0
9374
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

29.06.2023 20:30:00

Маршалы из Первой Конной: Тимошенко и Москаленко

Жизнь и военная служба в анекдотах

Тэги: заметки на погонах, россия, гражданская война, первая конная армия, тимошенко, москаленко, истории


заметки на погонах, россия, гражданская война, первая конная армия, тимошенко, москаленко, истории Реввоенсовет 1-й Конной армии: Семен Тимошенко, Семен Буденный, Климент Ворошилов. Фото с сайта www.mil.ru

1-я Конная армия существовала недолго: с ноября 1919 года (а если считать с предшественником, Конным корпусом, то с конца июля) до мая 1921-го. Но хвалебные песни, кампания в прессе и книга Бабеля «Конармия» сделали ее легендарной.

В 1-й Конной служили будущие маршалы Советского Союза Семен Буденный, Клим Ворошилов, Семен Тимошенко, Григорий Кулик, Кирилл Москаленко, Кирилл Мерецков, Андрей Еременко, Андрей Гречко. И будущие маршалы родов войск Павел Рыбалко, Павел Жигарев, Алексей Леонов, Яков Федоренко.

Не у всех служба складывалось гладко: скажем, маршал Кулик был разжалован и позднее расстрелян. Вот и сегодня мы расскажем о двух героях с небезупречной репутацией.

СЕМЕН ТИМОШЕНКО

Семен Константинович Тимошенко (1895–1970) был дважды Героем, но эти звезды получил не за Великую Отечественную, а за финскую кампанию и к юбилею Победы в 1965-м. А полководческий орден «Победа» ему дали не за конкретный успех, а «за планирование боевых операций и координацию действий фронтов».

Службу в РККА Тимошенко начал рядовым. В 1919-м был уже командиром дивизии. Позднее командовал военными округами и фронтами, с мая 1940-го до июня 1941-го был наркомом обороны.

1. В Первую мировую Тимошенко был пулеметчиком. Отличился при Брусиловском прорыве, был награжден тремя Георгиевскими крестами и представлен к четвертому. Но получить его не удалось – ефрейтор Тимошенко угодил в тюрьму за то, что ударил офицера. Военно-полевой суд лишил его наград и приговорил к расстрелу, замененному каторжными работами. Февральскую революцию Тимошенко встретил в порту Николаева и вскоре примкнул к большевикам.

2. По легенде, в 1923 году в Минске Тимошенко познакомился с турчанкой Нургаиль. Вскоре он увез красавицу в свою дивизию, где и сыграли свадьбу. Комдиву было 26, молодой жене – 16. Вскоре появилась на свет дочь Катя. Но когда Тимошенко узнал, что жена изменяет ему, он избил жену прикладом охотничьего ружья. Под новый 1924 год жена Тимошенко исчезла, сбежав с новым возлюбленным в Польшу.

На самом деле первой женой Тимошенко была казачка Екатерина Ерофеева, а сошелся он с ней еще в 1921-м. Но семейная жизнь не заладилась, и в 1925 году жена забрала дочь Катю и ушла к военному комиссару Белоруссии Дмитрию Леонову. В 1937-м Леонова расстреляли, а жену его отправили в лагерь.

14-летняя Катя попала в детдом, откуда Тимошенко забрал ее в свою новую семью. В 1946 году Катя вышла замуж за Василия Сталина (причем маршал был категорически против, а генералиссимус вроде бы не возражал). Но брак их продлился всего три года.

3. В 1935 году заместитель командующего Киевским округом Тимошенко оказался в черных списках НКВД. Тимошенко выезжал как наблюдатель на военные учения в Италию, из него пытались сделать шпиона. По легенде, Сталин лично вычеркнул Тимошенко из списка заговорщиков.

4. В 1940 году нарком обороны Тимошенко написал Сталину служебную записку с просьбой освободить около 300 комбригов и комкоров РККА, репрессированных в 1937–1938-м, чтобы преодолеть огромную нехватку начальствующего состава. Около 250 командиров выпустили из тюрем и восстановили в армии. Среди них был и будущий маршал Рокоссовский.

5. Главной неудачей Тимошенко считается «харьковская катастрофа» 1942 года. Немецкая «группа Клейста» 17 мая прорвала советскую оборону и ударила в тыл наступающим на Харьков войскам Юго-Западного фронта. Начальник Генштаба Василевский предложил прекратить наступление и начать отвод войск. Командующий фронтом Тимошенко посчитал, что угроза преувеличена. К 23 мая большая часть его группировки оказалась в окружении. Вырваться удалось лишь десятой части советских войск. Безвозвратные потери РККА составили около 170 тыс. человек, общие – свыше 270 тыс. Сам Тимошенко на некоторое время пропал без вести, но все же выбрался из котла живым.

