0
2627
Газета Интернет-версия

25.06.2020 21:30:00

Любимец двух императоров

К 235-летию со дня рождения Ивана Дибича-Забалканского

Сергей Перелыгин

Борис Соколов

Об авторе: Сергей Игоревич Перелыгин – историк, писатель.Борис Леонидович Соколов – историк, писатель.

Тэги: российская империя, граф дибич, самоварпаша, павел I, александр I, адрианополь, ивана иванович дибичзабалканский, русскотурецкие войны


российская империя, граф дибич, самовар-паша, павел I, александр I, адрианополь, ивана иванович дибич-забалканский, русско-турецкие войны Служение Российской империи сделало из немецкого дворянина выдающегося военачальника. Джордж Доу. Портрет Ивана Ивановича Дибича-Забалканского. 1825. Эрмитаж

Иван Иванович, он же Иоганн Карл Фридрих Антон, родился 13 мая 1785 года в прусской Силезии. Происходил из старинного рыцарского рода. Его отец, барон Ганс Эренфрид фон Дибич, поступил на русскую службу, приняв имя Иван Иванович. В феврале 1800 года он стал генерал-майором с причислением к свите императора Павла I. К этому времени Иоганн учился в Берлинском кадетском корпусе, где подавал большие надежды. Дибич-старший обратился к Павлу с просьбой ходатайствовать перед прусским королем Фридрихом Вильгельмом III о воссоединении семьи.

Летом 1801 года юный Иоганн прибыл в Россию и стал именоваться Иваном Ивановичем. По повелению нового императора Александра I был зачислен прапорщиком лейб-гвардии в Семеновский полк. В Петербурге он занялся тщательным изучением русского языка и уже через полгода овладел им в совершенстве.

Боевое крещение 20-летний прапорщик принял 2 декабря 1805 года под Аустерлицем (ныне чешский Славков-у-Брна). Русская гвардия под командованием великого князя Константина отступала, отбивалась от атак французских кирасир. Дибич был ранен в кисть правой руки, но, перевязав ее платком и переложив шпагу в левую, остался в строю до конца сражения. Самоотверженность молодого офицера была отмечена золотой шпагой с надписью «За храбрость».

В кампаниях 1806–1807 годов против французов Дибич принял участие в сражениях при Прейсиш-Эйлау (ныне Багратионовск) 26–27 января 1807 года, при Гутштате (ныне польский Добре-Място) 04–09 июня, при Гейльсберге (ныне польский Лидзбарк-Варминьски) 10 июня и Фридланде (ныне Правдинск) 14 июня.

При Гейльсберге в критический момент боя артиллерийская батарея, расположенная по предложению Дибича на правом берегу р. Алле, открыла фланговый картечный огонь, остановила атаку авангарда маршала Сульта и дала возможность отступить русским войскам. За эту битву он удостоился ордена Св. Георгия IV степени. Произведенный в капитаны Дибич был также награжден орденами Св. Владимира IV степени и Св. Анны III степени, второй золотой шпагой «За храбрость» и прусским орденом Pour le Mérite.

Дальнейшую службу Дибича определили склонность к штабной работе и своеобразная внешность: невысокий рост, большая голова на короткой шее, вечно растрепанные волосы. В 1810 году капитан Дибич переведен в свиту Его Величества по квартирмейстерской части, прообразу Генерального штаба, где обратил на себя внимание военного министра генерала Михаила Барклай-де-Толли запиской «План организации реквизиционной системы», представленной в свете предстоящих военных действий с Наполеоном.

При содействии управлявшего этой частью генерала Петра Волконского поступил на место дежурного штаб-офицера в корпус генерала Петра Витгенштейна с производством в подполковники. В сентябре 1811 года Дибич был произведен в полковники.

«Гроза двенадцатого года пришла, и кто же нам помог...»

24 июня 1812 года Великая армия Наполеона перешла Неман. 73-тысячный 1-й Отдельный пехотный корпус генерала Витгенштейна, в котором полковник Дибич занимал должность обер-квартирмейстера, прикрывал направление на столицу империи – Санкт-Петербург, против него действовали корпуса маршалов Удино и Макдональда.

Корпус отличился в боях 30–31 июля и 1 августа под Якубовым, Клястицами и Головчицами. За храбрость и умелое руководство в этих боях войсками Дибич 24 августа был награжден орденом Св. Георгия III степени. Это была первая победа русской армии в Отечественной войне.

