0
9741
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

03.08.2023 20:30:00

Русские адмиралы: в поисках нового отечества

Жизнь и военная служба в анекдотах

Тэги: заметки на погонах, россия, флот, адмиралы, истории


28-15-1480.jpg
Подпись
Далеко не все деятели русской военной истории с чужеземными фамилиями были иностранцами. Скажем, Роман и Яков Брюсы, сподвижники Петра I, были россиянами уже в третьем поколении: еще их дед выехал из Шотландии в Москву. А знаменитый адмирал Иван Крузенштерн происходил из остзейских немцев и также никакого подданства, кроме российского, не имел. То же касается Фердинанда Врангеля и многих других флотоводцев. Но сегодня речь у нас пойдет о выходцах из западных стран, вписавших яркие страницы в историю русского флота.

ОСИП МИХАЙЛОВИЧ

Хосе де Рибас-и-Бойонс (в России его звали Осип, а в Италии именовали Джузеппе) родился в Неаполе в семье испанского выходца. Порой его ставят в один ряд с лихими авантюристами XVIII века (Калиостро, Казанова, Сен-Жермен). Но в нашей истории он остался прежде всего как основатель Одессы.

1. В 1769 году де Рибас познакомился в Ливорно с графом Алексеем Орловым, братом фаворита Екатерины II. Тот пригласил его на русскую службу. Ходят слухи, что де Рибас выслеживал в Италии княжну Тараканову, самозваную претендентку на русский престол.

В России де Рибас командовал кавалерийским полком, участвовал в присоединении Крыма, дружил с Суворовым, в ту пору командующим русскими войсками в Новороссии. Затем пошел по морской части и дослужился в итоге до полного адмирала. Хотя понимал толк и в инженерном деле, что сказалось и при основании Одессы.

Де Рибас проявил себя при взятии Измаила. Суворов после этого брался с 40-тысячным войском завоевать Константинополь и поручил де Рибасу разработать план его взятия. В штурме Измаила приняли участие и братья де Рибаса – Эммануил и Феликс, тоже офицеры русской службы. А также французы герцог де Ришелье и граф Ланжерон – впоследствии одесские градоначальники и генерал-губернаторы Новороссии, прямые преемники де Рибаса.

2. В 1800 году, когда адмирал де Рибас давно обосновался в Петербурге, ему удалось оказать последнюю услугу Одессе – спасти ее от запустения. Павел I, неуклонно пресекавший начинания нелюбимой матушки, лишил Одессу всех доходов и дотаций. Де Рибас, зная страсть императора к апельсинам, посоветовал одесскому магистрату срочно доставить груз их в столицу. Павел смягчился и выделил Одессе 250 тыс. руб. на городские нужды.

3. Первым мысль об устранении Павла с престола подал именно де Рибас. Он предлагал воспользоваться ядом либо кинжалом или же перевернуть лодку с императором на реке. Но де Рибас не дожил до переворота: незадолго до гибели императора он внезапно умер. Руководитель заговора граф Пален находился при умирающем адмирале неотлучно, чтобы тот в бреду не выдал заговорщиков. Возможно, Пален сам и отравил де Рибаса.

4. Дерибасовская – самая знаменитая улица Одессы. Дом адмирала стоял именно на ней. Первоначально она звалась Садовой, потом Гимназической, но уже в 1811 году стала Рибасовской или Дерибасовской. При советской власти ее переименовали в улицу Лассаля, а затем в улицу Чкалова. Историческое название Дерибасовская ей вернули румынские оккупационные власти в 1941-м. С тех пор она не переименовывалась.

САМУИЛ КАРЛОВИЧ И АЛЕКСЕЙ САМУИЛОВИЧ

5. Самуил Грейг, выходец из Шотландии, в молодости приехал в Петербург и поступил на флотскую службу. Его жена Сарра тоже происходила из семьи моряков: она была сестрой знаменитого капитана Джеймса Кука.

6–7. Вот очень характерная история из разряда «а нас-то за что».

Во время Гогландского сражения между русским и шведским флотами (1788) наши комендоры засыпали шведские корабли брандскугелями (зажигательными снарядами). Шведы, потерпев поражение и укрывшись в Свеаборге, через парламентеров указали русскому адмиралу Самуилу Грейгу, что такие снаряды «уже не употребляются цивилизованными народами». Командующий русской эскадрой ответил, что начал стрельбу брандскугелями только в ответ на такую же шведскую. И передал в доказательство шведский снаряд. Но шведы все равно обиделись на коварных русских.

