0
4688
Газета История Интернет-версия

01.06.2023 20:31:00

Как железный занавес превратился в Берлинскую стену

Три кризиса вокруг германской столицы раскололи мир

Борис Хавкин

Михаил Стрелец

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института РГГУ, Москва;Михаил Васильевич Стрелец – доктор исторических наук, профессор Брестского государственного технического университета, Брест, Республика Беларусь.

Тэги: история, германия, ссср, сша, берлин, кризисы


история, германия, ссср, сша, берлин, кризисы По решению Ялтинской конференции, Берлин получал особый статус. Рейхстаг в мае 1945 года. Фото из Федерального архива Германии

Во второй половине ХХ века центром конфронтации между Западом и Востоком в Европе был разделенный Берлин. В историографии пишут о трех Берлинских кризисах: 1948–1949, 1953 и 1958–1961 годов. Таким образом, в нынешнем году исполняется 75 с начала первого, 70 – второго и 65 лет – с начала третьего Берлинского кризиса.

Первый Берлинский кризис ознаменовал начало холодной войны в Европе и раскол Германии на два государства: ФРГ и ГДР. Второй был внутренним кризисом ГДР, приведшим к народному восстанию в Восточном Берлине и охватившим всю территорию ГДР. Третий кризис привел к углублению раскола Германии и Европы и поставил мир на грань ядерной войны.

ДЕРЖАВЫ РАСХОДЯТСЯ

Берлинский вопрос был частью германской проблемы. По решению Ялтинской конференции Большой тройки (4–11 февраля 1945 года) Берлин получал особый статус. После Победы Берлин, находящийся в центре советской оккупационной зоны, был разделен на четыре сектора – советский, американский, британский и французский – и совместно управлялся четырьмя державами.

Потсдамская конференция Большой тройки (17 июля – 2 августа 1945 года) определила совместные политические и экономические принципы обращения союзников по антигитлеровской коалиции с Германией. Союзники договорились, что в период оккупации Германия должна рассматриваться как единое экономическое целое, пока не будет учреждено центральное германское правительство. Великие державы устанавливали свою верховную власть в Германии, которая должна была осуществляться Главнокомандующими ВС СССР, США, Великобритании и Франции – каждым в своей зоне оккупации по инструкциям своих правительств и совместно по вопросам, затрагивающим Германию в целом. Как орган верховной власти победителей в оккупированной Германии учреждался Союзнический контрольный совет (СКС), которому подчинялась Межсоюзническая комендатура (МК). Оба органа размещались в Берлине.

На Потсдамской конференции было решено учредить Совет министров иностранных дел (СМИД) из представителей СССР, США, Великобритании, Франции и Китая для подготовки мирного урегулирования для Германии. Но СМИД в силу объективных причин – растущих противоречий между Западом и Востоком – с этой задачей справиться не мог. Как писал в своем дневнике посол США в Москве Джордж Кеннан, «идея вместе с русскими управлять Германией является безумием».

С 1 января 1947 года Великобритания и США договорились об объединении своих зон. Новое объединение стало называться Бизонией. США и Великобритания также предложили создать для управления Руром (промышленным регионом в Западной Германии) международный контрольный орган с участием Франции, но без Советского Союза.

На Лондонское совещание министров иностранных дел США, Великобритании, Франции и стран Бенилюкса (февраль-июнь 1948 года) советский министр иностранных дел Вячеслав Молотов приглашен не был. В Лондоне решили созвать в ближайшее время учредительное собрание, которое разработает Конституцию для Западногерманского государства. Были также приняты решения:

– распространить на три западные оккупационные зоны Германии действие американского «плана Маршалла»;

– создать особый орган по контролю над Руром из представителей участвовавших в конференции государств (без СССР);

– принять согласие Франции на присоединение своей зоны к Бизонии и объединение трех западных зон в Тризонию;

– и еще одно секретное решение: провести в Тризонии денежную реформу.