Дибич проявил себя и во втором сражении за Полоцк 18–20 октября. При взятии штурмом города ночью с 18 на 19 октября молодой генерал пробился с авангардом на правый берег р. Полоты, а 20 октября участвовал в уничтожении неприятельских батарей на левом берегу р. Двины, за что был награжден орденом Св. Анны I степени. Далее были ноябрьские боевые дела при Чашниках, Смольне, Старом Борисове. 28 ноября при Студянке была одержана победа над корпусом маршала Виктора. Здесь Дибич удачно поставил против неприятельского правого крыла 12-орудийную батарею, которая привела французский обоз, тянувшийся к переправе через Березину, в полный беспорядок. За отличие в этих боях Дибич получил третью золотую шпагу, украшенную алмазами, с надписью «За храбрость».

«К мечам рванулись наши руки, но лишь оковы обрели»

Русские войска вернулись домой, однако боевые тревоги еще не кончились: Наполеон бежал с острова Эльба, и пришлось снова двинуться во Францию. Дибич был назначен начальником штаба 1-й армии, выступившей в поход за Рейн 12 мая 1815 года. Наполеон был разбит на поле Ватерлоо, и деятельность русской армии ограничилась грандиозными смотрами 300 тыс. человек и 85 тыс. лошадей 7 и 10 сентября в местечке Вертю. За их безукоризненную организацию Дибич удостоился бриллиантовых знаков к ордену Св. Александра Невского.

После возвращения в Россию Иван Иванович продолжал исполнять должность начальника штаба 1-й армии, расположенного в Могилеве. Здесь 17 марта 1820 года он совместно с генералом Толем организовал двухклассное офицерское училище. Это был один из первых опытов создания военно-учебного заведения в России.

Зимой 1821 года император взял 35-летнего генерал-лейтенанта с собой на конгресс Священного союза России, Пруссии и Австрии в Лайбах (ныне столица Словении Любляна), с этого времени он стал неразлучным спутником царя. На конгрессе Иван Иванович получил от австрийского императора Большой крест ордена Леопольда, а от императора Александра – орден Св. Владимира I степени.

11 мая 1823 года Дибич был назначен исправляющим должность начальника главного штаба Его Императорского Величества вместо уволенного Волконского. 18 апреля 1824 года Дибич был утвержден в этой должности и одновременно назначен управляющим квартирмейстерскою частью.

По повелению царя Дибич должен был присутствовать в Государственном совете и в Комитете министров, безотлучно сопровождая в то же время Александра во всех его поездках. Во время последнего путешествия царя в Таганрог Иван Иванович также находился при нем. В Таганроге царь заболел и 1 декабря 1825 года скончался.

В порядке наследования императором должен был стать цесаревич Константин, однако в 1823 году Александр I секретным манифестом определил наследником его младшего брата Николая. Константин от престола отрекся, но поскольку об этом знал лишь узкий круг лиц, в который Дибич не входил, несмотря на близость к царю, возник династический кризис.

К этому времени оформился заговор тайными обществами будущих декабристов. Вернувшись из заграничных походов, часть русских офицеров, восприняв витавшие в Европе идеи французских просветителей, была недовольна аракчеевщиной, обхождением с солдатами, крепостным правом. Но Иван Иванович, будучи верным монархистом, держал нити заговора в своих руках. В связи с тем, что большая часть заговорщиков находилась во 2-й армии, Дибич лично принял меры к аресту важнейших из них. Эти события обеспечили Ивану Ивановичу расположение Николая I. В январе 1826 года Дибич получил лестный рескрипт от императора Николая I, а 3 сентября, в день коронации, был ыпроизведен в генералы от инфантерии.

«Эдырне! на стройных мечетях твоих Орел возвышался двуглавый»

В июле 1826 года началась война с Персией, а весной 1827 года Иван Иванович был направлен для разбора конфликта по поводу ведения военной кампании на Кавказе между командовавшими войсками генералом Ермоловым и недавно присланным любимцем царя генералом Паскевичем. Ермолов по повелению Николая был отозван, но такт и дипломатичность Дибича сохранили его репутацию. По возвращении в столицу Иван Иванович был возведен в графское достоинство.