6. Во время войны британцы на Би-би-си шутили, что у советского маршала Тимошенко ирландские корни, и его настоящее имя Тим О’Шенк.

7. В Сети гуляет фраза из речи Тимошенко на митинге в честь освобождения Киева. Уверяют, что ее запомнили многие киевляне, но в советское время она была непечатной. Тимошенко будто бы сказал: «Тут немцы трошки наших жидочков поубивали. Но мы им отомстим! Дойдем до Берлина и там поубиваем их жидочков».

8. Маршал Жуков так характеризовал нашего героя в беседе с писателем Симоновым: «Тимошенко… изображают как человека безвольного и заискивающего перед Сталиным. Это неправда. Тимошенко старый и опытный военный, человек настойчивый, волевой и образованный... Наркомом он был куда лучшим, чем Ворошилов, и за короткий период кое-что успел повернуть в армии к лучшему... После харьковской катастрофы ему больше не поручали командовать фронтами, хотя в роли командующего фронтом он мог быть сильней некоторых других командующих, таких, например, как Еременко».

КИРИЛЛ МОСКАЛЕНКО

Кирилл Семенович Москаленко (1902–1985) службу в 1-й Конной начал рядовым кавалеристом. Позднее командовал артиллерийским дивизионом, танковой бригадой, механизированным корпусом. Великую Отечественную закончил командующим 38-й армией. Маршальскую звезду получил в 1955-м. Возглавлял Ракетные войска стратегического назначения, с 1962 года – главный инспектор Министерства обороны в ранге замминистра.

9. Перед началом войны Москаленко, командир артиллерийской противотанковой бригады в Луцке, завалил Генштаб реляциями о немецкой активности. За это начальник Генштаба Жуков прозвал его «генерал Паника».

Маршал Конев в наградном листе указывал: «Генерал-полковник Москаленко – волевой и решительный командир… Тактически грамотен. Лучше умеет наступать, чем обороняться. При осложнении обстановки мало устойчив».

10. Вот как описывал командарма Москаленко его подчиненный генерал Александр Горбатов:

«В день наступления была необычно сильная пурга, в двадцати метрах ничего не было видно… Роты и батальоны были неуправляемы, поэтому наступление у нас и у соседей не увенчалось успехом. В 18.00 я доложил командарму Москаленко о неудаче.

«Кому вы служите?» – спросил командарм.

«Не понял вашего вопроса, товарищ командарм, прошу повторить».

«Не притворяйтесь, а отвечайте. Советской власти или Гитлеру?»

«Служу советскому народу и нашей партии, товарищ генерал, – ответил я и в свою очередь спросил: – Будут ли еще вопросы?»

«Вопросов больше нет, мне и так все ясно».

…В тот жe вечер я позвонил маршалу Тимошенко и попросил его вызвать меня к себе вместе с командармом [Москаленко]… Отправившись к главкому, я взял с собой семь приказов, выпущенных штабом армии за последние десять дней, в которых все командиры и комиссары дивизий получили взыскания... Решил рассказать Военному совету фронта все по порядку, начиная с бесцельных, беспрерывных атак на одни и те же пункты в течение 10–15 дней при больших потерях.

Когда я вошел к маршалу Тимошенко, в комнате был член Военного совета Хрущев, начальник штаба Баграмян и командующий 38-й армией Москаленко… Главнокомандующий юго-западным направлением маршал Тимошенко спросил меня:

«Ну, рассказывайте, что вы там не поделили?»

…В запальчивости я, показывая рукой на Москаленко, ответил:

«Это не командарм, это бесплатное приложение к армии, бесструнная балалайка».

Ко мне подошел Хрущев и положив на мое плечо руку, укоризненно сказал:

«Товарищ Горбатов, разве можно так говорить о командарме, да еще во время войны?»

«Товарищ генерал, – ответил я Хрущеву, – прошу извинить за резкость, но то, что я сказал, я доложил Военному совету фронта в присутствии командарма, а не шепотом на ухо кому-то на базаре... За пять дней наши дивизии захватили не одну сотню пленных, десятки орудий и минометов, и все потому, что действовали по своей инициативе, вопреки приказам командарма... Мы только и слышим: Гитлеру помогаешь, фашистам служишь, предатель!.. Сначала я думал, что командарм позволяет себе так разговаривать только со мной, недавно прибывшим с Колымы. Но это трафарет и применяется к каждому из подчиненных...»

Главком [Тимошенко] выслушал меня внимательно и, обращаясь к командарму, сказал: «Я же вас предупреждал, что грубость ваша недопустима, но вы, как видно, не сделали нужного вывода. Надо с этим кончать».

За все это время командарм не сказал ни слова. Когда я уезжал, он остался у главкома. О чем они говорили – гадать не берусь. Однако после этого объяснения оскорбительных приказов стало заметно меньше».

