0
2413
Газета Реалии Интернет-версия

19.08.2021 21:50:00

Аргентинский каудильо генерал Перон

Феномен перонизма 75 лет спустя

Эмиль Дабагян

Об авторе: Эмиль Суренович Дабагян – ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН, кандидат исторических наук.

Тэги: латинская америка, режимы, аргентина, перон


31-11-1480.jpg
Хуан и Ева Перон – негаснущие звезды
аргентинской политики. 
Фото из Национального архива Аргентины
Мы продолжаем рассмотрение феномена латиноамериканского каудильизма («Неувядающий цветок каудильизма», «НВО» от 11.03.21; «Мексика без вождей и преемников», «НВО» от 22.07.21).

Специфика явления

Каудильизм в Аргентине – одном из крупнейших государств Латинской Америки – обрел персоналистское звучание. Здесь он назывался по имени основателя – генерала Хуана Доминго Перона, профессионального военного, пришедшего к власти легитимным путем в ноябре 1946 года.

Затем Перон создал организацию собственного имени – перонистскую, позднее названную хустисиалистской (от слова justicia – «справедливость»). С тех пор она с переменным успехом, находясь то у власти, то в оппозиции, уходя в тень и воскресая, словно птица Феникс, активно действовала на политической арене.

Перонизм представлял собой не партию в общепринятом понимании этого слова, а разношерстное движение. Оно объединяло профсоюзы, женские и молодежные организации, консолидированные под лозунгом борьбы за «политически суверенную, экономически независимую и социально справедливую родину».

В обыденном сознании понятия «перонизм» и «хустисиализм» неотделимы друг от друга. Беззаветная вера в харизматика, беспрекословное следование его указаниям, готовность, если понадобится, отдать жизнь за вождя. В этом специфика данного феномена.

Особый период

Это было своеобразным временем в истории Аргентины. Следствием экономического подъема, вызванного замещающей импорт индустриализацией, стало быстрое обогащение новой буржуазии и стремительный рост пролетариата.

Армию наемных работников пополняли сотни тысяч выходцев из сельской местности. Они с трудом адаптировались к условиям городской жизни. В этих специфических обстоятельствах зародился перонизм – популистская по своей сути идеология, призванная сцементировать доселе несовместимые друг с другом группы и слои населения, направить их совокупную энергию в общее русло. Отсюда вытекала идея государственного патернализма во имя достижения «классового мира».

В период первого правления Хуана Перона был осуществлен ряд масштабных мер по ограничению влияния иностранного капитала и защите природных богатств страны, взяты под контроль стратегические отрасли хозяйства. Трудящиеся получили значительные социальные гарантии, им регулярно повышалась заработная плата.

Шея вертит головой

Многие годы рука об руку с мужем действовала Эва Перон – или, как ее ласково называли, Эвита, – активно помогавшая ему во всех начинаниях. Эта очаровательная дама пользовалась огромной, можно даже сказать, бешеной популярностью во всех слоях общества. Об этой удивительной даме написаны горы литературы. В прошлом актриса и диктор на радио, она сыграла выдающуюся роль в общественной жизни страны.

Прежде всего по ее инициативе в сентябре 1947 года был принят закон о предоставлении женщинам избирательных прав. Особую роль сыграло и создание специального фонда помощи беднейшим слоям. В отличие от обычной частной благотворительности, работа этого фонда имела государственный масштаб. Его годовой бюджет в 1952 году составлял 500 млн долл. В руководство фондом помимо самой Эвы входили руководители профсоюзов.

Было построено около 30 прекрасно оборудованных больниц и поликлиник, 20 детских садов и интернатов. В деятельность бесплатных спортивных секций было вовлечено более 500 тыс. подростков. В дни общенациональных праздников детям вручали до 4 млн подарков.

Также осуществлялась раздача малоимущим гражданам товаров повседневного спроса: продуктов питания, одежды, обуви, швейных машинок, детских колясок и велосипедов. Сотрудники фонда ежегодно получали свыше 10 тыс. писем с просьбой о помощи. Деятельность фонда была отмечена благодарностью ООН и наградами Ватикана.

Эва Перон скончалась 26 июля 1952 года после тяжелой болезни. Толпы людей пришли проститься с ней. Это был поистине впечатляющий момент национального единения. Эве выстроили мавзолей в столице.

После траура по усопшей Перон женился в очередной раз. Его новой избранницей стала Мариа Эстела Мартинес, известная также как Исабель Перон. С ней он прожил до собственной кончины. Она разительно отличалась от предшественницы и не играла активной роли в политике.

