0
3519
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

09.09.2021 20:30:00

Вслед за Новым годом – пятница, 13-е

Страх подводника? Непрофессионально!

Сергей Васильев

Об авторе: Сергей Яношевич Васильев – военный журналист, капитан 2 ранга запаса.

Тэги: россия, флот, апл, истории


россия, флот, апл, истории В кают-компании АПЛ «Тамбов» у подводной новогодней елочки. Фото из архива автора

Несмотря на то что встреча Нового года – сугубо семейное торжество, по роду флотской службы и профессии военного журналиста мне пришлось несколько раз встречать этот замечательный праздник вдали от родных берегов. Впервые это произошло более четверти века назад. Тогда атомная подводная лодка (АПЛ) «Тамбов» Северного флота, к экипажу которой меня, в то время корреспондента флотской газеты «На страже Заполярья», прикомандировали, находилась на многомесячной боевой службе в Атлантическом океане.

В момент наступления 1995 года наша субмарина разменяла в штормовой Северо-Восточной Атлантике середину автономного плавания, пройдя более пяти с половиной тысяч морских, естественно, подводных, миль...

«СВИНЬИ» В ГИДРОКОСМОСЕ

Мы шли внутри Гольфстрима, глубина – около сотни метров, за бортом атомохода – плюс семь градусов.

До встречи Нового года – двое суток. У меня родилась идея подготовить стенную газету о лодочных «кабанах», то есть родившихся каждый в свое время, но в год Свиньи, а наступал год именно этого зверя, и членах экипажа «Тамбова», кто праздновал рождение очередного года, скажем так, в экзотических условиях.

Узнал, что в экипаже пять «кабанов». Кроме того, капитан-лейтенант Николай Смирнов и мичман Сергей Орлов уже встречали Новый год в автономке, а начальник электромеханической службы (ЭМС) видяевской дивизии АПЛ капитан 1 ранга Николай Приходько и старшина команды радиометристов радиотехнической боевой части (БЧ-7) старший мичман Виктор Колочко – на Кубе. Словом, моряк сказал – моряк сделал!

Пошел по отсекам народ опрашивать. Вначале думал, подводники не захотят давать интервью. Однако все согласились поразмышлять на «свинскую» тему. Решил, так и назову будущее «издание» – «Свиньи» в гидрокосмосе»!

31 декабря. В наступившие сутки автономка разменяет свою середину. Творить разложился в кают-компании. Вверху ватмана наклеил «шапку» флотской газеты «На страже Заполярья», вырезанную в одном из взятых в дальний поход номеров, чтобы все видели, чей корреспондент и от чьего имени занимается подводно-лодочным «самиздатом». Размашисто написал оговоренное с героями интервьюшек (чтобы случайно не обидеть их!) название газеты – «Свиньи» в гидрокосмосе». И начал рисовать символ наступающего года, хотя, честно сказать, не особый мастак по живописной части.

Спустя минут пять, к собственному удивлению, обнаружил, что поросенок в целом получился. Правда, уж больно с какими-то очеловеченными чертами лица. Но уши и пятак – свинские на все сто. Затем наклеил в определенные места фотографии экипажных «кабанов» и начал аккуратно, по отмеченным простым карандашом линиям, вписывать шариковой ручкой их «пятачковые» биографии в историю нашей многомесячной боевой службы.

Так, командир второго отсека старший лейтенант Денис Мережко на вопрос «Верит ли он в гороскопы?» ответил: «Верю! В боевом посту даже есть персональный гороскоп на каждый день». Относительно присущих «свинячьих» черт в характере Денис заявил: «Сломя голову нестись туда не знаю куда, чтобы сделать то не знаю что».

А называли ли родители сына в младенчестве «Хрюшей»? Мережко, балагур и весельчак, состроил невинные глаза: «А что можно было ожидать от ребенка, проведшего детство в лужах Видяева?»

Далее согласился, что во избежание неурядиц лучше не переть ощетинившимся секачем на амбразуру, а зарыться пятачком в подушку и ничего не делать. И чтобы тебя сутки-двое никто не трогал. Хотя кабан – он и в Африке кабан! Правда, признался парень, хочется еще больше закабанеть: в учебном центре подводников Денис – специалист минного оружия – перепрофилировался в ракетчика и уже разбирается в новой профессии лучше, чем свинья в апельсинах. Поэтому и мечтает, чтобы в Новом году все его «кабанские» желания обязательно сбылись.

Приблизительно в таком же ключе высказались и остальные экипажные «кабаны». Например, техник химической службы мичман Сергей Финогенов, давясь от смеха, сказал, что его любимая телепередача – «Спокойной ночи, малыши!».

А капитан 1 ранга Николай Приходько и старший мичман Виктор Колочко на «страницах» стенгазеты вспоминали, как встречали Новый – только 1973-й – год на рейде кубинского порта Сьенфуэгос. Легкий корпус советского атомохода разукрасили под цвет местных морских вод.