11. Генерал Москаленко в 1953 году играл видную роль в государственном перевороте, когда был арестован Лаврентий Берия, признанный английским шпионом, и пришел к власти Никита Хрущев. «Вначале мы поручили арест Берии Москаленко с пятью генералами… Накануне заседания к группе Москаленко присоединился маршал Жуков и еще несколько человек», – писал Хрущев.

Москаленко и его заместитель Павел Батицкий лично охраняли арестованного Берию. Расстреляли Берию в бункере штаба Московского округа в присутствии генерального прокурора СССР Руденко. Приговор по собственной инициативе привел в исполнение генерал-полковник Батицкий.

12. Хрущев рассказывал о Москаленко: «Воевал неплохо, проявлял настойчивость и энергию, не щадил себя. Плохие его стороны – нервозность, неуравновешенность, вспыльчивость, грубость… Это человек настроения, который очень поддается влиянию. Он на все способен. Особенно если почувствует, что это выгодно для него… Существуют несколько Москаленко. Один – это генерал, который честно командовал войсками, попадая во всевозможные переплеты на первом этапе войны... Другой Москаленко – настоящий истерик... При нашем отступлении его выгнала колхозница из своего коровника, где он прятался, переодевшись в крестьянскую свитку. И он, сам украинец, выступил после этого против украинцев, кричал, что все они предатели и всех их надо выслать… А есть и третий Москаленко – приспособленец, алогичный и беспринципный человек».

13. Согласно мемуарам Хрущева, в 1957 году при отстранении от власти маршала Жукова Москаленко выступил с обвинениями в адрес Жукова на пленуме ЦК КПСС. Жуков бросил ему: «Что ты меня обвиняешь? Ты же сам не раз мне говорил: чего смотришь? Бери власть в свои руки, бери!»

14. В Сети можно отыскать рассказ офицера-подводника Николая Шиленко, щедро сдобренный военно-морским юмором. Вот два эпизода из него.

«Главным инспектором ВС СССР являлся маршал Москаленко... Этот благообразный старичок с редким белым пушком на голове наводил ужас на многих… Во всех полках и дивизиях его интересовало в первую очередь состояние гальюнов. Можно было на отлично провести ракетные и торпедные стрельбы, но если в казарме гальюн будет не в порядке, удовлетворительной оценки по итогам проверки получить было невозможно».

Сразу вспоминается старичок генерал из «Бравого солдата Швейка», который «уделял отхожим местам столько внимания, будто от них зависела победа Австро-Венгрии».

15. «Мы вышли из Кольского залива и направились в полигон для выполнения торпедной стрельбы. Полный штиль. Тепло. Светит солнце... Но маршал Москаленко уже полтора часа на ногах, устал. Из центрального подняли банку (стул по-морскому). Он сел, но вот незадача: в сидячем положении ничего, кроме железа и голубого неба, не видно. «А вы мне поставьте стул вон туда», – говорит маршал и показывает на ракетную палубу. Закрепили банку страховочными тросами, надели на маршала спасательный жилет и укрыли одеялом… Кирилл Семенович задремал...

Командир отправил старпома к маршалу с докладом о готовности к погружению. Старпом вытянулся в струнку, поднес руку к пилотке и громко доложил: «Товарищ маршал, лодка к погружению готова». Главный инспектор на секунду приоткрыл глаза и тонким голосом ответил: «Погружайтесь-погружайтесь…» Старпом вернулся на мостик... Командир приказал вызвать на мостик личного ординарца маршала – прапорщика Меняйло, который в кают-компании уже отмечал посвящение в подводники. Прапорщик Меняйло еще с военных времен служил ординарцем у маршала… Он бесцеремонно взял за подмышки маршала, поднял его и начал выговаривать: «Кирилл Семенович, ну что ты капризничаешь? Морякам надо выполнять боевое упражнение, а ты мешаешь».


Читайте также


Региональная политика 8-11 июля в зеркале Telegram

Региональная политика 8-11 июля в зеркале Telegram

0
554
Возьмите с собой мои слова и начинайте идти

Возьмите с собой мои слова и начинайте идти

Ольга Камарго

Андрей Щербак-Жуков

Исполняется 130 лет со дня рождения Исаака Бабеля

0
1924
Верка, выходи!

Верка, выходи!

Мария Давыдова

Тележка без колеса из бабушкиного детства

0
1768
Павильон "Роснефти" на форуме "Россия" посетили более миллиона гостей

Павильон "Роснефти" на форуме "Россия" посетили более миллиона гостей

Татьяна Астафьева

За восемь месяцев представители компании организовали на ВДНХ около 2 тысяч мероприятий

0
1477

Другие новости