Василий Сергеев пишет: «Самуил Карлович Грейг был мастером флотской ложи Нептун, куда входили почти все офицеры корабля, и членом ложи Капитула Феникса или, иначе, Великой национальной ложи шведской системы, непосредственно подчиняясь князю Гавриилу Гагарину, а опосредованно – герцогу Карлу Зюдерманландскому, тому самому, с чьим флотом он должен был сражаться. Может, оттого и шел шведский флот напролом, ничего не боясь... Приказ императрицы был ясен: «Искать флота неприятельского и оный, найдя, атаковать». Присяга масонская – еще яснее: «Не подыми руки своей на брата...»

Завершалась кампания на Балтике без адмирала Грейга. 23 сентября он внезапно, на фоне полного здоровья, заболел, а через пять дней его не стало. Ложа Нептуна в Кронштадте устроила необыкновенно пышные похороны. Но это было последним мероприятием лож шведской системы: Екатерина велела закрыть их».

8. Адмирал Алексей Грейг, сын адмирала Самуила Грейга, главный командир Черноморского флота и портов Николаева и Севастополя, однажды поссорился с Владимиром Далем – будущим автором «Толкового словаря живого великорусского языка».

В ту пору Даль был мичманом, ходил на фрегате «Флора», причем страдал морской болезнью. Но уже запомнился товарищам по Морскому кадетскому корпусу составлением словарика флотского жаргона на 34 слова.

Что касается адмирала Алексея Самуиловича, то он стал мичманом еще в младенчестве, подростком ходил в эскадре своего отца на линкоре «Мстислав», в 30 лет произведен в контр-адмиралы. На верфях Николаева при нем построили 164 корабля, некоторые он проектировал лично. Алексей Грейг известен также тем, что отменил во флоте телесные наказания.

В 45 лет адмирал Грейг влюбился в еврейку по имени Юлия, сделал ее сначала своей экономкой, а затем с нею обвенчался. Гарнизонное общество Николаева, где находилась главная база флота, было шокировано и фраппировано. Русский императорский флот всегда отличался некоторым антисемитизмом.

Как-то адмиралу доложили, что на улицах Николаева расклеены листки со стихотворными пасквилями. Грейг приказал найти автора и разобраться. Мичман Даль вынужден был признать свое авторство. Стишки были скверные во всех отношениях. В одном из опусов адмирал был назван рогоносцем, его жена – жидовкой и уличной девкой и т. п. Даль был взят под стражу и предан военному суду.

Суд вынес приговор: разжаловать мичмана в матросы на шесть месяцев. Даль обратился к царю с просьбой о смягчении приговора. В итоге ему зачли в срок наказания пребывание под арестом во время суда и перевели служить на Балтийский флот.

МАРКИЗ ИВАН ИВАНОВИЧ

9. «При оформлении Адама Иоганна Крузенштерна в корпус его записали Иваном Федоровичем без всякого спроса... – пишет Владимир Ергер. – Так в России поступали с иностранными именами. Например, Фабиан-Готлиб-Беньямин стал Фаддеем Фаддеевичем Беллинсгаузеном, Герман Людвиг стал Ермолаем Ермолаевичем Левенштерном. Но более всего восхищает русское имя француза Жана Батиста Прево де Санчак, маркиза де Траверсе, который стал Иваном Ивановичем Траверсе».

10. И еще одна история о превратностях русской ономастики.

Императрица Екатерина благоволила маркизу де Траверсе. Когда в марте 1796 года у него родился второй сын, императрица стала крестной матерью новорожденного и пожелала, чтобы ребенка назвали Александром, как ее любимого внука.

Младенцу в колыбель положили подарок государыни – патент на чин мичмана. Но ребенок был слабенький, все время болел, и маркиз испросил позволения передать документы о пожалованном чине своему старшему сыну Жану-Франсуа. Разрешение было получено, но документы уже были выписаны на имя Александр и подписаны императрицей.

Старший сын Жан-Франсуа, таким образом, получил чин вместе с новым именем. А младенец Александр выздоровел и окреп, но милость императрицы от него уплыла, позднее он пошел по военной части, но на флоте не служил. В результате сыновья маркиза именовались: вице-адмирал Александр 1-й Иванович де Траверсе и генерал-майор Александр 2-й Иванович де Траверсе.

11. Более всего маркиз Иван Иванович известен тем, что в его честь получила название Маркизова лужа. Злые языки утверждали, что в бытность маркиза де Траверсе морским министром русский флот из этой лужи не выходил.