Поддержка Россией борьбы за независимость греческого народа от османского гнета привела в апреле 1828 года к очередной русско-турецкой войне. 21 февраля 1829 года главнокомандующим Дунайской армии вместо генерал-фельдмаршала Витгенштейна был назначен 43-летний генерал адъютант Дибич. Он незамедлительно провел в войсках ряд необходимых реформ. Усовершенствовал систему подготовки, улучшил обмундирование и снаряжение, привел их в соответствие с условиями местности. Принял меры Иван Иванович и по улучшению санитарно-гигиенического состояния армии. Изменилось при Дибиче отношение офицеров к нижним чинам. Он стремился вернуть суворовский стиль заботы о солдатах.

В начале весны русская армия перешла на правый берег Дуная и осадила крепость Силистрию (болгарская Силистра). Иван Иванович рассчитывал выманить турок из крепости Шумла и разгромить в полевом сражении. Как будто идя навстречу надеждам Дибича, в мае Великий визирь Рашид Мехмед-Паша с 40-тысячной армией начал наступление с целью разгромить отдельные русские отряды, размещенные между Шумлой и Варной. Дибич, оставив под Силистрией один корпус, двинул остальные войска на коммуникации визиря с Шумлой. Это смутило Мехмеда-Пашу и заставило его начать отступление. Но 30 мая 1829 года у расположенного в горной долине селения Кулевчи (ныне Кюлевча) турок встретили главные силы Дунайской армии. Началось сражение.

Русский авангард отразил рвавшихся вперед турок и заставил их отступить на прежнюю позицию на гребне высот, где затем они были атакованы главными силами Дибича. Эта атака, очень удачно поддержанная артиллерией, увенчалась полным успехом. Турецкая армия рассеялась по ущельям и лесам, потеряв до 5 тысяч убитыми и 2 тысяч пленными, 43 орудия и весь обоз. Едва избежал плена сам Великий визирь. Русские потери составили 2700 убитыми и ранеными. Победа при Кулевчи ускорила капитуляцию Силистрии, последовавшую 30 июня. Было взято около 8 тыс. пленных, более 250 орудий. Дибич был награжден орденом Св. Георгия II степени.

Еще в 1821 году Дибич, исполняя должность начальника Главного штаба Его Императорского Величества, предложил план ведения будущей войны с Турцией, ядром которого был переход через Балканы и перенос военных действий в самое сердце Османской империи. Теперь стало возможно претворить его в жизнь: блокируя придунайские крепости турок, пройти через горы и нанести удар по Адрианополю и Константинополю.

21-15-1350.jpg
После покорения Адрианополя
«Самовар-паша» стал полным георгиевским
кавалером. Неизвестный художник. Покорение
города Адрианополя графом
Дибичем-Забалканским. 1829. Русский музей
Основные силы Дунайской армии численностью около 40 тыс. пехоты и 7 тыс. кавалерии под общим командованием самого Дибича были разделены на две колонны и резерв. Правой колонной численностью 12 тыс. человек командовал генерал Ридигер, левой численностью 17 тыс. человек – генерал Рот.

Для преодоления Балкан были выбраны две из восьми имеющихся дорог: через Шумлу, Айдос (ныне болгарский Айтос) и Карнабат (ныне болгарский Карнобат) и из Варны вдоль моря через Мисемврию (ныне болгарский Несебыр) и Бургас. По первой дороге следовала колонна Ридигера, по второй – колонна Рота.

Несмотря на усилия Дибича, в русской армии продолжали свирепствовать лихорадки, дизентерия, цинга и даже чума. Несмотря на такую тяжкую обстановку, главнокомандующий не отказался от забалканского похода и начал его 13 июля 1829 года. Двигались преимущественно по ночам, чтобы у турок создалось впечатление, что русские готовятся к продолжению осады Шумлы. Оба отряда с боем форсировали реку Камчик (Камчия), сбросив турок с укрепленных позиций, а затем форсированным маршем двинулись в предгорья Балкан. 21 июля русские войска перешли Балканы по Айтоскому и Панарийскому перевалам и начали спуск на равнину. В этот же день колонна генерала Рота подошла к крепости Месемврии, куда одновременно с моря подошла эскадра командующего Черноморским флотом адмирала Грейга. На предложение сдаться турецкий комендант ответил отказом, после чего артиллерия русской армии и флота начала обстрел крепости. Моряки черноморцы удачными выстрелами взорвали главный крепостной пороховой склад, и 23 июля гарнизон капитулировал. Узнав об этом, гарнизон города Ахиоло (ныне болгарский Поморие) бросил его без боя, оставив 15 орудий. 24 июля авангард Рота разбил турецкие войска у Бургаса и на их плечах ворвался в город, захватив 10 орудий и большое количество различных припасов.