На рубке мелом начертили «С Новым годом!», доставили на лодку тропические фрукты, шампанское. Рядом с подводниками стояли большой противолодочный корабль «Севастополь», эскадренный миноносец «Зоркий» и спасательное судно «Бештау». Совместными усилиями экипажей подготовили концерт художественной самодеятельности, который понравился как самим морякам, так и гостям-кубинцам, приглашенным для празднования Нового года на нашу маленькую «эскадру».

– Патриотизма нам было не занимать, – рассказывал Николай Михайлович, – агрессивности по отношению к вероятному противнику тоже. Мы гордились своим подводным кораблем, Военно-морским флотом СССР, с которым считались все и везде. Да что говорить, наша АПЛ сама была островком советской Родины, а экипаж – частью ее народа.

Я продолжал писать, рисовать, клеить. Главное, говорил себе, не останавливаться, не соблазняться отдыхом. В противном случае свалюсь и завалю новогоднюю газету. Но нет, работал...

В НОВЫЙ ГОД НА ГЛУБИНЕ

Однако после ужина прикорнул до 11 вечера. Поэтому встал бодрячком, даже успел побриться. А в это время в кают-компании возле празднично украшенной походной елочки уже дефилировали Дед Мороз и Снегурочка – едва узнаваемые в новогодних костюмах главный старшина Вася Лукьянчук и старшина 1 статьи Ваня Меньшиков. За столами чинно восседала третья боевая смена.

В кают-компании также – командир АПЛ капитан 1 ранга Михаил Иванисов, старпом капитан 2 ранга Александр Журавлев, начальник ЭМС дивизии АПЛ капитан 1 ранга Николай Приходько, помощник флагманского штурмана флотилии атомоходов капитан 3 ранга Юрий Сколяров, заместитель командира АПЛ по воспитательной работе капитан 3 ранга Виктор Фалинский. Все фотографировались, шла видеосъемка. Из магнитофона Игорь Тальков пел об уходящем годе. Вдруг внутрилодочная трансляция во все отсеки и боевые посты торжественно разнесла:

– Сверка встроенных в приборы, морских и наручных часов. Московское время 00 часов 00 минут! Товсь! Ноль! Московское время 00 часов 00 минут! С Новым вас 1995 годом!

Мы закричали «ура!», стали желать друг другу здоровья, счастливого (как говорят в подплаве – не раньше и не позже, а вовремя!) возвращения к родным берегам.

Спустя некоторое время командир АПЛ направился по отсекам, чтобы поздравить «тамбовчан», несших вахту в боевых постах. А в кают-компании начались конкурсы. Было весело и азартно! После их завершения в качестве главного приза по видео запустили «Карнавальную ночь».

Я пошел в каюту к нашему доктору («доку»), старшему лейтенанту медицинской службы Станиславу Непомнящему. У него уже сидели несколько офицеров. Стас – гостеприимный хозяин: у него оказались коробка шоколадных конфет, кексы в упаковке, сок – царское угощение! Да и остальные пришли не с пустыми руками. Под гитару мы негромко пели песни.

Выбирали такие, чтобы все знали: из репертуара рок-групп «Машина времени», «Воскресение». Словом, в полуночный час в Атлантическом океане на стометровой глубине российские моряки в режиме автономного плавания праздновали Новый год. Кто в первый раз, кто во второй…

Чуть позже к «доку» зашел начальник химслужбы подлодки капитан-лейтенант Олег Свинар с маской… вепря на голове: так офицера поздравили коллеги в корме атомохода – в посту управления главной энергетической установкой корабля. Вслед за Олегом пришел командир минно-торпедной боевой части (БЧ-3) капитан-лейтенант Айдакеев, у которого 31 декабря был день рождения. Поэтому Алик – в белой рубашке. Мы его поздравили, пожелали всякой всячины. Мичман Саша Кравченко всех сфотографировал. А потом…

Мы сидели и вспоминали берег, родных и близких, оставшихся у кого в Кольском Заполярье, а у кого и на необъятных просторах России и ближнего зарубежья. Разговоры тянулись за жизнь, флотскую службу. Стасик говорил, что еще ни разу так не встречал Новый год, и надеется, что больше и не будет (все же это сугубо семейный праздник). Но никогда не забудет ни наступившего «свинского» Нового года, ни нас, «собратьев по прочному корпусу», ни нашу атомную подводную лодку.

Впереди у «Тамбова» были еще долгие недели глубинного океанского пути...