Маркизова лужа – горловина Финского залива от устья Невы до острова Котлин, на котором стоит крепость Кронштадт. Траверсе облюбовал это мелководье для обучения судовых команд. Каждое лето здесь крейсировала «практическая эскадра» Балтийского флота, не заходившая дальше Кронштадта. Эту часть залива острословы и окрестили Маркизовой лужей, усмотрев в этих плаваниях символ безвременья правления Александра I.

12. Карьера маркиза в России была достаточно разнообразной. В 1794 году он возглавил гребной флот в Петербурге, затем командовал Роченсальмским портом на севере Финского залива. Императрица Екатерина возводила здесь оборонительные сооружения, прикрывающие Финляндию, которую недавно отжали у Швеции в ходе очередной войны. Незадолго до Траверсе здесь руководил строительством оборонительных линий сам Александр Суворов.

Вершина карьеры Траверсе пришлась на правление Александра I, который чрезвычайно ценил его заслуги. При Александре Павловиче, уже в чине адмирала, маркиз почти 10 лет провел в Новороссии: был главным командиром Черноморского флота и военным губернатором Николаева и Севастополя. А в 1809 году морского министра адмирала Павла Чичагова обвинили в провале реформ на флоте и отправили в отставку. Новым министром был назначен маркиз Иван Иванович.

Траверсе принял министерство в период Наполеоновских войн. Выделявшийся ему бюджет с каждым годом таял: тратить деньги на флот, имея союзницей владычицу морей Англию, считалось излишним. Поэтому министр Траверсе был вынужден был беспрестанно штопать прорехи. Не хватало средств на обмундирование – из Министерства финансов шли циркуляры строить рекрутам одежду «из старого сукна». Не было денег на ремонт кораблей – предписывалось готовить к плаванию «не восемь кораблей, а сколько возможно будет». Тем не менее, как отмечают историки, флот сохранил боевую мощь. В войне с Наполеоном русский флот участвовал в операции по захвату Данцига и совместно с англичанами блокировал голландское побережье.

В целом же период министерства Траверсе был временем бурных географических открытий для русского флота. Достаточно упомянуть открытие Антарктиды экспедицией Беллинсгаузена и Лазарева. Или капитана Отто Коцебу, открывшего 399 морских островов.

13. Маркиз Иван Иванович отличался вспыльчивым нравом и плохо знал русский язык. Однажды к нему явился моряк-вдовец, воспитывавший двух собственных детей и детей умершего друга. Пенсий ветеранам флота тогда не полагалось, и моряк пришел за помощью сиротам, но получил отказ. Дважды он возвращался, и сцена повторялась, пока Траверсе не вспылил: «Ты что же, смеяться надо мной приходишь?» Когда моряк снова повторил просьбу, министр в запальчивости дал ему пощечину.

Ветеран схватился было за кортик, но передумал и сказал, показывая на свою щеку: «Ладно, ваше сиятельство, это мне, а сиротам-то что?» Траверсе заплакал, схватил его за руку, и сироты получили пособие.

14. Однажды маркиз Иван Иванович заказал свой портрет, заранее не оговорив с художником цену, а при расчете она показалась ему непомерно высокой. Маркиз все-таки заплатил, после чего схватил нож и изрезал полотно.

15. Под конец жизни Траверсе тяжело заболел. Встречавший его в 1820 году барон Фердинанд Врангель вспоминал, что маркиз бормотал что-то невнятное, словно по секрету. В марте 1821 года Траверсе овдовел и уехал в свое имение под Лугой, подав прошение об отставке. Император отставку не принял, пожаловал ему орден Святого Андрея Первозванного и распорядился перенести министерство в имение маркиза Романщину. Какое-то время спецкурьер возил бумаги из Петербурга в Романщину, но маркиз постепенно отходил от дел. Руководство флотом перешло к начальнику Морского штаба адмиралу Моллеру.


Читайте также


Выжить в студеной воде

Выжить в студеной воде

Вардван Варжапетян

Любопытные истории о чае без названия, глупом студенте, зорком ангеле и вообще о жизни

0
1796
Без гвоздя в голове

Без гвоздя в голове

Андрей Мартынов

Взаимные ошибки на путях к катастрофе

0
1658
Семейные истории о том, что не все стрессы одинаково полезны

Семейные истории о том, что не все стрессы одинаково полезны

Мария Давыдова

Каша с вареньем и салом

0
1815
Время опять славянофильствует

Время опять славянофильствует

Борис Колымагин

О сакральном смысле молчания

0
1418

Другие новости