24 июля Николай I получил от Дибича письмо: «Победоносные знамена Вашего Величества развеваются на стенах Месемврии, Ахиоло и Бургаса, среди населения, которое встречает наших храбрецов как освободителей и братьев». На это письмо Николай ответил добавлением к графскому титулу Дибича почетного наименования Забалканский. Черниговский полк после этого стал именоваться полком графа Дибича Забалканского.

30 июля после неудачного для них боя турки поспешно отступили из Ямболя частично в направлении города Сливно (ныне болгарский Сливен), частично в направлении Адрианополя. 1 августа русские войска вошли в Ямболь (ныне болгарский Ямбол) и захватили большие продовольственные запасы.

После получения морем подкреплений из Крыма русские войска 11 августа при артиллерийской поддержке начали наступление на Сливно с двух сторон. Турки, не выдержав огня, начали поспешно отступать. Дибич вошел в город с авангардной 18-й пехотной дивизией. Здесь было захвачено значительное количество военного имущества и продовольственные склады.

Теперь главной целью Дунайской армии стал Адрианополь, вторая столица Османской империи. К этому времени в городе проживало около 80 тыс. жителей, его гарнизон насчитывал около 13 тыс. человек.

16 августа Дунайская армия форсированными маршами двинулась к Адрианополю, делая под палящим солнцем переходы по 35–40 км в день. Дорога проходила через каменистую местность, и современники оценивали ее как еще более трудную, чем переход через Балканские горы. Мольтке писал: «Дибич прибыл к Адрианополю с тенью армии, но с репутацией непобедимости».

19 августа русские уже были у стен города. Турецкое командование было ошеломлено. От имени адрианопольского коменданта прибыли парламентеры для переговоров. Дибич изложил русские условия: сложить оружие, сдать все пушки и знамена, а также военное имущество и продовольственные склады, вывести турецкий гарнизон из города. Жителям гарантировалась неприкосновенность жизни и имущества. Срок – к 9 часов утра следующего дня. Утром 20 августа наши войска вступили в Адрианополь. В городе было взято более 50 орудий, несколько тысяч в основном новых ружей и огромное количество различных запасов.

Султан Махмуд, узнав, что русские дозоры уже в нескольких переходах от Константинополя, утратил волю к сопротивлению и запросил мира. Но, несмотря на фактическое окончание боевых действий, переговоры продолжались еще почти месяц. Русский главнокомандующий выдвинул требование подписать договор в пятидневный срок, в противном случае пригрозив продолжить наступление русских войск на столицу Османской империи. Однако османские дипломаты тянули время. Тогда Дибич приказал возобновить военные действия. Русские войска продвинулись вперед и заняли ряд турецких городов.

В итоге 14 сентября в Адрианополе был подписан мирный трактат. К России отходило все восточное побережье Черного моря, от устья Кубани до пристани святого Николая (ныне деревня Шекветили в Грузии между Поти и Батуми) с крепостями Анапа, Суджук кале (будущий Новороссийск) и Поти, а также города Ахалцихе и Ахалкалаки. Турция признавала переход к России Грузии (бывшего Картли Кахетинского царства), Имеретии, Мингрелии, Гурии, а также Эриванского и Нахичеванского ханств (переданных Персией по Туркманчайскому миру), предоставляла право русским и иностранным торговым судам свободно проходить через Босфор и Дарданеллы. Турция обязывалась уплатить России контрибуцию. Кроме того, Османская империя подтвердила соблюдение автономии Сербии и Греции, предоставила автономию Молдавии и Валахии.

За покорение Адрианополя Дибич-Забалканский был награжден алмазными знаками ордена Св. Андрея Первозванного, а по заключении мира – орденом Св. Георгия I степени «За успешное окончание войны с Турцией в 1829 году», став четвертым и последним полным георгиевским кавалером. 3 октября полководцу было присвоено звание генерал-фельдмаршала. Заслужил Дибич и шутливое прозвище «Самовар-паша» за сочетание подходящей комплекции – плотный, невысокого роста – и вспыльчивого, иногда «кипящего» темперамента.