Долгое эхо перонизма

Оказавшись за рубежом после свержения в 1955 году, Хуан Перон ни на минуту не забывал о родине. Поддерживал тесные связи со своими соотечественниками. Готовился к возвращению домой.

Популярность лидера была столь велика, что спустя 18 лет после эмиграции, в 1973 году, его вновь избрали президентом.

Хуан Доминго Перон умер в 1974-м. А спустя 30 с лишним лет, в 2006 году, его останки были торжественно перезахоронены в специально выстроенном мавзолее в местечке Сан-Висенте. В день этой церемонии произошла стычка между фанатичными почитателями Перона за право занять место поближе к траурной процессии. Усопшему вождю поклонялись, словно божеству.

Исторического лидера Аргентины давно нет на свете. Но его имя осталось в политической практике и в сознании широких слоев населения.

Перонисты на качелях

Качественно иной этап в развитии перонизма обозначился с приходом к власти в 1989 году Карлоса Сауля Менема. Потомок выходцев из Ближнего Востока, принявший христианство, осуществил дрейф вправо. Он сменил правительство Рауля Альфонсина, выдвиженца старейшего Гражданско-радикального союза, оставившего после себя тяжелое наследие.

В сжатые сроки Менему удалось подавить галопирующую гиперинфляцию, достигавшую 5000% в год. Добиться устойчивого роста ВВП, положительного сальдо торгового баланса, ликвидировать бюджетный дефицит, увеличить золотовалютные запасы с 6 до 23,5 млрд долл. Осуществить широкую приватизацию нерентабельных предприятий государственного сектора. Установить паритет национальной денежной единицы песо с американским долларом.

Повсюду в мире заговорили об экономическом чуде. Архитектор этих реформ, министр экономики Доминго Кавалло, приезжал в Россию после дефолта 1998 года по приглашению российских младореформаторов.

Во внешней политике Аргентины обозначилось тесное сближение с Соединенными Штатами, наладилось стратегическое партнерство. Власти автоматически одобряли все инициативы Вашингтона.

Между тем постепенно выявилась изнанка – социальная цена экономических достижений. Полная безработица в стране возросла до 17% трудоспособного населения, а частичная составила еще 12%, больно ударив по молодежи. Усилился разрыв между сверхбогатыми и малоимущими, за чертой бедности оказались целые слои и группы. Недовольство населения социальным курсом правительства обусловило поражение перонистов на выборах 1999 года.

К власти пришла коалиция в составе Гражданско-радикального союза и Фронта солидарной страны, отколовшегося от перонистской партии. Пост министра экономики сохранил Кавалло, стремившийся искусственно поддерживать финансовый паритет, так называемый currency board. Но в 2001 году в Аргентине случился дефолт с тяжелейшими последствиями.

Глава государства сбежал из своей резиденции. Еще раньше подал в отставку вице-президент. Образовался вакуум власти, когда в течение двух недель в кресле президента сменилось четыре персонажа.

Наконец, временным руководителем государства парламент избрал перониста Эдуардо Дуальде. По иронии судьбы, проиграв выборы в 1999 году, спустя два года он занял кресло, оставленное счастливым соперником.

Надо отдать должное мужеству Дуальде, не побоявшегося в непростой ситуации взять ответственность за судьбу страны. Он проявил себя как хороший кризисный управляющий, совместно с министром экономики не допустил сползания страны в пропасть, постепенно добился минимальной стабилизации.

Обновленный перонизм

Новая веха в развитии движения началась в 2003 году с приходом к власти 53-летнего президента Нестора Киршнера.

Его избранию предшествовал любопытный казус. Впервые партия перонистов на президентских выборах выдвинула не одного, а трех кандидатов. И все они считали себя перонистами, хотя зарегистрировались под другими названиями.

Среди них был и Карлос Менем, вознамерившийся вернуться на вершину власти после длительного перерыва. В первом туре он с минимальным преимуществом вырвался вперед. Однако накануне второго раунда, опасаясь поражения, сошел с дистанции.

В сложившейся драматической ситуации победителем стал малоизвестный в общенациональном масштабе политик, трижды избиравшийся губернатором провинции Рио-Гальегос, которая сравнительно безболезненно пережила экономические неурядицы, обрушившиеся на страну.