Таким образом западные державы договорились между собой о подготовке создания сепаратного Западногерманского государства со своей Конституцией, парламентом, правительством и валютой, хотя решение общегерманских вопросов, согласно ялтинско-потсдамским договоренностям, должно было входить в компетенцию СМИД и СКС. Созыв Лондонского совещания без участия Советского Союза был воспринят в Москве как разрыв западными державами четырехсторонних соглашений по Германии. СССР и «страны народной демократии» обвинили Запад в раскольнической деятельности и заявили, что не признают за сепаратными решениями, принятыми в Лондоне, «законную силу и моральный авторитет».

Конфронтация нарастала и разразилась Берлинским кризисом. Берлин стал передним краем противостояния между СССР и Западом.

ПЕРВЫЙ БЕРЛИНСКИЙ КРИЗИС

Западный Берлин был анклавом внутри советской зоны, отстоявшим от ближайшей точки британской зоны на 260 км. Идея давления на западные державы посредством «нажима» на их гарнизоны в Берлине и коммуникации с Берлином возникла в Москве осенью 1947 года.

20 марта 1948 года преемник маршала Георгия Жукова в СКС маршал Василий Соколовский объявил о прекращении своей работы в СКС. Больше СКС на заседания не собирался. (Формально этот орган был ликвидирован лишь с объединением Германии в соответствии с положениями договора «Два плюс четыре» 1990 года.)

В ночь с 20 на 21 июня на западе Германии была пущена в оборот «тризональная» немецкая марка. Так началась экономическая реформа, названная именем экономического директора Тризонии Людвига Эрхарда. 24 июня Эрхард подписал закон о принципах хозяйственной структуры и политике цен. Цены исключались из сферы государственного регулирования.

Западные союзники планировали осуществить реформу не только в своих в зонах оккупации, но и во всех секторах Берлина. Чтобы воспрепятствовать этому шагу, подрывающему экономику Советской оккупационной зоны, советская военная администрация «закрыла» советский сектор и блокировала Большой Берлин. В советской оккупационной зоне Германии и в советском секторе Берлина прошла своя денежная реформа – была введена восточная марка. Таким образом, механизм образования двух германских государств был запущен.

24 июня сухопутное и речное сообщение западных зон с Берлином было полностью перекрыто советскими войсками. Началась советская блокада Западного Берлина, продолжавшаяся до 12 мая 1949 года. Советские войска на границах восточного сектора и Большого Берлина ввели спецпропуска для пешеходов, велосипедистов и автомобилистов; осуществлялся строгий контроль железнодорожного и водного сообщения с Берлином.

Мероприятия, проведенные Советским Союзом 24 июня 1948 года, можно рассматривать не только как проявление давления СССР на бывших союзников в условиях нарастающего раскола Германии, но и как ответные действия СССР на односторонние политические шаги западных держав по созданию Западногерманского государства.

ВОЗДУШНЫЙ МОСТ

Предложение главы военной администрации США в Германии генерала Люциуса Клея об организации американских автомобильных конвоев, которые под прикрытием танков через советскую зону пробивались бы в Западный Берлин, не нашло поддержки в Вашингтоне, так как ставило США на грань вооруженного конфликта с СССР. Лозунг «Берлин стоит войны!» не прошел. Американцы и англичане приняли другое решение: снабжать город с населением 2,2 млн человек по воздушному мосту. Воздушный коридор был согласован СКС еще в 1945 году.

25 июня Клей издал приказ о начале операции «Берлинский воздушный мост». Командовать операцией назначили генерал-лейтенанта ВВС США Уильяма Х. Таннера. 26 июня в западноберлинском аэропорту Темпельхоф приземлился первый американский военный самолет, положивший начало операции «Провиант».

Темпельхоф принимал до 400 военно-транспортных самолетов в день. С июня 1948 по май 1949 года было перевезено около 2,34 млн т грузов (из них 1,78 млн т силами США), в том числе 1,44 млн т угля, 490 тыс. т продовольствия (порошкового молока, картофельного пюре, муки) и 160 тыс. т строительных материалов.

Такие объемы грузоперевозок стали возможны благодаря четко продуманной системе. Три воздушных коридора использовались в одностороннем движении: самолеты прибывали в Берлин по северному (из Гамбурга) и южному (из Франкфурта-на-Майне) коридорам, а возвращались по центральному (в Ганновер). В полете по коридору самолеты занимали пять уровней. Каждому пилоту предоставлялась только одна попытка посадки. Если она не удавалась, самолет с грузом отправлялся обратно. Благодаря этой системе самолеты в Берлине садились каждые три минуты. Пребывание самолета на земле было сокращено с 75 до 30 минут.