ТА САМАЯ ПЯТНИЦА

Говорят, в годы Великой Отечественной войны командир легендарной подлодки «К-21» Северного флота Николай Лунин, когда его экипажу выпало идти в поход 13-го числа, всеми силами оттягивал время выхода. Благо повод для этого обнаружился «существенный» – не подвезли тараньку! Как же без нее-то, родимой, фрицев топить? И ушла в море «К-21» в первом часу ночи 14-го с солидным запасом сушеной рыбы на борту…

«Тамбову» же деваться было некуда. Когда наступило 13 января, за кормой у атомохода уже осталось две трети автономки. И с числом можно было бы смириться, если б оно не совпало с пятницей.

Пятница, 13-е! В экипаже все сразу вспомнили пресловутый заокеанский сериал ужасов и стали с интересом ждать чего-то необычного.

В половине первого ночи в офицерской кают-компании (ОКК) третья боевая смена пила вечерний чай. Немного с опозданием в ОКК пришел высокорослый помощник флагманского штурмана флотилии атомных подводных лодок капитан 3 ранга Юрий Сколяров и сел за столик возле меня. Юрий Александрович – мужчина решительный и серьезный, но хорошие шутки любит и знает им цену. Однако сегодня он выглядел несколько мрачноватым.

Состояние Сколярова можно было понять: намедни «устала» одна из колонок навигационного комплекса. Поэтому на всплытии штурманы выдавали большую «невязку» (расхождение между приборным и фактическим местоположениями АПЛ в Мировом океане). Поэтому и был мрачен помощник флагманского штурмана. Я решил его развеселить:

– Юрий Александрович, как вы относитесь к сегодняшнему дню?

Сколяров повернулся и раздраженно спросил:

– В смысле?

– Ну, пятница, 13-е. Ужасы там всякие, мистика, что-то необычное. Сериал даже есть.

Юрий Александрович ответил резко, обстоятельно и исчерпывающе:

– Насмотрится народ по видео всякой ахинеи, а потом мозги себе забивает. Лично я по этому поводу суеверием не страдаю. Но вот если с нами что-нибудь и случится, то в этом не «пятница, 13-е» будет виновата, а наши доблестные штурманы вместе с их колонкой навигационного комплекса.

Дальнейшее чаепитие мы продолжали молча. Беседа «мистика в быту» не шла. А жаль! С кем бы еще пообщаться на эту тему? Неужели все подводники, подобно Сколярову, лишены хоть малейшей капли суеверия? Решил зайти к командиру БЧ-5, но разговор вести не как прежде – не в лоб.

– Вячеслав Анатольевич, что такое страх? – спросил я у капитана 3 ранга Бузуна.

– По-моему, человеческий страх имеет две природы, – немного подумав, ответил он, – когда что-то не можешь объяснить или чего-то не можешь сделать. И вообще там, где есть знания, холодный расчет, мне кажется, страху нет места. В моем представлении страх – понятие непрофессиональное.

А пятница, 13-е с помощью стрелок описывала на корабельных часах круг за кругом, грозя к своему исходу превратиться в самый обычный день недели, которых уже было пруд пруди в нашем автономном походе. Но все оказалось не так обыденно.

В этот день в экипаже отмечали сразу три праздника: 39-летие старого мудрого «подводного волка» старшины команды турбинистов БЧ-5 мичмана Алексея Магисовича Морданова, приуроченный к этой дате День турбиниста и – как я мог забыть? – преддверие Старого Нового года!

На стенде во втором (жилом) отсеке атомохода подводники вывесили ярко разукрашенный плакат – «Мешок с подарками для Магисыча». Сколько же пожеланий Морданову на нем написали парни: «Дорогой Магисыч, от души поздравляем!», «Магисыч, держи хвост пистолетом!», «Дядя Леша! Счастья вам, здоровья. Спасибо за науку», «Дядька Леха! Мы, молодые мичманы, хотим сказать: спасибо тебе за все, чему научил нас!». И подписи: БП-45, БП-36, БП-22, БП…

Стрелки часов сомкнулись в ноли. «Ужасная» пятница, 13-е, доставившая экипажу атомной подводной лодки «Тамбов» немало приятных моментов, закончилась. Пришло 14 января – Старый Новый год…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Отложенные судьбы. В Галеев-Галерее рассказывают истории московских художников 1920–1940-х годов

Отложенные судьбы. В Галеев-Галерее рассказывают истории московских художников 1920–1940-х годов

Дарья Курдюкова

0
319
Ракетный частокол на фланге НАТО

Ракетный частокол на фланге НАТО

Юрий Банько

Зенитные расчеты Северного флота готовы работать и в воздухе, и под водой

0
2516
«Небо» летчика Олега Пешкова

«Небо» летчика Олега Пешкова

Дарья Любовик

Вышел первый российский фильм о войне в Сирии

0
2705
Приемы боя

Приемы боя

Дмитрий Литовкин

Воздушно-десантные войска меняют тактику

1
2056

Другие новости

Загрузка...