«Державы целость соблюсти, Славян родные поколенья под знамя русское собрать…»

Польское восстание, начавшееся 29 ноября 1830 года, правильнее называть польско-русской войной. В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона 1898 года применяется именно такой термин. Созданное Наполеоном Великое герцогство Варшавское, войска которого в 1812 году разоряли Смоленск и Москву, пало в 1813-м к ногам императора Александра Благословенного и было разделено им с Пруссией и Австрией. Большая часть под именем Царства Польского была присоединена к России.

При этом политика обустройства нового царства Александром и сменившим его на троне Николаем I была более чем противоречива. С одной стороны, для польского народа были созданы более благоприятные экономические условия, чем для русского. Даже не питавшие симпатий к империи французы Лависс и Рамбо признавали, что «впервые за несколько веков страна процветала... население Варшавы возросло с 8.000 до 15.000». Была воссоздана польская армия, которой командовали генералы, прошедшие антирусскую наполеоновскую школу. С другой стороны, административно-полицейские меры, которые периодически применялись, раздражали польскую шляхту, надменность, высокомерие и амбиции которой восходили к раннему Средневековью. В такой обстановке добавил «пороха в костер» великий князь Константин, начальник всех вооруженных сил в Царстве Польском. Он, с одной стороны, пестовал «свою» польскую армию, а с другой – раздражал ее своими жестокостями. Последней каплей стала мобилизация польской армии на подавление революции в Бельгии, при том что в турецкой кампании эту армию не задействовали.

Считая выступление в Варшаве лишь вспышкой, Константин дал русским войскам приказ не вмешиваться, ибо, как он выразился, «русским нечего делать в польской драке». Затем он, отпустив сохранившие ему верность польские войска, вместе с русскими отошел из Варшавы, попутно сдав полякам ряд крепостей!

Расхлебывать «польскую кашу» царь поручил Дибичу, при этом напутствуя его: «Когда вы выступите против поляков, не забывайте, что вы – братья одной крови».

25 января 1831 года главные силы 125-тысячной русской армии под командованием Дибича несколькими колоннами вступили в пределы Царства Польского. Неожиданно наступила распутица. Движение армии в принятом направлении было невозможно, так как пришлось бы втянуться в леса и болота между Бугом и Наревом. Дибич двинулся на Брестское шоссе, против правого фланга поляков. При этом правая колонна генерала Шаховского отдалилась от главных сил. 14 февраля Дибич предполагал атаковать с фланга 56-тысячную армию князя Радзивилла, оборонявшую укрепленную Гроховскую позицию на подступах к столице Польши, отрезав им единственный путь отступления – мост через Вислу. Но утром 13-го числа послышалась канонада со стороны шоссе, по которому продвигался 12-тысячный отряд Шаховского. Опасаясь, что поляки разгромят его превосходящими силами, Дибич приказал 72-тысячной русской армии атаковать неприятеля с фронта. Атака в лоб без должной подготовки шла с большими затруднениями. Особенно упорный бой разгорелся вокруг ольховой рощи, находившейся в центре позиции поляков. Она несколько раз переходила из рук в руки. В самый критический момент Дибич подскакал к отступающим войскам и крикнул: «Куда вы, ребята, ведь неприятель там! Вперед! Вперед!» – и лично повел полки в атаку. Русские гренадеры преодолели ров, ворвались в рощу и окончательно овладели польской позицией. Русская артиллерия подавила польскую числом орудий и быстротой стрельбы. Затем на польские позиции обрушилась кавалерия, однако была встречена в упор огнем пехоты и атакована с фланга Кицким. Поляки стали отступать.

Задним числом Дибича упрекают в том, что он не ворвался в Варшаву на плечах отступающих поляков, но существовал целый ряд препятствовавших тому обстоятельств. Русские понесли тяжелые потери – 9400 человек (потери поляков – 12 тыс.). Боеприпасов и запасов продовольствия не хватало. Осадная техника отсутствовала. Надо принять во внимание и погодные условия, и наказ императора, и нежелание Дибича стать палачом Варшавы. Он постарался решить дело миром, однако на этот раз переговоры не удались.