ДВЕ ГЕРМАНИИ

Снабжение Западного Берлина по «воздушному мосту» продолжалось 10 месяцев. Советская сторона не создавала препятствий для англо-американских пилотов. Как следует из соглашения между СССР и западными державами от 4 мая 1949 года «О снятии ограничений на коммуникациях, транспортировке и торговле между Берлином и восточными и западными зонами Германии», Советский Союз признавал право западных держав на доступ в Берлин, но в рамках реализации принципов, установленных в 1945 году в рамках работы СКС. 12 мая 1949 года Первый берлинский кризис завершился снятием блокады Западного Берлина.

7 сентября 1949 года на базе Тризонии была провозглашена Федеративная Республика Германия со столицей в Бонне. Месяцем позже, 7 октября, из советской зоны оккупации Германии образовалась Германская Демократическая Республика, столицей которой стал Восточный Берлин. Западный Берлин имел статус «особой зоны ООН, регулируемой СССР, Францией, США и Великобританией».

Так продолжалось до 1990 года, когда восточногерманские земли, вновь созданные на территории бывшей ГДР (вместо округов), а также Западный и Восточный Берлин вошли в Федеративную Республику Германию на основе Конституции ФРГ 1949 года. Новой столицей объединенной Германии стал Большой Берлин.

ВТОРОЙ БЕРЛИНСКИЙ КРИЗИС

17 июня 1953 года в Восточном Берлине начались схватки демонстрантов с полицией, вызванные провальной экономической политикой властей ГДР. Экономические требования восставших быстро сменились политическими: свободные выборы, воссоединение страны и немедленная отставка лидеров Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) и правительства ГДР. Восстание перекинулось на другие города ГДР, но было быстро подавленно силами Группы советских войск в Германии (ГСВГ) и полиции ГДР (подробнее: «Бунт в зоне оккупации, или Остробородый, Брюхо и Очки», «НВО», 13.04.23)

Глубокий кризис в ГДР побудил руководство СССР принять в августе 1953 года решение об освобождении ГДР от дальнейших репарационных поставок. ГДР были переданы 33 советских акционерных предприятия. В октябре 1953 года в целях поднятия международного престижа ГДР социалистические страны подписали с ее правительством соглашения о преобразовании дипломатических миссий в посольства и об обмене послами. 25 марта 1954 года последовало заявление советского правительства, а 27 марта – заявление правительства Восточной Германии о суверенитете ГДР.

В августе 1954 года утратили силу все приказы и распоряжения, изданные Советской военной администрацией в Германии. 14 мая 1955 года ГДР стала членом Организации Варшавского Договора (ОВД) – военно-политического союза социалистических стран – и приступила к созданию своей армии. В 1956 году Казарменная народная полиция была преобразована в Национальную народную армию (ННА) ГДР. В результате этих мер ГДР формально получила все атрибуты государственной независимости.

Договор об основах отношений СССР и ГДР, подписанный в Москве 20 сентября 1955 года, закреплял полный суверенитет ГДР при сохранении на ее территории контингента советских войск. Таким образом, июньский кризис 1953 года завершился временной стабилизацией режима ГДР, достигнутой при экономической, политической и военной помощи советского руководства.

19-15-1480.jpg
Реконструированное здание Рейхстага
хранит память о многих событиях в его стенах.
Фото Reuters
ТРЕТИЙ БЕРЛИНСКИЙ КРИЗИС

Принципиальное расхождение позиций СССР и Запада по германскому вопросу продемонстрировал Берлинский кризис 1958–1961 годов. Он был вызван нотой советского правительства правительствам США, Великобритании и Франции от 27 ноября 1958 года. На Западе этот документ назвали «ультиматумом Хрущева».

Первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совета министров СССР Никита Хрущев сделал следующее заявление: «Советское правительство со своей стороны считало бы возможным, чтобы вопрос о Западном Берлине был в настоящее время решен путем превращения Западного Берлина в самостоятельную политическую единицу – вольный город, в жизнь которого не вмешивалось бы ни одно государство, в том числе и ни одно из существующих двух германских государств. Можно было бы, в частности, договориться о том, чтобы территория вольного города была демилитаризована и на ней не было никаких вооруженных сил. Вольный город Западный Берлин мог бы иметь свое собственное правительство и сам управлял бы своей экономикой, административными и иными делами».

Хрущев требовал от западных держав в течение шести месяцев предоставить Западному Берлину статус «демилитаризованного вольного города». В противном случае СССР готов был действовать в одностороннем порядке. Тезисы «ультиматума Хрущева» вошли в предложенный Кремлем проект Германского мирного договора от 10 января 1959 года.

Запад отверг кремлевский ультиматум. Правительство канцлера Конрада Аденауэра квалифицировало его как шаг, резко противоречащий интересам ФРГ.

1 мая 1960 года над территорией СССР совершил полет американский самолет-разведчик Lockheed U-2. Самолет был сбит советскими средствами ПВО. Пилот Фрэнсис Гэри Пауэрс попал в плен.

15 мая 1960 года в Париже должно было пройти совещание лидеров СССР, США, Франции и Великобритании. Советский публицист Федор Бурлацкий, работавший тогда в аппарате ЦК КПСС, свидетельствовал: «Уже перед самым вылетом в Париж Хрущев собрал на аэровокзале заседание Президиума ЦК КПСС и предложил отменить все подготовленные ранее предложения и документы, мотивируя тем, что обстановка для соглашения неблагоприятна со всех точек зрения».

Прилетев в Париж, Хрущев потребовал извинений от Эйзенхауэра. Президент США на это не пошел. Хрущев вместе со всей делегацией вернулся в Москву. Парижское совещание было сорвано.

Хрущев рассчитывал, что, почувствовав жесткую позицию СССР, США отступят. Беспрецедентные по масштабам маневры ГСВГ осенью 1960 года продемонстрировали военную силу СССР. Еще более жесткой стала политика Москвы в германском вопросе после венской встречи Хрущева с президентом США Джоном Кеннеди 4 июня 1961 года.

Хрущев: «Война или мир – теперь это зависит от вас. Если вы пошлете в Берлин одну дивизию, я отправлю туда две».

Кеннеди: «Вы хотите добиться любой ценой изменений, я – нет».

Хрущев: «Мирный договор с ГДР со всеми вытекающими отсюда последствиями будет подписан к декабрю нынешнего года».

Кеннеди: «Если это правда, то нас ждет холодная зима».

Белый дом обсуждал вариант действий на случай повторения Кремлем блокады Западного Берлина и срыва запланированного американцами прорыва в Западный Берлин на суше. В качестве ответной меры США были готовы сбросить атомную бомбу на один из советских военных объектов на территории ГДР. В штабах НАТО, в правительстве ФРГ стали задаваться следующим вопросом: «Что делать в связи с возрастанием угрозы возникновения военного конфликта на немецкой земле?»

Франц Йозеф Штраус, министр обороны ФРГ в 1956–1962 годах, рассказывал: «Наша точка зрения была совершенно ясна: защита Берлина – это задача западных держав. Если им будут в этом препятствовать и дело дойдет до применения оружия со стороны противника, если начнется война, то нужно будет определить, не наступил ли для НАТО момент начать действия. Лишь в случае, если окажется, что это дело НАТО, могло быть предусмотрено использование бундесвера».

Ни на сессии Совета НАТО весной 1961 года, ни в ходе венской встречи Кеннеди с Хрущевым в июне Запад по-прежнему не ставил вопрос о Берлине как едином целом. Есть свидетельства, что Кеннеди на тот момент удовлетворял проект сооружения Берлинской стены.

БЕРЛИНСКАЯ СТЕНА

Ультиматум Хрущева и форсирование коллективизации сельского хозяйства и кооперирования ремесленников в ГДР привели к лавинообразному росту числа беженцев в ФРГ и Западный Берлин.

