспорядков, вызванных восстанием иностранных рабочих-каторжников в германском тылу) для целей заговора против Гитлера. Тем самым подготовка к военному путчу пошла почти официально. Шансы успешного захвата заговорщиками государственной власти заметно возросли. Однако воинские части выступили на стороне заговора лишь летом 1944 года. С 11 по 21 июля кавалерийский полк (шесть эскадронов – около 1200 всадников) сформированного соединения «Безелагер» (3-й кавалерийской бригады из резерва группы армий «Центр») должен был на транспортных самолетах 6-го воздушного флота прибыть в Берлин, чтобы обеспечить успех государственного переворота. Часть офицеров этого полка была вовлечена в заговор. В связи с провалом покушения на Гитлера 20 июля 1944 года полк «Безелагер», совершавший марш в соответствии с планами заговорщиков, вернулся на место своей дислокации.

В октябре 1943 года Тресков был переведен в группу армий «Юг» на должность командира 442-го пехотного полка 168-й пехотной дивизии, входившей в состав 8-й армии. Тресков просил генерал-фельдмаршала Манштейна, который высоко ценил его как способного штабного офицера, способствовать его переводу в штаб группы армий «Юг» или же в ставку Гитлера, рассчитывая, что это поможет ему снова стать в центре заговора. Но Манштейн, зная о ярко выраженных антинацистских взглядах Трескова, отказался удовлетворить его просьбу.

Однако уже 20 ноября 1943 года последовало новое назначение: начальником штаба 2-й армии группы армий «Центр». Так как 2-я армия вела тяжелые оборонительные бои, испытывая недостаток сил и неся большие потери, Тресков оказался в стороне от главных событий.

«ПОКУШЕНИЕ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ»

В июне 1944 года война вступила в свою заключительную фазу. 6 июня союзники высадились в Нормандии, а 23 июня Красная армия прорвала фронт группы армий «Центр». Новая ситуация сложилась и для немецкого Сопротивления.

Штауфенберг недвусмысленно поставил перед Тресковым вопрос, имеет ли теперь смысл совершать покушение на Гитлера. Тресков ответил: «Покушение на Гитлера должно быть совершено любой ценой. Если же оно не удастся, то, несмотря на это, надо попытаться совершить государственный переворот. Ведь дело здесь уже не столько в практической цели, сколько в том, чтобы показать, что германское движение Сопротивления перед лицом всего мира и истории отважилось, не щадя своей жизни, на этот решающий бросок. Все остальное в сравнении с этим безразлично».

Заговор немецкой консервативной оппозиции и военных кругов был окончательно сорван неудачным покушением на Гитлера 20 июля 1944 года. Узнав о казни Штауфенберга, Тресков сказал Шлабрендорфу: «Они скоро узнают про меня и постараются вырвать из меня имена наших товарищей. Чтобы предупредить их, я должен пожертвовать жизнью». Шлабрендорф не смог убедить своего двоюродного брата отказаться от самоубийства, которое генерал пытался замаскировать, имитируя гибель в бою, чтобы спасти от преследований свою семью.

Шлабрендорф позднее передал слова Трескова, сказанные им незадолго до смерти: «Сейчас на нас обрушится весь мир и начнет осуждать. Но я, как и прежде, твердо убежден, что мы действовали правильно. Я считаю Гитлера заклятым врагом не только Германии, но и всего мира. Когда через несколько часов я предстану перед судом Всевышнего, чтобы отчитаться в своих действиях и упущениях, то, полагаю, смогу с чистой совестью поведать о том, что сделал в борьбе против Гитлера. Господь однажды пообещал Аврааму, что не погубит Содом, если в городе найдутся хотя бы десять праведников, и я надеюсь, что Он ради нас не уничтожит Германию. Никто из нас не имеет права сетовать, что пришлось умереть».

САМОУБИЙСТВО И ПОСМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР

О самоубийстве Трескова, произошедшем 21 июля 1944 года в районе Белостока, сохранилось свидетельство майора Куна: «Генерал фон Тресков так же, как и я, узнал лишь по радио о неудаче покушения... Когда мы с ним прибыли на передовую, он сказал мне: «Вам известно, что до Штауфенберга я под руководством Бека был вдохновителем того, что вчера не удалось. Мне известны все детали организации, и я так же, как Бек и Штауфенберг, несу ответственность за случившееся. Таким образом, мой час пробил». Я возразил ему, указав, что мне не надлежит обсуждать его решение, однако такие люди, как он, в грядущие тяжелые времена будут особенно необходимы. Но Тресков все же продолжал: «Я прошу вас позаботиться о том, чтобы никто не узнал о моей добровольной смерти. Пусть станет известно, что я убит партизанами. Это необходимо в интересах нашего дела, участников заговора и моей семьи». Затем он подал мне руку и сказал: «Прощайте, если вам удастся остаться в живых, то в нужный час расскажите другим, чего мы хотели добиться». Когда я отошел примерно на 100 метров, послышался взрыв ручной гранаты, которую Тресков держал в руках. Я официально сообщил о его смерти от рук партизан, и генерал фон Тресков был похоронен со всеми воинскими почестями. Сводка ОКВ упомянула о его геройской смерти. В лице генерала фон Тресков я потерял товарища, являвшегося для меня образцом в жизни».

4 августа 1944 года имперский народный трибунал обвинил генерала Трескова в участии в заговоре против Гитлера и том, что он, опасаясь ареста, «добровольно направился под огонь врага в поисках смерти». Нацисты извлекли тело Трескова из земли, доставили в Берлин и сожгли в концлагере Заксенхаузен. После чего его прах был развеян по ветру. Брат Хеннинга подполковник Герд фон Тресков, служивший в Италии, был арестован за связь с заговорщиками и в заключении покончил жизнь самоубийством 6 сентября 1944 года. Вся семья Трескова была взята «под превентивный арест».

Жертвенная борьба Трескова и его соратников не привели германское военное Сопротивление к успеху. Как отмечал немецкий историк Мартин Бросцат, «консервативное Сопротивление Гитлеру достойно моральной славы. Но политически оно оказалось не менее беспомощным, чем консервативные партнеры Гитлера в 1933 году». Гитлер и нацистский рейх были повержены не самими немцами, а Вооруженными силами Советского Союза и его союзников по антигитлеровской коалиции.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пекин разгневан попыткой Вашингтона протащить Тайвань в ООН

Пекин разгневан попыткой Вашингтона протащить Тайвань в ООН

Владимир Скосырев

Китайская пресса назвала нынешнюю администрацию США "правительством дегенератов"

0
1031
Как Венгрия, смеясь, рассталась со своим прошлым

Как Венгрия, смеясь, рассталась со своим прошлым

Геннадий Петров

Почему в Будапеште одновременно борются с коммунизмом и ностальгируют по нему

0
1556
Цена «копейки»

Цена «копейки»

Игорь Атаманенко

Как разведчики в ФРГ итальянский автозавод сторговали

0
1555
Великая баснословная война

Великая баснословная война

Максим Кустов

Некоторые мифы о Второй мировой повторяют десятилетиями

0
2739

Другие новости

Загрузка...