Несмотря на изначальную шаткость своего положения, Нестор Киршнер уверенно вел государственный корабль. Разгребал завалы, доставшиеся от прежней администрации, выправлял перекосы курса, демократизировал политические структуры, содействовал укреплению гражданского общества. Проводил независимую внешнюю политику, вел переговоры с Международным валютным фондом по поводу выплаты внешнего долга, не вступая в конфронтацию с могущественным финансовым институтом.

За это время позиции президента значительно укрепились. Его сторонники добились большинства в обеих палатах Федерального конгресса и в провинциальных органах законодательной власти. На этом этапе в руководстве партии доминировали умеренные круги.

Нестор Киршнер принадлежал к плеяде деятелей левоцентристского толка. Их кредо сводится к тому, чтобы не делать резких движений, сочетать преемственность с переменами, пытаться достичь консенсуса между различными социальными и политическими группами и слоями.

Позднее на смену Нестору Киршнеру в результате выборов пришла супруга Кристина, находившаяся на посту президента два срока подряд, в общей сложности восемь лет. Ее политика заметно накренилась влево.

Неудачная попытка изменить вектор

С приходом к власти в 2016 году крупного бизнесмена Маурисио Макри делается попытка отказаться от перонизма и повернуть общество на иные рельсы. Теснее интегрироваться в мировое сообщество, наладить отношения со всеми странами, независимо от политической и идеологической ориентации.

Перемены на международной арене стали происходить сразу же. Несмотря на ожидания аналитиков, первую зарубежную поездку президент совершил не в США. А в соседние Бразилию и Чили, где у власти тогда находились политики левоцентристской ориентации. Тем самым Макри дал понять, что вопреки алармистским настроениям внутри страны намерен придерживаться умеренной линии.

Позднее состоялась встреча с уругвайским президентом Табаре Васкесом, занявшим пост временного руководителя организации Меркосур – подобия общего рынка Южной Америки, куда входит и Аргентина. Оба президента – активные сторонники развития организации, расширения ее посредством подключения к Тихоокеанскому союзу в составе Колумбии, Мексики, Перу и Чили.

Наладив отношения с соседями по региону, президент Макри отправился в Европу для участия в Давосском экономическом форуме. Аргентина в его лице возвращалась на эту важнейшую площадку после длительного отсутствия. Провел президент и другие новации. Но спустя четыре года его не избрали на второй срок. Эксперимент завершился возвращением к привычному феномену перонизма.

Не имея права баллотироваться на пост президента в третий раз, Кристина Киршнер в очередном цикле стала вице-президентом. Но она не играет заметной роли в принятии принципиальных решений. Глава государства Альберто Фернандес взял ее в напарники, дабы гарантировать собственное избрание. Перонисты в различной конфигурации остаются на вершине власти.

Вечно живой

Феномен перонизма, зародившийся под лозунгами всеобщего благоденствия, в своем развитии совершил зигзагообразную траекторию.

Пик его успеха пришелся на первый период. В 1990-е годы перонисты ступили на стезю неолиберализма, когда о социальной справедливости даже не заикались. Затем очередное руководство взяло курс на внедрение промежуточной модели развития.

Подобная эволюция – логическое следствие существования различных сил, которые порой тянут партию в противоположные стороны. И вектор движения в конечном итоге зависит от соотношения сил в каждый конкретный период.

Неизменным остается одно: приверженность аргентинских политиков отцу-основателю и историческому лидеру – Хуану Доминго Перону.

Этой неординарной личностью занимались многие отечественные исследователи. В их числе и автор настоящих строк, защитивший в 1958 году дипломную работу «Политический кризис в Аргентине и падение правительства Перона» на историческом факультете МГУ. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


«Побег» из зоны влияния США у латиноамериканцев не вышел

«Побег» из зоны влияния США у латиноамериканцев не вышел

Данила Моисеев

На саммите СЕЛАК идея создания антивашингтонского союза не получила поддержки

0
802
Отправят ли в тюрьму бывшего президента Мексики

Отправят ли в тюрьму бывшего президента Мексики

Ирина Акимушкина

Обрадору пришлось взяться за своего предшественника

0
1372
Перуанский самурай

Перуанский самурай

Эмиль Дабагян

Альберто Фухимори очень хотел, но так и не стал каудильо

0
1528
Коррумпированная демократия по-гватемальски

Коррумпированная демократия по-гватемальски

Ирина Акимушкина

«Российский след» в деле отстранения от власти президента страны

0
1730

Другие новости

Загрузка...