0
7850
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

09.11.2023 20:30:00

Забытые фельдмаршалы: Михаил Каменский

Жизнь и военная служба в анекдотах

Тэги: заметки на погонах, россия, армия, истории, фельдмаршал, михаил каменский


42-16-1480.jpg
Фельдмаршал Каменский воевал под началом
Суворова и Румянцева и считался хорошим
тактиком. Неизвестный художник. Портрет
Михаила Каменского. Конец XVIII века.
Государственный мемориальный
музей им. А.В. Суворова
Генерал-фельдмаршал, граф и сенатор Михаил Федотович Каменский (1738–1809) был поклонником прусских военных порядков и лично Фридриха Великого. В правление Екатерины он одержал немало славных побед, но в 1806 году крайне неудачно действовал против Наполеона. Его сыновья Николай и Сергей дослужились до генеральских чинов.

Михаил Каменский служил под началом Румянцева во время Семилетней войны. Побывал в Пруссии в качестве военного агента для знакомства с прусской военной системой. Воевал с турками под началом Румянцева и Суворова. По словам Филиппа Вигеля, полководец Каменский отличался храбростью, энергией, самообладанием, считался хорошим тактиком, но был только прекрасным исполнителем, а не самостоятельным начальником.

Император Павел сделал его графом и фельдмаршалом, кавалером ордена Андрея Первозванного. Во время службы в Выборге, по свидетельству Федора Ростопчина, Каменский «бил офицеров и кусал солдат, порой отгрызая у них часть плоти». Александр I назначил его петербургским военным губернатором, но через несколько месяцев Каменский был уволен «за мерзкие проявления своего жестокого и необузданного характера и неистовство, проявляемое к подчиненным».

В 1806 году Каменский был назначен главнокомандующим армией, действовавшей против французов. Он сам чувствовал свою неспособность, но не смог отказаться. Прибыв в армию, увидел печальное ее состояние, вскоре сдал командование генералу Беннигсену и уехал, сославшись на болезнь. Это было прямым дезертирством, но за былые заслуги Каменского не стали предавать суду.

1. «Среди русских генералов Каменский выделялся образованием и обширными познаниями, в особенности по математике. Интересовался архитектурой и словесностью, музыкой и театром. Издал на свои средства «Душеньку» Ипполита Богдановича и сам писал стихи. Вместе с тем в припадках гнева не знал никакой меры... Казимир Валишевский описывает Каменского как генерала «грубого и жестокого, кусавшего своих солдат на маневрах, вырывая у них куски мяса зубами, велевшего раздевать пленных и обливать их водой, пока они не замерзали». Вигель же пишет, что «из подражания Суворову… многие из генералов гнались за оригинальностью; в том числе и граф Каменский, и этою юродивостью он еще более рождал в себе веру».

2. Когда Каменский был рязанским генерал-губернатором, «впустили к нему с просьбою какую-то барыню в ту минуту, как он хлопотал около любимой суки и щенков ее клал в полу своего сюртука, и будто, взбешенный за нарушение такого занятия, в бедную просительницу стал он кидать щенят».

3. «Фельдмаршал Михаил Федорович Каменский очень любил объезжать войска и устраивать смотры. Солдатам он всегда задавал три одинаковых вопроса в одном и том же порядке: «Сколько тебе лет?», «Сколько лет служишь?» и «Какой тебе командующий больше по нраву: прежний или я?»

Один ушлый офицер перед приездом Каменского месяц разучивал с солдатами ответы, упирая, что на третий вопрос надо отвечать: «Оба». Настал день смотра. Каменский останавливается около молодого солдата и вдруг спрашивает не по порядку: «Сколько лет служишь?» – «Двадцать три!» – «А сколько ж тебе лет?» – «Два года!» – «Не пойму, кто из нас дурак?» – «Оба!»

4. «Екатерина Великая называла графа Михаила Каменского сумасшедшим и старалась не допускать до командования. Он был небольшого роста, сухощав, широк в плечах. По характеру граф был крут нравом, бесцеремонен и беспощаден. Мог выкинуть что угодно, не взирая на чины и звания собеседника. По преданию, своих сыновей он сек, даже когда они были в генеральских чинах».

5. «Суворов признавал его военные способности, говоря, что Каменский «знает тактику».