В 1959 году ГДР покинули 144 тыс., в 1960-м – 203 тыс., в июле 1961 года – 30 тыс., а лишь за 12 дней августа – 48 тыс. граждан. Всего же с момента образования ГДР в октябре 1949-го и до сооружения Берлинской стены в августе 1961-го через Западный Берлин в ФРГ бежало около 2,5 млн человек – 1/6 часть всего населения ГДР. Чтобы остановить этот процесс, в марте 1961 года на заседании руководителей государств – членов Организации Варшавского Договора лидер ГДР Вальтер Ульбрихт предложил план установления барьера из колючей проволоки вокруг Западного Берлина.

Хотя Хрущев отклонил предложение Ульбрихта, руководство ГДР вело втайне подготовку к блокаде Западного Берлина. За подготовительные мероприятия отвечал секретарь ЦК СЕПГ по вопросам безопасности Эрих Хонеккер. На встрече первых секретарей ЦК коммунистических и рабочих партий стран – участниц ОВД в Москве 3–5 августа 1961 года Хрущев призвал страны блока оказать срочную экономическую помощь ГДР. Но они воздержались от предоставления такой помощи и согласились с планом Ульбрихта блокировать Западный Берлин.

В ночь с 12 на 13 августа 1961 года народная полиция и подразделения Национальной народной армии ГДР окружили Западный Берлин заграждениями из колючей проволоки. Позже была построена бетонная стена высотой до четырех метров и протяженностью более 150 км, из них свыше 45 км – внутри города. По сути, это были две параллельные стены, отстоявшие друг от друга примерно на 100 м.

По всему периметру стены были установлены наблюдательные вышки, а ее охрана получила приказ стрелять в нарушителей. Стена унесла жизни 80 человек: пограничники ГДР стреляли в тех, кто пытался эту стену перепрыгнуть, перелететь, сделать подкоп.

В официальном заявлении Совет министров ГДР назвал закрытие границы ответом на «обострение реваншистской политики» Западной Германии и «систематическую вербовку граждан ГДР. Правящая партия СЕПГ в своей пропаганде называла Берлинскую стену «антифашистским валом». В глазах общественного мнения стран Запада Берлинская стена стала самым ярким символом холодной войны.

ЯДЕРНЫЙ БАРЬЕР

Вплоть до 12–13 августа 1961 года Хрущев твердо придерживался курса, намеченного 27 ноября 1958-го. Главным фактором советской политики в германском вопросе было усиление ГСВГ, в которой служили свыше 500 тыс. солдат и офицеров. Укреплялись советские ударные танковые группировки на территории ГДР. По данным американской разведки, «ударная наступательная группировка Советской армии, расквартированная на территории ГДР, способна по замыслам советских военных стратегов нанести кинжальный танковый удар по войскам НАТО и «прошить» Западную Европу до Ла-Манша».

Следовало учитывать и возможность применения ракетно-ядерного оружия. Советский дипломат Олег Гриневский писал:

«В самом конце 1958 года началась срочная переброска (на территорию ГДР. – Б.Х. и М.С.) 72-й инженерной бригады и ракет Р-5М. А весной 1959-го передислокация была полностью завершена. Один ее дивизион разместился на базе у Фюрстенберга, другой – у Фогельзанга. На каждом из них было по две пусковые установки с тремя ракетами Р-5М для каждой. Итого – 12 ракет среднего радиуса действия.

Теперь настала очередь ядерного оружия. И в апреле была проведена специальная, ночная, особо секретная операция по доставке на эти базы ядерных боеголовок, которые в целях конспирации назывались «генераторами». В результате этой ночной операции ракеты с ядерными боеголовками прочно встали на свои позиции. И в начале мая 1959 года командующий ГСВГ маршал Матвей Захаров лично доложил Хрущеву, что ракеты к бою готовы. Они легко могли уничтожить американские авиационные базы в Западной Европе, а также ракеты «Тор», размещенные в Англии. Кроме того, под прицелом теперь находились главные центры Европы – Париж, Лондон, Бонн, Рур, Брюссель. А командир бригады мог лично докладывать ситуацию Хрущеву и начальнику Генштаба и напрямую получать от них указания».

