0
1451
Газета Реалии Интернет-версия

23.06.2022 20:36:00

Россия против Запада: 210 лет спустя

Что подсказывает нам опыт Отечественной войны 1812 года

Владимир Винокуров

Об авторе: Владимир Иванович Винокуров – профессор Дипломатической академии МИД России, руководитель Центра военно-дипломатического анализа и оценок, доктор исторических наук.

Тэги: реалии, россия, запад, противостояние, 1812, отечественная война, победа, юбилей


реалии, россия, запад, противостояние, 1812, отечественная война, победа, юбилей Панорама «Бородинская битва» напоминает об очередном нашествии на Россию объединенных сил Европы. Фото агентства «Москва»

Сравнивать вооруженные конфликты с другими подобными событиями, как и делать прогнозы относительно сроков и итогов действующих конфликтов – дело неблагодарное. Российская спецоперация на Украине еще продолжается, ее тщательный и профессиональный анализ впереди. Но уже сегодня в дискуссиях на Западе эту операцию связывают с войной США в Корее 1950–1953 годов.

При этом приводятся следующие аргументы.

Во-первых, здесь и там речь идет о вооруженном столкновении, в ходе которого страна-инициатор для решения поставленных задач избегает применения всего арсенала оружия и боевой техники – и в первую очередь ядерного оружия. Это ведет к затягиванию военных действий, что является следующим доводом при сравнении этих двух вооруженных конфликтов.

Отмечается, что на данный момент конфликт на Украине переходит «от кипучего оптимизма по поводу сопротивления Киева» к фазе, близкой к изматывающей корейской войне. Интересно продолжение этого вывода: хотя прекращение огня в Корее в июле 1953 года казалось многим американцам поражением, сегодня Южная Корея является одной из экономических жемчужин мира.

И эту ситуацию экстраполируют на Украину после конфликта. Чисто по-американски, в привычном голливудском стиле!

У нас в стране оценки спецоперации постоянно меняются. И в связи с этим на ум приходит удивительно тонкое замечание академика Евгения Тарле из его книги «Наполеон», где он отметил такую черту массового сознания, как смена восприятия событий. От «корсиканского чудовища», высадившегося в бухте Жуан, до «Его Императорского величества, который вступил в верный ему Париж»: шесть заголовков во французских газетах за считанные дни, рассказывавших о внезапном возвращении Наполеона с острова Эльба и победном марше на Париж в 1815 году. Так или примерно так складывается мозаика оценок любой кампании, если в ней наблюдается явный успех.

Мы же попытаемся использовать это замечание выдающегося советского историка для сравнения специальной военной операции на Украине, которой недавно исполнилось 100 дней, с событиями Отечественной войны 1812 года, 210-летие победы в которой мы будем отмечать через несколько дней. Это важно и потому, что события того самого «нашествия двунадесяти языков» на Россию оказались сегодня в нашей стране в тени.

Первый вывод, который напрашивается, касается причин того и другого конфликта. В случае с операцией на Украине речь идет о скоординированной Западом тотальной войне против России и попытках сдерживания ее во внешней политике, экономике и в вопросах безопасности. В случае Отечественной войны 1812 года причиной стал отказ Российской империи активно поддерживать континентальную блокаду Великобритании, а также политика Наполеона в отношении европейских государств без учета национальных интересов России.

Еще одним источником русско-французских противоречий в то время являлся польский вопрос. В Петербурге прекрасно сознавали, что Великое герцогство Варшавское, созданное Наполеоном в 1806 году, стало прекрасным военным плацдармом для будущего нашествия наполеоновской армии на Россию. Это уже прямая аналогия с нынешними событиями вокруг Украины.

Интересные выводы напрашиваются и при сравнении приемов и методов ведения боевых действий тогда и сегодня. На протяжении всей Отечественной войны 1812 года активно действовали русские разведывательно-диверсионные отряды. О чем сегодня мы вспоминаем в связи с действиями Сил специальных операций и Воздушно-десантных войск ВС РФ в ходе конфликта на Украине.

О возможности и целесообразности использования частей и подразделений регулярной армии в тылу противника высказывался еще Карл фон Пфуль (1757–1826) – прусский генерал, принятый на русскую службу и известный как один из авторов плана Отечественной войны 1812 года.

Первое же письменное обоснование этой идеи дал офицер Особенной канцелярии Военного министерства подполковник Петр Чуйкевич (позднее генерал-майор). В апреле 1812 года он составил служебный документ, озаглавленный «Патриотические мысли».