Каменский же очень ревновал к славе Суворова, ему постоянно казалось, что его боевые заслуги недооценивают, и он не стеснялся публично проявлять свое недовольство. Когда императрица Екатерина передала ему в подарок 5 тысяч золотых рублей, Каменский, оскорбившись незначительностью суммы, демонстративно потратил эти деньги на завтраки в Летнем саду, на которые приглашал всех, кто ему попадался на глаза».

6. «Его карьера закончилась во время наполеоновских войск. Граф был назначен главнокомандующим находившейся в Пруссии русской армии, но у него помутился рассудок. Каменский через неделю самовольно сложил с себя командование, приказал войскам отправляться в Россию и уехал в свою деревню.

Там он и жил, опозоренный и отлученный от двора. Будучи женатым на одной из первых красавиц Москвы – княжне Анне Щербатовой, он выставлял напоказ свою связь с дворовой девкой, которая его и погубила».

7. «В своем московском доме, где он появлялся наездами, Каменский властвовал сурово и деспотически; здесь смешивалась азиатская роскошь с утонченностями европейской жизни, представления французских пьес с песнями сенных девушек. А в своем поместье Сабурово он проводил время в организации крепостного театра, масонских бдениях и наказаниях провинившихся крестьян».

8. «В деревне Михаил Федотович лютовал: держал крепостных на цепи, надевая им железные ошейники и сажал их в колодки. Баловал и задаривал подарками только любовницу, в которой души не чаял. Но девушка не любила графа, и ублажение дряхлеющего старика ей претило. Ночами к ней захаживал молодой возлюбленный – чиновник из губернской полиции. Они вместе разработали план как избавиться от графа. Исполнитель нашелся быстро. Этим человеком стал дворовый, брата которого Каменский засек солеными розгами.

Фаворитка знала, что в доме есть охрана, спальню старого графа стерегут собаки-волкодавы, а вот путешествовал Каменский без эскорта. Когда граф направился в Орел, его пролетку остановил дворовый и нанес смeртeльный удaр тoпoром. За это понесли наказание крепостные Каменских: будто бы 300 человек было отправлено на каторгу и в рекруты. На месте преступления поставили каменный валун весом в 300 пудов. Но в конце XIX века крестьяне камень раскололи на четыре части и продали. Бывшая наложница Каменского вышла замуж за своего возлюбленного».

9. Василий Жуковский опубликовал в «Вестнике Европы» элегию «На смерть фельдмаршала графа Каменского» с такой моралью в первых строках: «О, сколь разительный смирения урок / Сия Каменского могила!»

10. «Сабурово перешло к сыновьям фельдмаршала. Старшего, Сергея, отец не баловал. Однажды он отправил его с театра военных действий с донесением к государыне. Из-за весенней распутицы гонец опоздал на целые сутки, за что впоследствии получил от рук отца двадцать ударов арапником...

Младшего отпрыска Николая граф поучал: «Не будь красной девкой: первый раз что случится быть наедине с государем, проси… Ведь отец твой не миллионщик; тогда можешь сказать обо мне, что ничего не приобрел, что ничего мне не жаловано. Не стыдись, не красней, спрос не беда!»

11. «Николай Каменский дослужился до генерала от инфантерии. А начинал он свой путь во время швейцарского похода Александра Суворова. В разгар сражения за Чертов мост во главе отряда Каменский обогнул неприятеля по горному хребту и вышел в тыл французских войск. На письме Николая отцу Суворов надписал: «Юный сын Ваш – старый генерал». Позднее он сражался при Аустерлице и Прейсиш-Эйлау. В 1810 году был награжден орденом Андрея Первозванного и назначен командующим Дунайской армией.

Внезапная смерть при загадочных обстоятельствах подающего надежды полководца озадачила многих. Впоследствии современники вспоминали графа как человека, способного изменить ход войны 1812 года. Александр I в письме к матери Николая – графине Анне Павловне – написал такие слова: «Заслуги сына вашего отечеству пребудут незабвенны».

11. В рассказе Николая Лескова «Тупейный художник» главный герой вспоминает: «Графов Каменских известно три, и всех их орловские старожилы называли неслыханными тиранами. Фельдмаршала Михаила Федотовича крепостные убили за жестокость в 1809 году, а у него было два сына, Николай, умерший в 1811 году, и Сергей, умерший в 1835 году. Ребенком я помню еще огромное серое здание с фальшивыми окнами, намалеванными сажей и охрой, и огороженное чрезвычайно длинным полуразвалившимся забором. Это и была проклятая усадьба Каменского; тут же был и театр».