УРОКИ БЕРЛИНСКИХ КРИЗИСОВ

Берлинские кризисы показали незаинтересованность СССР в военной разрядке в Центральной Европе. Эта незаинтересованность подкреплялась тем обстоятельством, что потеря Восточной Германии могла бы привести к утрате советского влияния на всем восточноевропейском пространстве. Не случайно существование Берлинской стены воспринималось в массовом общественном сознании как символ раскола Европы.

Советский лидер Никита Хрущев уверовал в космическое и ракетное превосходство СССР и решил добиться от Запада уступок в основном вопросе мировой политики – германском. В пользу этой тактики, казалось, говорило и уязвимое анклавное положение Западного Берлина в центре подконтрольной Советскому Союзу ГДР. Однако Хрущев выбрал неверную тактику. Советский лидер встал на путь ультиматумов, которые периодически возобновлялись, но после истечения их срока не имели никаких последствий.

Мир воочию убедился, что система государственно-монополистического социализма, насильственно навязанная Кремлем народу ГДР, не способна при открытых границах соревноваться с системой социального рыночного хозяйства. «Закрыв» в одностороннем порядке германский вопрос, Москва сделала акцент на наращивание мощи ГСВГ – главной опоры режима Ульбрихта. Другой его опорой были ННА и органы госбезопасности ГДР («штази»). В январе 1962 года Народная палата ГДР ввела всеобщую воинскую обязанность. Численность ННА увеличилась до 120 тыс. человек. Поскольку Советский Союз гарантировал военную защиту ГДР, на армию возлагались в основном внутриполитические функции.

СЕПГ не только опиралась на силовые структуры, но и усиливала идеологическую работу, прибегая при этом к все более гибким методам контроля над обществом. Это стало следствием развития ситуации в СССР – в частности, решения XXII съезда КПСС (1961) о выносе тела Сталина из мавзолея.

На этот раз сталинист Ульбрихт осудил не только культ личности Сталина, но и открыто говорил о его преступлениях. Мертвый диктатор перестал быть символом. Город Сталинштадт-на-Одере был переименован в Айзенхюттенштадт, центральная восточноберлинская улица Сталиналлее – в Карл-Маркс-Аллее. Был снесен памятник Сталину в Восточном Берлине.

СЕПГ пыталась привлечь новых сторонников посредством шумных идеологических кампаний, в центр которых выдвигались прогрессивные национальные традиции и история рабочего движения. В 1962 году был принят документ «Историческая задача ГДР и будущее Германии». В нем указывалось, что победа социализма в ГДР является предпосылкой для «решения нашего национального вопроса». Документ предлагал в перспективе достичь воссоединения Германии в форме «конфедерации» при сохранении «завоеваний социализма».

В то же время проводилась линия на разграничение немцев двух государств. С января 1964 года было введено новое удостоверение личности гражданина ГДР. В 1967 году был принят закон о гражданстве ГДР, который идентифицировал два «государственных народа» (ГДР и ФРГ) и «население» Западного Берлина.

Апогеем идеологической кампании, которая велась после установления Берлинской стены, стал VI съезд СЕПГ в январе 1963 года. На нем была утверждена первая программа партии – программа «развернутого строительства социализма». Целью СЕПГ провозглашались создание бесклассового общества и воспитание нового человека.

Можно ли было избежать Берлинских кризисов как фактора раскола Европы? Послевоенный раскол Европы между СССР и его западными союзниками по антигитлеровской коалиции был предопределен самим характером этой коалиции. После общей победы над гитлеровским рейхом Советский Союз и Запад больше ничего не объединяло. Слишком разными были жизненные ценности по обе стороны опустившегося над Европой железного занавеса.


Читайте также


Гулливер в стране великанов

Гулливер в стране великанов

Владимир Соловьев

К 125-летию со дня рождения Юрия Олеши

0
803
Святой от театра

Святой от театра

Виктор Леонидов

Он открыл европейцам подлинную драматургию Чехова

0
398
Красные под кроватями

Красные под кроватями

Андрей Мартынов

Двойные стандарты для жителей зарубежья

0
337
Где хорошо – там и отечество

Где хорошо – там и отечество

Валентина Малахова

Мемуары сахарозаводчика, фабриканта и банкира

0
296

Другие новости