В начале марта Дибич начал готовиться к переправе через Вислу южнее Варшавы, оставив для прикрытия тыла 6-й корпус генерала Розена. Но генерал Скржинецкий, назначенный главнокомандующим вместо князя Радзивилла, скрытно перебросив армию через Вислу, атаковал Розена, и тому пришлось с потерями отступить. Дибич был вынужден отменить переправу и вернуться ему на выручку, после чего на месяц наступило затишье.

Царь, недовольный затягивающимися военными действиями, стал лично вмешиваться в их планирование. Между тем Дибич приводил в порядок войска, организовывал тыловое обеспечение и снабжение. Но в этот момент на русские войска обрушилась новая беда: с берегов Каспия в армию завезли бациллы холеры, и уже в апреле заболело около 5 тыс. человек.

Между тем Скржинецкий 1 мая во главе 45-тысячной армии двинулся против 27-тысячного Гвардейского корпуса великого князя Михаила Павловича, который действовал отдельно от армии и Дибичу не подчинялся. Гвардия с арьергардными боями стала отходить на соединение с главными силами. Дибич форсированными переходами двинулся навстречу. Скржинецкий, опасаясь быть отрезанным от Варшавы, начал отступать. Ситуация была схожей с событиями под Кулевчей, когда Дибич преследовал Решид-пашу.

13 мая войска Дибича прошли до 50 верст, но после короткого ночного привала фельдмаршал приказал вновь выступать! Соединение с гвардией состоялось, а поляки были врасплох застигнуты в городе Остроленка, лежащем на болотистом берегу Нарева. Сражение разыгралось 14 мая вокруг двух мостов, которые поляки не успели разрушить. Русские гренадеры стремительно ворвались в город, пройдя его насквозь. Поляки многократно бросались в контратаки, наши батареи, развернувшиеся на левом берегу Нарева, обеспечили их отражение. Дибич своевременно направлял подкрепления. Поляки сражались отчаянно, но их храбрость разбилась о стойкость гренадеров. Польские потери составили более 9 тыс. человек, в том числе много старших офицеров, русские – вдвое меньше. С наступлением темноты польская армия начала отступать к Варшаве. Поражение при Остроленке серьезно ее ослабило, погибло много наиболее опытных солдат.

Дибич, как и при Грохове, решительного преследования организовывать не стал. Он дал войскам отдохнуть и приступил к подготовке к переправе через Вислу. Подвозились продовольствие, артиллерия, переправочные средства, госпитальное довольствие, материалы для устройства переправы. На соединение с армией двигались подкрепления. Но в этот момент генерал-фельдмаршал заболел холерой. Не улучшил его самочувствия и приезд царского генерал-адъютанта графа Орлова с выражением очередного недовольства Николая. В ночь на 29 мая в селе Клешево близ города Пултуск Дибич скончался. Фельдмаршала перевезли в Петербург, где похоронили на Волковом лютеранском кладбище.

***

В Германии в зале славы выдающихся исторических личностей Вальхалла среди 130 бюстов установлен и бюст Дибича. В нашу историю Дибич вошел как талантливый полководец, преданный Российской империи. Его фигура присутствует среди 36 самых выдающихся на 1862 год военных людей и героев, увековеченных на памятнике «Тысячелетие России» в Новгороде. В эпоху глобализации и толерантности, когда некоторые деятели пытаются быть патриотами одновременно нескольких государств, подчас даже исповедующих разные системы ценностей, пример патриотизма Ивана Ивановича Дибича следует помнить.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Kent Club планирует за 10 лет привлечь 15 миллионов пользователей

Kent Club планирует за 10 лет привлечь 15 миллионов пользователей

Галина Грачева

4
1823
Кто выстроил границу между россиянами и товарами iHerb

Кто выстроил границу между россиянами и товарами iHerb

Денис Писарев

Известный на весь мир маркетплейс пытается вернуть пользователям в РФ доступ к своим приложениям

1
1691
Будет ли чернокожим следующий папа Римский

Будет ли чернокожим следующий папа Римский

Милена Фаустова

Вышла в свет книга о 19 кардиналах – кандидатах в понтифики

0
3830
В краю лавров и кипарисов

В краю лавров и кипарисов

Андрей Мирошкин

Пушкин проявлял большой интерес к древней истории Крыма

0
1517

Другие новости

Загрузка...