12. «Сергей Каменский воевал с турками и шведами, был неоднократно ранен и одно время даже служил в подчинении своего младшего брата Николая, чем высказывал крайнее недовольство. На исходе войны 1812 года он был отправлен в бессрочный отпуск по болезни, а окончательно в отставку вышел в 1822 году в чине генерала от инфантерии с репутацией чудака и самодура. Он унаследовал 10 тысяч крепостных в Орловской, Нижегородской, Владимирской и Курской губерниях, огромные земельные угодья, городские усадьбы в Орле, Москве и Петербурге».

В московском его доме на Смоленском бульваре «царили хаос и грязь; многочисленная прислуга, оборванная, ничего не делала; в прихожей около двух десятков лакеев сидели и вязали чулки, ожидая приказания графа подать ему платок или трубку. В кабинете графа стояли купленные за баснословные деньги часы, которые в час убийства отца играли «Со святыми упокой», а в час рождения самого графа – «Славься, славься, храбрый росс».

13. «Сергей Каменский всюду водил с собой любовницу, которой было приказано носить на груди его большой портрет. Когда она чем-нибудь гневила Каменского, ей надевали другой такой же портрет, на котором были изображены только затылок и спина графа.

Но самым любимым его местом было Сабурово, где он занимался литературными опытами, театральными постановками и упивался своей властью над крепостными. Сергей Каменский стал инициатором появления первого в Орле журнала «Друг Россиян и их единоплеменников обоего пола». На его обложку был вынесен эпиграф из Овидия: «Святейшая и почтенная есть дружба»... «Друг Россиян» состоял из двух основных разделов: «Ученость. Новости» и «Особенные известия». Второй раздел содержал информацию об изобретениях, редких явлениях и разных увеселениях».

14. В «Тупейном художнике» описаны и наказания крестьян и дворовых в Сабурове: «А мучительства у нас были такие, что лучше сто раз тому, кому смерть суждена. И дыба, и струна, и голову крячком скрясивали и заворачивали... Под всем домом были подведены тайные погреба, где люди жили на цепях, как медведи, сидели... И долго тут томили людей, а иных на всю жизнь… А другие даже с медведями были прикованы, так, что медведь только на полвершка его лапой задрать не может».

15. «После каждого акта театрального представления граф Каменский ходил за кулисы и там огромным кнутом «делал расчеты» с провинившимися актерами, крики которых долетали до слуха зрителей... Одно время граф намеревался купить в свою труппу самого Михаила Щепкина, в ту пору еще крепостного актера. Завершилась бурная жизнь Сергея Каменского тоже вполне театрально: он разорился, в 1827 году продал Сабурово, в 1834-м выдал вольные актерам, на следующий год умер и был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище».

16. Старшего Каменского, Михаила Федотовича, считают одним из прототипов старого князя Болконского в романе Толстого «Война и мир».

Действительно, старый граф Болконский крут характером, но отличается широтой интересов (правда, театр в круг его увлечений не входит). Он служил под началом Суворова. У него есть молодая любовница (правда, не русская крепостная, а французская приживалка). Во время наполеоновского нашествия старый Болконский призван руководить ополчением (правда, свои обязанности он исполняет весьма добросовестно). Сына он воспитывает строго и т.п.

Но куда больше биографических и характерологических совпадений со старым Болконским у другого прообраза – князя Николая Сергеевича Волконского, генерала от инфантерии, деда писателя. Рассказывать о нем здесь неуместно. Отметим лишь, что у двух военачальников, князя Волконского и графа Каменского, немало общих черт. В этом смысле они – типичные герои своей эпохи. 


Читайте также


"Ах, трубы медные гремят…"

"Ах, трубы медные гремят…"

Алексей Портанский

Для матери, не дождавшейся сына, война никак не может закончиться

0
408
Выжить в студеной воде

Выжить в студеной воде

Вардван Варжапетян

Любопытные истории о чае без названия, глупом студенте, зорком ангеле и вообще о жизни

0
2228
Без гвоздя в голове

Без гвоздя в голове

Андрей Мартынов

Взаимные ошибки на путях к катастрофе

0
1894
Семейные истории о том, что не все стрессы одинаково полезны

Семейные истории о том, что не все стрессы одинаково полезны

Мария Давыдова

Каша с вареньем и салом

0
2112

Другие новости