В случае начала новой войны с Наполеоном подполковник Чуйкевич предлагал, не вступая до времени в большие сражения, ослабить неприятельскую армию, постоянно беспокоя ее на пути движения. С этой целью следовало наносить удары по ее тылам, отрезая от источников снабжения, отсекать и уничтожать отдельные вражеские подразделения.

Эти действия подполковник Чуйкевич называл партизанской войной, вести которую должны были «партии» – летучие отряды легкой кавалерии регулярных войск с приданными им казачьими и егерскими частями. Благодаря их действиям «земля в буквальном и переносном смыслах должна была гореть под ногами врага». Командовать такими отрядами должны были толковые кадровые офицеры, в прежних кампаниях доказавшие свою смелость, инициативность и способность к самостоятельным действиям.

Одним из таких талантливых командиров 1812 года стал генерал-адъютант Александр Чернышев (позднее граф и светлейший князь). Личные размышления его о кампании 1812–1814 годов были опубликованы в томе 121 Сборника Императорского Русского исторического общества под названием «Бумаги А. И. Чернышева за царствование императора Александра I. 1809–1825 гг.». В своих размышлениях Александр Иванович неоднократно использует словосочетание «партизанская война», в связи с чем в российской историографии его часто называют одним из организаторов и активным участником партизанского движения в тылу наполеоновской армии.

Чернышев пишет буквально следующее: «При рассмотрении хода и исхода действий главных армий особое внимание обращают на себя действия малочисленных подразделений, названных партизанскими или летучими отрядами. Раньше партизанами называли малые отряды, поручаемые подкомандующим офицерам для выполнения незначительных поручений: отбить конвой, атаковать небольшой отряд, взять пленных для получения сведений – вот в чем заключались их задачи. В нынешнюю же кампанию они оказали величайшую помощь и имели совсем другое предназначение. Главная их задача состояла в том, чтобы, углубляясь в расположение противника, нарушать в течение продолжительного времени его коммуникации; окружая неприятеля со всех сторон, позволять его движение таким образом, чтобы ограждать нашу армию, вводить в заблуждение относительно наших действий. От командиров летучих отрядов требовались беспримерная активность, присутствие высокого духа, предусмотрительность и способность принимать правильное решение в сложной обстановке, поэтому они передавались под командование самым достойным офицерам».

Как известно, партизанская война (исп. герилья – уменьшительное от guerra, «война») – одна из форм малой войны, которая ведется скрывающимися среди местного населения либо использующими свойства местности вооруженными формированиями, избегающими открытых столкновений с противником. А также вооруженная борьба значительной части населения против власти, которую она считает чуждой и оккупационной.

Лев Толстой называет партизанскую войну «одним из самых осязательных и выгодных отступлений от так называемых правил войны» и сравнивает с действиями разрозненных людей против людей, жмущихся в кучу.

«Такого рода действия всегда проявляются в войне, принимающей народный характер. Действия эти состоят в том, что, вместо того чтобы становиться толпой против толпы, люди расходятся врозь, нападают поодиночке и тотчас же бегут, когда на них нападают большими силами, а потом опять нападают, когда представляется случай. Это делали гверильясы в Испании; это делали горцы на Кавказе; это делали русские в 1812 году.

Войну такого рода назвали партизанской и полагали, что, назвав ее так, объяснили ее значение. Между тем такого рода война не только не подходит ни под какие правила, но прямо противоположна известному и признанному за непогрешимое тактическому правилу. Правило это говорит, что атакующий должен сосредоточивать свои войска с тем, чтобы в момент боя быть сильнее противника» («Война и мир», том 4).

По мнению Льва Толстого, в 1812 году партизанская война стихийно началась со вступления неприятеля в Смоленск.

«Прежде чем партизанская война была официально принята нашим правительством, уже тысячи людей неприятельской армии – отсталые мародеры, фуражиры – были истреблены казаками и мужиками, побивавшими этих людей так же бессознательно, как бессознательно собаки загрызают забеглую бешеную собаку. Денис Давыдов своим русским чутьем первый понял значение этого страшного орудия, которое, не спрашивая правил военного искусства, уничтожало французов, и ему принадлежит слава первого шага для узаконения этого приема войны. 24 августа был учрежден первый партизанский отряд Давыдова, и вслед за его отрядом стали учреждаться другие. Чем дальше подвигалась кампания, тем больше увеличивалось число этих отрядов», – заключает великий русский писатель.

