0
2845
Газета Поэзия Интернет-версия

29.11.2012 00:00:00

Эскиз к портрету мистификатора

Тэги: козаровецкий, пушкин, мистификатор


козаровецкий, пушкин, мистификатор

Владимир Козаровецкий. Пушкинская тайна. Диплом рогоносца и другие мистификации.
– М.: Алгоритм, 2012. – 368 c.

Мало кто из современных писателей рискнет начать книгу с выражения благодарности своим литературным противникам. Козаровецкий рискнул. И это говорит об авторе гораздо больше, чем самая благожелательная похвала. Между тем он вполне мог бы ограничиться поддержкой друзей и союзников, таких как пушкинисты Альфред Барков и Александр Лацис (оба – уже ушедшие из жизни), Владимир Сайтанов и академик Николай Петраков, литературный критик Лев Аннинский и прозаик Алексей Биргер. Да отчасти и ваш покорный слуга. Итак, с помощью пушкинистов – или самостоятельно – Козаровецкий показывает:

что в «донжуанском списке» под инициалами N.N. поэт скрыл «прелестную польку» Анжелику, родившую от него сына;

что «Гавриилиада» была написана Пушкиным в 1822 году из мести царю и Аракчееву за ссылку и что впоследствии Пушкин использовал этот сюжет также и в мистификации с «дипломом рогоносца»;

что Александр Раевский «незаконно осужден пушкинистами» как враг и предатель Пушкина, что этот – как и Пушкин – человек чести всегда оставался его другом, а стихотворение «Демон» – их совместная мистификация и не имеет конкретного адресата;

что адресат стихотворения «Коварность» – поэт и драматург Павел Катенин, ставший прообразом главного героя «Евгения Онегина»;

что повествователем в «Евгении Онегине» является Онегин, который рассказывает о себе в третьем лице, но по закону жанра иногда проговаривается, выдавая свое «авторство»;

что «Евгений Онегин» – это сатира на литератора, который «на наших глазах пишет роман» и по мере изготовления главами приносит его Пушкину-издателю, а тот соответственно издает его поглавно;

что дуэль между Онегиным и Ленским имеет гораздо более глубокий и обобщенный смысл, выражая главную мысль книги: «Посредственность – убийца таланта»;

что в противостоянии с Бенкендорфом Пушкин, с талантом мистификатора отстаивая свои честь и достоинство, не спускал шефу жандармов ни одного удара;

что в поэме «Полтава», в тексте которой рассказчик, придворный историограф, излагает официальную, государственную точку зрения, Пушкин своими комментариями меняет знак нашего отношения к Мазепе на противоположный и что замысел поэмы, как и пушкинского романа, нами не был прочтен;

что известный пушкинский «диалог с митрополитом», открывающийся стихами «Дар напрасный, дар случайный…», является мистификацией и что все три стихотворения написаны Пушкиным;


Так Дантес или все-таки царь?
Паоло Веронезе. Аллегория любви: измена. 1575. Национальная галерея, Лондон

что сказка «Конек-Горбунок» написана Пушкиным и что Ершов – по просьбе Пушкина – только поставил на нее свое имя, что в ней не только содержится требование освобождения декабристов как условие избавления от бед российского государства, но она к тому же является и предупредительным выстрелом в адрес царя и развернутой эпиграммой на Бенкендорфа;

что существует несколько способов доказательства пушкинского авторства «Конька-Горбунка»;

что «Ревизор» – совместная мистификация Пушкина и Гоголя и что Хлестаков сплошь и рядом «присваивал» факты биографии Пушкина;

что роман у Натальи Николаевны был не с Дантесом, а с императором Николаем I, что именно по этой причине так и не были опубликованы ее письма к Пушкину и что Дантес был всего лишь пешкой в руках императорской семьи;

что автором «диплома рогоносца» был Пушкин, который сам же и разослал его своим друзьям и себе самому;

что «диплом рогоносца», учитывая его направленность против двух императоров сразу, то есть против династии Романовых, был выдающимся по смелости поступком, гениальной пушкинской мистификацией и свидетельством того, что Пушкин был готов и к смерти, и к бессмертию.

Поскольку книга выстроена по хронологическому принципу, из ее глав складывается краткая биография мистификатора. В целом же она представляет интереснейший иллюстративный материал к приведенному автором в ее начале перечню характерных черт литературной мистификации как самостоятельного жанра искусства и некий свод мистификационных приемов, использовавшихся конкретно Пушкиным.

Читатель волен соглашаться или не соглашаться с аргументацией Козаровецкого, но он должен знать, что в его руках находится, пожалуй, первый серьезный путеводитель по русской литературной terra incognita, где скорее всего еще будут сделаны удивительные открытия.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Режиссер Павел Лунгин отмечает 75-летие

Режиссер Павел Лунгин отмечает 75-летие

0
1107
Киргизия упустила шанс открытия филиалов российских банков

Киргизия упустила шанс открытия филиалов российских банков

Виктория Панфилова

В республике могут появиться финансовые организации стран ШОС

0
3296
МЭА оценило превышение плана по добыче странами ОПЕК+ в июне в 580 тысяч б/с

МЭА оценило превышение плана по добыче странами ОПЕК+ в июне в 580 тысяч б/с

0
1666
Региональные кампании не обошлись без скандалов

Региональные кампании не обошлись без скандалов

Дарья Гармоненко

Иван Родин

В Петербурге и Липецкой области нарушают установку сверху на демонстрацию чистых выборов

0
1809

Другие новости