И действительно, если внешне действия таких отрядов были похожи на способы партизанской войны, то с точки зрения военного искусства это были типичные разведывательно-диверсионные действия регулярных войск в тылу противника.

В предисловии к своим размышлениям Александр Чернышев подчеркивает, что в истории мировых войн «нет таких примеров походов», которые могли бы сравниться с походом союзных держав против Наполеона по изобилию средств, по приложенным усилиям и по важности последствий.

«Этот поход станет эпохой в мировой истории по влиянию, которое он имел на политические отношения европейских держав, на дух и образ мыслей народов, которых он коснулся. В военном искусстве он открыл новые способы, извлеченные из уроков этой необыкновенной войны. Имея на вооружении многочисленную легкую кавалерию, Россия разместила ее на всем театре военных действий. Казачьи группы, преследуя противника, наводили ужас на врага. Этот новый способ действий использовался настолько успешно, что действия летучих отрядов заставляли привыкшего к военным успехам завоевателя менять свои планы. Им всегда были известны положение и силы неприятеля, в то же время они могли скрывать от него свою настоящую численность и вооружение. Нередко они действовали на удалении в несколько сот верст от главной армии, на территории, принадлежавшей неприятелю и в окружении его войск».

Подробный анализ действий отрядов под командованием Александра Чернышева в ходе кампании 1812–1814 годов (в том числе описание взятия Берлина и Касселя) будет дан в следующих статьях, посвященных 210-летию победы в Отечественной войне 1812 года. Нам же остается сделать два коротких, но очень важных вывода относительно итогов и последствий обсуждаемых конфликтов.

Как известно, Отечественная война 1812 года закончилась почти полным уничтожением наполеоновской армии, освобождением территории России и переносом военных действий на земли Варшавского герцогства, Германии и Франции.

По заявлению руководства Министерства обороны и Генерального штаба ВС РФ, операция на Украине продолжается в соответствии с утвержденным планом, и поставленные цели – демилитаризация и денацификация Украины – будут безусловно достигнуты.

Как и в войне 1812 года, нынешние Вооруженные силы Украины, войска территориальной обороны и националистических подразделений ждет бесславный конец.

Но здесь возникает логичный вопрос: о каком пространстве идет речь? В какой-то мере ответ на этот вопрос дал недавно министр иностранных дел России Сергей Лавров, который заявил, что чем дальнобойнее будут поставляемые Украине странами Запада вооружения, тем дальше Российская Федерация будет отодвигать от своей территории линию угрозы.

По убеждению многих наблюдателей у нас в стране и за рубежом, Украину ждет югославский сценарий, когда страну разделят на несколько частей. При этом к России отойдут южные и восточные территории. Польша претендует на западные. А Киеву, возможно, останутся лишь области центральной части страны.

Достаточно ли этого, чтобы исключить возможность превращения «уцелевшей» Украины в будущий плацдарм НАТО? Это вопрос не риторический, в экспертной среде ждут четкого и ясного ответа на него.

Как известно, победа над Наполеоном как никогда высоко подняла международный престиж Российской империи, которая играла определяющую роль на Венском конгрессе 1814–1815 годов и в последующие десятилетия оказывала решающее влияние на дела Европы. Нет сомнения в том, что не менее значимым будет и успех российской военной спецоперации на Украине.

Речь идет ни много ни мало как о переформатировании мирового порядка в направлении фрагментирования мирового пространства на большие зоны влияния во главе с Россией, Китаем и США. Тем самым будет положен конец логике коллективного Запада во главе с США, по которой Россия не имела права претендовать на геополитическое влияние за пределами своего государства, а образовавшийся вакуум силы должны были заполнить так называемые триумфаторы холодной войны.

Мы все с нетерпением ждем победного окончания военной спецоперации и ее неизбежных последствий! 


Читайте также


Запад бросает вызов Шелковому пути

Запад бросает вызов Шелковому пути

Анатолий Комраков

На противодействие инфраструктурным проектам Пекина будет потрачено 600 миллиардов долларов

0
684
Зеленский не готов к мирным переговорам

Зеленский не готов к мирным переговорам

Юрий Паниев

Лидеры G7 объявили о бессрочной поддержке Украины

0
756
Два спасательных круга российской школы

Два спасательных круга российской школы

Игорь Аглицкий

Добровольность образования приведет к возникновению гигантской детской асоциальной массы

0
598
Госдума решила победить Японию

Госдума решила победить Японию

Иван Родин

Дню воинской славы 3 сентября возвращают полное советское наименование

0
1526

Другие новости